— Сюда! — крикнула Роза и свернула влево. Повсюду здесь находились частные дома, в которых проживают по одной семье, может две. Все они очень отличаются друг от друга: какой-то дом кирпичный, какой-то из дерева, а на каких-то участках вообще нет домов либо снесены, но таких было очень-очень мало. В темноте и сквозь дождь еле проглядывался свет, исходящий от фонарных столбов.

— Теперь – сюда, — Роза свернула вправо.

— Долго нам ещё? — отозвался Стэн, — Я уже с ног валюсь. Как ты вообще можешь находить среди всех этих застроек свой дом? В квартире жить ведь лучше.

— Зато нет шумных и надоедливых соседей, сверлящих стены по утрам и топающих, как слоны по кукурузе, — Роза немного разозлилась, что явно показывал её повышенный тон. Заметили это все, кроме Стэна, т.к. он продолжил разговор, который понемногу перерастал в ссору.

— Но квартира всё равно лучше! — не выдерживал Стэн.

— Частник лучше! — стояла на своём Роза.

— Квартира!

— Частник!

— Квартира!

— Частник!

— Квартира!

— Да перестаньте вы уже! — Эмму услышал чуть ли не весь район, — Вы ссоритесь по пустякам! Ненавижу ссоры, я скоро от вас поседею!

— Нет, пусть сперва извинится, — взвыла Роза.

— Нет, пусть сперва она извинится, а потом извинюсь я, — потребовал Стэн.

— Нет, он!

— Нет, она!

— Нет, он!

— Хватит! — тут уже не выдержал и Дорми, — Дождь усиливается, давайте лучше поскорее в дом зайдём, а потом уже разберётесь кто, что, где и как должен извиняться.

— Дом за углом, — сказала Роза, немного успокоившись, — Идёмте.

Дом её невозможно было с точностью разглядеть из-за большого ливня, но моя техника могла определить всё, даже несмотря на дождь. Дом Розы был сделан из красного кирпича, судя по некоторым данным не очень крепкого, и покрашен в зелёный цвет. Участок был огорожен 2-метровым забором. На участке находились разнообразные клумбы, на которых росли тюльпаны, розы, хризантемы, маки, различные деревья и кусты, а также неизвестно откуда взятый Марианский Аврис. Марианский Аврис — фиолетово-зелёный цветок семейства лютиковых, который растёт лишь раз в несколько десятилетий, поэтому о нём известно мало. Даже в расширенной базе данных нельзя обнаружить хоть что-то про это растение. А у Розы оно растёт себе и растёт! Чудо, ей богу!

Роза немного повозилась с ключами, но через третий ключ, она наконец открылась и послышался радостный возглас «Заходите!». В доме пахло пирогом с яблоками, да таким, что аж хотелось слюнки пустить.

— Ой, Розочка, а кто твои друзья? Ты мне о них не рассказывала, — миленько начала разговор мама Розы, выбежавшая из соседней комнаты. Она выглядела как старушка, хотя ею и не была. Одета была в узорчатый фартук да в платье до колен.

— Мам, я всегда о них тебе всё рассказываю, не сочиняй сказки, пожалуйста.

— А чего ты такая грустная? Случилось чего? Обидел кто-то?

— Случилось-то не случилось, а вот обиду я на кое-кого держу, — Роза пристально смотрела на Стэна, даже пока снимала куртку, но Стэн молчал, потому что если начать ссориться при взрослых, то это может плохо кончиться.

— Проходите детки, вы все промокли, я сейчас одеяла принесу, согреетесь, — произнесла мама Розы и пошла в другую комнату, видимо спальню.

— Идите в зал, я к вам сейчас подойду, — Роза указала на одну из дверей, а сама пошла в другую, в которой виднелась плита.

Зал у неё был в стиле «ампир». На окнах висят массивные зелёные шторы, разнообразная антикварная мебель, множество антиквариата, растения, включая искусственные и множество мелочей, которые говорят о состоятельности этой семьи.

— Слушай, а откуда у тебя вся эта старомодная мебель? — спросил Стэн, как только пришла Роза.

— Отец привозит… привозил нам различные вещички из своих поездок по странам.

— А почему привозил?

— Ну… — Роза немного помялась, но почему-то не решилась что-то сказать, — нет, давайте просто забудем про то, что я сказала и просто…

— Просто насладимся видом этой красивой мебели, — встряла откуда-то взявшаяся мама Розы вместе с одеялами. — Осторожно, не намочите мне тут всё, — сказала она и снова пошла на кухню.

— Итак, чем займёмся? — спросила Молли, убрав телефон в карман, — Есть ли тут что-нибудь, во что можно поиграть?

— Нам не до игр, Молли! — прикрикнул Стэн и кинул полароид с изображением убитой Аманды на журнальный столик и продолжил: — Нам надо выяснить, кто убил ничем не примечательную девочку из нашего класса.

— О, интересно-то как! А с чего мы начнём?

— Ну, сперва нужно собрать хоть какие-то данные, а уже потом будем думать, что делать дальше?

— И где мы соберём эти твои «данные»? — злобно пробормотала Эмма.

— В школе, где же ещё!

— Ну и где ты собрался искать информацию в школе?

— Ты потупела внезапно или что? В архиве!

— А в нашей школе разве есть архив?

— Да, есть. Но перед походом в архив надо поспрашивать у одноклассников, может они что-то знают.

— Да ты у нас, оказывается, детектив! — встрял Дорми и похлопал Стэна по голове.

— Просто прочитал несколько детективных романов, вот и всё.

— Хорошо, будем действовать по плану Стэна, а пока надо подумать, что нам делать: идти домой в такой ливень или остаться у Розы?

— Я не против, чтобы вы тут остались, — сказала Роза, нисколько не утрируя.

— Тогда решено.

— Тогда скажу маме, — Роза сняла одеяло и с протяжённым «Мам!» зашла на кухню.

— А что, если нам не удастся ничего разузнать? — спросила Эмма у Стэна.

— Ну, в таком случае обратимся к её родителям. Или проберёмся в кабинет директора, там точно что-то должно быть.

— Ребят! — крикнула Роза из одной из комнат, — У меня тут есть несколько настольных игр, кто хочет поиграть?

Все согласились, и Роза принесла с десяток игр, включая парочку паззлов. Между тем наступил вечер, а дождь и не думал заканчиваться. На улице уже были лужи невероятных размеров. «Если дождь не прекратиться до завтра, — думали все, — то мы точно не сможем попасть в школу». Но ребята не унывали и продолжали веселиться и смеяться. Во время перерывов между играми они ели пирожки с разнообразной начинкой – с капустой, с повидлом, со сгущёнкой и даже мясом – приготовленные мамой Розы. В основном их ели Марк и Молли, потому что они им «уж очень понравились». Тут пришло время собирать паззлы, один из которых был на 360 элементов, другой на 600. В конечном итоге оба паззла были собраны в течении двух часов, если не больше.

— Ребят, я устал, — ныл Марк.

— Ничего, у нас осталась последняя настолка, — фальшиво-заботливо, с улыбкой, промолвил Дорми. Марку чуть плохо не стало, а вот другие громко засмеялись.

— Если ты не хочешь играть, то можешь глянуть какой-нибудь записанный мультфильм или фильм, который захочешь, либо пойти и лечь спать, — сказала Роза, не отрываясь от книги.

— А компа у тебя разве нет?

— Комп у меня в ремонте, там что-то сгорело, вот и жду пока его отремонтируют.

— Ясно, пойду тогда лягу спать, процедил Марк и медленно поплёлся в другую комнату.

— Вторая дверь слева – пустая спальня, можешь лечь там!

— Сходи и покажи ему комнату, а то ему скажешь «слева», пойдет вправо, — пробубнил Дорми.

— Ладно, — нехотя согласилась Роза и отложила книгу.

Час ночи, все хотели спать, но не хотели засыпать. В итоге все сошлись во мнении посмотреть фильм под названием «Нечто из подземелья», во время которого все уснули. Утром всех разбудила мама Розы. Время было семь тридцать. Будучи сонными, почти никто не мог понять, что происходит, где они и что произошло. Шоковое состояние улетучилось в мгновение ока, которое сохранялось прямо до самого сна. Но через минуту все всё вспомнили и быстро собрались в школу. Дождь к моменту выхода друзей из дома Розы уже прекратился, но луж было немерено. В добавок ко всему мешал туман. Но это не помешало им вовремя добраться до школы.

— Итак, с чего начнём выполнение нашего плана? — поинтересовался Дорми, сев за своё место в кабинете математики, в котором недавно сделали ремонт.

— Первым делом нужно разузнать что-нибудь у лучшей подруги Вэст – Эллис, — промямлил Стэн.

— Я разберусь с ней, — изъявила Эмма.

— Тогда мы с Марком и Полли пойдём в архив, а Дорми и Роза будут слушать, о чём сплетничают люди.

Все согласились с этим планом и постепенно начали его выполнение.

***

Архив. Конец пятого урока.

— Есть тут кто? — приоткрыв дверь шепнул Стэн, — Вроде никого.

— Тогда пошли, — вякнула Полли и с шумом зашла в комнату.

— Какая же она всё-таки нетерпеливая.

— И не говори, — пробурчал Марк, доедая булочку с изюмом.

— Только не трогай бумаги жирными пальцами, — Марк вытер руки об одежду.

Комната была заполнена коробками и шкафами с кучей документов и папок. Хоть она и не большая, но бумаг было выше крыши. В углу стоял стол, где должен сидеть архивариус, но его не было на месте, что довольно странно. На столе лежали различного рода документы: долги, выплаты, чеки, компроматы на знакомых архивариуса и так далее. Некоторые коробки в комнате были открыты и то наполовину опустошены, то вообще пусты.

— Итак, с чего начнём… — думал Стэн, осматривая глазами комнату и направился к шкафчикам-архивам, где, по его мнению, должны лежать досье на всех учеников.

Осмотрев с сотню папок, Стэн, Роза и Марк ничего не смогли обнаружить…

— Ребят, кажется, тут мы ничего не найдём… Уходим. — угрюмо нудил Марк.

— Нет, мы не посмотрели ещё одно место, — выкрикнула Роза.

— Какое?

— Это! — Роза указала на шкаф, закрытый кучей коробок. Похоже это и был тот самый нужный архив.

— Это что, нам разгребать коробки надо?

— Да, начинаем.

— На что я подписался… — жаловался Марк, но противоречить Розе не стал.

***

— Эй! — тявкнула Эмма в сторону Эллис и села на ближайший стул.

— П-привет, Э-эмма, — заикаясь выговорила Эллис, которая выглядела очень заплаканно. Похоже она плакала целую ночь и даже не успела волосы причесать утром – на голове был взрыв на макаронной фабрике. Да и платье помятое.

— Чего всю ночь рыдала?

— К-как ты заметила?

— Зоркий глаз у меня, — отшутилась восьмиклассница.

— Мою подругу, Аманду, нашли убитой у порога школы, ну, я нашла её, — тут Эллис снова заплакала и замямлила: — До сих пор не могу забыть….

«Стоит ли ей рассказать, что мы устроили расследование или же нет, — мялась Эмма, не решаясь ей выложить всю правду, ведь Эллис – самая большая сплетница школы…»

— Слушай, тайны хранить умеешь? — задала вопрос Эмма.

— Д-думаю, да.

— Мне нужен точный ответ.

— Да, я умею хранить секреты, я ведь не болтушка какая-то, — Эллис вытерла слёзы уже очень мокрым платком.

«Да уж, умеешь, но да ладно, если не расскажу ей, то она нам ничем не поможет, — считала Эмма».

— Короче, мы тут решили провести собственное расследование по убийству твоей подруги, — прямо и тихо выложила карты на стол Эмма.

— Кто это «мы»?

— Я, Дорми, Молли, Полли, Стэн, Роза и Марк, вроде никого не забыла.

— Такой командой расследуете убийство моей подруги… Спасибо вам. Я сохраню ваш секрет, — на лице Эллис появилась улыбка, но она до сих пор плакала.

— В общем, нам нужна твоя помощь.

— Какая от меня может быть помощь?

— Большая, просто огромная! Ты должна нам рассказать, не происходило ли что-нибудь странное с твоей подругой?

— Да вроде не замечала… Хотя…

— Хотя что?

— Недавно она начала себя вести не как Аманда, ходит со мной, но мало разговаривает, после школы сразу домой, по телефону разговаривает мало, даже домой к себе не впускает!

— Да, необычно.

— И не говори!

— С какого момента ты поняла, что с ней что-то не так?

— Да вот, две недели назад. Она тогда в школу не пришла, сказала «заболела», хотя была здорова, как бык. Да и признаков болезни не было, я ведь будущий врач, смыслю в этом.

— Хм… — хмыкнула Эмма и записала всё сказанное в блокнот, — А были ли у Вэст враги или брошенные ею парни, которые её потом возненавидели?

— Врагов не было, в вот брошенные парни были, но я не верю, чтобы один из них убил бы хрупкую девушку.

— Можешь назвать мне их имена?

— Конечно, записывай… — Эмма записала имена в блокнот, да ещё и с адресами, — она всегда делилась со мной адресами её парней.

— Спасибо за помощь, Эллис, если мы что-нибудь узнаем, то скажем тебе, лады? — улыбнулась Эмма.

— Не за что. Главное, не вляпайтесь в неприятности.

— Не боись, не вляпаемся.

Эллис была рада этому разговору, она и подумать не могла, что кто-то будет расследовать убийство её подруги.

***

— Фух, — выдохнул Стэн, поставив последнюю коробку на пол.

— Молодцы, парни, хорошо постарались, — засмеялась Роза, стоявшая в углу, тихонько почитывая книгу.

— Спасибо за комплимент, может поможешь папки разобрать?

— Аргх… Хорошо, — злобно пробормотала Роза и громко хлопнула книгой.

Спустя пять минут друзья сидели за столом архивариуса с папками, в которых может быть хоть что-то, что выведет на убийцу девочки.

— Итак… что тут у нас… — резанул Стэн, взяв папку с надписью «Досье на ученика: Аманда Вэст», — Так… рост, вес, в общем, основная информация… Документы о поступлении в школу… Табель успеваемости… Ого, да она неплохо училась, почти все четвёрки и только тройка – по физике.

— Давай дальше, не останавливайся, у нас не так много времени, скоро конец перемены.

— Ничего страшного, до конца перемены ещё пять минут, успеем. О, что-то интересное, — Стэн взял в руки бумагу с надписью «Болезни» и удивился: — Оказывается она и так болела неизлечимой болезнью, но её преждевременно убили, хотя ей оставалось совсем недолго…

— Зачем нужно было убивать кого-то, кто и так уже можно считать мёртв? — недоумевала Роза.

— Только если этот «кто-то» знает что-то, что не положено знать, — проронил Марк, смотря в документы прошлогодней давности.

— А это вполне возможно… Марк, ты гений! — воскликнул Стэн.

— А? Что? — не успел Марк и опомниться, как его уже сжимали в объятьях Стэн и Роза, — Ребят, прекратите, вы меня смущаете. Стоп! Кажется, я что-то нашёл… Гляньте, — Марк указал на статью в газете с заголовком «Заговор против мира науки».

«Недавно компания QuickSilver объявила о том, что начинает сотрудничать с компанией Hazard, которой владеет один из самых уважаемых людей – Бен Бернстон. Как утверждает мистер Бернстон, компания QuikSilver получит финансовую поддержу их проектов, связанных с наукой. Однако пока неизвестно, какие же именно продукты они собираются выпускать, но надеемся, что это сотрудничество принесёт большие плоды и эти проекты будут выпущены на рынок в ближайшее время».

— Да уж, это интересно, но полезного из этого ничего не вычерпнешь, — произнёс Стэн и вернулся к столу, взял папку и положил обратно в шкаф-архив.

— Думайте, как хотите, а я чувствую, что эта информация нам ещё пригодится.

— Если ты думаешь, что она пригодится, то дай мне лист с этой статьёй, — Марк протянул желтоватый потрёпанный лист бумаги Стэну, — я знаю, что с ней сделать! — Стэн положил листок себе в рюкзак. Тут прозвенел звонок.

— Чёрт, следующая химия, нужно поторопиться, иначе на нас такая волна криков польётся.

Друзья мигом выскочили из архива, забыв о беспорядке, который они учудили.

***

После уроков все пошли в кафе, чтобы немного отдохнуть от сегодняшнего. В нём до сих пор ничего не изменилось: людей мало, зато играет как всегда приятная на слух музыка. Заказав себе по бургеру и соку, друзья начали делиться новостями.

— Итак, я буду первой, — вызвалась Эмма, — Если кратко, то Аманда за две недели до убийства вела себя не как Аманда. Кроме того, она частенько встречалась и разговаривала со своей подругой, Эллис, но тогда она почти с ней не общалась. У меня была мысль, что её мог убить один из её парней, поэтому попросила у Дюран имена, а она ещё и адреса дала! Думаю, стоит к ним наведаться.

— И как у тебя получилось выведать у неё информацию? — вежливо спросил Дорми.

— Я… рассказала о нашем расследовании… — тихо пробухтела Эмма.

— Ты что? — крикнул Стэн.

— Ребят, не бойтесь, я взяла с неё слово, что она ничего не расскажет.

— Не верю я ей.

— А я верю.

— А я нет.

— Знаешь, что…

— Так, — вмешалась Роза, — не орите друг на друга, а то ещё поцапаетесь. У нас дела получше, чем у тебя. В архиве мы нашли досье на нашу убитую и там лежал лист, в котором говорилось о том, что она болела неизлечимой болезнью и должна была умереть через год-полтора, не больше.

— Зачем надо было убивать кого-то, кто уже при смерти? — Дорми подавился только что принесённым соком.

— Мы не знаем, но есть теория, что она знала что-то, что не должна была узнать.

— Я эту теорию выдвинул, — отозвался Марк, — Я!

— Хорошо, это мысль первой пришла Марку, но что нам теперь делать? — выронил Стэн, смотря на тёплый гамбургер.

Прошёл час, а друзья всё ещё сидели в кафешке. Сегодня никто не был очень голоден, поэтому все просто сидели и занимались своими делами: кто-то зависал в телефоне, кто-то делал домашнюю работу, а кто-то просто сидел и ничего не делал. Абсолютно никто не хотел сейчас идти в парк, не было настроения, да и новостей нормальных нет. Всё что сейчас происходит связано только с политикой. В кафе много людей заходило и выходило, среда в «Burger Park» как всегда богата посетителями, но в этот момент сидело порядка десяти человек, не считая Дорми, Молли и остальных.

— Ребят, мне скучно, — промямлила Молли, постукивая чайными ложками по столу, как по барабану, — я скоро так с ума сойду!

— Ты уже, — не отрываясь от книги ляпнула Роза и засмеялась.

— Не смешно! Сестрёнка, может пойдём домой? — Полли в это время делала домашнюю работу по биологии, — Ну пожалуйста!

— Ладно, ладно, ведь не дашь ты мне доделать последнее задание, — Полли сложила вещи в рюкзак и сказала: — До завтра, ребята!

— Пока! — хором крикнули остальные и Молли с Полли вышли из кафе.

— Слушайте! — воскликнул Дорми через минуту, как ушла Полли, — А ведь мы…

— Слышь! — Дорми не успел договорить, как донёсся чей-то громкий крик из зала. Он принадлежал мужчине крепкого телосложения, который явно был очень зол. Напротив него за столиком сидел тощий мужчина, явно напуганный. Разозлённый чем-то бодибилдер опрокинул стол, в следствие чего разлились какие-то блюда, содержащие томаты и капусту. А тарелки и вовсе разбились вдребезги.

— У-успокойтесь, молодой человек, — заикавшись говорил бармен, увидев, как бодибилдер взял тощего за шкирки.

— Нет! — крикнул в ответ разозлённый, — Он ответит за содеянное, — и начал мутузить беззащитного.

— Ребята, кажется, надо валить и побыстрее, — шепнул друзьям Дорми и начал собирать вещи.

Посетители, заметив неладное, решили не помогать беззащитному, а попросту вылетели из кафе, опрокинув за собой столы. Теперь пол стал очень скользкий от разлитых напитков и различных блюд.

— У-успокойтесь, п-пожалуйста… — бессмысленно цедил бармен, не думая о том, чтобы убежать или спрятаться, думая, что ничего не произойдёт. Либо он просто был в шоке.

— Ну, что скажешь? — кричал крепыш, — Нечего больше сказать, да? Или не можешь? — откинув тощего в стену напротив, он достал пистолет. Тощий, приложив немалые усилия, вытащил свой «Glock» и направил на «недруга». Послышался выстрел, он донёсся со стороны избитого, но пуля промахнулась и попала в ухо бодибилдеру.

Друзья между тем убрали вещи в рюкзаки и уже собрались уходить, как вдруг Дорми заметил некий предмет, вылетевший из вынесенного пулей уха. Он тихо подобрался к парню, проходя от столика к столику, на корточках, и поднял эту вещь. Она была похожа на беспроводной наушник, но объёмнее и с тремя пустыми круглыми выемками. Положив устройство в карман, Дорми решил уйти отсюда тем же путём, но его, как назло, заметил тот самый мужик с заряженным пистолетом.

— Э! Куда собрался? — орал он, — Ты никуда не уйдёшь отсюда! — мужик выстрелил из пушки, но Дорми вовремя успел укрыться за одним из опрокинутых столиков, поэтому пуля в него не попала. Но это была вовсе не пуля, потому что не было того самого звука выстрела, а как будто из лазера пульнули. Кроме того, «пуля» оставила в опрокинутом столе очень ровную большую дыру, что не очень похоже на стандартную пулю.

Мигом вылетев из-за стола и направившись к выходу, парень замечает, как бодибилдер что-то кидает на пол, что-то круглое и металлическое. У Дорми не было времени тщательно рассматривать брошенную вещь, поэтому только открыв дверь наружу, в кафе прогремел взрыв и он отлетел на пару метров вместе с дверью, смягчившей полёт.

— Значит, это была бомба, — додумался Дорми, вставая с асфальта.

— Чувак, ты в порядке? — к парню подбежали друзья и помогли ему подняться на ноги, — Зачем ты вообще остался там?

— Потом расскажу, а сейчас бежим, — в уже разрушенном кафе послышался второй взрыв, от которого все пошатнулись. Не понимая происходящего, друзья мигом бросились наутёк. Они не думали ни о чём, кроме как уйти от этого места подальше.

«Похоже, вот и началось ваше расследование, дорогие друзья — думал я, — надеюсь вы справитесь с поставленной задачей. Да и я тоже…».

***

Город. Когда в тебе кипит адреналин он, кажется, потрясающим и интересным местом. Множество небоскрёбов, магазинов, дорог и машин, кажутся чем-то новым, поистине невероятным. Огни в окнах квартир мелькают разными цветами, а люди… Их как будто и нет, ты просто наблюдаешь за красотами города. И даже крики «Осторожнее!», «Смотри, куда идёшь!» и «Смотреть надо!» не помешают тебе. Весь остальной мир – ерунда, на которую не хочется обращать внимания. Но каким-то чудом друзей ноги донесли до дома Полли, а он был в паре километров от кафе, да и в непопулярном районе, где не было ни небоскрёбов, ни красивых мест, ни даже магазинов поблизости. Глянув в окно одной из квартир, друзья поняли, что их подруга ещё не спала: она стояла около окна и причёсывала волосы.

— Давайте зайдём на огонёк, — на бегу крикнула Эмма и остановилась у входа в подъезд. Он был разукрашен различными надписями, посланиями и рисунками, чуть ли не наскальными. Набрав номер квартиры Полли на сломанном домофоне, друзья стали нетерпеливо ждать ответа.

— Кто там? — послышался голос, явно женский и старческий.

— Мы друзья Молли и Полли, впустите нас! — на что послышалось лишь короткое «Хорошо» и дверь открылась, как по волшебству.

Поднимаясь по лестнице и постепенно осматриваясь вокруг, все понимали, что внутри подъезд намного лучше и чище, чем снаружи. Никакого мусора, никаких неприличных надписей и никаких царапин на стенах: только красиво оформленные стены и до сих пор живые растения. Почтовые ящики как будто неоднократно ремонтировали, это было видно по нескольким слоям краски.

— Хорошо же ей живётся, — завидовал Дорми, — у меня подъезд ужасный, а у неё красота неписаная!

— Без жалоб, пожалуйста, — на пятом этаже друзья заметили Полли, одетую в красное платье и с бардаком на голове. На ногах у неё были тапочки, а в руках она держала двухмесячного котёнка неизвестной породы, которому явно не было уютно.

— А я и не жаловался, просто…

Стэн подошёл поближе и прошептал на ухо, но так, чтобы все услышали: «Он завидует» и засмеялся.

— Да не завидую я! — Дорми аж покраснел.

— Завидуешь, завидуешь… — смеялась Эмма, но Дорми не обиделся.

Зайдя в квартиру, все удивились: дом у их подруги потрясающий! Повсюду висели дорогие картины, но это лишь копии, так что насчёт их стоимости можно поразмыслить, однозначно дорогие люстры, двери, обои и всё остальное. Прихожая у подруги соединена с прямым коридором, соединяющим несколько комнат, около пяти. На одной из дверей висела аппликация в виде девочки, на другой находился крюк-вешалка с висящей на нём курткой, на третьей висела аппликация в форме черпака, на четвёртой и на остальных ничего не висело.

Сняв ботинки, Полли, недоумевая, почему они к ней не пришли не позвонив, спросила:

— А почему вы ко мне пришли?

— В кафе началась драка, а потом… — Эмма запнулась и по её щекам потекли слёзы, — …потом… потом… по…

— Кто-нибудь скажет в чём дело? — тут в комнату вошла Молли с зубной щёткой во рту.

— Во-первых, достань щётку изо рта, — Дорми указал на Молли, и девочка повиновалась, — Во-вторых, мы больше не сможем приходить в то кафе.

— Почему? — на лице Полли виднелся ужас и страх.

— Потому что…

— Потому что его взорвали! — не выдержала Роза. Полли остолбенела от услышанного, а Молли даже уронила свою щётку в форме розового мишки.

— В-в-всмысле в-взорвали? — еле выговорила Полли.

— Там начали драться два мужика, а потом…

— Ч-что в-вы тут крич-чите, а? — из одной из комнат вышла низенькая бабушка, который на вид можно дать около семидесяти-семидесяти пяти. Ходила она с палочкой и держалась за спину. Однако лицо у неё было молодым, как будто и не менялось вовсе.

— Б-бабушка, мы тут…

— Мы тут спрашивали у Полли, можно ли нам немножко погостить у вас, — перебила Полли Роза.

— Конечно можно, детишки, играйте сколько хотите, — ответила бабушка, — ой, спина заболела, пойду прилягу, а вы веселитесь, там на кухне пирожки на тарелочке лежат, с пылу с жару… Эх, молодость… А вот когда я была молодой…

— Бабушка, давай я тебя доведу до кровати, а то ты, наверное, устала, — Полли подмигнула и зашла в одну из пустых дверей и включила свет.

— Итак, что делать будем? — задала вопрос Эмма, немного успокоившись и вытерев слёзы, — в кафе нам уже не вернуться, да и плана у нас как такового нет. Вот что нам теперь делать? Как нам теперь продолжить расследование?

— Не кипятись ты, что-нибудь придумаем, — успокаивал её Стэн.

— Не кипячусь я.

— Нет, кипятишься.

— Нет, не кипячусь.

— Нет, кипятишься!

— Нет, не кипячусь!

— Нет…

— Так, хватит, от ваших ссор башка трещит, — Роза схватилась за голову и спросила Молли, — Где у вас тут ванная комната?

— За той дверью, — Молли подняла свою щётку и указала на дверь, почти ничем не отличающуюся от остальных, кроме того факта, что ручка у двери была из золота и сверкала.

Роза пошла в ванную, а Полли, которая еле-еле выбралась из бабушкиной спальни пригласила друзей в свою комнату. Дверь в её комнату тоже ничем не отличалась от остальных, вообще ничем.

Комната Полли выглядела очень… обычно. Обычные шторы, обычный деревянный письменный стол, обычная оранжевая тахта, обычные обои, обычная люстра… Ничего примечательного, разве что на подоконнике находилась большая коллекция маленьких растений.

— Ого, твоя комната… — начал было Марк.

— Какая? — прервала его Полли.

— Ну, обычная, что ли.

— А что ты считаешь «необычным»?

— Ну, тут нету разнообразия цветов, всё тусклое и какое-то невесёлое.

— А, значит ты хочешь сказать, что я невесёлая, да? — закричала Полли, — Знаешь, что…

— Так, спокойно, нам не хватало ещё одной ссоры, — встрял Дорми.

Тут в комнату зашла Роза и, взглянув на Марка и Полли, выговорила:

— Пойду-ка я ещё раз умоюсь, — и громко хлопнула за собой дверью.

Спустя полчаса все угомонились и сидели в комнате Полли, Молли тоже была тут. Однако не успели и подумать, что ссоры прекратились, как всё заиграла та же пластинка:

— Ты виновата, — вымолвил Стэн, скрестив руки.

— Я виновата? Я не такая эгоистка, как ты! — кричала Эмма.

— Ах, значит я – эгоист?! — перекрикивал Стэн.

В это же время в другом углу комнаты:

— Я не виноват, что у тебя комната дурацкая! — обижался Марк.

— Так теперь моя комната дурацкая, да? — возмущалась Полли, — Моя комната дурацкая?! А твоя значит лучше, да?

— Я такого не говорил.

— Но хотел сказать.

— Нет, не хотел.

— Но подумал ведь!

— Когда это закончится? — тихо спросила Молли у Дорми.

— Не знаю, парочки всегда ссорятся, — пробубнил Дорми не отрываясь от телефона, — Скоро у них закончатся причины для ссор.

— Ах, значит тебе не нравится этот фильм, да! Ну знаешь, это последняя капля! — донёсся до трезвомыслящих голос Эммы.

— Всё-таки нет. Интересно, смогут ли они зайти ещё дальше? — Дорми спрятал пол лица под свитер, — Мне даже страшно.

— Ах, значит тебе не нравится фотка, выложенная аж в 2013-м! — теперь послышался голос Полли.

— А, нет, дальше есть куда, — Дорми спрятал телефон и обратился к не кричащим: — давайте пойдём в другую комнату, кажется, тут семейные ссоры будут ещё долго продолжаться.

— Согласна, — Роза спрятала свою книгу в рюкзак и поправила очки.

— Тогда пойдёмте в мою комнату, там тише будет, — Молли встала с пола, подняла свои нарисованные разноцветными мелками рисунки, и тихо вышла из комнаты. За ней украдкой шли и Дорми с Розой.

На двери в комнату Молли висела та самая аппликация в форме девочки. Вблизи она красивее: розовые волосы, одета в голубое платье и в руках она держала микрофон, стоя в одной из поз девочки по имени Ройлэс Нум, главной героини мультипликационного сериала «Городская звёздочка».

— Слушай, а кто эта девочка на двери? — поинтересовался Дорми.

— Это… это Юасу Мин, мивáфомская певица, от неё фанатеет одна моя одноклассница, но места в её доме на эту штуку на полдвери не хватило, поэтому она отдала её мне.

— Почему?

— Потому что я ей однажды помогла с уборкой класса, поэтому она меня так отблагодарила.

— Хорошая эта, твоя одноклассница.

— Согласна, — возникла Роза, — Твоя одноклассница очень добрая и нужно набраться смелости, чтобы отдать нечто ценное и дорогое, но… долго мы ещё будем стоять у двери в комнату и разглядывать картинку?

Войдя в комнату, друзья остолбенели. В комнате был полный бардак: повсюду валялась одежда, на столе лежали учебники, стаканы, карандаши и книги по философии, кровать не заправлена, ящики прикроватной тумбочки и огромного длинного шкафа распахнуты настежь… В общем, бери что хочешь!

— Ты хоть убираешься в своей комнате? — произнесла удивлённая Роза.

— Нет, а вы думаете, почему я сказала, что в моей комнате тише? Потому что в неё никто никогда не заходит!

— Л-ладно… тут можно где-нибудь присесть?

— На полу, — Роза чувствовала исходящий из этих слов сарказм, — Шучу я. Сейчас приберусь.

— Я помогу, — вскочил Дорми, только усевшийся на грязном полу.

— Я пока проверю, как там остальные, — заявила Роза и моментально вышла за дверь.

— Лишь бы только не убираться, — Дорми заметил на не заправленной кровати альбом для рисования, — А что там?

Молли, поняв, о чём идёт разговор, метнулась к кровати и крепко сжала альбом.

— Н-ничего… Ничего важного, — отговаривалась она.

— Да ну, покажи.

— Я же говорю: там ничего важного! — девочка спрятала свой альбом в прикроватную тумбу, — Лучше… Лучше давай убираться.

***

Закрыв за собой дверь, Роза пошла в зал — она не хотела идти к ссорящимся друзьям, да и убираться тоже не хотелось.

«Теперь у меня есть время на отдых» — думала она, открывая дверь в зал-«убежище» на десять-двадцать минут. Но не тут-то было: в комнате уже была бабка Полли и Молли, она смотрела телевизор. Старенький такой, который ловит только основные каналы.

— Кто сюда зашёл? — бабуля повернулась в сторону Розы, — А, подруга моих внучек, заходи, не стесняйся.

— Х-хорошо, — не такого она ожидала: хотела тишины и покоя хоть пять минут, но и этого ей не дают. Закрыв за собой дверь, девочка осмотрела зал: всё выглядело очень по-старомодному. Сотни раз стираные шторы, большой шкаф, в котором хранится половина всех ценных вещей в доме, несколько растений на подоконнике, стулья и диваны будто из XIX века и прочее придавали комнате особый шарм. Осмотревшись, Роза уселась на диван рядом с бабушкой и спросила: — Что смотрите?

— Новости, дорогая моя, новости, — там действительно шли новости. «КсалерТВ» – самый популярный канал города, на нём показывают не только новости, но и фильмы, мультфильмы, сериалы и документалки. Каждый день он преподносит что-то новое. А сейчас на канале идут новости — важная часть канала, которую смотрит чуть ли не каждый житель Ксалер-сити.

«Сегодня в одной из забегаловок прогремел взрыв, — говорилось в сегодняшнем сюжете. — Известный своими блюдами и красивым оформлением ресторан «Burger Park» был разнесён сегодня на части. Причина взрыва пока выясняется. Кроме того, есть сведения о пяти пострадавших людях, а также около десятка погибших. Будем держать вас в курсе событий…»

— Что, опять? — возмутилась бабуля.

— Что значит «опять», бабушка?

— Да дело в том, что ресторан, который стоял на этом же месте, но под другим названием тоже был взорван, но только тогда было меньше пострадавших, ой… — старушка встала с дивана и подошла к шкафу, — Одним из пострадавших оказался мой муж, который совершенно случайно оказался поблизости от места взрыва, — порывшись немного в одной из шкатулок, она достала пожелтевшую фотографию и протянула её Розе, — посмотри на него, хороший был человек.

На фотографии был мужчина 40-лет и женщина, похожая на стоящую рядом бабулю. Позади них был забор, похожий на забор городского парка, а одета пара была в свадебные костюмы.

— Мы тогда только сыграли свадьбу… — старушка прилегла на кровать, — Мы были так счастливы. Но судьба распорядилась иначе. Не успели мы пожить нормально и десяти лет, как его вдруг увольняют с работы. Причина до сих пор неизвестна. И вот однажды ему позвонили из другой компании и предложили работу. Я уже не помню какая, память уже плохая, но помню, что работа была очень хорошая. Он так обрадовался, что сразу же отправился в офис. Но офис находился поблизости от той самой злополучной забегаловки, из-за которой я потеряла своего любимого мужа! — старушка разрыдалась и, ничего не сказав, пошла на кухню, оставив Розу одну, рядом с телевизором.

«В скором времени неподалёку от городского парка будет установлено колесо обозрения. Всё уже согласовано с мэром и средства на его постройку уже выделены из городского бюджета. Надеемся, что этот проект принесёт не только радость детишкам, но и даст нам достаточно прибыли, чтобы покрыть все расходы…»

— Хм… Колесо обозрения… Хотелось бы взглянуть на город с высоты птичьего полёта… — Роза погрузилась в свои мечты.

 ***

— Ну, как? — Дорми осмотрел дочиста убранную комнату, — Нравится?

— Нет, — Молли выглядела угрюмо, — Я привыкла к грязноте, не люблю убираться.

— А надо.

— Не надо!

— Ладно, может и не надо, но убираться ты всё равно должна.

Теперь комната выглядела намного лучше и опрятнее. Все игрушки были на своих местах, одежда убрана, цветы политы, кровать застлана, а дети – устали.

— Сколько ты вообще не убирала в комнате?

— Ну, около недели.

— А до этой «около недели» кто убирал?

Девочка села за стол и якобы начала делать уроки: она даже книги и тетради не достала.

— Мне некогда с тобой разговаривать, у меня ещё домашнее задание не сделано.

— Но…

— У меня домашка! — крикнула Молли, — Прочь из моей комнаты!

Дорми не ожидал такого поворота событий. Он вроде бы помог убраться, но отношение к нему сейчас чертовски плохое. Понимая, что девочка не желает с ним больше разговаривать, парень вышел за дверь, предварительно плотно закрыв. Перед ним снова была Юасу Мин. Только теперь она выглядела серее, чем в прошлый раз. Будто кто-то применил серый фильтр. Но благодаря этому «фильтру» проглядывалась каждая частичка, каждый контур рисунка. Осмотрев несколько раз Юасу, Дорми пошёл в комнату Полли. Но тут его окликнула бабушка:

— Внучок, не подсобишь бабушке? — донеслось из-за двери с картинкой черпака.

— Конечно!

На кухне был бардак, будто снова зашёл в комнату Молли: кастрюли на столе, тарелки на тумбочке, миски на плите, скатерть на полу и всё заляпано тестом. Словно ураган прошёлся.

— А что тут произошло?

— А, это я печенье готовила, своё фирменное, — бабуля указала на духовку, в которой запекались очень красивые и, по виду, вкусные изделия.

— Вам помочь убраться? — спросил Дорми, поднимая уроненную бабулей противень.

— Не стоит, внучок, иди к друзьям, я сама уберу, — и потянулась за кастрюлей на столе.

— Х-хорошо… — паренёк вышел из комнаты, думая, что стоило было ей помочь. Он надеялся, что это не отразится на её отношении к нему.

«Зачем тогда помочь звала? — не понимал парниша, — Не понятно…»

…В комнате Полли творилось невесть что. Повсюду были разбросаны какие-то бумажки, игрушки, книжки и… пух? Только Дорми открыл дверь, как все внутри сидящие крикнули «Прочь!», да так громко, что чуть стекло на окнах не лопнуло. Он закрыл дверь, оставив тех наедине, надеясь, что всё образумится. Не зная, куда идти, паренёк поплёлся в зал, где увидел витающую в облаках Розу.

— Эй! — окликнул он её, но ответа не последовало. Похоже, она летала слишком высоко.

«Как же так получается, что Ксалер-сити очень популярный город на материке? Ведь наш город совсем не отличается от других! Однако туристы всё приходят и приходят полюбоваться красотами большого города в виде Ксалера. Множество из нами опрошенных людей гордятся ксалерским телевидением, ксалерской индустрией, ксалерскими красотами и ксалерской властью. „Власть Ксалера“ — важнейший орган правительства города, без которого не появилось бы много чего, включая нашего с вами телеканала. Для того, чтобы обсудить вопрос, связанный с экологией города, на которую все жалуются, мы пригласили заведующего по экологическим проблемам Ксалера — Огретт Таун…»

— Эй, ты долго будешь витать в облаках? — Дорми тряс Розу, но она как будто не замечала ничего, кроме своих мыслей. А он знал, что, если Роза «впала в транс», вывести её из неё практически невозможно. Поэтому паренёк просто стал ждать, пока всё не утихомирится, смотря новости по «КсалерТВ».

«… Спасибо, Огретт. Теперь мы знаем, что в скором времени власть очень серьёзно займётся повышением уровня экологии в городе, что очень радует каждого из нас. А тем временем мы получаем сведения об умерших во время трагического взрыва в ресторане „Burger Park“, которые внесены в небольшой список и любезно предоставлен нашей студии. В этом списке находятся: Ден Зог, Шон Кенди, Лора Фаустус, Грегори Давано, Яро Грэн и Хоуп Вилэйнс. Глубоко сочувствуем этим людям и им семьям. А тем временем наш выпуск новостей подошёл к концу…»

— Не знаю этих людей, но земля им пухом.

***

Дорми лежал в своей кровати ожидая, пока ему хоть кто-нибудь напишет. Но никто не писал. После ссоры между Полли и Марком, Эммой и Стэном все разошлись по домам. А ему пришлось будить уснувшую Розу: как оказалось, она уснула в очень неудобное время. Всю оставшуюся дорогу никто ничего не говорил, все просто шли по своим домам. В пути чувствовалась напряжённая атмосфера, от которой никак не избавиться. Поэтому он надеялся, что вскоре эти четверо заговорят – завтра ведь в школу идти, а там будет не до ссор.

Тем временем Дорми вспомнил о том, что хотел посмотреть статью про найденное в другом городе НЛО, но статьи уже не было. Пытаясь зайти на страницу статьи, выдаёт «ошибку» и перенаправляет на главную страницу сайта со статьями.

— Что за бред? — он кликал на одну и ту же статью сотни раз, если не тысячи, — Почему я не могу почитать эту статью?!

«Рано тебе ещё знать об этом, — говорил я про себя. — Вот когда придёт время, узнаешь. Да и мне не мешало бы поскорее разузнать об этом НЛО побольше, надеюсь в базе данных есть что-нибудь о нём».

Отчаявшись, паренёк пошёл на кухню, где его встретил отец. Он поведал ему о том, что вместо него в Лакрэм отправится его лучший друг и коллега – Адам Дентог. А ещё он рассказал, что Лакрэм находится в Орбóтике, то бишь на другом материке, и что там очень-очень холодно, поэтому шансы выжить там практически нулевые. Но, по рассказам некоторых людей, выжить там возможно, ведь в том захолустье живут несколько человек, и они очень даже рады, что живут именно там. Похоже, отношения Дорми с отцом снова налаживаются, как и было когда-то…

***

— Папа? — крикнул Дорми.

— Да, сынок?

— Давай прокатимся на карусели?

— Давай.

Парк аттракционов. Как будто это было только позавчера. Восьмилетний Дорми, папа и мама. Повсюду шум, гам, шелест пакетов и возгласы «Круто!», «Потрясающе!» и «Мне нравится!». Парк аттракционов Костэма — самое наикрасивейшее место в городе. Тут проводятся многочисленные мероприятия, включая выборы мэра.

— Папа, а где мама? — Дорми потянул отца за рукав.

— Она скоро придёт, ей надо кое-что уладить.

— Хорошо, — весь оставшийся путь Дорми молчал. Но стоило им приблизиться к карусели, как вдруг…

— Стоять! Никому не двигаться! — выкрикнули из толпы люди в чёрных костюмах.

Парк резко наполнился тишиной. Её нарушали лишь пение птиц, которые не замолкали с самого раннего утра. В добавок повсюду летали бабочки разных цветов: красные, синие, зелёные, оранжевые. И каждая летала рядом с определённым человеком. Например, рядом с Дорми летала синяя, а рядом с его отцом – зелёная. Над некоторыми людьми летали красные и оранжевые. А над теми, кто держал в руках оружие не летала ни одна бабочка.

— Руки вверх! — снова крикнули оруженосцы, — И чтоб ни единого звука!

— Папа, что происходит? — Дорми был явно напуган происходящим. — Всё же будет в порядке, правда?

— Правда, — в его голосе виднелась неуверенность, — Надо только подождать, когда всё утихомирится и мы сможем уйти…

— Эй! — один из бандитов повернулся в сторону Дорми, — Кто давал тебе право говорить? Отвечай!

— Н… никто…

— Тогда почему ты говоришь? — бандит приставил к голове мальца пушку, — Вот теперь точно не заговоришь…

***

Станция метро «Ксенóфор». Эта станция – достопримечательность Ксалера. На ней обычно много людей и возможность протолкнуться тут крайне мала, особенно вечером. Но Розе нужно сесть в ближайший поезд и проехать пару остановок, чтобы добраться до дома. А поскольку его ждать ещё минут пять, она решила присесть на одну из свободных скамеек.

— О, какие люди! — послышалось из толпы. Вдруг неизвестно откуда появился белокурый парень, одетый в официальный костюм и сел прямо рядом с Розой.

— Ты кто? — недоумевая спросила Роза.

— Забыла уже? Учились в третьем классе вместе, помнишь? Постоянно гонялся за тобой, а ты никак не ответила мне.

— А, Девид, привет, не узнала тебя в этом костюме, — Роза засмущалась.

— Богатым буду, хотя я уже.

— С каких пор? — Роза достала из своего рюкзака пакетик сока и начала пить.

— С тех пор, как бросил среднюю школу после 7-го класса.

— Почему же? — подавившись и откашлявшись спросила восьмиклассница.

— Мне предложили работу в одной компании. Условия таковы: бросаю школу, делаю какую-то лёгкую работёнку и мне дают бешеные деньги.

— А для меня там местечка не найдётся? — посмеялась Роза.

— Ну, нужно спросить, — Девид посмеялся в ответ.

«Поезд прибывает на станцию» — донеслось из стоящих повсюду динамиков.

— Мне пора, удачи, Девид! — Роза выкинула пакетик из-под сока и побежала к поезду.

— И тебе тоже, Роза!

Поезд и правда был забит до отказа, но это не мешало ему двигаться. Посмотрев на ту скамейку, где сидела она, там уже никого не было, Девид словно испарился. Ну, это и к лучшему, она не хотела снова видеть его. Но мысленно она представляла себе, как он машет рукой на прощание.

***

— Ребят, что нам делать? — спросил Марк, сидя за партой, — У нас пока нет ни единой версии того, кто убил Вэст. Мы не продвинулись ни на шаг!

— У нас пока нет зацепок, а без них у нас не будет версий произошедшего, — ответил Стэн, просматривая фотографии взрыва забегаловки. Он заранее их перепечатал с газеты, ибо не успел вовремя достать камеру, чтобы просматривать ещё раз и ещё раз, желая найти хоть что-нибудь интересное. Но на фото не было ничего, в чём можно было бы заметить подвох или считать зацепкой.

— Отвлекись ты от этих чёртовых картинок и пораскинь уже мозгами! — Эмма явно была не в настроении.

— Что случилось? — Дорми недоумевал от реакции «богачки» и тут же продолжил: — Тебя что-то беспокоит?

— Да, меня беспокоит то, что мы ни капли не продвинулись, а нас уже чуть не взорвали! — девушка повысила тон, — Кроме того, её лучшая подруга хочет знать, кто с ней так поступил!

— Успокойся, мы найдём виновника.

— Надеюсь.

— Перемена почти закончилась, есть идеи, куда нам идти дальше? Или, хотя бы, план?

— Есть у меня кое-что… — Стэн потёр рукой по подбородку, явно показывая, что у него «лампочка над головой загорелась», — Но расскажу вам о моём плане завтра, а пока нам надо найти новое место для сборов.

— Знаю я одно местечко… — Розу прервал звонок на урок, — Ладно, после уроков сходим.

***

— Роза, что это за место? — Эмма стояла у входа какую-то непопулярную кафешку и не понимала, почему она пришла именно сюда, — Мне тут не по себе…

Эта забегаловка находилась немного дальше «Burger Parkа», где-то в километрах трёх. Но это не мешало ему пользоваться популярностью среди живущих тут людей. Вход был украшен цветами и вазами. На двери висела омела, которая, по поверьям, должна улучшать взаимоотношении людей, урожай и многое другое. Но тут омела — как знак того, что владельцы и работники всегда рады новым клиентам.

— Это ресторан моей тёти, — совершенно не скрывая радости, девочка в очках заговорила о ней, — Она мне когда-то помогла и приглашала как-нибудь отобедать у неё.

— Ладно, хватит тут стоять и давайте уже зайдём, а? — Дорми было невтерпёж.

Не раздумывая, все вошли в кафе. Это было замечательное место, полное различных красок и цветов. На каждом из шести столиков стояли вазы с ромашками да васильками. На стенах висели картины, которые нигде не увидишь, кроме как тут. Например, картина «Закат в лесу». В ней использованы различные жанры и тона, дабы придать «Закату» естественный цвет. И у художника неплохо получилось!

За прилавком стояла женщина, ей было на вид сорок, но красива для своего возраста. Одета была в повседневную одежду, что выдавало её не слишком профессиональную натуру. Но это компенсировалось её отношением к клиентам, которых, кстати, было не так уж и мало, и её умением готовить.

— Заходите, детишки, — выкрикнула она из-за прилавка. Но чуть погодя, узнав в лице одного из ребят Розу, затараторила: — Ой, так это ж Роза, моя ненаглядна Розочка, Розетта моя! Давно не видела! Как поживаешь? С тобой всё в порядке? А это друзья твои? Так это же отлично! Ладно, присаживайтесь, я вам сейчас чего-нибудь принесу.

— Твоя тётя всегда такая, ну, заносчивая? — шепнул ей на ухо Дорми.

— К сожалению, да. Она слишком перетруждается, принимая меня за неумёху и не способную ничего сделать без посторонней помощи.

— Так тебе повезло!

— Нет, не совсем. Видишь ли, она…

— Так ребята, — Розу перебила Эмма, которая, судя по всему, только зашла в кафе, — что делаем?

— Ты где была? — спросил Стэн.

— Я? Я сходила в продуктовый, видишь? — Эмма показала два полностью забитых продуктами больших пакета.

— Ясно…

— За какой столик сядем? А то руки уже отваливаются нести такую тяжесть, — Эмма напряглась, явно указывая на то, что ей нужно помочь.

— Давай помогу, — не выдержал Стэн и взял оба пакета. — Ух, у тебя что там, кирпичи или что?

— Вообще-то нет, только продукты.

— Тогда почему он так много весит?

— Сядем за стол, покажу.

— Вот! — крикнул Марк, — Сюда сядем! — и показал на свободный столик на шестерых.

— Прекрасно! — обрадовалась Эмма и побежала к столу.

Место, за которое сели шестеро человек, было очень ярким. Скатерть жёлто-салатового цвета, цветы в вазе, казавшиеся неестественно живыми, стулья из берёзы… И, конечно же, красивейший вид из находящегося рядом окна, из которого открываются красоты главной площади Ксалер-сити. На неё как всегда очень оживлённо и, возможно, этот поток людей не заканчивается даже ночью. Человек в костюме, человек в плаще, человек в футболке и шортах… Как же всё-таки хорошо в Ксалере!

Тем временем друзья уже разложили покупки Эммы на стол и были потрясены. «Она точно в продуктовый ходила?» — все думали только об этом видя её покупки, среди которых были и сувениры, и косметика, и украшения. Да, и продукты тоже есть, но их мало: хлеб, молоко, яйца, сахар, всё по стандарту. Немного успокоившись, Стэн произнёс:

— Эмм, ты точно была в продуктовом?

— Точно!

— Тогда что это? — мальчик указал на одну из побрякушек.

— Это серьги в форме сердец.

— А это? — Стэн тыкнул пальцем на другую безделушку.

— Заколка, сплошь украшенная бисером и алмазной пылью.

Эмма отвечала настолько серьёзно, будто это в порядке вещей. Мелочь, на которую нельзя злиться. Но по Стэну и прочим было видно, что они расстроены и злы. От этого Эмме стало не по себе. Поэтому она, понимая, что скоро пойдут упрёки, решила действовать быстрее их и вскрикнула:

— Простите! Я не хотела их покупать, просто так получилось, что рядом с магазином был ещё и ювелирный. Вот и зашла на минутку.

— А зачем ты вообще заходила? — не выдерживал Стэн.

— А тебе нужна причина? — с серьёзным тоном ответила девочка, — А вообще, я просто вспомнила, что у меня сломалась одна заколка, поэтому хотела присмотреть себе ещё одну.

— И в итоге купила всё это, да?

— Д… да… — в голосе Эммы явно слышалось сожаление.

«От такой картины можно и слезу пустить, — думал Дорми. — Главное, что она раскаялась, на этом можно и закончить».

— Ладно, помогите мне сложить это всё обратно в пакеты и закажем уже что-нибудь, поедим да пойдём по домам. Завтра в школу опять переться, а наше расследование не сдвинулось с мёртвой точки.

— Слушайте, у меня есть одна вещица, которая заинтересует каждого из вас, — Дорми прошептал это настолько тихо, чтобы никто, кроме них, не услышал и продолжил: — но покажу я её, наверное, завтра, скажем, у меня дома, а то ту т слишком много ушей и глаз.

— Можешь сказать откуда она у тебя? — ненароком спросила Полли.

— Нет, тут нельзя ни о чём говорить, сама понимаешь, тут много людей. Дома покажу.

— А фотку не можешь отправить каждому?

— Не факт, что за нами никто не следит, особенно за передаваемыми сообщениями.

— И то верно.

— Поэтому, — возбуждённо вскрикнул Дорми, — устраиваем ночёвку у меня дома!

— Ура! — все были очень рады такому поступку Дорми, ведь он никогда никого к себе не приглашал. Он всегда уходил домой один, но в школу шёл с друзьями. И так всегда, особенно после случившегося в Костэме…

***

— Нет, стойте! — крикнул отец бандиту, направившему на Дорми пистолет.

— Что? Беспокоишься о своём сынке, да? А может тогда… — человек в маске приставил пистолет ко лбу папы, — Теперь лучше?

Дорми был очень напуган происходящим, но больше всего ему было страшно за папу. Он смотрел на него, думая только о том, чтобы он смог спастись и лишь изредка поглядывал на зелёную бабочку, летающую вокруг, и приговаривал: «Бабочка, спаси моего папу, бабочка, спаси моего папу…». Но это не сильно-то и помогало. Бабочка летала и ничего не делала. В итоге, в парке аттракционов стола жуткая тишина, даже птиц слышно не было, а всё внимание было устремлено на бандита и Дорми с отцом. Паренёк в клетчатой футболке и в джинсах, мужчина в очках и джинсовом костюме… «Как им помочь?» — пролетала мысль у каждого, но она сразу же вытеснялась мыслью: «А ведь тогда я могу умереть…».

Вдруг, откуда-то сзади, прозвучал громкий крик «Берегитесь!» и послышался звук выстрела. Пуля из пистолета прилетела прямо в лоб бандиту, из-за чего тот упал навзничь. И спустя пару секунд все посетители парка всполошились и начали бегать и кричать. А к Дорми и его отцу тем временем подбежала черноволосая женщина и с криком «Уходим!» схватила отца Дорми и самого Дорми за руку и побежала к выходу из парка.

Внезапно пропало электричество…

***

Вот и наступил день, когда Дорми пригласил всех на ночёвку. Все были очень взволнованы и взбудоражены. В основном это потому, что у Дорми есть какая-то очень важная и секретная вещь, которая может помочь делу. Но сперва нужно пережить последний урок — биологию. Знаете, почему? Потому что эта учительница биологии, миссис МакДевиш, очень злая и требовательная. Ещё не было ни единого урока, где она бы не кричала на учеников. Возможно, это из-за того, что она ненавидит детей. Но на вопросы «Почему же вы тогда стали учителем?» отвечала одним словом: «Пришлось!».

— Итак… — миссис МакДевиш положила на стол стопку тетрадей, — Тут результаты вашей последней контрольной работы… И, честно говоря, они ужасны. Почти все написали очень-очень плохо, — и на удивление все эти слова она произнесла с необычайным спокойствием, которого все так давно не видели, — Кто-нибудь, раздайте тетради и посмотрите на свои оценки.

Со второй парты среднего ряда встал русый мальчик и подошёл к столу учителя за тетрадками. Раздав все контрольные, весь класс одновременно открыл их на странице с последней работой. И у всех оценки абсолютно разные: у кого-то три, у кого-то четыре, у которого вообще два… Но у Дорми, Марка и Эммы были пятёрки, что не могло не радовать. Но у Полли и Стэна были тройки, что поумерило их пыл к расследованию. Они твёрдо решили исправить свою оценку следующей работой.

— Все узнали свои оценки? Все посмотрели на свои ошибки? Теперь сдаём тетради обратно и переходим к новой теме. Открывайте учебник на странице 159.

— Вы имели в виду страницу 195? — послышался голос с первых парт.

— А, да, извините, страницу 195…

«С ней что-то не так, — думали сзади сидящие. — Её манера речи, её отношение к детям, да и запнулась… Точно что-то не так!»

***

— Здравствуйте! — крикнули все, заходя в квартиру Дорми.

— О, друзей привёл! — послышался голос из кухни, — Надолго к нам?

— На целую ночь! — крикнул Дорми, — Завтра ведь суббота, никуда не надо.

— А, хорошо. Я скоро уйду на ночную смену, веселитесь!

— Обязательно! — после этого Дорми закрыл за собой дверь в комнату.

— Ого, прикольная у тебя комната! — с восторгом сказал Стэн, осматривая комнату вдоль и поперёк, — Всё в таких ядовитых цветах.

— Это шуточки у тебя ядовитые, — Марк, как, собственно, и остальные, присел на зелёный коврик и вздохнул. — Ох, будто на траву сел.

— Спасибо бабуле, — подмигнул Дорми.

— Итак, что это за вещь такая? — интерес у Эммы нисколько не уменьшился, даже после плохой оценки. Да и улыбка тоже.

— Да, покажи-покажи! — в прыжке попросила Молли, проявляя интерес к расследованию и всей компании в целом.

— Ладно, — Дорми полез в прикроватную тумбочку и, немного погодя, достал оттуда тот злополучный наушник. Подойдя к друзьям, он лишь с искрами в глазах воскликнул «Вот!» и протянул его Стэну.

— Что же тут необычного? Наушник, как наушник. Ничего странного в нём нет, — критиковала Эмма, разочарованная такой мелочью. Улыбка и интерес резко пропал с её лица.

— Может в нём и нет ничего необычного, но, думаю, разборка может объяснить несколько вещей, — задумался Стэн, крутя-вертя эту штуку.

— Каких же? — снова заинтересованно спросила Эмма.

— Например… я видел, как эти выемки, при разговоре с тем тощим человеком, загорались один за другим. Горели они исключительно красным цветом. И после каждого включения выражение на лице того бодибилдера менялось: оно становилось злее и злее. И после последней «лампочки» он начал драться.

— Что-то ещё?

— Да, я заметил, что наушник не спадал, хотя он был больше его уха.

— Ещё что…

— Да, есть ещё один момент. Почему и как у него оказался это устройство? Меня это вводит в ступор. Просто… это не похоже ни на что, что уже изобретено.

— Ладно, тогда кто займётся разборкой?

— Разобрать что-то? Не проблема! — воскликнул Марк и выхватил из рук Стэна наушник. Осмотрев его со всех сторон, он достал из своего рюкзака несколько инструментов, с которыми, по его же словам, никогда не расстаётся. А это отвёртка и несколько маленьких гаечных ключей.

— А я тем временем расскажу вам свой план, — Стэн начал свой рассказ.

«Хм… Неплохой план, главное, чтобы он ещё сработал, — я посмотрел на экран, в котором отображался кабинет директрисы, а сама директриса ещё никуда не ушла, похоже, у неё были дела, — Интересно, что же директриса делает в такой час? На неё мой сканер эмоционального состояния не работает… Похоже, что она делает всю работу делает абсолютно без каких-либо эмоций. Странный человек, даже я сейчас боюсь за свою жизнь, а ей всё ни по чём…»

— Ты уверен, что план пройдёт без сучка и задоринки? — заволновалась Полли.

— Да, я вчера весь день его продумывал. И позавчера тоже, — перед друзьями возник уверенный в своей идее Стэн.

— Хорошо, тогда, когда приведём его в действие? — возникла Роза, всё это врем сидевшая в углу комнаты и читавшая очередную скучную книжонку.

— Не спеши, сперва нужно разузнать обстановку, а уже потом день и время установим.

— Тогда нам придётся ждать понедельника, — вздохнула Молли. — Аргх! Ожидание убивает!

— Ну, ради расследования можно уже и потерпеть, — с полной серьёзностью проговорила Полли.

— А пока что давайте что-нибудь посмотрим! — Дорми встал с любимого зелёного ковра, подошёл к своей прикроватной тумбе и достал нетбук, — Что смотреть будем?

— Хм… как насчёт «Затерянных в холмах „Муньез“»? — взбудоражено задала вопрос Полли, понимая, что её запрос могут раскритиковать и откинуть в долгий ящик.

— Сейчас гляну, есть ли он в Интернете, а то ведь его только недавно показывали в кинотеатрах.

— Наверняка есть, но в плохом качестве, — Роза захлопнула свою книгу, положив перед этим свою закладку с котиками.

— Хм… есть даже в хорошем качестве, ладно, сейчас загружу…

— Стойте! — остановил его Марк, — Я закончил разборку этого устройства.

— Почему ты не говоришь «наушника»? — Дорми положил нетбук на кровать, предварительно остановив загрузку фильма.

— Потому что это вовсе не наушник…

— Тогда что это?

— Не знаю, смотрите, — Марк взял в руки детали со стола и положил на пол. Среди них было множество различных вещей, названия которых почти никто не знал.

— Что тут не так? Я не понимаю, — Стэн впервые ничего не понимал, хотя знаком со многими из этих предметов, вроде болтов да гаек.

— Поверь, это не наушник. Тут нету нескольких деталей, вроде звуковода, который обязательно должен быть, или излучателя. Но тут есть и другие детали.

— Какие же?

— Вот, например, стабилизатор радиочастот, или мини-материнская плата. Они тут вообще не нужны.

— Тогда это что-то вроде «передатчика»? — Дорми достал свой телефон и что-то начал искать в поисковике.

— Можно и так сказать, хотя я больше склоняюсь к «Устройству, воздействующее на разум человека».

Слова Марка потрясли каждого. Как устройство может воздействовать на разум? Это немыслимо! Невозможно! Это полнейший бред! Но разобранное устройство говорит об обратном. Похоже, кто-то всё-таки додумался до этого устройства. Осталось разузнать, кто этот «гений».

— Ладно, давайте лучше сосредоточимся на плане, — Стэн достал свою фотокамеру, — А я пока сфотографирую эти детали, добавлю их к нашему делу. Хотя ещё не факт, что это относится к нашему расследованию.

— Хорошо, тем временем наш фильм загрузился, — Дорми находился в недоумении. — Хотя я точно помню, что останавливал загрузку фильма.

— Это я включила, — промямлила Полли. — А то пришлось бы ещё ждать пока он загрузится.

— Пять минут загружался, не более, — Дорми что-то нажимал на своём мини-компьютере, свайпал, двигал пальцами по экрану и наконец нашёл то, что искал.

— 5 минут и 56 секунд, я считала, — Молли очень сильно гордилась собой, ожидая, что её кто-нибудь похвалит, но этого не произошло.

— Д-давайте лучше начнём смотреть, — паренёк, испуганный чем-то, нажал на кнопку «Плэй» и пошли проигрываться кадры двухчасового фильма о любви и трагедии.

0
11.03.2019
avataravatar
62

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Geroi: посмотреть остальные.


Еще на тему: Детектив (другое), Подростковая литература, Приключение, Современная проза, Фантастика


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



4 группы эмоционально-экспрессивных слов

4 группы эмоционально-экспрессивных слов

avataravataravataravatar

Трехактная структура повествования: что это такое и как работает

avataravataravataravataravatar
Блокноты для писателей penfox

Креативные блокноты для писателей

avataravataravataravataravataravataravatar
Как создать свой мир фэнтези

Как создать свой мир фэнтези? Описываем первые шаги в его разработке

avataravataravataravataravataravatar
Идеи для детектива

11 Детективных сюжетов

avataravatar
Тип конфликта в литературном произведении

Виды и типы художественных конфликтов в литературных произведениях

avataravataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть