Её зовут не детка, а Сюзи

  1. Её зовут не детка, а Сюзи.

 

   Как только Фризи ушла, все взгляды переместились и тоже, как будто по команде, точно ими управлял кто, а всеобщее внимание захватила образовавшаяся вновь парочка: Сюзи и Винди. Было странно, что Сюзи вообще могла кого-нибудь заинтересовать, пусть даже это и происходило в компании с Красавчиком. Она и сейчас отказывалась верить тому, что видела собственными глазами. Возможно, мне всё это просто мерещится или представляется то, во что хочется верить, не без основания думала она. Особенно после всего выпитого и выкуренного за день. У любой голова закружится в такой ситуации и в таком состоянии, говорила она себе, успокаивая.

   Но она упорно чувствовала на себе множество любопытных и надо признать просто наглых и бесстыжих взглядов, осматривающих её безо всякого стеснения, да просто обыскивающих её глазами со сноровкой и скоростью полицейских. Без спроса и её позволения. Сюзи к такому не привыкла.

   Сюзи никогда прежде не оказывалась в центре внимания, и это новое, не испытанное раньше чувство сковывало её движения. Но не разум. Мозги были затуманены, но соображали быстро.

   Сюзи сидела за одним столом с Винди, сидела с туманной головой и взглядом, как у пьяницы (ну да, а кем еще она была, как не пьяницей), с отстраненным выражением на лице и чуть закатившимися зрачками смотрела на него в упор и не видела. Лишь смутное, расплывчатое пятно, видение: склоненная голова, светлые длинные волосы падают по бокам так, что лица не видно. Куда он смотрит? О чем думает? Ей было плохо, просто отвратительно. Тошнота не проходила. А что происходило у неё на душе! Но она заставляла себя сидеть, даже выпрямила, как могла, спину и расслабила шею: та затекла и еле удерживала отяжелевшую голову.

   Она не прекратила бы так сидеть, даже если б объявили Третью мировую и начали бомбить их город, а одна из этих проклятых и смертоносных штучек, которыми пугали на уроках в школе глупые учителя, упала бы сверху и угодила бы прямиком в их бар. Ну и что, ну упала бы и взорвалась, упрямо талдычила она, что-то в её голове перещелкнулось, и мысли стали зацикливаться. Ну и что? Пусть. К чертям собачьим эти выдуманные страхи! Пусть пугают малолеток, сказала она себе. А она уже взрослая и самостоятельная. Вот, и сам Красавчик пригласил её посидеть с ним. И выпить.

   Она пошарила вокруг, прошлась пальцами по столу. Нет, бутылок на столе нет. Бармен всё убрал сразу после того, как Фризи разбила бокал. Вот скупердяй.

   Сам Красавчик пригласил. Кра-сав-чик! Когда еще выпадет такая удача? Просто волшебное везение.

   А как она оказалась рядом с ним? Ей припомнилась рыжая. Каким-то невероятным, непостижимым образом она объединила в памяти и её и Винди. Она несомненно имела отношение к их знакомству. Только каким боком эта кукла  встала между ними, Сюзи не могла вспомнить.

   Ах, да, эта кукла, под блеском мишуры которой скрывается грязное тело, нечистая душонка. О, да, она знает всё о ней, и знает, что скрывается под её оболочкой, да это очевидно, должно быть очевидно каждому, любому, кто с ней знаком. Просто удивительно, почему никто этого не видит. Или, что ближе к истине, не хочет видеть. Ага, прояснилось у неё в мозгу, боятся!

   И он не видит? Неужели боится? Нет, Красавчик другой, он другой, умнее, изящнее, тоньше, галантнее. Пусть он и слегка пижонит, ему идет некоторое изящество, с которым он манерничает на людях. Но она простит ему все на свете лишь за то, как он умеет смеяться. За одну его улыбку она отдаст многое. И, конечно же, он не боится. Он ничего и никого не боится…

   Вот они уже и знакомы, а раньше он ей казался таким недоступным, недостижимым, как человек с другой планеты, или как вершина Монблана, или другая какая-нибудь вершина, до которой не достать. Разве что в мечтаньях. Или во сне. О, да! Она много раз видела его во сне. И какими же чудесными были эти сны!

 

   Сюзи даже всхлипнула за столом при этих воспоминаниях. Звук получился громким. Она машинально прикрыла пальцами рот, опасаясь, как бы со звуком не вырвалось наружу то, что она съела утром. Но желудок свело спазмом, и она вспомнила, что он пуст. Еще с утра. А жидкость, что она принимала в течение суток, уже давно как попросилась наружу.

— Да, детка, ты сегодня действительно в ударе, — донеслось до нее. Это был Красавчик, его слова, которые потревожили её слух.

   Ах, да, опять этот Красавчик, подумала Сюзи. И сладостная истома растеклась по её телу, рукам, ногам, заставляя её вздохнуть, глубоко-глубоко, и вслед затем едва не лишиться сил от нахлынувшей слабости.

   Сюзи напряглась, собралась и развернулась всем телом к Красавчику. Оказывается, она сидела к нему боком, мелькнуло в мозгу. И, стараясь говорить внятно, отчеканила четко и настолько громко, насколько смогла:

— Меня зовут не детка, а Сюзи.

— Ну, хорошо, хорошо, — заспешил Винди. – Сюзи. Конечно же, Сюзи. Любой это скажет. Кажется, теперь каждый человек, кого нелегкая занесла сегодня в бар, на всю жизнь запомнит твое имя.

   И уже ослабевшим голосом, устало предложил:

— Поедем, все же я отвезу тебя домой.

 

0
01.02.2020
34

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен автору: