Дом у леса.

Мне было девять лет когда мы с родителями переехали в новый дом. Мы долго жили в коммунальной квартире, в которой я провела всё своё сознательное детство. Отец разрывался на две работы и часто таксовал, мечтая о своём собственном жилье. Он всегда рассказывал мне что мы купим большой дом далеко от города, где тишина и свежий воздух, как мы будем ходить за грибами в лес и на рыбалку на озеро. Я всегда засыпала под его рассказы. Он говорил таким тёплым и успокаивающим голосом, что ему никогда не приходилось читать сказки и детские стишки, я просто засыпала под тёплые нотки в его голосе.  

Он начал копить деньги на дом ещё за долго до моего рождения, а в последние годы он столько работал, что я его почти не видела. Я всегда ждала его с работы, что бы уснуть под его голос, но засыпала в ожидании.  

Но вот и наступил тот день, когда свершилась покупка этого дома. У меня в голове отпечатались эти события, будто это было вчера. Я помню как мама на прыгнула на отца. Помню как он кружил меня на руках и у него было такое счастливое лицо, что словами просто не передать. Как собирали сумки с вещами и как выезжали с мамой с завязанными глазами в предвкушение и нетерпении побыстрее добраться до места. И это счастливое лицо отца. Оно просто светилось от счастья и любви к нам с мамой. Это был последний раз когда я видела его таким…  

Прошло некоторое время. Может недели три-четыре… В подробностях не помню. Мы немножко обжились в новом доме. После покупки дома оставались ещё какие то деньги и отец купил мебели, телевизор и так по мелочи, что то вроде столовых принадлежностей и так далее. Со старых работ он уволился и устроился не далеко от нашего дома на птице-ферму. Она находилась примерно километрах в двух или трёх от нашего дома. Ферму не было видно. Что бы до неё добраться, нужно было пересечь лес и не большое поле, по этому отец приобрёл себе велосипед и добирался до новой работы на нём. На машине он ездил раз в неделю, в город за продуктами. Даже от нашего дома до посёлка было приличное расстояние, да и в нём не было магазинов. Мама говорила что живём мы как отшельники, даже соседей не было. За то тишина и спокойствие и можно спокойно заниматься своими делами. Мама вышивала картины на ткани. У неё их часто заказывали. Работы у меня нету, хотя бы на хобби могу немного заработать. – Говорила она. Меня записали в небольшую сельскую школу, в которую меня должна была возить мама. Но переехали мы в начале лета, так что с переездом я окончательно забыла про такую вещь, как учёба.  

Шли день за днём. Мама вышивала, готовила и хлопотала по дому. Отец работал с семи утра до пяти вечера. По его словам, работа ему нравилась, но вид был у него уставший. После ужина он ходил на прогулку в лес, тот самый за которым находилась эта ферма. Разгуливал он по несколько часов и приходил обратно. На мамины вопросы он отвечал одинаково:  

– Я хожу туда, потому что там спокойно, можно пройтись, подумать, откинуть мысли и всё такое.  

Маму через какое то время перестало это удивлять и она перестала его расспрашивать. Якобы это вошло в повседневный режим отца. Завтрак, работа, ужин, прогулка. Всё стало в порядке вещей. Даже в выходные дни после пяти вечера отец отправлялся туда на прогулку. Я всегда просила его взять меня с собой, на что он отвечал:  

– Вечером там много комаров милая. Они тебя начнут кусать, ты начнёшь просится домой и мне придётся вести тебя. Подожди пару недель, когда немного нагреется вода в озере и мы с тобой и мамой будем каждые выходные на него ходить плавать.  

Естественно на моём лице расползалась улыбка и я забывала про этот лес. Отец целовал меня в лоб и отправлялся на свою прогулку.  

Как то раз, после очередной прогулки от отца пахло чем-то мерзостным. Была такая резкая вонь, что глаза начинали слезиться. Сейчас я могу конечно описать эту вонь, но в тот момент я даже понятия не имела что может так пахнуть. Даже сейчас спустя столько лет я чувствую этот запах. Запах разлагающейся животной плоти. Когда мама спросила во что он наступил или чем вымазался что так воняет. Отец ответил:  

– В смысле чем воняет? – Удивлённым взглядом уставился он на мать.  

– Какой-то тухлятиной. Ты что не чувствуешь? – Кривя лицо от запаха ответила она.  

– Нет… Вообще не чувствую. – Обнюхивая себя процедил он.  

– Да ты как будто дохлых мышей в карманах носишь. Снимай одежду и немедленно в кидай в машику. Ах да… И не забудь в нос закапать, может начнёшь чувствовать.  

Отец молча последовал указанию матери и ушёл в их спальню. Весь разговор я слышала из-за двери своей комнаты, но даже из-за неё я ощущала этот смрадный запах.  

Через некоторое время мы с мамой начали наблюдать за странным поведением отца. Он стал не разговорчив, совсем не улыбался. На наши с мамой вопросы отвечал резко и чёрство. Порою даже грубо. Когда я напомнила про его обещание с озером, он вообще на меня накричал, развернулся и ушёл на свою дурацкую прогулку. На меня нахлынуло чувство обиды, а на глазах проступили слёзы. Дело в том, что это был первый раз, когда отец повысил на меня голос. Он никогда меня не отчитывал за мои проступки и всегда ласковым голосом объяснял, что так делать не стоит. Но в этот раз, это был будто не он, даже голос не похож. В одну из ночей я проснулась и пошла в туалет, после возвращения я легла обратно на кровать. Когда я ложилась, мне показалась что я что то видела в окне возле дома, точнее кого-то ( моя кровать находилась рядом с окном). Я встала и начала присматриваться сквозь сумрак. Мои глаза после света в туалете никак не могли снова привыкнуть к темноте, по-этому я долго вглядывалась в силуэт стоящий перед домом, пока не поняла что это отец. Он стоял неподвижно в одних трусах, босиком. Он смотрел в лес и мне стало не по себе. Представьте себя маленькой девочкой, которой удостоилось такое увидеть. Да меня в тот момент чуть удар от страха не хватил. Само собой я побежала будить маму и всё ей рассказала. Мама с сонным видом встала с кровати и проследовала со мной в мою комнату. Мы обе уставились в окно, но отца там не было.  

– Тебе наверное по виделось золотце. – Прошептала мама.  

И в этот момент в доме раздались шаги. Мы обернулись. По коридору прошёл отец и зашёл в их с мамой спальню (наши комнаты находились друг на против друга). Тут мама посмотрела на меня и я увидела в её глазах, что ей тоже стало не по себе. Мы постояли так пару минут и она легла рядом со мной и приобняла. Я так и уснула в её объятьях.  

Утром я проснулась и как обычно пошла на кухню завтракать. Отец уже умчал на работу на своём велосипеде, так что мы с мамой остались одни. Я так и не решилась спросить у мамы что было с отцом, но видела по виду матери, что она напугана. Завтрак прошёл в полной тишине.  

Следующая неделя прошла как обычно. Обычные дни. Обычные прогулки отца. Мне уже стало скучно. Мама шила, сверстников не было. Я уже начала жалеть о нашем переезде. Мне надоело сидеть дома. Обещание с озером отец так и не исполнил. Он как одержимый ходил на свои прогулки. У отца был выходной и он как обычно собирался в город. Я попросила у мамы, что бы она поговорила с отцом о моей поездке с ним и он согласился. Отец всю дорогу не промолвил не словечка, а по приезду сухо сказал что бы я сильнее закрывала дверь. Это были единственные его слова за всю нашу поездку. Мы просто приехали, затарились и уехали. По приезду мы пообедали и отец начал одеваться.  

– Ты куда? – Спросила мама.  

– Пойду погуляю. – Сухо бросил отец.  

– Что-то то ты рано сегодня, даже четырёх нет. – Указывая мыльной губкой на часы сказала мать.  

Отец просто молча вышел из дома и направился в лес. Мама посмотрела на дверь и принялась дальше мыть посуду. На кухне повисла тишина. Только скрип губки об посуду. Допив свой сок, я сказала маме что поиграю возле дома.  

– Хорошо солнышко. – Ответила она. – Только не выпачкайся об траву, она не отстирывается.  

Я заверила её, что всё будет хорошо и вышла из дома. На самом деле я хотела пойти в лес и посмотреть что там делает отец. Сразу же у меня встала картинка перед глазами, как он ночью в одних трусах стоял и смотрел в лес. Меня охватил страх и на секунду я передумала туда идти, даже повернулась обратно к входной двери. Но детское любопытство распирало меня ещё больше. Я направилась в лес. Войдя в него я почувствовала прохладу. Она стала заметна и ощутима прямо стразу, не успела я пройти и трёх шагов. Солнце пробивалось сквозь листья рисуя на земле солнечные узоры. Посмотрев на них ещё пару секунд, мой взгляд бросился искать впереди себя отца. Я вышла за ним буквально сразу, так что он не мог далеко уйти. Я бегала глазами и не видела его. Решив что он зашёл глубже, я просто начала идти прямо. Я шла только прямо что бы не заблудиться и в случае если мои поиски будут безрезультатны, я просто развернулась на сто восемьдесят градусов и пошла обратно. Я медленно брела и озиралась по сторонам и чем глубже я заходила, тем становилось прохладнее. Под моими ногами что-то хрустнуло и я остановилась. Это просто сухая ветка. Я начала идти дальше смотря под ноги, но подняв голову я чуть не наткнулась на здоровенный куст. Он был выше меня на метр точно, а может и больше. На нём висели красные ягодки, россыпью. Они так и просились в рот. Они были как вишенки, только более гладкие на вид и очень блестящие. На столько блестящие, что солнечный свет протискивающийся сквозь листву деревьев отбликивал от них. Я смотрела на них несколько минут. Мне так и хотелось их съесть, но я не решилась. Мне нужно было двигаться дальше и я чуть обойдя куст сделала первый шаг и резко замерла. В метрах пяти от меня стоял отец. Он стоял ко мне спиной и не шевелился как той ночью. Будто он дерево пустившее корни, просто стоял и куда-то смотрел или на что-то, а может и вовсе на кого-то. Меня переполнял страх. Мне показалась что тут очень холодно. По моей спине пробежали мурашки. Я просто оцепенела на несколько минут, не могла пошевелиться от страха. Тут отец начал как то странно двигать головой, будто у него случился приступ. Но прислушавшись я поняла, он нюхает. Вынюхивает как волк свою добычу. Я наблюдала за ним не шевелясь. Всё это продолжалось секунд двадцать может больше. Я не знаю… И тут он перестал и продолжил стоять. Я смотрела ему в спину, но началось то, пошатнуло мою детскую психику. Он начал медленно разворачиваться. Всем телом. Руки были прижаты к ногам, как у солдата. Голова оставалась не подвижной. Двигались только ступни, очень медленно переступая. Когда он полностью повернулся ко мне, он уставился на меня. Его глаза… Глаза были бесцветные, абсолютно белые. Я не видела в них зрачков. Он смотрел на меня, а его грудь начинала медленно вздыматься. С каждым разом всё сильнее и сильнее. Я просто смотрела на него и не могла ничего сделать. Он всё сильнее и сильнее набирал в лёгкие воздух. Он дышал не подвижно и смотрел на меня. У него даже ноздри не двигались. И вдруг он резко перестал. Всё так же смотрел на меня белыми глазами. Я смотрела на него и не знала что делать. Но тут его руки медленно начали уходить за спину, не так как все дети их убирают за спину в игре «отгадай в какой руке». Они были прямые, он не сгибал их в локтях. Он их поднимал и я услышала как начали хрустеть его плечи, а он их поднимал всё выше и выше, пока они не оказались вытянуты назад. Вот вы вытягиваете руки перед собой, на уровне плеч. Теперь представьте теже действия, только за спину. Ещё секунду он постоял и резко начал шагать ко мне. Я развернулась и побежала. Бежала не оглядываясь. В горле встал ком, на глаза накатили слёзы. Я бежала и плакала стараясь не оглядываться. Мне так хотелось повернуться и посмотреть, на сколько близко ко мне отец, но мне было страшно. Вдруг я оглянусь, споткнусь, упаду и он меня поймает. Что тогда?? Я всё бежала, горячие слёзы стекали по щекам. Лес всё не заканчивался. Мне стало тяжело дышать. Хотелось зарыдать в весь голос. И в тот момент когда я уже почувствовала что я больше не могу, я выбежала из леса к дому.  

Тяжело дыша и в полном бессилии от преодолимой дистанция, хватая ртом обжигающий лёгкие воздух я добралась до входной двери в дом. Всё ещё борясь с отдышкой, я смотрела в то место, от куда выбежала. Я считала секунды. Отец мог выбежать из леса в любой момент, но его всё не было. Через пару минут моё дыхание вошло в привычный ритм, но в дом я не хотела входить. То ли от потрясения увиденного, то ли не хотела показывать испуг маме. Не знаю… Просидев на траве у дома ещё примерно с полчаса я всё таки вошла в дом. Переведя дух более на позитивный лад и не подавая виду прошла на кухню к маме. Мне не хотелось говорить ей об произошедшем, потому что она сошлётся на моё бурное воображение, да ещё и отчитает за то, что пошла туда одна. Мама готовила ужин, который должен был быть готов примерно к приходу отца. Мы перекинулись взглядами не обронив не слова и я ушла в свою комнату.  

Из головы не выходила вся эта картина произошедшего. При каждой мысли меня передёргивало. В ушах стоял хруст его плеч. А его глаза…! Как он дышал… Что вообще с ним? Может и правда это всё моё воображение? Сколько я не пыталась забыть увиденное, у меня не выходило.  

Отец пришёл на удивление позже обычного. Мы с мамой поужинали не за долго до его прихода. Войдя в дом он не проронил ни слова. Отказавшись от еды, ушёл в спальню и не выходил от туда.  

После пережитых обстоятельств днём, я быстро уснула. На удивление мне не снилось плохих снов. Что то довольно хорошее было на тот момент в моих сновидениях. Не помню точно, что именно. Ведь хорошие сны как правило не остаются в памяти. От них остаётся только приятная отдушина, что говорит о приятном. Но проснувшись среди ночи, хоть мне снилось что-то хорошее, я закричала от увиденного.  

Над моей кроватью стоял отец. Руки у него были вытянуты за спиной как в лесу. Стоял он не подвижно, наклонившись к моему лицу. Расстояние между нашими лицами разделяло не больше тридцати сантиметров. Я отчётливо увидела его белые глаза. Они светились как фосфор. Он смотрел на меня и на его лице растягивалась нечеловеческая улыбка. От него исходил тот же смрадный запах, как в тот раз, после его прихода с прогулки. Хоть всё происходящие не заняло и десяти секунд, для меня этот момент был вечностью. Будто время остановилось. Так и казалось на самом деле, отец не шевелился и не дышал, он просто смотрел на меня. Я закричала и он быстро выбежал из моей комнаты. Я не переставала кричать и плакать от ужаса, даже когда мама влетела в мою комнату и успокаивала меня. Я была так напугана что не могла проронить ни слова.  

Более менее успокоившись, мы с мамой просто сидели на моей кровати. Она шептала что-то успокаивающее, но я не могла разобрать ни слова что она произносила. Какое-то время мы сидели при обнявшись и просто молчали. Я уже полностью успокоилась, но в коридоре раздались шаги. Это был отец. Он молча прошёл мимо моей комнаты и скрылся во тьме их с мамой спальни. Меня опять окутал страх. Страх быстро ушёл, потому что рядом была мама и я чувствовала себя в безопасности. Так в маминых объятьях и уснула.  

Прошло несколько недель. Я уже начала забывать о всех жутких событиях, да и ничего не происходило больше. Разве что отец начал приходить с работы позже обычного, ссылаясь на подработки. Ходить в лес на прогулки он почему- то перестал. Ходил только в свои выходные и то не на долго. Поведение его было в полне обычное. Такое же, как до покупки дома. Только он не улыбался и не смеялся как раньше. Мне начало казаться что всё, что я видела это просто мои сны или моё детское воображение. Я просто закрыла на всё глаза и жила дальше.  

Как то ближе к обеду, к нам пришёл мужчина. Он спрашивал про отца. Сказал что мой отец работает у него в цеху и в последние две недели не появляется на работе. Мама была удивлена. Я почувствовала что ссоры между родителями не избежать. Мужчина оставил свои контакты и попросил по приходу отца связаться с ним. Мама только кивала в недоумении. Попрощавшись мужчина ушёл в лес.  

По приходу отца, мать не спрашивала что, да как в моём присутствии. Я не слышала их разговоров на повышенных тонах, но мне было страшно. Когда всё утихло я уснула.  

Проснулась я от холода и от ощущения какой-то тряски. Открыв глаза я поняла что мама несёт меня на руках. Увидев что я проснулась, она прошептала мне что бы я не волновалась и вела себя тихо, что всё будет хорошо. Мама несла меня на улице, она шла как я понимала к шоссе, но до него было далеко. Я могла идти сама, но мама меня не отпускала. Я посмотрела за её плечо. За нами шёл отец, с той же улыбкой и белыми глазами. Мне стало страшно. Я уткнулась маме в плечо, что бы не видеть этого кошмара. На что мама мне прошептала:  

– Не смотри туда…  

Это было последнее что я от неё слышала.  

Я не поняла что произошло в ту секунду. Маму будто сбили с ног и она повалилась вперёд и упала вместе со мной придавив меня. Я сильно ударилась головой и потеряла сознание.  

До сих пор я не могу найти ответа что произошло в тот момент, даже через столько лет. Ни маму ни отца я больше не видела и о их судьбе ничего не знаю. Меня нашли не далеко от шоссе. Я пролежала в комме почти два месяца и после очень долго не разговаривала. Дальше были работы с психологами и полицией. Ведь моя личность не была установлена, да и я молчала. Расскажи всем что я видела и что пережила, да просто сочтут за ненормальную. Что дальше? Детдом, приёмная семья и мой секрет с которым я выросла наедине. Только спустя двадцать лет я решилась поехать к этому дому. Дома уже не было, а вот лес никуда не делся…

0
18.08.2020
avatar
56

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть