Дитя войны! ( продолжение, без эпилога)

“Хм. И это еще нас называют циничными и бессердечными чудовищами!” – подумал я, глядя на нее и с восхищением осознавая в тысячный раз, за что во всех мирах глубоко уважают эту женщину и заслуженно опасаются ее. Мудрую и любящую настоятельницу “ самого скрытного и таинственного” монастыря для девочек-сирот и бывшую  “ самую безжалостную ” арбитрессу боевых сестер возмездия из ордена “ Святой охранительницы девы Марии”.

“ За каждую святую слезу невинного ребенка грешники должны платить морем своей презренной крови! ”, — и эти зловещие слова, звучащие из ее уст всегда с одинаково неизменным холодным спокойствием, были последними и единственными словами, что слышал мир, прежде чем его накрывала могильная тишь Тьмы.

-Дзинь! – грустно пошутил я, вспоминая Софи.

-Что?

-Я отдал свое сердце Софи, — пояснил я, безрадостно улыбаясь: — …И просил ее не разбить его.

-Она его никогда не разобьёт. Поверь…. Она скорее сама умрет, но сбережет его, как самую дорогую драгоценность.

Ничуть не чураясь запачкать свою одежду, она присела на колесо автоматрона, на котором до этого я ожидал их прилета, и, пригласив меня присесть рядом,  взяла мою ладонь в свои ладошки. После чего ласково сказала:

-Я все знаю о вас, о тебе и… о Софиротине! Прости, пожалуйста, меня, что тебе только сейчас приходиться об этом узнать. Однако пришло время мне рассказать тебе, и о девочке и о твоей роли во всей этой грустной истории….  Сразу же после того вторжения и твоего отбытия  женщина по имени Морин заболела редким среди людей неизлечимым заболеванием, именуемым ‘’ лебяжья лихорадка”. Эта болезнь  — отголосок применения боевого вируса, созданного в далеком прошлом людьми, для выявления и уничтожения тех в ком течет кровь каинитов. О ней, как о возможной ‘’ наследнице крови’’ мне и раньше докладывали, так как в архивах города нам уже удалось проследить  ее, на тот момент сомнительную родословную ведущую от Люции Коллатине. Первоначально особый интерес она у меня не вызвала, так как уже была не девственницей и уже успела родить одного ребеночка который вскоре умер. И, увы, в нем не было обнаружено ни следа  исконной крови —  он родился и умер обычным человеком. Однако тот факт, что Морин подхватила этот вирус, заставил пересмотреть мое отношение к ней и укрепил нашу уверенность  в том, что  мы все же находимся на верном пути, и она, вероятно, та кого мы искали.  Но именно из-за этого заболевания ее и арестовали, заподозрив в “пособничестве врагу и шпионаже” во время “прорывов”.  Там же в тюрьме она родила еще одного ребенка, девочку, которую тут же забрали у нее и передали в казенный сиротский приют. А сама Морин, не вынеся разлуки с дитём издевательств  и пыток, тронулась умом. …Три года маму Софины держали в тюрьме, ибо в таком состоянии представить на суд ее было невозможным, а выпускать несчастную узницу никто не намеревался. Три года девочка находилась в приюте, потому что по местным законом ребенок рожденный рабыней не может быть продан или куплен пока ему не исполниться три года. А так как отчуждение прав бывшего владельца Морин произошло в день ее ареста, а девочка с рождения имела статус рабыни, но еще не имела владельца, то единственным человеком кто мог выставить ее на аукцион, оказалась сама мать ребенка. Городской Совет не хотел содержать маленькую рабыню, но и передать ребенка смертельно больной и “умственно недееспособной” женщине он тоже не мог. Потому на нее стали давить, принуждая продать девочку, отказаться от прав на нее или написать дарственную на имя кого-нибудь из Совета попечителей приюта. И, в конце концов, все ждали, когда Морин умрет – чего рано ли поздно пустив все на самотек, они все равно дождались бы. …Вот только я не могла просто сидеть и ждать. Тем более что и в других мирах мне, как ты говоришь ‘’ великих дел и бессмысленных делишек’’ было  разгребать и разгребать  столько, что целой Вечности не хватит. Я ускорила процесс, уговорив маму Софины заключить сделку — намереваясь в нужный час переправить девочку. … Тогда я еще не знала, когда Софи созреет, “пробудится” и совершит ‘’ переход’’. И я не была до конца уверена в том, что она вообще когда-либо это сделает…. А нам была важна чистота ее крови и ее невинность. Понимаешь? Даже после того, как я узнала, что вы были близки с Морин и, что она родила здорового ребёночка, я все равно не могла быть уверена на все сто процентов что Софи – это именно тот ребенок, который так нужен уважаемой матриархе Делии и всему ее народу. Пять лет назад с женщиной на чье имя была куплена девочка и под чьей заботливой опекой она находилась, произошла трагическая случайность и она погибла. …А в этом году ты стал ее полноправным хозяином. Поздравляю тебя с удачным приобретением! …Вот только прости, но ваша встреча никак не была запланированной. Для всех нас стало неожиданностью то, что “зов крови” для вас обоих окажется настолько сильным и что он не только “пробудит” девочку, но и ускорит ее ‘’переход’’. Ради твоего и ее блага я не хотела, чтобы вы когда-либо узнали друг о друге, и тем более не хотела, чтобы вы встретились…

-А, знаешь, как мы повстречались с Морин? …Тоже, наверное, случайно?!.. Помню, как в тот день, в разгар празднования возрождения Солнца и святости Сварога, было пасмурно и очень холодно. С неба падали редкие пушистые снежинки, а с моря несло промерзлой сыростью. Мы уже были совсем рядом с нашей базой, когда тягач, на котором перевозили одну из машин с воздушного порта, зачадил, а потом и вовсе  заглох.  И мы, ожидая прибытия дивизионного ПАРМ, решили согреться горячим пуншем, что продавали неподалеку от  нас на входе в корчму. Редких прохожих спешащих поскорее попасть в тепло, в это час было не много, и никто из них не спешил остановиться у котла. А залы заведения были уже полны праздной публики вовсю отмечающей праздник и, судя по царившему в корчме веселью, посетителям явно не хотелось высовываться наружу.  Так что мы оказались единственными покупателями у этой одинокой  немногословной “серой мышки”, закутанной в старую дырявую шаль и выглядящей как какая-та зачуханная нищенка с периферийных миров. Впрочем, озадаченные своими проблемами на неприметный внешний вид торговки никто из нас не обратил никакого внимания и, по большому счету, всем было все равно для чего вместо того чтобы праздновать и веселиться со всеми, она в одиночестве торчит на улице.  А горячий напиток, несмотря на свой отвратительный вкус, все же неплохо согревал тело и душу – и этого нам было в тот момент достаточно. Вскоре приехали техники, починили тягач и мы уехали. А она так и осталась и дальше стоять там, на холоде, одинокая и c печалью в глазах. …В тот же день, вечером, у нас в казармах было шумное застолье, со всеми вытекающими из этого продолжениями. А утром, когда я пошел умываться, то вдруг отчего-то вспомнил эту молодую женщину и неожиданно ощутил какую-то нарастающую неосознанную тоску, … Я тогда еще не понимал, что со мной происходит – целый день старался себя чем-то отвлечь, выбросить ее из своей головы. Но чем больше я старался забыть об этой женщине, тем сильнее меня тянуло к ней — я стал словно одержимым ею. И так продолжалось несколько дней, пока я не пришел и не встретился с ней снова, чтобы разобраться в своих чувствах и понять чем же она меня так привлекает к себе. Эта встреча была совсем короткой, чтобы успеть узнать друг друга, но этого времени мне хватило, чтобы осознать, что произошла какая-то магия, крепким узлом связав наши Судьбы. Позже я узнал, что она рабыня и что хозяин очень грубо с ней обращается и даже периодически бьет ее….

-И однажды за это ты с высоким профессиональным мастерством переломал ему все до единой косточки на обеих руках! Прекрасный поступок настоящего мужчины! Однако тем самым ты вызвал гнев местного правосудия, и чуть было не подставил под удар все мои планы. Хм. Между прочим, кое-кому стоило немалого труда вытащить тебя из тюрьмы…

— Да ладно тебе, не преувеличивай. Никто бы из моих товарищей меня в обиду не дал.  А этот корчмарь со всей должной справедливостью получил от меня по заслугам! И я нисколько о содеянном мной не сожалею. …После этого случая он и грубого слова более не посмел сказать в лицо Морин…

— Милый ты мой. Стоит напомнить тебе, что эта женщина была его собственностью и по местным законам, он имел полное право с ней вытворять все, что ему заблагорассудиться. А вот ты, поддавшись своему благородному душевному порыву заступиться за нее, посягнул на его ‘’ законные имущественные права’’ и его ‘’ личную собственность”, причинил физические увечья и нанес материальный ущерб – тем самым грубейшим образом нарушив Закон. Я нисколько не сомневаюсь в том, что твои братья и сестры обязательно пришли бы за тобой, но… Поднятие “военного мятежа” в военное время – это уже перебор!… И вот что я хотела тебе еще сказать. Этот человек, корчмарь, первый же ее и сдал, написав донос в “тайный сыск”, после того как она заболела “ лебяжьей лихорадкой”. И столь гнусным и подлым  способом он отыгрался на ней, за твой неблагоразумный поступок! Вот видишь, как доброе дело совершенное тобой из лучших побуждений обернулось злом и большой бедой,…для дорогих тебе людей. …Прости…

-Вот как! Сволочь! …Хм. Видимо мне придется по возвращению в город вновь с ним встретиться…

Она хитро улыбнулась и словно живое воплощение самой Невинности произнесла:

— Ты опоздал. …С почтенным корчмарём в ту же зиму случился несчастный случай. Люди говорят, что он поскользнулся на кухне  и случайно  опрокинул себе на голову двухведровую  кастрюлю с кипящим свиным бульоном. Три дня промучился, бедняжка, так и не произнеся ни звука, прежде чем отошел в иной мир. …Но, прости, что я перебила тебя. Так что там дальше было у вас с Морин?

— Ха-ха-ха! Видать, верна поговорка: Бог не Тимошка, видит немножко!-  безрадостно рассмеялся я со злобой, которая уже через минуту угасла и ей на смену вновь вернулась  глухая ноющая тоска: — …Спрашиваешь что было? А разве тебе об этом не докладывали?! …Все у нас было – из того  хорошего, что должно было случится.   А самое главное что произошло – я понял, что наконец-то нашел ту единственную, которую искал и которую полюбил всем сердцем! И, надо сказать, эти чувства оказались взаимными! Хотя, мне кажется, что мы никогда о своих чувствах друг другу и не говорили вовсе.… Словно за нас безмолвно говорили наши души.  Она никогда от меня ничего не просила, не требовала и не обещала. А меня так умиляла ее скромность, ее застенчивая улыбка и ее печальный взгляд – словно она как и я прожили вечность и увидели слишком многое из того о чем никогда не хочется вспоминать. Теперь я думаю, что та часть крови ‘’ падших” ангелов,  что текла в ней, пробуждали в ее подсознании тоску о какой-то давней и большой утрате, которую она так и не успела осознать. А тогда я, конечно же, ничего про это не знал. Всю весну и до самого конца лета я почти каждый день проводил на Фронте, и мы редко с ней виделись. А ближе к осени я вдруг обнаружил, что в ней произошли какие-то изменения. Ее глаза поблекли, словно в них угас огонь, а под глазами появились темные круги. Она стала совсем молчаливой и еще больше погрузилась в печаль. Корчмарь меня успокоил, сказав, что вызывали лекари и тот велел особо не беспокоиться – у Морин якобы всего лишь небольшое переутомление и.… И то, что она носит ребеночка! Это новость меня, конечно же, сильно обрадовала и я уже начал раздумывать  о том, как вывести ее и ребенка из этого мира. И по всем моим расчетам с этим у меня не должно было возникнуть сложностей.  Однако возникла проблема и заключалась она лишь в том, что хозяин Морин долго не хотел мне её уступить. А когда он наконец-то согласился составить купчую, то запросил слишком много за нее. И такой требуемой суммы у меня не оказалось, ибо как раз в эти дни шли тяжелые бои и, получив серьезные повреждения, моя машина встала на ремонт, который обходился очень не дешево.  А когда деньги наконец-то удалось собрать,  и я пришел к корчмарю,  то внезапно для меня выяснилось, что Морин уже нет в городе.  Вначале он оправдался тем, что ненадолго отправил ее к переехавшему на острова родственнику, только что потерявшему жену, чтобы на первых порах помогла тому по хозяйству. При этом он дружелюбно  и со всей учтивостью, как подколодный змей, как-бы вскользь намекал на то, что  Морин далеко не так невинная девушка, какой она кажется и что ребеночек возможно вовсе не от меня. Спустя какое-то время и видя, что его лживые слова на меня не подействовали, этот нахальный и бесчестный человек нагло  заявил, что продал ее тому кто, дал за нее значительно больше той суммы, на которую мы договаривались. Полагаю, что вероятно после этого мне нужно было ему вновь переломать все косточки и заодно вырвать язык.… Хм. Меня удержали от расправы над этим выродком мои побратимы. А уже накануне моего отъезда он сам нашел меня в дивизионе и сообщил, что  Морин сбежала от нового хозяина в неизвестном направлении и никто не знает где ее искать.

В те дни стояла хорошая ясная и теплая погода! Пришла пора ‘’ бархатной осени”, которую здесь называют ‘’ персиковой “– вероятно, одного из самых красивейших времен года в этих землях! По улицам города витал нежный аромат персиков – любимых фруктов Морин! Базарные прилавки ломились от их изобилия, трещали под весом спелых яблок и гроздей, больших как грецкий орех розовых сочных ягод заморского винограда. Худшие времена заканчивались, и жизнь в Городе вновь потихоньку стал возвращаться в мирное русло. Время залечивать полученные раны, время для почести павших защитников – увековечить вечную память о них на мемориалах. Вновь оживились гражданские почтово-грузовые и пассажирские перевозки и многочисленные корабли, ежедневно прибывающие и убывающие из морского и воздушного портов, вновь заполонили обе гавани. Искать в такой сутолоке сбежавшую рабыню было бессмысленно, но мы с товарищами все же бросились на ее поиски.  Как ‘’ героям войны’’ нам охотно все и везде оказывали содействие – подключились ребята из разведки, парни из городской милиции, иноземные военные атташе и побратимы из ‘’ добровольческих” отрядов. Однако время шло, мы уже начали готовить технику  к переходу через портальные арки, а наши тщетные поиски так ни на шаг и не продвинулись –  будто “ молодая и красивая беременная женщина с черными пышными волосами и печальными фиолетовыми глазами” сквозь землю провалилась, словно ее никогда и не было! Мда, вот так, безрадостно….

Я огляделся по сторонам, поежившись от предутренней сырой прохлады и, бросив взгляд на свою прекрасную собеседницу увидел, как она плотнее укутавшись в свой плащ, понуро сидит  и с задумчивым видом  бесцельно катает носком сапожка старую проржавевшую гильзу.

-Продрогла? Подожди, сейчас принесу тебе что-нибудь согреться,  — с оживлением обратился я к ней и, не дожидаясь ответа, побежал в БШМ.

-Подожди!…, воскликнула она мне вслед.

Поспешно поднявшись в машину, я вытер глаза. “Нет, мама, это не слезы. Это всего лишь кровь, что льется из незаживающих ран. Но, если однажды эти раны заживут, когда-нибудь прекратят кровоточить – я перестану ощущать себя живым и,…умру! По настоящему, окончательно умру. Мамочка, я не хочу умирать, я не хочу ничего забывать! И знаешь.… В этих землях никто и никогда не торговал зимой горячим пуншем. Они просто не умеют его готовить. И, Морин никогда бы не покинула меня, не убежала бы, не сказав на прощание ни одного слова. Просто,  никто не знала ее так хорошо как я. И никто в Городе кроме нас не слышал и не мог услышать Зов нашей крови! ”. …

Прежде чем забрать большой армейский термос и сверток с недоеденными мной галетами я бросил взгляд на небо. До рассвета оставалось еще несколько часов, но  неподвижно висевшие высоко между облаками силуэты  с десятка кораблей уже стали достаточно различимы, чтобы определить их класс и принадлежность. Определенно они не были  рождены в этом мире и выглядели не соизмеримо технологически совершеннее своих собратьев. Даже без включенных энергетических щитов они были куда надежнее защищены броней и, по крайней мере, часть из них имела куда более мощное вооружение, чем любой из самых могущественных линкоров, что мне доводилось видеть, защищая Город. Я не мог пока еще увидеть ни гербов, ни вымпелов этих могучих красавцев, но мне этого и не требовалось –  я знал имя той кого они сопровождали. А Дом Архонта, Дом’’ Легатум экс Драко” мог себе позволить иметь самые лучшие образцы вооружения. И если ‘’ Инферно Доминус Литис’’ являлось дипломатическим  и координационным объединением многочисленных орденов Темного мира, то Дом, которым управляла домина Делия, выполнял на Темной Стороне почти те же самые функции что и ВКНС – следил за сохранением Равновесия и порядком в подконтрольных мирах. Что собственно никогда не мешало этому Дому принять участие в какой-нибудь “хорошей” войне. Свет и Тьма никогда не прекратят воевать. Что одна сторона безумна, что вторая. Но они никогда не были заинтересованы уничтожить друг друга окончательно, так что эта Война будет продолжаться до скончания времен. Вечно!

Оценив воздушные корабли, я бросил взгляд на сидящих неподалеку протектресс. Расположившись на крыше подбитого броневика, девушки о чем-то негромко весело беседовали, при этом убрав мечи, они вновь достали автоматы и, не выпуская их из рук,  за своими разговорами не забывали периодически оглядываться по сторонам и прислушиваться к “подозрительным” звукам. Судя по тому, что стражи матриархи ушли эти воительницы выполняли сейчас только одну задачу – охраняли нас. Ну а какая задача стояла у пилотов БШМ гадать я уже не стал. Судя по все еще включенным прожекторам и активности систем постановки помех было итак понятно, что их цель это я со своим потрепанным ‘’ Алабаем”. …А бастифам? Им было вообще на всех и всё плевать. Нажравшись снующей в руинах мелкой живности они улеглись у бронетранспортера, на котором расположились их хозяйки и оба уснули. Хотя, эти флегматичные, неприхотливые, но очень опасные существа вообще никогда не спят…  

С борта ‘’ Темного ангела’’ до моего слуха донеся звон склянок. “ Время заступления второй вахты. Как же быстро летит время. Наши, поди, уже потеряли меня?! Плохо”, — подумал я и, сунув руку под одну из консолей, нащупал четыре маленьких тумблера. В определенной последовательности щелкнув ими, я отключил “взрыватель самоуничтожения” реактора машины и автоматический “маяк-корректировщик”. После чего закинув термос за спину и, прихватив сверток с едой, выбрался из кабины: “ Сегодня никому больше нет смысла умирать ”.  Заметив меня, протектрессы насторожились и, спрыгнув с машины,  перехватили оружие так, чтобы в случае чего можно было тут же открыть огонь. Та, что досматривала меня, направилась в мою сторону, пристально  высматривая, что я такое ‘’ странное’’ несу за спиной и, не дойдя несколько метров остановилась.

-Расслабься сестренка, это всего лишь пане ет аква! Симплекс милес суус прандиум! ( Хлеб и вода. Простая солдатская еда). Хочешь немного перекусить?

Она с удивлением посмотрела на меня и промолчала. Но опустила оружие.

— Кви тацэт, консэнтирэ видэтур (Кажется, что тот, кто молчит, соглашается)? — дружелюбно усмехнулся я и, подойдя к ней, развернул сверток: — Бери, не стесняйся!

Увидев нерешительность девушки и, перехватив ее любопытный взгляд, с которым она заглянула за мою спину, я твердым голосом предложил ей следовать за собой:

-Пошли!

Подойдя к колесу автоматрона на котором все еще сидя ожидала моего возвращения ‘’ тайная советница и подруга матриархи’’ я положил на его поверхность сверток, высвобождая руки.  По-хозяйски скупыми привычными движениями скинув термос, снял с его горловины крышку, выполненную в виде котелка в котором находилось две кружки и, наполнив их ароматным горячим напитком, раздал женщинам.

Спросив у “ советницы’’ разрешение, протектресса взяла две галеты и, со всей скромностью красной девицы поблагодарив меня, ушла к своей товарке – бережно, словно драгоценность, держа в руках большую горячую кружку. Налив себе в котелок я сел и, отхлебывая напиток, проводил девушку взглядом, ощущая, как в это же время сидящая рядом женщина с восхищением и любовью прожигает меня своими скрытыми в тени капюшона глазами.

-Хороший ты у меня! Прости, я столько боли тебе приношу….

-Прошу, не надо… Прошлого уже никакими словами не изменишь. И даже тебе,  самой могущественной “прядильщицы времени” не по силам воскресить мертвых из могил…., — досадой буркнул я и бросив на нее взгляд тяжело вздохнул.

-Прости, … — вновь тихо извинилась она и, сделав большой глоток с удовольствием заметила: — Вкусный чай! Пахнет персиками, … Кажется в нем еще заварены шиповник, бергамот и зверобой?!

Я с грустью улыбнулся:

-Угадала! В состав заварки входят десять трав, фрукты и ягоды. Это Морин научила меня готовить его. …У нее не было денег на то чтобы покупать дорогой привозимый настоящий чай. Поэтому она использовала обрезки подгнивших фруктов, ягоды, что собирала в городских садах и сушила травы, которые ей изредка удавалось сорвать за пределами городских стен. …А знаешь, как она трогательно радовалась, словно маленький ребенок, когда я к ее “самому вкусному на свете” чаю приносил свежий густой плодовый сироп, …или горшочек цветочного душистого меда?! Ее прекрасные глаза сияли от счастья ярче всех звезд!.. Да, ты права, это вкусный чай! Самый вкусный и самый дорогой – потому что в нем содержаться слезы ее души и  кровь что сочиться  из моего сердца…  

“ Советница” молча достала платочек и аккуратно промокнула слезинку, стараясь не размазать тушь.… И ни один мускул не дрогнул на красивом лице, когда следующая слеза скользнула по её щеке. Бросив на меня взгляд, она лишь виновато улыбнулась и чуть сжала губы.… После чего поправила капюшон, скрывая от меня свое лицо и, опустила голову:

-Я не хотела, чтобы все так случилось, но к моему величайшему сожалению иного выбора у меня не было. Пожалуйста, пойми меня правильно. Я думала, что хорошо тебя знаю, а оказалось, что я тебя недооценила. …Хм. Вот что значат долгие разлуки с тобой. Мне жаль! Но ты сам того не желая влез в игру тех кто правит всеми мирами…. Пойми, я постаралась всеми силами уберечь тебя и твоих товарищей от большой беды!…

—  Ты старалась уберечь нас от беды? А на войне что, по-твоему, мы делаем? Что мы творим, когда идем на Призыв? Мы сражаемся! Для того мы и живем, чтобы жертвуя собой идти сквозь Тьму и огонь! …Десять лет назад ты забрала у меня мою Морин, а теперь пришла отнять и мою Софи. Прости меня за непочтительные слова, но позволь задать тебе вопрос. Может быть, ты хотя бы на это раз проявила бы милосердие ко мне и, взяв клинок, оборвала бы мою жизнь, чем произносить слова, что ранят меня как шипы ядовитого терновника?! Родная моя, ради победы мы не приносим в жертву других, а отдаем свои души, свои сердца, свои жизни ради того чтобы могли жить другие! … Мы сражаемся и ради тебя тоже. И даже твоей подруги матриархи, раде  этих молоденьких девчушек – “протектресс” и всех кто сейчас здесь присутствует вокруг нас…

Она сделала еще несколько глотков, прежде чем поставить кружку и, стряхнув невидимые крошки с колен с досадой произнесла:

-Ты меня не услышал…

-Ты хочешь, что бы я тебя услышал? – в сердцах вспылил я: — В то время как ты наносишь коварный предательский удар мне в спину – отбирая последние крупицы того “ того святого и неприкосновенного” что мы очень долго ищем, случайно находим и оставляем только для себя. И если вам не по зубам, оказывается, отнять у нас вы предлагаете торги? Ну-ну. Хочу послушать, во сколько же вы оценили мою Софи. Что за предложение хочет сделать мне уважаемая матриарха Делия, от которого даже я “не смогу никогда отказаться”?

-Мир! –  коротко и неожиданно жестко ответила она.

-Что?

-Люди в этом Мире наконец-то получат долгожданный мир и покой! Нападения прекратятся раз и навсегда! – с деловым спокойствием и даже с каким-то отрешенным равнодушием произнесла она и кисло усмехнулась, качнув головой. После чего изучающе посмотрела мне в глаза продолжая кисло улыбаться и с тем же спокойствием продолжила:

-И это мой дорогой еще не все! Если ты проявишь благоразумие то, возможно, нам всем удаться остановить вновь пришедший в движение маятник чаши мировых весов грозящий нарушить равновесие сил  и тем самым избежать очередной  очень долгой  Великой войны Миров! Я говорю сейчас о ‘’ Демоническом вторжении” аналогичном предыдущему. …Я просила тебя услышать и понять меня, чтобы мне не пришлось произнести слова, что вновь очень больно могут поранить тебя. …Что ж, видимо все же мне придется это сделать. Все что произошло с твоей Морин меня печалит и мне действительно очень жаль что вместо того чтобы просто трахнуть ее и забыть о ней, ты как сопливый курсант первогодка втюрился в эту девку. Поверь, слушая, с какой любовью ты вспоминал о ней, мое сердце обливалось кровью.… Но, если бы вновь повторилась эта история, я снова поступила бы также – это был мой долг и нравится мне это или нет, я его добросовестно со всем смирением исполнила.  Эти наши “маленькие” жертвы не идут ни в какое сравнение с теми жертвами, которые в будущем человечеству пришлось бы заплатить. Омниа приус експерири, квуам армис сапиентем декет! ( Благоразумному стоит все испробовать, прежде чем браться за оружие).

— Канис вивус мэлиор эст леонэ мортуо! (живая собака лучше мертвого льва) Значит, если бы тебе пришлось положить мою голову на плаху, ты не колеблясь это и сделала?! …Понимаю, потому и не могу осудить тебя за это! И кто же на самом Верху?

-Кроме архонтов?…Все! Это не моя личная инициатива и не прихоть матриархи Делии. Хотя ее стремление заполучить “наследницу крови” готова перейти все границы благоразумия и осмотрительности. За разворачивающейся в этом мире ситуацией следят и в Высшем Совете и в ‘’ Инферно Доминус Литис”. И Небесные Храмы и ваше ВКНС тоже держат руку на пульсе и готовы в любой момент вмешаться.

Я безрадостно рассмеялся, поняв, что я впервые оказался в таком безвыходном положении, что не могу увидеть ни малейшего шанса, избежать “ полного поражения”. Мои худшие опасения нашли свое подтверждение, и сейчас пришел мой черед исполнить свой долг и, совершая “жертвоприношение” положить на жертвенный алтарь свое дитя: “ Какая чудовищно несправедливая ирония Судьбы! “

— Что, неужто все так очень плохо?

-Да! И “плохо” это не то слово.… Все очень отвратительно! Из-за долгого отсутствия «наследника крови» началась борьба за трон Верховного правителя! В Темных мирах назревает Гражданская война между Правящими Домами! Конклав матриарх пытается пока сдержать нарастание страстей, и, пока поддерживают матриарху Делию и сохраняют лояльность Дому “ Легатум экс Драко”, но и среди них уже потихоньку возникает раскол, так как не видят более смысла ожидать, видя, как подрастают молодые и более амбициозные претенденты на трон в других Великих Домах. На смену старой чистой крови идет новая кровь “ полукровок” и это всех пугает. А что будет, если между Темными мирами вспыхнет война? Ты же это гораздо лучше меня понимаешь. …Это прекрасно осознают и в Верховном Совете Миров и во всех Небесных Храмах и в ВКНС! Никто не хочет очередного “Демонического вторжения” и “Великого переселение народов”! От предыдущих вторжений еще не все миры до конца отошли.…Одно время возлагали надежду на возвращение архонтов. Но где они и чем сейчас заняты? Никто не знает. Они ведь давно уже перестали вмешиваться в дела людские… хм. Или вмешиваются?! Не знаю! Видимо человечеству по ту и по эту сторону опять придется решать свои дела самостоятельно. …Вот и все, если вкратце. Хочешь мой мальчик, ты того или нет, вы с Морин породили принцессу! И теперь, она нужна всем, чтобы удержать чаши весов в равновесии и предотвратить глобальную катастрофу! Теперь пришла очередь нашей любимой и родной малышке Софи стать спасительницей миров! Ну а я в меру своих скромных способностей буду смиренно и с превеликим удовольствием помогать ей в этом.

-Значит, домину Люцию заклеймили “непризнанной”?

-Ты же видел ее глаза. Она была хранителем крови, но не могла претендовать на трон. А вот в случае брака с равным ей, их дети могли бы стать правителями, ибо уже не имели бы примеси. Но, время, проведённое в рабстве, лишило ее чести быть “непорочной”. И, кроме того, она утратила священную для всего Дома Архонта вещицу….

-Я держал это колье в руках, и мы с ангелочком единственные кто знает, где оно сейчас.… И через него Софи впервой увидела Бездну и узнала кто она сама… Дитя порожденное чудовищем, чтобы самой стать чудовищем!

-Не может быть! Оно у тебя? …Ты вернешь его?!

Услышав столь странный для себя вопрос я весело рассмеялся. Потому что “последний удар” все-таки остался за мной, и без всякого милосердия нанеся его, я получил истинное наслаждение – хотя бы так я смог отплатить ей за смерть Морин. И поставить точку в этой долгой печальной истории.

-Вернуть священный символ Верховной власти над целым Темным миром?! Ха-ха-ха! …Прости меня великодушно, как же ты меня плохо знаешь! Ха-ха-ха! – Прежде чем вы с единственной наследной принцессой, законной правительницей Дома “ Легатум экс Драко” Софиротиной Коллатине предстанете перед матриархой Далией, ты оденешь моей дочери и своей внучке это колье на шею… “ И пусть весь Темный мир содрогнётся и затрепещет при виде ее! Ибо за спиной своей дочери буду идти Я!”

Утренний туман окутал всё вокруг густой пеленой, когда, наконец, погасли прожектора и БШМ Дома Архонта сняли охрану и их пилоты приступили к погрузке своих машин  на транспортные корабли. Вынырнувшая из тумана протектресса вернула кружку и, поблагодарив еще раз опять,  словно призрак, быстро и бесшумно исчезла в нем, не мешая нашему расставанию.

-Знаешь, иногда мне хочется поселиться в каком-нибудь первозданном диком мире, среди простых чистых душой людей. Построить дом, в котором будут жить какой-нибудь добрый домовёнок и большой пушистый мудрый кот. Создать семью, с любимой мне женщиной. …Мы нарожаем кучу детишек, сыновей, доченек! Я буду работать, приносить пользу другим! Буду жить безмятежной простой жизнью простого честного человека. И я не буду знать, что есть другие миры, есть ВКНС, есть две стороны одной медали, Свет и Тьма. …Я хочу забыть о том, какие чудовищные зверства творят люди! Хочу забыть, в какие игры играют боги! Я хочу ничего не знать! Понимаешь?! Родился, вырос, прожил длинную честную жизнь, дал достойную жизнь детям, мудро воспитал внуков и умер, в своей постели, в окружении тех, кому я стал дорог! …Вот скажи мне, пожалуйста, зачем мне спасать тех, кто не хочет жить и не понимает, не уважает Природу? Сражаемся, сражаемся, а они плодятся как блохи и, тут же заразившись порчей, начинают заражать других! Мы их истребляем, а их меньше не становится. Мы уже захлебнулись в их кровищи, смертельно устали их давить, а они вновь появляются. Ведь по большому счету именно из-за них Стороны Света и Тьмы продолжают сражаться в своей лишенной смысла войне,… Что нужно сделать, чтобы очистить наши миры, все разом, от этих недочеловеков?! И что нужно чтобы ангельский Род примирился и вновь стал единым, каким он и был раньше?!

Она покачала головой и спросила:

-Что, потерял веру в Создателя?..

-Да не потерял я ее! Наоборот. Чем больше я теряю то, что мне дорого, тем больше укрепляется моя вера в него и вера в то, что я должен продолжать сражаться и карать этих выродков, что поддались порче и отвернулись от него! Я знаю, твердо уверен в том, что когда мы закончим сражаться, мои мечты исполнятся… и мне больше ничего и никого не придется терять! Мне ведь не надо будет больше никого спасать! Равновесие станет непоколебимым и, войны закончатся! И мы, наконец-то, все возвратимся домой, куда каждый из нас мечтает когда-нибудь вернуться! Моя Вера сильна, и Дух мой, и Зверь мой, всё также рвутся в бой! … Ладно. Все! Прости! Я… я сегодня наговорил тебе много лишнего. Прошу меня извинить!  …А, хочешь еще чаю?

Она обняла меня и c грустью ответила:

-Я с большим удовольствием…, — начала она говорить и осеклась, услышав короткий гудок ревуна с ‘’Темного ангела”: — Прости, пора расставаться! Мы же не будем прощаться?

Я покачал головой и, поцеловав её в щеку вместо слов прощания произнес:

-И в первый раз, понимая, что мы с тобой теперь вновь не увидимся, целую вечность — я нисколько об этом не сожалею! Хм… Береги ее! И учти, если что-то с ней случиться плохое, если кто-то обидит мою Софи. Я услышу ее зов, спущусь за ней следом и, устроим там всем такой настоящий Ад, что они сами, добровольно, начнут спешно перекрашивать свои крылья в белый цвет и, выстраиваться в очередь для того чтобы попасть в Рай!

— Я и сама могу, кому хочешь устроить муки господни и указать прямой путь в гиену огненную! …А вот тебе, судя по состоянию твоего ‘’ Алабайчика’’, потребуется машина получше, — весело рассмеялась она. И… бросив на меня взгляд, она вновь сжала губы и, по ее щеке вновь скатилась слеза.

“ Я люблю тебя мама!” – произнес я глядя вслед уходящей в туман женщине.

“ И я…люблю тебя! … Прости меня за все!” –  ласково и печально ответила она и, не оглядываясь, решительно ускорила шаг.

Я налил себе целую кружку горячего и  ‘’ самого вкусного на свете чая’’. Достал свирель и, попивая исцеляющий тело и душу напиток между глотками принялся извлекать из дудки что-то похожее на “кошачью тоску”…  Морин всегда говорила, когда слышала мою музыку, что так орут кошки, когда с ними играют  и тянут их за хвосты маленькие несмышлёные детишки.  А я ее подразнивал: “ Как будто дурёха, ты сама умеешь лучше меня играть на этом невероятно сложном для меня инструменте”. Она забирала у меня свирель и, потешно надувая щечки, старательно пыталась исполнить что-то более мелодичное. Конечно же у нее ничего хорошего из этого не получалось, но я был готов с удовольствием слушать ее и постоянно хвалил: “ Еще лет десять практики  на инструменте более лучшем, чем эта “палка с дырками” и из тебя получиться первоклассный музыкант”. А потом, мы весело смеялись и, обнявшись долго  молча сидели, глядя на море и слушая, как в унисон бьются наши сердца.  

“ Простите, родные мои, любимые! Я не смог вас защитить.… Простите меня!”  — прошептал я c болью глядя как над моей головой, разрезая туман и почти не издавая никакого шума, проплыл изящный белоснежный корабль с крылатой фигурой “падшего” ангела сложившего руки в молитве.… И сидя здесь, на месте  одного из самых жарких и кровопролитных сражения  очень далекой войны, я сам того не ожидая наконец-то поставил точку и  той войне и  в этой красивой и грустной истории.

Epilogue.

Продолжение следует.

0
02.09.2020
54

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть