Мы живем в коварные времена, где добро превратилось во вседозволенность, роскошь и разврат, расцветший пышным цветом на «легких деньгах», которые бедные люди, под действием заблуждений, зарабатывают и тратят на то, что отдаляет их от реальной жизни и заводит в расслабление и потом  погибель…

Женщины стали роскошными, доступными, легкомысленными, сварливыми. Они превратились или начинают превращаться в вавилонских блудниц.

Сцена встречи с одной такой женщиной и разговор с ней:

(Уже готова прыгнуть в постель и все такое…
У бедного парня отключились все процессы высшей нервной деятельности. И, вдруг, что-то изменилось.
Женщина смотрит на него томным взглядом (ну, мол, чего-же ты ждешь), еще не понимая, что ничего не будет:
— Понимаете, я не могу… — вдруг ответил бедный парень. 

Женщина посмотрела на него с недоумением и, как-бы заигрывая, спросила:
—  А что, что-то не так? (Наверное, она не в первый раз с таким столкнулась. А может быть и в первый, я ведь не спрашивал.)

Бедный парень вдруг растерялся от заданного ему вопроса, но всё-таки ответил:
— Нет.. и да. — (В голове промелькнуло: нет, извините, конечно, все в порядке, что вы… но, какая-то часть его, отравленная всем этим окружающим ужасным миром далеко в подсознании, вдруг, ответила и заговорила вновь): — понимаете, я с чего-то подумал: «А что потом?».

— Не поняла… (С явным недоумением, произнесла женщина).

— Вам заплатят (или заплатили уже) ваше..жалование (так я подумал это называется). Вы с равнодушным видом, по крайней мере, так я себе это представляю, уйдете… И, даже, если наше свидание продлится еще несколько минут (вы, может быть закурите или будете говорить какие-нибудь фразы.. не знаю). Вы уже будете мысленно не здесь, не со мной. Может, отправитесь или будете готовиться к очередной встрече с таким-же как я или… с кем-то по-страшнее. Или у вас будет перерыв, после которого вы всё-равно вернетесь к своей «вот такой жизни». И я пойму, т.е., я уже понял, мы с вами совсем чужие люди и ближе друг к другу ни от этой встречи, ни от еще одной — не станем. А останемся такими же одинокими, как и были. И пойдем дальше, влачить каждый свое одинокое существование. Я даже не понимаю, почему вы мне улыбаетесь (т.е. улыбались, раньше, пока я не начал с вами этот разговор). И почему, распростираете мне свои объятия? Я этого всего не понимаю. А самое главное, что будет потом, в моей жизни? Жалкой, ничтожной, обедневшей? Понимаете?

Женщина нашла что ответить:
— Я приму горячую ванну, буду есть свой любимый десерт и т.д. В конце концов, мне нужно платить по счетам. Нужно же мне как-то жить.

— Понимаю… — ответил я и медленным шагом пошел к выходу.

Когда я вышел, вдохнул свежего вечернего воздуха и вернулся к своей, пусть и бедной, но не такой отягощенной и омерзительной жизни. Я вышел из Вавилона.
Я несчастен, потому что я не в Иерусалиме. Но, я счастлив, потому что Иерусалим во мне.

03.11.2022
Прочитали 98


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть