Корабль вынырнул из подпространства в новой звездной системе недалеко от очередной планеты. Гипердвигатели отключились, и автоматика переключилась на походный режим. Сзади корабля ослепительно вспыхнуло — включились маршевый и маневровые двигатели. Через некоторое время корабль вышел на орбиту планеты, и автоматика снова переключилась уже на орбитальный режим. Корабль был готов к выполнению своей задачи. Это было научно-исследовательское судно для сверхдальних рейдов. Функциональность корабля предполагала полную автономность и самообеспечение в долгих полетах в сверхдальние глубины космоса. Миссия по изучению дальнего космоса и новых миров длилась уже более года. Экипаж устал и истосковался по родному дому. Эта звездная система была последней в списке исследований. Планета, предполагаемая для возможной колонизации, здесь значилась только одна. Остальные для жизни были не пригодны. И команда радостно предвкушала скорое возвращение домой. Тем более что планета, вокруг которой сейчас вращался корабль, внушала оптимизм своей белой пеленой облаков и соотношением воды и суши. Событие было настолько значимым, что с речью к экипажу обратился капитан.

            Капитан корабля одернул белоснежную форму, поправил фуражку и подошел к объективу видеокамеры, предназначенной для внутренней трансляции. Его видели и слышали во всех отсеках корабля. Капитан поздравил всех с прибытием в новый мир, отметил скорое возвращение домой и напоследок, как самое важное, призвал всех не расслабляться и достойно выполнить свою работу. Он понимал насколько все устали. Он и сам уже частенько мысленно уходил от повседневных забот к внукам и, особенно, к внучкам, которые его обожали. Капитан был опытным космическим волком. Ранее он служил на военных кораблях и участвовал во многих сражениях. После чего его и перевели на командование сверхдальними рейдами, считавшимися высшей квалификацией в космических полетах. У капитана это уже был третий сверхдальний рейс. В полетах происходило всякое, и всегда экипаж с честью выходил из любого положения, благодаря умелому руководству. Неудивительно, что капитан пользовался громадным уважением.

            Команда заняла свои места. Начался привычный режим работы. Корабль выпустил несколько зондов. Теперь он проведет на орбите сутки по местному периоду обращения, ожидая, пока зонды соберут всю информацию. После чего можно будет высадиться на планету и приступить к более детальному изучению. Корабль специально был спроектирован таким образом, чтобы при своих размерах иметь возможность садиться на поверхность планеты и взлетать с нее. В основе двигательной системы были мощнейшие и очень дорогие фотонные двигатели, не требующие объемистых баков с топливом.

            Все сутки корабль на орбите собирал данные о планете. Потом вернулись зонды, обогатив экспедицию информацией. Датчики зафиксировали большое скопление биомассы почти на всех материках. Что говорило, о том, что на планете есть жизнь. Было обнаружено большое количество растительности и, вероятно, животных. Это вызвало воодушевление начальника экспедиции, поскольку приоритетной задачей всего глубокого поиска являлось выявление планет, пригодных для колонизации. Начальник экспедиции сидел в центральной лаборатории и получал данные обо всех исследованиях. Пока все шло очень хорошо. Планета была с нормальной гравитацией, умеренным климатом, атмосферой, океанами и растительной жизнью. Поступили данные анализов проб воздуха. Газовый состав был пригоден для дыхания. Начальник экспедиции сумел сохранить нахмуренно-озабоченное выражение лица, которое бывало у него всегда, когда кипела работа. Однако лаборанты и не думали скрывать радости и, улыбаясь, прикидывали размер премиальных за открытие пригодного для обитания мира. И все же решающее значение имело исследование с поверхности. Самые подробные данные ожидались от разведывательных отрядов, обеспечивавших, в том числе, и визуальный контакт с окружающим миром. После всех подготовительных процедур капитан отдал приказ о посадке.

            Включились дополнительные системы, все члены экипажа заняли свои места и зафиксировались, как предписывал протокол посадки. Автоматика переключила двигательную систему на посадочный режим и корабль начал снижение. Садиться приходилось ночью, но системы корабля прекрасно видели в различных спектрах. Для посадки была выбрана площадка на ровной как стол поверхности каменистого плато, начисто лишенного растительности. Это было требование протокола безопасности. Любая неизученная форма жизни являлась потенциально опасной. Корабль выпустил опоры и плавно опустился на ровную поверхность. С одной стороны вдалеке темнел лес, с другой плато обрывалось в пропасть.

            С первыми признаками рассвета в корабле открылся шлюз, и из него один за другим вылетели несколько разведывательных шлюпов, обследующих местность с воздуха, за ними выехали транспортеры, для обследования с поверхности, а также для сбора проб и образцов.

            Капитан, находясь на мостике, получал общую информацию о продвижении разведчиков и о состоянии пространства вокруг корабля.

            Первый, второй и третий отряды двигались в сторону леса разными путями, веером отходя от корабля. Четвертый и пятый отряды ехали в разные стороны от корабля вдоль обрыва, пытаясь выяснить, где кончается плато и что там находится. В кузове каждого транспортера сидел отряд десантников в полном обмундировании. В воздухе закладывали виражи разведшлюпы, описывая спиральные витки все большего радиуса.

Старший офицер безопасности, командир первого транспортера сидел рядом с водителем. Он был опытный вояка, побывавший на многих планетах, выбирающийся из самых серьезных передряг. Для себя он решил, что этот полет будет завершающим его карьеру. Пора на покой. На его век хватит сражений. Он мечтал взять жену, не утратившую еще красоту и вызывающую восхищенные взгляды окружающих, и перебраться с ней на побережье океана, где можно нежиться на солнышке, потягивая прохладительные напитки до конца своих дней. Он давно уже присмотрел место на побережье возле небольшого городка, где они купят домик. Но для этого надо было вернуться домой, для чего нужно было завершить эту экспедицию. И вот здесь-то у старшего офицера начинался внутренний зуд. Какое-то смутное ощущение не давало ему покоя. Ощущение чего-то нехорошего. Смутные расплывчатые подозрения сформировались в стойкое осознание того, что ему эта планета не нравится. Он не мог объяснить почему, но привык доверять своей интуиции. Что-то здесь было не так.

Машина пересекала плато, качаясь на неровностях поверхности. Кромка леса неуклонно приближалась. Когда машина первого отряда достигла первых деревьев, уже окончательно рассвело. Транспортер остановился и открыл дверь. Привычно раздалась команда сержанта:

— На выход! Живо! Живо!

Тяжелые ботинки застучали по металлическому полу, десантники выбежали из машины и заняли оборонительные позиции, рассыпавшись полукругом и выцеливая по зарослям любой враждебный объект. Последним вышел старший офицер. Водитель закрыл дверь и перевел управление на огневые системы, превратив бронированный транспортер в укрепленную огневую точку.

Все дышало спокойствием, стояла полная тишина. Воздух был неподвижен. Старший офицер отдал команду, и отряд двинулся вглубь леса, постоянно смотря по сторонам. Странный это был лес. Деревья имели гладкие гибкие стволы. Ветвей у них почему-то не было. Прямо от стволов отходили гигантские длинные листья. Некоторые деревья сами напоминали листья, растущие прямо из земли. А некоторые имели на своих верхушках, теряющихся где-то в облаках, какие-то массивные образования. Иногда они имели форму шаров, иногда плоских дисков, а иногда удлиненную веретенообразную форму.

— Что это, командир? – спросил один из десантников, задрав голову вверх. – Похоже на какие-то передающие устройства. Или исследовательские станции.

Старший офицер долго изучал наросты, включив увеличение в обзорном стекле шлема.

— Вряд ли, — медленно сказал он, переключаясь на нормальный обзор. – Слишком их много, они здесь повсюду. Думаю, все же они естественного происхождения.

В шлем каждого солдата была вмонтирована камера, передающая в автоматическом режиме изображение и звук на корабль. Капитан видел все, что видел каждый из десантников. Такая же аппаратура была установлена и на разведшлюпах. Старший офицер безопасности доложил о ситуации, о том же доложили две другие разведгруппы, высадившиеся леве и правее первой группы. Изображения деревьев с массивными образованиями были переданы и исследовательский отсек. Разведчикам был отдан приказ пробираться вглубь леса, по возможности, собирая пробы и образцы, предписанные программой освоения планет.

Первый отряд уже значительно углубился в лес, когда начались события. Пилот второго разведшлюпа доложил о гигантских летающих существах, которые проносились перед его шлюпом с рокотом и скоростью пули. Камера поймала в фокус существо и передала изображение на корабль. Высший офицерский состав на мостике увидел на голографическом экране длинное вытянутое тело и большие прозрачные крылья, которые видимо и издавали громкий рокочущий звук. Изображение было передано в научную секцию главному биологу – сухонькому старичку, — который, как истинный ученый, испытал душевный восторг при виде непонятной формы жизни и, потирая довольно руки, немедленно взялся за изучение изображения. Но никто не разделял его радости. Существование таких огромных животных не особенно вдохновляло на создание колонии. Но капитан понимал, что рано делать еще какие-то выводы.

Однако новости были не утешительные. Второй отряд разведгруппы сообщил о подземном монстре. Прямо из-под земли показалась толстая труба отвратительного цвета сырого мяса и устремилась ввысь. Потом это толстое щупальце начало ощупывать вокруг себя землю. Оно растягивалось, сужаясь, и снова сжималось, утолщаясь и собираясь складками. Создалось впечатление, что оно ищет солдат. Командир приказал открыть огонь. Лучи лазеров легко перерезали толстое щупальце у основания. Остальное, вероятно, ушло обратно под землю. Но отрезанный длинный кусок тяжело шлепнулся на землю и, сокращаясь и вытягиваясь, к ужасу и отвращению солдат уполз вглубь леса и скрылся в зарослях. Произошедшее, по-видимому, не доставило существу никаких неудобств.

Пилот пятого разведшлюпа фотографировал окрестности и слишком поздно заметил опасность прямо перед собой. Огромное существо, издавая низкий гул, которому позавидовал бы стратегический сверхтяжелый бомбардировщик на взлете, стремительно надвигалось прямо на разведшлюп. Эфир разорвал крик пилота:

— Я атакован! База, я атакован! Как слышите? Критические повреждения! База, я падаю!

После чего пятый разведшлюп исчез с экранов. На мостике повисло тягостное молчание.

— Капитан! – обратился дежурный офицер группы поддержки. – Я получаю координаты аварийного маяка пилота. А также его биометрические данные. Судя по показателям, он жив.

— Выведите координаты на экран, — приказал старший помощник капитана.

На широком голографическом экране замигала красная точка – место крушения разведшлюпа.

— Внимание, первый отряд, – последовал приказ капитана. – Мы потеряли разведшлюп. Вы ближе всех к месту крушения. Следуйте к точке по полученным координатам. Требуется эвакуация пилота. С этой минуты — это приоритетная задача. Все остальные задачи выполняйте по мере возможности. Как поняли?

Из переговорного устройства раздался голос старшего офицера безопасности:

— Вас понял, база. Следовать к месту крушения. Требуется эвакуация пилота. На связи.

Офицер отключил переговорник и поднял руку, собирая вокруг себя личный состав.

— Отряд! У нас новый приказ. Требуется спасение сбитого пилота. Следуем к точке 23-7. Сержант!

— Так, парни! – рявкнул сержант. – Вы слышали! Живей-живей. Смотреть по сторонам. Пошевеливайтесь.

Первый отряд форсировано пробирался вперед и преодолел половину пути, когда старший офицер безопасности приказал остановиться. Он осматривался по сторонам, что-то явно происходило. Подул ветер, деревья неохотно зашатались. Ветер усиливался. Многолетнее чутье не подвело старшего офицера безопасности.

— Отряд! В укрытие! Сейчас будет буря!

Отряд только успел укрыться и закрепиться, как налетел шквал. Это был настоящий ураган, деревья клонились к самой земле, ветер пытался вырвать их из земли и унести с собой. В ушах стоял оглушительный рев и свист. Двух десантников подняло в воздух, они болтались на тралах как пушинки. Все что их держало – якоря, врытые в грунт. Но и якоря и тралы выдержали. Буря стихла внезапно, десантники опустились на землю. В переговорниках послышались крепкие словечки, адресованные и буре, и всей планете в целом.

После переклички раздался зычный голос сержанта:

— Ладно, парни! Отдохнули и хватит! У нас задание! Вперед!

Всем, включая, старшего офицера безопасности планета нравилась все меньше. Отряд продолжил следовать к месту крушения и вскоре вышел к разбитому разведшлюпу. Пилот был там. Он был жив и даже не ранен, успел вовремя катапультироваться. Но был совершенно деморализован происходящими событиями. Группа забрала черный ящик разведшлюпа и вместе с пилотом начала форсировано двигаться к тому месту, где ждала их бронемашина. Весь путь по переговорным устройствам поступала устрашающая информация. Пилоты и десантные группы докладывали о гигантских летающих существах самых разных форм и видов. Стремительных и медлительных, вытянутых и шаровидных. Многообразие их поражало. Но всех их объединяло одно – они были огромны. Пилоты, которых бурей отнесло далеко от дислокации корабля, доложили о наземных животных, замеченных ими с воздуха. Они также поражали размерами. Третья разведгруппа вступила в бой с одним из них. Из отрывочной информации можно было понять, что на группу напал какой-то гигант. В переговорниках слышались крики, звуки стрельбы, приказы отступать. По-видимому, там шел серьезный бой.

И вот с корабля поступил приказ: всем возвращаться. Разведшлюпы взяли курс на корабль. Четвертый и пятый отряды развернулись и поехали обратно вдоль обрыва. Они так и не добрались до конца плато. Обрыв, ровный, как стрела, тянулся до самого горизонта в обе стороны. Первый отряд был уже недалеко от своей бронемашины, когда под ногами задрожала земля, вздыбилась, и из-под земли стало быстро вылезать громадное чудовище. Аспидно-черное оно направилось прямо на десантников. Шесть суставчатых ног быстро несли его вперед. На маленькой голове были угрожающие загнутые рога.

— Открыть огонь! – скомандовал старший офицер безопасности.

Десантники в боевом порядке со спасенным пилотом в середине построения стали прицельно стрелять по монстру. Вспышки выстрелов огненным роем окутали приближающееся чудовище. Но лучевое оружие не оказывало видимого эффекта, на бронированной шкуре зверя не оставалось даже следов. Еще мгновение, и он набежал на отряд, мигом раскидал десантников и промчался вперед к бронемашине, безуспешно поливавшей его лучами бластеров. Однако гигант стремительно миновал и ее, пробежав прямо над ней, наступив одной ногой. Машина резко просела, но бронированный корпус выдержал тяжесть гиганта. Огромная тварь промчалась и скрылась в зарослях. То ли слабый интеллект не позволил ей вовремя затормозить и развернуться, чтобы снова атаковать, то ли десантники ее с самого начала не интересовали, а просто оказались у нее на пути.

К счастью никто не погиб. С многочисленными ушибами десантники, которых разбросала эта громадина, встали в строй и, подгоняемые сержантом, втянулись внутрь бронемашины и заняли свои места.

Когда все разведгруппы прибыли на корабль, к этому времени, проанализировав полученные данные, выслушав предварительное заключение биологического исследовательского сектора, на мостике сделали неутешительные выводы. Планета населена опасными огромными монстрами, обладает чудовищными ураганами и для колонизации возможно не пригодна. Рассматривалась целесообразность высадки на другие части планеты, но научный отдел предполагал развитие похожей флоры и фауны на всех материках.

— Капитан, — раздался голос офицера группы поддержки, — я фиксирую сейсмоактивность.

Капитан развернулся к нему.

— Землетрясение?

— Никак нет. Толчки не сильные, но с равной периодичностью. И усиливаются. Это похоже на… на…

— Говорите, офицер.

— Это похоже на шаги, капитан.

— Шаги?!

— Очень похоже, — офицер группы поддержки снял фуражку и вытер пот со лба, — как если бы к нам приближалось что-то огромное. Ужасно огромное. Намного больше всего, что мы встречали до сих пор.

— Капитан, — обратился вполголоса старший помощник, испытанный боевой соратник, который был с капитаном во всех предыдущих экспедициях, — думаю, надо улетать. Все что надо, мы собрали, пусть образцы теперь изучают научные центры дома. Эта планета явно нам не подходит. Не стоит нам встречаться с тем, что сейчас к нам приближается.

Капитан и сам склонялся к такой мысли. Поставленную задачу экспедиция выполнила, данные получены, образцы собраны, банки памяти ломятся от всевозможной информации. Вопрос о возможности колонизации остается открытым, но это можно выяснить и дома. Ему не нравилось лишь то, что скоропостижный отлет напоминает бегство. Бегство с планеты с идеальными условиями для жизни! С планеты, которую они так долго искали. Но капитан понимал, в случае опасной ситуации бегство — не позор. Он протянул руку и включил громкую связь.

— Внимание! Всему экипажу приготовится к отлету. Всем закрепить оборудование и занять свои места.

Дежурные на мостике защелкали тумблерами, забегали пальцами по клавиатурам, готовя корабль к взлету. Старший помощник ободряюще кивнул капитану и отошел к своему месту. Сам капитан тоже сел в свое кресло, вытянул руку и опустил сверху кронштейн безопасности, надежно фиксирующий тело в кресле.

— К старту готов! – отрапортовал навигатор.

За ним о готовности доложил первый пилот. Сообщения о готовности стали поступать от дежурных на мостике и от персонала научных лабораторий и вспомогательных производств.

— Готовность пятьдесят процентов, — доложил бортинженер, наблюдающий за подготовкой фотонных двигателей.

К этому времени толчки стали ощущать все. Мерно и четко через равные интервалы корабль чуть вздрагивал. Что-то или кто-то приближалось.

Капитан решил не испытывать судьбу и не ждать новых сюрпризов от этой планеты. Форсированный старт был чреват возможными неприятностями. И хотя он не был запрещен, но не рекомендовался при старте с поверхности планет для старых изношенных кораблей. Капитан был уверен в своем корабле.

— Вектор нагрузки – три, — скомандовал он. Ускорение – в центр, поток – пятьдесят единиц.

Весь персонал на мостике оторвался от экранов и недоуменно посмотрел на капитана. Бортинженер потянулся к пульту, но медлил в нерешительности.

— Капитан, разрешите обратиться, — сказал старший помощник. — При таком…

— Отставить, — прервал его капитан. – Выполнять!

Боринженер установил поток в пятьдесят единиц. На пульте тревожно зажглась красная лампочка. Подготовка фотонных двигателей резко ускорилась.

— Готовность восемьдесят единиц, — доложил он. – Восемьдесят пять. Девяносто.

Сергею всегда нравился этот парк. Много пространства, ухоженные газоны, ровные тротуары без выбоин. Машины здесь проезжали крайне редко, да и людей было не очень много в этой его части. Все предпочитали другую сторону парка, где был какой-никакой пляж, площадки для пикников и детский городок. Приятель Сергея уже снял сандалии и босиком по траве пошел к центральному озеру. С этой стороны озера никто не купался, и можно было великолепно поудить рыбу, для чего ребятами давно уже были присмотрены отличные места.

Сергей хотел тоже снять кроссовки, бросил взгляд вниз и вдруг увидел у самых ног что-то интересное.

— Лешка, — крикнул он, — смотри, что я нашел!

Его приятель повернулся и поспешил к другу. Сергей нагнулся и поднял с бордюра тротуара маленькую модель странного самолетика. Повертев ее в пальцах, он положил ее на ладонь и стал рассматривать. Игрушка больше напоминала космический корабль. Он был размером со спичечный коробок, но был выполнен с потрясающей тщательностью. Видны были мельчайшие детали.

— Девяносто пять! – доложил бортинженер.

Капитан обратил внимание на то, что подземные толчки прекратились. Он хотел запросить данные у офицера группы поддержки, но не успел. Корабль резко и стремительно взлетел вверх, как будто какая-то неведомая сила подбросила его. Всех вжало в кресла. А потом начало швырять в разные стороны. Если бы не кронштейны безопасности, все разлетелись бы по мостику, как камешки в погремушке.

— Что это?! Что происходит?!

У капитана была версия того, что происходит. Но она была так ужасна, что он решил не озвучивать ее.

— Готовность сто процентов, — преодолевая сильное головокружение, доложил бортинженер сдавленным голосом, — к старту готов.

— Ну что у тебя там? – спросил подошедший Лешка.

— Вот, —  восхищенно сказал Сергей, показывая ему раскрытую ладонь.

— Старт! – гаркнул капитан. По лицу его текли струйки пота.

Пилот схватил ручку тяги и притянул ее до упора. Из сопел вырвалось голубое пламя.

— Ай, — закричал Сергей.

Кораблик резко устремился вперед, будто пущенный из катапульты. Сергей замахал обожженной рукой. Секунду мальчишки наблюдали светящуюся голубую точку, но тут же потеряли ее из виду при ярком свете дня.

А корабль стремительно набирал высоту. Скоро он покинет пределы атмосферы, уйдет в подпространство и через пусть длительный, но спокойный период будет дома. Далеко, совсем далеко от этой непонятной планеты с такими страшными враждебными исполинами.

0
13.01.2019
avataravataravatar
378

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть