Дорога в мечту

                                                          Глава 1 «Неожиданная встреча»

— Ну, здравствуй. Дочь.

— Где-то я это уже слышала, но не припомню где. – Задумчиво произнесла я.

— Что заставило тебя вернуться спустя десять лет?

— А, тебе какое, в общем-то дело?

— Самое прямое. Отвечай, раз спрашивают.

  Тут голос подал водитель.

— Мисс, у вас всё в порядке? Эта женщина вам не мешает?

— Нет Сантьяго, всё нормально. Иди в машину. Я скоро подойду.

  Водитель ушёл в машину, а я вновь уставилась на пожилую женщину, некогда бывшей мне матерью по крови, но не по духу.  

— Ну, раз уж встретились, пошли в машину. На улице нынче не Франция. – Сказав это, я развернулась и пошла в машину.

  Обернувшись у самой машины, я посмотрела на мать и спросила:

— Тебе интересно узнать ответы на свои вопросы или нет?

   Женщина сухо откашлялась, поставила свою машину на сигнализацию и двинулась ко мне. К тому времени нас ждал Сантьяго с распахнутой дверцей автомобиля. Сев в средство передвижения, Сантьяго захлопнул кусок металла и вернулся к себе за руль. Огни кадиллака зажглись, и машина плавно покатилась по Обводному каналу. Взгляд заскользил по знакомым зданиям. Собор Казачьей церкви мерцал в лучах искусственных ламп, за ней была узенькая улица, в конце которой были спрятаны воспоминания.

  Вот здесь, мы всей группой прятались от дождя, под этим старым, сгорбившимся как старушка, клёном. Мальчики выпихивали друг друга под проливной дождь, а девочки дружно хохотали. Вот та самая кофейня, куда я бегала в большой перерыв за «Имбирным латте», в который втихую на четвертом курсе подливала коньяк. Та самая Казачья церковь, куда ходили все, что бы помолиться перед экзаменом, поставить свечку, прочитать молитву, как будто Ему это всё нужно. Все эти обряды, молитвы, служители, которые больше всего напоминают посредников между главой мафиози и простым людом. Та самая детская площадка, где мы собирались после экзаменов и обсуждали преподавателей и сами экзамены, да и просто сплетничали, качаясь на детских качелях, под тенью вязов.

  Из воспоминаний меня вырвал мамин голос:

— Так, зачем ты вернулась?

— Тебя это так волнует?

— Да. Ты моя дочь.

— Не думаю.

— Это ещё почему?

— Видишь ли, в Калифорнии есть один очень интересный закон, как усыновление/удочерение зятя или невестки. Чем, я кстати, благополучно воспользовалась.

— То есть?

— У меня другие родители. Но на твои вопросы я отвечу. Я сегодня добрая. Слушаю.

— Ах так!

— Не тяни, пожалуйста, резину.

— Хорошо. Эта дорога ведёт на Восточное кладбище. Зачем тебе туда?

— Надо.

— Чем ты занимаешься в Америке?

— Имею собственный бизнес.

— Большой?

— Весьма.

— Живешь в квартире?

— В собственном доме.

— Ммм.

— Что?

— Богато…

  Я лишь усмехнулась. Глуп был бы тот человек, который глядя на всю эту сцену «допроса», предположил, что мама скучает по дочери. Но, я то знала, что ей нужны лишь деньги. 

— Мам, тебе нужны деньги, сколько?

— С чего ты взяла?

— Я тебя прекрасно знаю, и за десять лет, ты ни капельки не изменилась.

— Это подло!

— В плане?

— В плане того, что я рискуя своей жизнью, была готова прыгнуть тебе под колеса, и все ради того, что бы стрясти с тебя деньги? Ты правда так думаешь?

— Да, я так считаю. – Произнесла я с тенью усмешки на лице.

— Да как ты можешь?

  Я молча полезла во внутренний карман пиджака, и извлекла оттуда аккуратно сложенный вдвое конверт, распрямив его, я протянула его матери и добавила:

— Прочти, там перевод на русский язык имеется.

  Женщина приняла конверт и потрогав его в руках, спросила:

— Это шёлк?

— Вощённая бумага с добавлением шёлковой нити. Одна такая страница стоит около ста долларов, и заказывается для меня из Китая.

— А я смотрю, ты шикуешь.

— Просто я могу себе это позволить. Но, тебя не должен интересовать конверт, тебя должно интересовать его содержимое. 

  Вскрыв конверт с алой сургучной печатью, в оттиске которой красовалось танцующая лисица, женщина достала оттуда сложенный втрое листок бумаги, и развернув его, стала читать документ.

   «В связи с тем, что моя госпожа Элина сменила гражданство, а следом за ним, подала документы на удочерение семьей своей законной жены – Верховный суд США требует признать документ (смотрите приложение) не действительным, а в следствии, моя госпожа не будет выплачивать пособие за уходом пожилой матери, в размере трех тысяч долларов в месяц.

                                                                                                                                                                                                                    С уважением адвокат Джон С»

    Тут мать уставилась на меня.

— О каком документе идет речь?

0
10.07.2020
avatar
124

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть