Эндорфин

Эндорфин
*Эндорфины — группа полипептидных химических соединений, по способу действия сходных сопиатами, которые естественным путём вырабатываются в нейронах головного мозга и обладают способностью уменьшать боль, аналогично опиатам, и влиять на эмоциональное состояние.
**Эндорфин — один из гормонов радости и удовольствия
                                                                 *******

Стой, я знаю, что ты делаешь, ты читаешь это перед сном, что бы по-скорее уснуть, не собираешься даже вникать в слова, которые я для тебя припас. Понимаешь, я из своего погребка достал элитное пойло и хочу, что бы оно вставило тебя как никогда. Осмысли это хорошенько, я предлагаю тебе переспать со мной, я знаю как тебе этого хочется, ровно как знаю чем ты займёшься завтра. Завтра ты надерешься, как скотина, и будешь перебирать номера бывших. Представь, что я несу ребёнка на руках, у меня всё тело в порезах, я хромаю и тяжело дышу, подгребаю из последних сил к тебе на порог и кладу ребёнка на пред квартирный коврик. Тебе меня банально жалко, ты видишь во мне что-то знакомое, что-то близкое. Я умираю у тебя на пороге и всё о чем прошу — позаботиться об этом дите, впустить его в свой мир, дать кров и еду, заботу и ласку, но не смей его предавать!

1.

Знаете, наркотики в наше время приобрели очень большую популярность: героин, кокаин, марихуана, её вообще повсюду легализуют,  но есть один наркотик, о котором мало кто говорит напрямую, но он везде: в школах, государственных университетах, пабах, торговых центрах. Я вас уверяю, вы с ним знакомы, это нас роднит, и одновременно говорит о том, что мы сидим в одной выгребной яме.
Если тонуть, то всем вместе, не так ли?
Представте себе, он популярнее никотина, за него не надо платить, иногда, но поверь, сейчас тот самый пик, когда весь мир сидит со мной и с тобой в этой яме.
Есть только два правила, которые одновременно являются минусами: используй резинку и не строй надежды на будущее.
Наши предки ещё давно просекли фишку и трахались направо-налево, мы отдаём дань уважения им, тем что окунулись в эту сказочную клоаку и тонем в этой грязи, подобно осенниму листам.
Так о чём это я? Ах да, тот самый наркотик — эндорфин и окситоцин, мы по уши в этом дерьме, надо ли говорить о том, что если оно своё, то оно не пахнет?
Эндорфин и окситоцин, именно в такой последовательности — лёгкая закуска, чипсы или сандвич, а потом — главное блюдо, большая нафаршированная чем угодно свинья с яблоком во рту.
Чёрт! У меня даже слюнки текут!
2.
«Решение первый раз вмазаться пришло как то само собой»
Сладки дым стоит в комнате и оседает на записной книжке, что лежит на столе, там же горит настольная лампа, которая умудряется осветить всю комнату, в её свете, как сафиты, переливаются пустые бутылки, которые и создали в комнате такой настрой.
Моя неожиданная спутница вроде как собиралась спать, поэтому я пригласил её лечь со мной, всё же лучше спать с кем то, чем одному.
Она, как и полагается, мнётся, она знает что произойдёт, я знаю что произойдёт.
Ещё чуть-чуть и у меня кончится кислород. Эти руки, что душат меня без конца, добьются своего.
Я настаиваю, как и полагается. Воодушевленная моей заинтересованностью в ней, она ломается и ложится подле меня. То, что происходит дальше, удивляет меня так же, как снег в июле. Стоило мне только её приобнять, она уже вся дрожит, будто ей холодно, будто ей страшно.
Пылкий поцелуй. Футболка летит на грязный пол. Тела будто натёрты воском и покрываются неисчислимым количеством поцелуев.
Она пылает как никогда, сжигая бюстгальтер, сжигая мою футболку, сжигая все чувства, кроме страсти. Дыхание участилось, стало тяжелым. Она тонет, я за ней, выброс эндорфинов.
Она спит, удовлетворённая дозой грязного гормона — окситоцина, спит бездвижно, как сгоревшее чучело.
Тлеет сигарета и я выпускаю дым в окно. Запах похабного чучела будет стоять ещё несколько дней, возможно пару дней я ещё буду пленён ей, но я докуриваю и ложусь спать.
Как я до такого докатился? Я могу сказать только одно:
Я сидел дома, читал, и неожиданно зазвонил телефон. Это была моя новая подруга, с которой я познакомился случайно, иначе и не сказать. Пару раз мы с ней встречались за бутылкой и вели интересные беседы.
Не то, что бы она была мне интересна, но всё же лучше пить с кем то чем одному.
Сейчас же она стоит у меня на пороге с бутылками спиртного. После тяжелого дня, она направилась ко мне, что бы переночевать. Кто же знал что до такого дойдёт?
Вот так я в первый раз попробовал и подсел.
3.
Звук двигателя пытается пробить засранные от пустой болтовни уши. Сквозь забор из людей можно увидеть как за окном мелькают золотые деревья, которые от ветра опадают. Листы, унесённые ветром, прилипают к стеклу и устремляются со мной к следующей остановке.
Автобус останавливается и в салон просачиваются осенние запахи: грязь, моча, листья. Они приводят меня в чувства и заставляют оглядеться.
В автобус, точно ветром, залетает молодая пара. К сожалению мои уши всё прекрасно слышат, принимают любое испражнение от людей.
Как бы я не хотел их телодвижения привлекают моё внимание.
Парень прижимает девушку к стенке, как ветер прижал лист к стеклу.
-Зачем ты это делаешь? — говорит она с кокетливой насмешкой, ей это явно нравится. — мы же друзья.
Как дети малые.
Парень резко целует её в губы, со всей страстью, что так долго сидела у него внутри, желая получить дозу эндорфина.
-Ну и зачем? — спрашивает она его с целью разогреть.
-Потому что ты глупости говоришь, — уверенно отстёгивает парень.
Эти прелюдия перед тем как вмазаться.
Девушка кокетливо кладёт руки на плечи парня, показывая тем самым как ей нравится он и его самоуверенность.
-Ну мы же договорились, — о чёрт, как страстно она это говорит.
-Да похуй, — он крепко её обнимает.
Эта старая сказка про дружбу между парнем и девушкой всегда кончается дозой эндорфина и окситоцина на пару. Если девушка это коллега по работе, то тут ещё можно ускользнуть, но не могу я вспомнить хоть одного мужчины, который подходил к девушке со словами:
-Привет, давай дружить!
Увидев такое, думаю любая бы девушка посчитала такого парня странным или психически нездоровым.
Думаю мы — кто смирились с нашем животным началом, шагнули намного дальше, чем те, кто до сих пор живут отрицанием очевидных фактов.
Парочка выскакивает со мной на одной остановке. В предвкушении вечера, девушка берёт парня под руку, и они отправляются в противоположную сторону от меня.
Издалека я вижу своих друзей, на лице рефлекторно появляется улыбка. Мы тянем друг другу руки, что бы поздороваться. Наше шоу заваливается в ближайший паб, и я тут же заказываю себе пинту.
-Ну что, сколько на этой неделе? — рвётся с вопросом Джон.
-Одна, — гордо  отвечаю я.
-Ооо, брат, сдаёшь, — пытается принизить меня Пит.
-За то какая, — ни сколько не растерявшись отвечаю я.
-Удиви, — указывает на меня ладонью Джеймс.
Даже бармен, увлечённый монотонным протиранием пивных кружек, обратил на нашу компанию внимание.
-Стриптизёрша, — поражаю я своих приятелей, — сиськи во, — показываю я примерно третий размер.
-Ооо, зачёт! — завопил Пит.
-Чёрт, да это круто! — не верил своим ушам Джеймс.
-Где ты с ней познакомился? — заинтересовался Джон.
Пересекались пару раз, львиная доля внимая, капелька комплиментов и шепотка моей харизмы, и вуаль-ля!
Наше джентльмен шоу пропускает ещё по пинте и двигает на квартиру к Питу.
Мужская дружба — это всегда ходить с линейкой. Кто больше присунул, у кого больше тачка, апартаменты, и просто у кого больше. Наши встречи — неформальные собрания сексоголиков. Мы сидим на эндорфине и окситоцине. Есть у них побочный эффект: эндорфин перестаёт вырабатываться, и получить его можно только грязными актами любви, если слово «любовь» здесь вообще уместно.
Каждый наркоман пытается оправдать то, что он употребляет, но это не я, я был рождён для этого, природа наделила меня громадной любовью к женской расе.
Мы уже немного накатили, зрение притупилось, что не скажешь о чувствах.
Глаза спотыкаются о слова, что летят в тебя. Ты в сотый раз слышишь историю про то, как кто-то лишился девственности с кем-то, опять слышишь про позы, которые доставили кому-то наибольшее удовольствие, вновь узнаёшь, что у кого-то есть подруга, которая даёт.
Мы так одержимы прошлым, оно буквально засовывает нам кляп в рот и привязывает к кровати, а после без какого либо сочувствия нашу гениталию.
Что происходит сейчас? Что будет завтра? Действительно ли меня волнуют эти вопросы?
Бушующий ветер подгоняет меня домой, но такое чувство, что он гоняет нейроны в моём мозгу, дождь бьёт по стёклышкам моих глаз.
3.
Утром я споткнулся об стул, опрокинул пустые бутылки, которые должен был выкинуть ещё вчера. Только после 20 минут бодрствования я понял, что у меня ухудшилось зрение. На письменном столе я пытаюсь нащупать телефон, что бы записаться к окулисту. Я провожу рукой по пыльной записной книжке, по мятым листам, и наконец добираюсь до телефона.
Врач говорит, что зрение село, что надо заказывать очки.
Ещё чего?!
Всё становится чётким только вблизи, то что находится где-то далеко впереди, в будущем, всё мутное.
Мне становится душно, я иду по больнице, и мои глаза бегают по медсёстрам, по врачихам, в надежде найти такого же эндорфинозависимого как я. Меня будто душат обеими руками, и я выбегаю из больницы, даже не застегнувшись, и закуриваю. Становиться чуть-чуть легче.
Осень не щадит никого и задувает холодный ветер. Холод пробирает до костей, и уже в четыре руки меня начинает душить…
Зазвонил телефон, это стриптизёрша:
-Привет, можно мы с подружкой зайдём к тебе?
Ни секунды на размышление, я соглашаюсь. Дрожащими руками я скидываю звонок и иду домой.
                                         Эндорфиновая сказка «2 девушки и единорог»
Две девушки стояли на пороге у одного парня с бутылкой вина. Парень был не дурак и достал бутылку с пойлом покрепче. Они вели светскую беседу до того момента, пока девушки не слились в страстном поцелуе. Парень наблюдал за этим ожесточенным сражением, до тех пор пока сам не вступил в него.
На поле битвы уже было не понять где чей язык, но тут обнаруживается, что у подружки стриптизёрши пирсинг, и парень вступает с ней в пылкое сражение.
Поле битвы предстаёт перед ними в виде большой кровати. Не найти на теле места, которое ещё не опробовали своими губами девицы. Та что с пирсингом срывается и спускается вниз, расстёгивает ширинку, и тут всем становится понятно, при чём здесь единорог.
Стон разнёсся по всей квартире. Вторая не хотела отставать и ринулась за своей подружкой. Это особый сорт окситоцина.
Мораль сей сказки такова — пирсинг на языке у девушек это нечто.
Девушки прощаются с парнем поцелуем и отправляются прочь из его грязной квартиры. Парень в свою очередь целый день вспоминает как он делил эндорфин со своими спутницами.
4.
Даже у такого эндорфинового наркомана как я, могут быть увлечения, так получилось, что это книги.
Книги из разряда «18+» продаются в плёнках, что бы дети не могли открыть их и прочитать «плохие слова», которые их родители начинают извергать из своих рыл, стоит им только пропустить пару стаканчиков крепкого.
Что бы узнать стоит ли книга моего внимания — мне нужно разорвать плёнку. В голову приходят забавные ассоциации с людьми.
Потреблядская натура нашего общества заставляет издателей делать красочные обложки, в них буквально можно потеряться и напороться на писанину, которую изверг в этот мир шизофреник с синдромом дауна.
Забавно, всё больше аналогий с людьми.
Возможно, моя любовь к книгам обусловлена именно этим.
Иногда они могут доставить удовольствия намного больше чем женщины.
В уши долбит музыка и я начинаю двигать головой в такт. Хожу среди стеллажей, рассматриваю их в поиске того, что могло бы меня удовлетворить этим вечером.
Два стеллажа стоят очень близко друг к другу, так, что пройти между ними может только один человек. Меня, увлеченного поисками интересного чтива, слегка хлопают по плечу. Я испугался, сначала подумал, что задыхаюсь, но поворачиваю голову и вижу девушку, которая жестами просит меня снять наушники.
-Надо снимать наушники, когда заходишь в магазин.
Я сдерживаюсь, что бы не рассмеяться ей прямо в лицо.
-Ты можешь пропустить мимо ушей, то что должен был услышать.
Вероятнее всего, она каждый день торчит перед ящиком и читает псевдополезные блоги. «Должен был услышать», отовсюду льётся столько говна, что я уже и не знаю какие вещи стоят моего внимания, а какие созданы для того, что бы развлечь нас.
Как бы там не было, я отстёгиваю ей что-то в ответ и продолжаю поиски.
Заставить себя читать — тяжелая работа, но я поступаю здесь так же как с женщинами — закуриваю и наливаю себе чего-нибудь выпить. Работаем в любом из случаев.
Я стряхиваю пепел и замечаю, что рядом с пепельницей неприятно вибрирует телефон. Это стриптизёрша. Прошлой дозы мне пока хватит, я игнорирую звонок и откладываю телефон подальше, что бы не видеть его.
Она определённо обидится и пошлёт меня куда подальше. Очень хотелось бы об этом подумать, но в мой мозг с грохотом врывается книга.
5.
Бармен наливает 4 шота, и мы с парнями опрокидываем их в себя.
-Ну, колись, сколько? — в нетерпении спрашивает Джон.
Я прошу бармена налить мне пива и говорю:
-Две, за раз.
Их глаза точно должны были вывалиться, на столько они были вывалиться, на столько они были удивлены.
-Да ты монстр, брат, — в шоке проговаривает Пит.
Джеймс сидит тише обычного, мне трудно его разглядеть, но он как-то косо смотрит на нас.
-Парни… — его голос будто размяк. — может пора завязать с этим? — мы дружно повернулись и смотрим на него.
-Ты чего, Джеймс, — в недоумении спрашивает Пит.
Джон, точно с волочим оскалом смотрит на Джеймса.
-Я тут девушку нашёл, волшебная киска, — с глазами полными детской радости говорит Джеймс.
Джон вырывает у меня из руки пиво и обливает им Джеймса, тот даже ничего понять не успел и сидит с лицом дурака, полностью мокрый. Джон плюёт ему на ботинок и удаляется из паба.
-Прости, кореш, — говорит Пит и тоже уходит.
Джеймс смотрит на меня, я кидаю ему сочувствующий взгляд, и он удаляется в сартир.
Неприятно получилось, но у Джона такой нрав, а Джеймс всегда был рохлей, это был вопрос времени, когда он осядет и перестанет употреблять. В нём всегда чувствовалась излишняя сентиментальность.
Я прошу бармена повторить и замечаю за одиноким столиком молодую печальную девушку.
-И ещё коктейль! — кричу я вдогонку бармену.

Девушка отчаянно смотрела на свой пустой стакан.
-Такому милому лицу не идёт печаль, — она была очень мила, но не сразу подняла глаза что бы посмотреть на меня, и когда она это всё- таки сделала, я подвинул ей коктейль.
-Спасибо… — пробормотала она с грустью, которой веяло за километр.
Я закуриваю и принимаюсь за своё пиво.
-Поведай мне, что печалит тебя в такой замечательный вечер, — она жмётся, будто ей одновременно хочется и не хочется говорить об этом с кем-либо.
-Ну… — в её голосе начали появляться намеки на жизнь. — я рассталась с парнем, — старая добрая сказка, которая сулит мне отличное продолжение. Она принялась мне разъяснять, что случилось, как дошло до такого, а меня завораживали её зелёные глаза. Каждое слово сопровождалось лёгким покачиванием волос, от которых так замечательно пахло, это заставляло меня проникнуться её рассказом, чего я никогда раньше не делал.
Было предсказуемо, что мы из бара пойдём прямо ко мне, предварительно купив ещё выпить. Дома я не мог сидеть без музыки, только если мой дом не превращался в эндорфиновый притон. Сегодня почему-то мне захотелось её включить.
Спиртное способствовало тому, что бы я ещё сильнее чувствовал её запах.
Мы сидели друг напротив друга, музыка играла тихо. В нас уже поигрывало спиртное, которое и заставило меня закинуть её ноги на мои. Уже не помню почему, но наши лица находились в миллиметре друг от друга.
-Грязный приём, — в предвкушении произносит она.
Я провожу языком по её уху. Вот это грязный приём. Мы сливаемся в страстном поцелуе. Я беру её и несу на кровать.
Наши вещи накрыли мой грязный пол. Всё происходит неторопливо, будто бы в этом действе важен не только секс. Я почувствовал нечто другое, это не был эндорфин, вещество иного рода. Оно принесло мне неземное удовольствие.
6.
Ну утро, как и полагается, она взбесилась. Я молчу, она говорит какой я ничтожный козёл, что позволил себе с ней так обойтись. Я молчу, она громко хлопает дверью.
Через час я уже был с парнями.
-Тут слушок прошёл, — я заинтересованно смотрю на Джона. — есть одна девчонка, птичка мне напела, что она хочет что-то с тобой, — Пит поддакивает из-за плеча Джона.
Я молчу.
-Молчание будет означать согласие, в общем.. — Джон долго распинался по поводу этой девчонки. -верняк, верняк, вот тебе повезло! — а я вспоминал… В прочем, о чём это я? Стоит попробовать.
Я у этой коротышки дома. Третий размер показывает мне свой любимый фильм. Эта идеальная фигура лежит у меня на плече.
(Эндорфин?)
Эта милая коротышка говорит мне, что не готова.
(Зелёные глаза.)
Сейчас она переживает не лучший период в своей жизни.
(Алиса — так её звали)
Твоя проблема, что ты не хочешь идти дальше, моя проблема, что мне на тебя насрать.
-Почему ты всё время молчишь? — только сейчас я заметил, что за день не произнес ни слова. — с тобой всё хорошо? — я пытаюсь сказать, что онемел, но язык будто высох. Я пишу на листе, что похоже потерял голос.
-Может тебе к врачу? — жестами я показываю, что не стоит и лучше пойду домой.
Явно не этого она ожидала.
По пути домой я то и дело чувствую на себе какой-то взгляд. Стоило только ветру сорвать несколько листьев с почти голых деревьев, как я ощущал страх, от того, что за мной наблюдает что-то могущественное, что-то, что сильнее меня.
Я встречаю Джона с Питом, которые стоят и курят у нашего паба.
-Ну как она? — все с тем же нетерпением как и всегда спрашивает Джон.
Я показываю, что у нас ничего не было. Джон резко меняется в лице, делает последнюю затяжку и кидает в меня бычок.
-Гондон, — говорит он и устремляется прочь.
-Прости, кореш, — разводит руками Пит и идёт за Джоном.
7.
Меня спасает только музыка. Универсальное средство, что бы избавится от мыслей, от людей с недержанием. Музыка, что заглушает этот мерзкий шум, слышно по всей квартире, и я начинаю танцевать.
За моим танцем из-за угла наблюдает Отчаяние, он и преследовал меня на осенней улице. В голову стучится Алиса, не открою, я танцую. В голову? В сердце. Эндорфин?
На столе уже запылилась записная книжка, я открываю и начинаю писать. Отчаяние стоит у меня за спиной, я наливаю нам выпить.
Мы говорим, точнее, я пишу, что хочу ему сказать, от этого листы наполняются словами. Отчаяние смеётся, Алиса со всей силы долбит в дверь. Не знаю чудится это мне или нет, но то что она сидит у меня в голове, это точно. Мы с Отчаяние становимся лучшими друзьями не разлей вода. Мы вместе спим, завтракаем, едем на учёбу, и самое главное разговариваем. Ребёнок Алисы, что остался у моего порога теперь мой спутник на всю жизнь.

0
17.04.2020
avatar

Начинающий писатель Исключительно художественная проза Охотно приму критику, глубоко ценю то что ты меня читаешь
Внешняя ссылка на социальную сеть YaPishu.net
89

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть