День Первый

         -Говорит диспетчерская западного крыла. Грузовой вертолёт № 628, загруженный шестью ящиками штурмовых винтовок КА-74 готов к вылету. Требуется подтвердить исправность сетевых структур. – Донеслось из динамика гарнитуры.

         Открыв на голографическом дисплее консоли схему вертолета, я быстро оглядел все ключевые узлы и, для вида, провёл пару быстрых тестов. Система подтвердила отсутствие неполадок, после чего сообщил в гарнитуру:

         -Говорит центральная серверная, пост №3. Исправность сети вертолета подтверждаю. Следов взлома и чужих контактных кодов не обнаружено.  Все схемы в порядке. Даю разрешение на вылет. Отбой. – Скучающим голосом произнёс я, снял гарнитуру с головы и повесил её на терминал.

         Лениво потянувшись на своём кресле, едва шевеля губами, я тихо произнес:

         -О, Божественная Машина, ещё целых два часа до конца смены…

         И так изо дня в день на протяжении двух месяцев. Когда Ментер мне сказал, что меня отправят разыскивать информацию о том, чем занимается корпорация Vinduko в тайне от всех, я и ожидать не мог, что меня отправят сюда под личиной, пусть и не простого, но все же сетевого рабочего. На моих кибернетических плечах лежит много важных, но скучных обязанностей, начиная от системы контроля производства, заканчивая анализом и защитой управляющей сети ядерного реактора в недрах завода. Единственное, к чему я не имею доступ – это каналы и информационные сети охраны, ученых и начальства. Точнее, так думают мои «наниматели».

         -Ну-ка. Чем там полезным занимается охрана? – Подумал я и активировал сперва интерфейс связи, а после – подпрограмму взлома.

         Кончено, система кибернетической защиты у охранной сети весьма продвинутая, но только по меркам простых людей. А агент Machina Secrotum, к тому же, обучаемый для шпионажа, обойдёт эту защиту в два счета. В конце-концов, олухи, отвечающие за защиту информационных каналов, даже не удосужились поменять матрицу кодов для охранного канала на отличную от заводской.

         О, великая Божественная Машина, все оказалось слишком просто. – подумал я, подключившись к сети. Мне даже не пришлось ничего делать – программа в мозгу сама смогла взломать защиту без моего участия.

         -Говорит охранный отряд под номером 001. На вертолетной площадке северного крыла всё спокойно. Продолжаю наблюдение.

         -Говорит охранный отряд под номером 049. Ничего подозрительного в тестовой зоне не замечено. Отправляюсь на смену караула с отрядом 050.

         -Говорит Джеймс Девлин, заведующий оружейным контролем. На складе не хватает двух партий винтовок Vin A.D. Немедленно верните их. Они ещё не получили свой серийный номер. Если к концу дня они не появятся на месте – спущу шкуру со всей охраны. Отбой.

         Внезапно, вместо классического «Говорит», эфир наполнился жуткого рода скрипами, помехами и шорохами. Видимо, кто-то забыл включить голосовой фильтр и дешифратор перед тем, как начать трансляцию. Но, спустя секунд пять, в эфире заговорил нормальный, но обеспокоенный голос.

         -Говорит охранный отряд под номером…013…В системных уровнях…южного крыла обнаружено три трупа рабочих…на их телах присутствуют крайне тяжелые травмы. Запрашиваем план действий!

         -Говорит центральный охранный пункт! Отцепите данный технический тоннель и не подпускайте к месту гибели никого. Мы отправляем к вам на помощь отряд зачистки. Ждите дальнейших указаний.

         -Внимание. Обнаружено проникновение в защищённую сеть. Идёт сброс параметров. Все зарегистрированные пользователи должны перевестись на резервный канал. Источник взлома – серверный сетевой канал. Отключение связи через 3…2…

         Я, как ошпаренный, отключился от сети. Во имя Божественной Машины – меня не могли так быстро обнаружить. Имплантат взлома не сообщил ни о том, что меня сканируют, ни об обнаружении моего сетевого следа. И это при том, что моё оборудование в разы более продвинуто.

         Мои размышления прервались звуком открывшейся двери. В мою серверную вошла пятерка охранников, к слову, солидно вооруженных. Даже другие рабочие явно заподозрили неладное и напряглись.

         -Всем освободить рабочие терминалы. – Произнёс офицер.

         Этот самый офицер и ещё один из охранников стали осматривать терминалы. Трое других держали нас всех на мушке, причём, у одного из них в руках был автоматический дробовик Desperado. С такого расстояния любого не защищённого человека разорвёт на куски. Сопротивление бесполезно, даже не смотря на все мои защитные модули. Но, надеясь на защиту Божественной Машины, я все же активировал протез левой руки, если дело примет скверный оборот.

         Но, мои опасения были напрасны. Закончив досмотр, нам дали разрешения вновь усесться по своим местам. Охранники чуть отошли от нас и начали о чем-то переговариваться. Я решил активировать усилитель звука. Благодаря особой конструкции, усиленный звук попадает не в ухо, а напрямую в мозг, что исключает возможность подслушивания и обнаружения.

         -…Ну не знаю…Здесь все терминалы чисты, следов подключения не обнаружено. Надо ждать отчета других отрядов. Не мог же взломщик просто создать новый терминал из воздуха?

         -А почему именно терминал? Разве не мог взломщик использовать имплантат в кибермозге для взлома?

         -Во-первых, система сообщила о том, что вход был выполнен с терминала. Во-вторых, у нас целый, черт возьми, штаб военных программистов, нанятых у Независимых Федеральных Сил! Хочешь сказать, что мы зря заплатили пару миллионов за этих болванов? Я не верю, что наша защита сети настолько проста и дешева, что его может взломать какой-нибудь болван с дешевым чипом в башке. Даже не у всех военных имплантатов для взлома достаточно мощности. – Ответил офицер.

         -А что он пытался сделать-то? Есть еще какая-нибудь информация, что он сделал или собирался?

         -Нету. Мы только засекли его, как он отключился. Никаких сетевых следов, как-будто он просто сидел и слушал нас… — Ответил офицер перед тем, как выйти за радиус действия модуля.

         Я отключил подслушивающее устройство. На основе данной информации можно сделать вывод, что я, похоже, не единственный шпион на этом заводе. Хотя, этому совершенно не стоит удивляться. В конце концов, Vinduko – это единственная достаточно крупная оружейная фирма, оставшаяся после Чёрной эпохи. По крайней мере, я получил первую, более-менее полезную информацию, достойная докладу Ментеру – главе Auris Deus, спецподразделения Machina Secretum, занимающегося шпионажем.

         Оставшаяся пара часов прошла столь же медленно, как и два месяца, что я пребывал здесь. Бесконечные проверки и сканирования. Но вот, моя смена наконец-таки подошла к концу. Большая часть рабочих отправились в столовую, а на их место пришли новые. Это завод, как и многие другие, не могут остановиться ни на секунду. Они как паровые машины Темной эпохи – медленно останавливаются и медленно запускаются. Хотя, естественно, ночью активность сильно падает. Удивительно, что этот объект пережил вторжение инопланетян, нашествие Метастрической угрозы, войну между человечеством и еще множество бед, оставаясь невредимым. Как будто все невзгоды обходят этот завод стороной. Всё-бы ничего, но даже Божественная Машина не всегда способна защитить своих последователей от шальной пули.

         Я же решил отправиться в комнату отдыха, так как желания находиться в толпе потных, уставших и чумазых рабочих у меня не было. Благо, что комнаты отдыха обслуживающего персонала и полноценных рабочих раздельные.

         В самом помещении было всего три человека. Охранник с нашивкой “013” нервно покуривал сигарету, сидя в углу. Мужик с бородкой и кибернетической челюстью валялся на диване и мирно посапывал. А третий парень копался в техническом ящике, видимо, настраивая какое-то оборудование.

         Я прилёг на второй диван, включил телевизор, подключился к нему по сети и решил заняться саморемонтом. Хоть Vinduko и предоставляет медицинскую помощь техническому персоналу, но она не распространяется на кибернетические модули. Хитрый ход, учитывая, что практически весь технических персонал имеет протезы. В некоторых семьях даже новорожденным детям меняют органы. На детской смертности это, конечно, сказывается плохо, но в будущем, и без того низкая выживаемость людей, кое-как повышается. Особенно среди представителей низшего человечества, к коим относят бандитов и мародёров.

         Что касается меня, то я один из немногих последователей Божественной Машины, у которых тело ещё можно назвать практически человеческим. Конечно, моя левая рука и правый глаз полностью заменены на кибернетические протезы. Когда-то давно, когда я только-только стал членом культа Machina Secrotum, на мою группу напала стая «Формы Тимор» — странные, демонические сущности, порождённые Метастрической силой. Медики культа, с благословления Божественной Машины, смогли спасти меня, но не руку и глаз. Зато, я всё ещё полноценная боевая единица, предоставляющая угрозу любому врагу Божественной Машины, будь то ублюдки Федеральных военных сил или же твари, рождённые Метастрической угрозой.

         Другие части тела у меня, конечно, тоже заменены, но не полностью. Упроченные кости, батареи, в общем, все, что необходимо для использования кибернетических имплантатов.

Имплантанты…серые, скучные механизмы…благословление и проклятье человеческого рода. Они позволили нам выжить в войне с Чёрными сущностями и не дали нас полностью истребить. Некогда, согласно немногим сохранившимся записям, практически всё человечество было напичкано протезами под завязку. И даже сейчас, люди не стёрты с лица галактики Метастрической угрозой благодаря им. Но, по мнению некоторых, имплантанты сделали нас мертвыми. Мертвыми не телом, но душой. Даже я не могу быть уверен в том, что мои эмоции – это реакция мозга, а не чипа, установленного в него.

Хотя, в настоящее время, далеко не все могут себе позволить нашпиговать себя железом. Цены качественных фирм сильно кусаются, а жертвы кустарных мастерских долго не живут.

Мое тело заставляет некоторых с удивлением оглядываться, ибо мало кто в этом безнадежном мире привык видеть настолько человечного человека как я. Уж простите за тавтологию. С другой стороны, может эти эмоции – тоже лишь болванки, записанные в их искусственный мозг?

Закончив разборку и анализ моей кибернетической руки, я отправился в местную забегаловку Mc’Hack. Еда в ней паршивая, практически 100% соя, отвратительная на вкус, но зато дёшево и быстро. В это треклятое время раздобыть нормальную, человеческую, еду для обычных обывателей практически невозможно. А так человечество себя хоть как-то обеспечивает пропитанием.

Такая поганая пища заставляет меня неволей вспоминать огромные плантации и гидропонные установки на Материнском Храме “Deus”. Там им отведены гигантские сектора, на которых выращивается пища для сотен тысяч людей. Десятки пищевых установок готовят огромнейший ассортимент и запас блюд самых разных видов. Сравнивать нашу еду с этой стряпнёй и вовсе глупо.

Наспех перекусив отвратительным бутербродом с кофе, я отправился в свою комнату. Хотя, этот бетонный ящик со сторонами три метра и высотой два метра назвать комнатой трудно. Это скорее чулан для ночлега. Недаром же большинство рабочих предпочитают в своих помещениях только спать.

Хотя, должен признаться, у меня, как у сетевого рабочего, условия несколько лучше. Мягкая одноместная кровать, шкаф для одежды, небольшой сейф, компьютерный терминал, персональный дрон-ассистент (которого я даже не удосужился активировать) и даже система контроля температуры. Уютным это место нельзя назвать, но провести свободное время можно. Кроме того, я сумел закодировать замок так, что даже охрана не способна проникнуть внутрь без меня.

Оказавшись в своей комнате, я запер дверь, после чего достал из-под кровати небольшой ящичек. Основная текстура его повторяла древесный рисунок, а края были украшены золотой отделкой. На крышке хранилища венчался символ: греческая буква Омега, в центре которой находился глаз. Это – символ подразделения ΕΩΕ. Подразделения-карателя Божественный Машины.

Я ввёл десятизначный код, после чего приложил палец к глазу. Коробка щелкнула, после чего крышка поднялась и разъехалась в стороны.

В красном бархате лежало мое сокровище. Револьвер GTG-222, а так же три барабана по пять патронов в каждом. И, несмотря на то, что обычным рабочим запрещено иметь оружие, я не мог оставить это наследие Темной эпохи. В конце-концов, быть шпионами тоже запрещено. Раз уж нарушать правила – то по-крупному.

«Люби своё оружие так же, как и Братьев своих. Ибо только оно способно защитить тебя от метастрических сил в те времена, когда братьев не будет рядом». Так любил поговаривать мой первый наставник. Но, я всегда считал, что он забывал про главные преимущества последователей Machina Secrotum – метапсихические силы, недоступные простым смертным. А так же кибернетические улучшения, недоступные другим.

Поэтому я всегда находил ироничным тот факт, что мой первый наставник был застрелен из его же винтовки рядовой военный Независимых Федеральных Сил. Обычный человек, практически без специальных имплантатов и совершенно не владеющий метапсихическими силами смог убить воина-храмовника, посвятившего всю свою жизнь служению Божественной Машине, её защите и исполнению её воли. Судьба бывает злой.

Я провёл ладонью по стволу револьвера. Холодный металл ласково щекочет кожу. С таким замечательным оружием чувствуешь себя намного более защищённым. Ещё бы, пуля калибра .222 BK способна насквозь прошить насквозь стальной лист толщиной пару сантиметров. Верная смерть для человека, не защищённого броней или имплантатами. Хотя, всего пять патронов в барабане…но ведь в этой злой вселенной хоть где-то должен быть баланс?

         Убрав револьвер обратно в кейс, а тот – снова под кровать, я начал переодеваться. Рабочий комбинезон Vinduko конечно удобен – впитывает пот, регулирует температуру тела и достаточно прочен. Хотя, конечно, ещё он отслеживает наши перемещения, но с этой досадной проблемой я уже расправился. Но…это не привычно что-ли. На нашей космической базе-храме Machina Secrotum все последователи обычно ходят или в поддоспешнике нашей брони, или в черно-золотых рясах.

Облачившись в иное, более свободное одеяние, убрав комбинезон в шкаф, я лёг на кровать и вскоре погрузился в беспокойный сон.

День Второй

…Огромный светящийся камень…Завораживающее зеленое свечение, исходящее от величественного монолита. Его идеально гладкие грани так и манили прикоснуться к нему. Сама форма древнего артефакта звала к себе, порождала желание подойти ближе.

Шаг вперёд…ещё шаг. Кинетические приводы доспехов издают жалобный скрип и отключаются. Будучи не в силах выдержать их веса, я падаю на землю, лицом в грязь. Артефакт так далеко…

Я медленно открыл глаза. В них мелькают различные цифровые значения, но что они обозначают – я никогда не разбирался, это дело других подразделения. Прошло с десяток секунд – и зрение вновь стало нормальным. Встав с кровати, я скинул с себя рясу, оставшись обнаженным. Достав из сейфа небольшую склянку, я вылил на себя часть её содержимого. Комнатушка тут же наполнилась ароматом благовоний.

Масла Божественной Машины имеют целых три функции. Первая, чисто символическая – ежедневное омовение символизирует постоянное перерождение и обновление человека. Вторая – практическая. В этом масле, помимо различных ароматизаторов и добавок есть небольшое количество микрочастиц, которые проникая под кожу, ремонтируют микроповреждения имплантатов, которые другим образом без хирурга не починить. Ну и третья – мифическая. Не знаю, правда это или нет, но некоторые личности, изучающие Метапсихические и Метастрические силы говорят, что это масло привлекает внимание Божественной Машины и отпугивает тварей, рождённых Метастрической угрозой.

Независимо от степени полезности этого деяния или же предназначения, этот ритуал действительно позволяет культистам Machina Secrotum чувствовать влияние Божественной Машины. Ты начинаешь ощущать то, что за тобой как будто кто-то следит и охраняет тебя от напастей.

Одев на себя рабочий комбинезон, я покинул комнату и вышел на обзорную площадку, дабы насладиться видом этого муравейника. На заводе, несмотря на ранний час, уже кипела жизнь. Единый гигантский механизм работает каждую секунду, дабы произвести на свет тысячи единиц оружия и миллионы боеприпасов, что бы затем продать это всё тем, кто заплатит. Федеральные Силы, Machina Secrotum, мародеры. В общем, любой, кто имеет достаточно денег. Казалось бы, Vinduko – обычная корпорация, наживающаяся за счёт войны. Но, если Ментер считает, что они проворачивают подозрительные дела втайне от всех, то это должно быть обосновано.

Сегодня у меня свободный день. Это не значит, что я могу покинуть завод по своим делам, но без крайней нужды меня никто не отправит работать. Благо, что этот завод имеет всё необходимое для жизни. А значит, что я могу наконец-таки заняться своими прямыми обязанностями и разведать вчерашние события.

Проверив пропуск начальника сетевой службы, я принял решение отправиться в системные уровни южного блока, где вчера был убит рабочий. Конечно, скорее всего, они сейчас отцеплены, но не быть мне членом Auris Deus, если я не смогу проникнуть туда и добыть необходимую информацию.

Но, в первую очередь необходимо позаботится о себе любимом. Хоть Божественная Машина и оберегает меня каждую секунду своим невидимым взором, но она не способна наполнить пустой желудок и защитить от голодной смерти. К тому же, от кафетерия всего минута ходьбы до технических тоннелей.

Вот что меня всегда смущало в планировке этого завода – так это тот факт, что кафетерий расположен аккуратно напротив грузовой площадки, благо, что она находится чуть ниже. Аппетита контейнеры, грузовые траки и аромат машинного масла совершенно не добавляют. Но, хотя бы не в самом кафе находятся.

Позавтракав, я отправился к служебному тоннелю. У самого входа в шахту стоял охранник. Тяжелая броня и пистолет-пулемёт “Motora” – идеальный набор против незащищенных целей, вроде меня.

-Что вам здесь надо? Проход только по пропускам. – Металлическим голосом произнес он. Я видел, как глазные протезы анализируют моё лицо и выводят имеющиеся данные.

Я молча достал пропуск и предоставил его стражу порядка. Просканировав карточку, он услужливо отошёл в сторону, открывая мне путь к шахте.

Спуск вниз был достаточно глубоким, но если бы я решил спрыгнуть – упрочненные кости и мышцы не дали бы мне разбиться. Однако, такой излишний экстрим может привлечь лишнее внимание, поэтому я спустился как обычный человек, по лестнице.

Системный уровень был наполнен гулом сотен работающих генераторов и воем десятков тысяч дисков памяти. Воздух здесь был очень тяжёл и горяч. Это, без малого, сердце завода. Если здесь произойдёт сбой, то эту часть просто парализует. Накроется, и электроснабжение, и связь, как внутренняя, так и с внешнем миром. Пройдя по памяти до необходимого разветвления, я выглянул за угол. И не ошибся. Практически сразу за поворотом находился заклеенный красной лентой тоннель, и стояло три охранника во всеоружии. К счастью, они меня не заметили.

Я присел и проверил наличие камер. Их не было. Затем, я активировал систему «Кибер-плащ», в простонародье именуемую невидимостью. Катушки на спине тихо зажужжали, покрывая маскировочным полем, которое неприятно покалывало кожу. Зато я практически не виден для обычного зрения, а так же любых средств, сканирующих привычные инфракрасные спектры. Только специальный кибернетический визор способен засечь меня. Но, это уж больно специфическая и сложная технология, которая была редка даже во времена Тёмной Эпохи, не говоря о настоящем времени.

Теперь оставалось всего ничего. Аккуратно и, что важнее, медленно преодолеть охрану и найти укромное место, где можно будет перезарядить батареи. Никогда не стоит забывать о правиле «Чем быстрее двигаешься, тем быстрее тратится энергия». Этот закон применим практически ко всем имплантатам, и я его хорошо выучил за долгое время служения Божественной Машине.

Все же, главным ключевым минусом малого количества кибернетизированных частей тела – это малая емкость энергии и быстрый её расход. Но, в защиту обычного человеческого тела могу сказать, что я передвигаюсь в разы тише напичканного под завязку металлом охранника. Конечно, можно встроить в ноги амортизаторы, но, как по мне, это лишь лишняя морока.

К слову об охране. Действует она на редкость паршиво. Видимо, Vinduko настолько привыкли к своему статусу неприкасаемых членов, что охрана стала на редкость ленивой. Чего ж бояться-то, когда ты – единственный полноценный и самый могущественный продавец оружия? Тебя кто угодно будет защищать от любых угроз, в надежде на скидку.

А вот отряд зачистки работает на редкость хорошо. Я не смог обнаружить ни тел, ни следов крови. Даже намёка на это не было. Зато, пока я бродил по этим тоннелям, мною были обнаружены странного рода контейнеры в одном из боковых помещений.

Любого другого человека в первую очередь напугал бы знак радиационной опасности. Однако, мне, с моими улучшениями, она не так сильно страшна. Больше моего беспокойства породил круглый знак в виде нескольких красных кругов и креста, а так же надпись «Meta-DtA”. Расшифровывается этот как «Метастрическая сила – Угроза типа А».

Что такое Метастрическая сила, или, как её ещё иногда называют, угроза? Боюсь, что никто не способен дать ответ на этот вопрос. Может, некое космическое излучение или разум. А может новая форма инопланетной жизни. Максимум, к чему пришли все исследования – это то, что они связаны с Метапсихическими силами и самими людьми, а также к тому выводу, что эта угроза – невероятно разрушительна и опасна. Она влияет на все: на людей, на земли, на технику. Говорят, что ее корень лежит в человеческих страхах и пороках, мол, это её пропитание.

Никто не может подтвердить этого, но все знают, что если где-то эта сила проявилась, то жди беды. Она проявляет себя совершенно беспорядочно. Ты можешь как проснуться в месте со совершенно невозможной архитектурой, так и целые месяцы не подозревать о том, что Метастрическая чума закоренилась в вашем городе. И тогда судьбе многих жителей можно лишь посочувствовать.

Пришла эта загадочная сила аккуратно во время войны с Чёрными сущностями – инопланетянами из дальнего космоса. И с тех самых пор, ею было уничтожено несметное количество городов и колоний. Самые лучшие умы из Machina Secrotum бьются в догадках, что делать с этой страшной вещью. А пока остаётся лишь надеяться на то, что Божественная Машина нас защитит от напастей Метастрической угрозы.

         Поэтому обнаружив данное предупреждение я не на шутку встревожился. В моей памяти были свежи воспоминания о городе, который пришлось стереть с лица Солнечной системы из-за этой напасти. Даже смотря на свинцовую и кальцитовую обшивку, содержимое этого контейнера могло быть опасным. Но, тот факт, что кальцит не искрил всеми цветами радуги (это загадочная реакция этого минерала на Метастрическую силу), несколько успокаивал.

         Я уже собрался изучить содержимое контейнеров, как усиленный имплантатом слух уловил приближающиеся шаги. Быстро уйдя в невидимость, я решил покинуть технические тоннели, так как никаких зацепок связанных со вчерашним происшествием я не нашёл. Кроме того, контейнеры были закрыты крупными замками, на взлом которых у меня не было ни времени, ни подходящего оборудования.

         Оказавшись у лестницы, я отключил маскировку и поднялся наружу. Охранник, продолжавший стоять на своём посту глянул на меня, махнул рукой и вновь отвернулся.

         Тут я решил совершить опасный трюк. Взломать кибер-мозг охранника, после чего установить в терминал неподалёку отслеживающее устройство. Эта затея крайне рисковая, но в случае успеха это даст мне доступ ко всем входящим и исходящим данным терминала.

         Главным плюсом и слабостью кибер-защиты мозга является тот факт, что она действует в пассивном режиме. То есть, если кто-то взламывает твой мозг, то ты узнаешь об этом только в случае неудачного взлома или при его прерывании. Такая, на первый взгляд, не эффективная система сделана для того, чтобы боец не отвлекался на совершенно не нужную самозащиту от взлома во время перестрелки или патрулирования, так как активная защита потребляет большое количество вычислительной мощности кибер-мозга. Кроме того, обучать охрану мерам противодействию взлому – это совершенно не нужные им навыки. Именно поэтому защитные механизмы делаются крайне надежными и сложными.

         Делая вид, что работаю с терминалом, я открыл в меню своего кибер-мозга инструмент для ручного взлома. Отыскать охранника среди десятков наименований было не так трудно. Проанализировав его, мои догадки подтвердились – за кибернетическую защиту у него отвечал стандартный чип Vinduko. Может для гражданских хакеров – это существенная преграда, но оборудование Machina Secrotum, благословленное Божественной Машиной должно справиться с этой преградой с легкостью.

         Так как мощности любого кибернетического мозга сильно ограничены, то взлом напоминает собой некую пошаговую игру. Ты не можешь нарастить брандмауэр одновременно с наращиванием скорости подбора кодов или увеличением количества пропускных паролей.

         Мощная атака. Концентрация всех мощностей на подборе кода. Часть подобранных кодов преодолела брандмауэр и нашла правильную комбинацию. Но сетевой чип охранника успел создать несколько новых кодов, после чего сам совершил нападение. Но, защитный чип отряда EΩΕ полностью заблокировал все входящие данные. Снова сконцентрировав мощности на подборе кодов, мой модуль взлома создал такой плотный поток данных, что брандмауэр Vinduko сразу же развалился, после чего коды доступа подключились в течении доли секунды, передавая доступ над телом и разумом охранника мне.

         Осталось всего ничего. Быстро установив программу, отслеживающую все действия с терминала, я перевёл её в фоновый режим – если не знать, что искать – её никто не обнаружит.

         Я стёр все данные связанные со взломом и пропавшим временем с мозга охранника, после чего отключился от кибер-мозга и поспешил удалиться.

         Вернувшись в свою комнату и заперевшись, я стал писать отчёт, касаемо сегодняшней находки. Несмотря на то, что формально в мои обязанности входят отчеты исключительно по радиосвязи, среди членов шпионского подразделения Auris Deus часто ходит практика создания письменных отчетов и замёток – на случай, если что-то с нами случится.

         В самых основных чертах я создал текстовый документ, описывающий смерти в сетевых тоннелях, историю про взлом, а так же находку потенциально опасных контейнеров. Прождав час, я дождался, когда на частоте Machina Secrotum появится окно для выхода на связь. Я отослал тестовый сигнал. Древний код «Morze» дал знать, что связь установлена.

         -Говорит агент Machina Secrotum, подразделение Auris Deus, идентификатор “XX369”. В ходе выполнения задания обнаружены следующие вещи. Вчера было совершено убийство в сетевых тоннелях неизвестным. Обширные повреждения тел. Кроме того, есть вероятность наличия на заводе ещё нескольких шпионов неизвестной организации. Прошу подтвердить присутствие других агентов Auris Deus. И последнее. Сегодня были обнаружены контейнеры с маркировкой Метастрической угрозы. Содержимое установить не удалось, но кальцитовый слой не показал активности. Конец доклада. Пусть Божественная Машина защитит нас. Ad laudem Deus Machina.

         Самым сложным и неприятным в службе подразделения Auris Deus является то, что контакты с братьями и сёстрами у нас чрезвычайно редки. Большую часть времени мы проводим, будучи внедрёнными куда-либо. Будь то солдат, бандит или рабочий. В то время как многие другие товарищи сражаются плечом к плечу. А ведь я, при этом, являюсь наставником для десятка людей, среди который служащие во многих других подразделениях.

         Теперь мне оставалось только дождаться завтрашнего дня, получить новые указания и дату выхода в эфир, после чего продолжить выполнять свою миссию.

День Третий

         …Вой. Непрекращающийся ни на секунду вой, пробирающий до костей. Сквозь тяжелую броню доспехов, сквозь одежду, сквозь кожу и мышцы, вплоть до самого скелета.

         Доспехи сделались неподъёмно тяжелыми. Они словно приклеились к месту, не давая мне сделать ни шага. Пытаюсь снять это скорлупу, но тщетно – все замки и крепления проржавели, грозя похоронить меня внутри заживо…

         Я проснулся в холодном поту. Зрение ещё не успело активироваться. Наощупь найдя стакан с водой и отпив, мне несколько полегчало. Спустя секунду появились цифры, после чего зрение вновь стало привычным. И так уже которую неделю здесь. Серые стены, серая кровать, серый потолок.

         Черт. Надо после этой миссии явиться к Deus Doctorum на проверку. Что-то в последнее время слишком тревожные сны стали сниться. Есть, конечно, малая вероятность того, что это на меня влияют Метастрические силы, вызывая сбои в органической части мозга. Но, вероятнее всего, это просто психическое перенапряжение, разбавленное моим неумением контролировать свои Мета-психические силы. В конце концов, для такого дерьмового времени – это нормальное состояние. Хоть Божественная Машина защищает от действия других мета-псиоников, но от банальной усталости она не способна спасти.

         В левом краю поля зрения мигало желтое пятнышко в виде конверта. Видимо, штаб прислал мне новое сообщение. Я не стал ждать и тут же открыл его. Это было голосовое сообщение от моего командующего, Ментера.

         -На связи Ментер. Рад, что два месяца твоей деятельности начали приносить плоды. Ответы на запросы следующие. Да, на заводе действует ещё один агент Auris Deus, но ему запрещено совершать любые действия, которые могут поставить под угрозу его легенду. Код и имя агента сообщать запрещено. Указы, касающиеся других инфильтратов. По возможности обнаружить и выяснить цель их действий. Приоритет задачи – зелёный. Указы, касаемые убийства. Отсутствуют. В случае обнаружения убийцы – сообщить его личность, но эта задача без приоритета. Указы, касаемые всех Метастрических явлений. Выяснить содержимое контейнеров и найти подтверждения проявлений Метастрических сил. Приоритет задачи – оранжевый.

         Что ж. Весьма ожидаемая реакция моего наставника. Приятно признавать, что два месяца гниения на этом заводе всё же не прошли даром. Хотя, я более чем уверен, что это время можно было потратить с большей пользой для Божественной Машины. Например, проникнув в командование Федеральных Сил. Но, я лишь пешка в игре судьбы. Мое дело – просто выполнять свой долг как это делают тысячи других последователей. Вместе мы способны принести намного больше пользы, нежели раздельно.

         Проведя все утренние процедуры, я уже собрался позавтракать и отправиться на своё рабочее место. Но не тут-то было. Прямо на выходе из своей коробки меня поймал мой начальник. Имя у него, должен был отметить, было совершенно непроизносимое. Внешне он тоже не вышел. Сальная, обвислая кожа, полторы сотни килограммов жира, болотного цвета волосы. И, в довершение, смешной и примитивный глаз-окуляр. Интеллектом он явно не блистал. Я даже не уверен, что он отличит брендмауэр от антивируса, не говоря о более сложных понятиях. И, фиг его знает, как он стал начальником сетевого отдела.

         -Так, слушай сюда, кусок ты идиота. У меня для тебя особое задание. Завтра сюда прилетит большая шишка. Аж представитель самой Божественной Машины, мать их за ногу. В твоём личном деле говорилось, что ты некогда подрабатывал на них, а значит, умеешь вести с ними дела. На баранов из отдела продаж директор полагаться не хочет и честь помогать заключать сделку он доверил тебе. Не подведи меня, уродец. Шкуру спущу с тебя, если директор будет не доволен результатами сделки!

         -Будет исполнено. Какие указания на сегодняшний день?

         -Займись всей той ерундой, которой ты обычно занимаешься.

Приготовь всё к прилёту представителя. Я не хочу, что бы завтра что-то пошло не по плану. Так что живо за работу!

         Начальник сплюнул и, громко кряхтя, удалился восвояси. А я так и простоял ещё минуты две, анализируя полученные указания.

         Конечно, это крайне хорошо, что у меня получится встретиться с моими братьями. Однако, меня сильно смущает тот факт, что ради заказа сюда отправили не просто сообщение-заказ по сети, а пришлют полноценную делегацию. Учитывая тот факт, что наше текущее положение в свете событий последних лет несколько…плачевно…отправка сюда людей выглядит спорным решением. Но, мудрейшей Божественной Машине виднее. Единственное, что меня волновало – было ли это хоть как-то связано с результатами моей деятельности или просто так сложились звёзды.

         Раз мне выпал такой шанс прямо в рабочую смену прошвырнуться по заводу, просматривая сетевые системы, то грех этим не воспользоваться для своих целей. В первую очередь, я отправил запрос на временное повышение уровня допуска для более полной проверки системы. Ответ пришёл незамедлительно — «Доступ уровня C» получен.

         Я отправился в резервную серверную, дабы проверить её состояние. В этом помещении воздух наполнен озоном из-за постоянно вспыхивающих молний, а адское жужжание, исходящее отсюда блокируется звукоизолирующими стенами. Никто здесь особо не следит за проводкой, ибо дешевле просто заменить дешевое и примитивное оборудование.

В конце концов, многое из оборудования изготавливаются автоматически, а полные схемы производства давным-давно сгинули в истории. Это касается, много чего, начиная от оружия, заканчивая сложными системами жизнеобеспечения.

         Сев за терминал серверной, я стал анализировать состояние оборудования. Настроившись расслабиться, мне наоборот пришлось сильно повозиться с системами. Сервера этой комнаты были как-будто специально чем-то нагружены – большая часть вычислительных мощностей уходила практически в никуда. Отключить и изучить эти процессы мне не удалось, даже допуска C было недостаточно для этого. Поэтому максимум, что я мог сделать – увеличить мощность охлаждения и сбросить часть вычислительных процессов.

         Затем я отправился в зал системы NERV – девять небольших комплексов, в которых находятся восемь блоков Искусственного Интеллекта. Хотя назвать это – комплексом весьма сложно. На деле – это бетонные контейнеры площадью 25 метров, внутри которых находятся другие контейнера чуть меньшего размера. Однако их высота, 30 метров, поражает. Но, что ещё более удивительно, в них практически нет свободного места. Единственно пространство, предназначенное для взаимодействия – небольшой тоннель, в котором, и то, приходится передвигаться ползком, надеясь не повредить многочисленные кабели и провода.

         Сперва мне пришлось вновь ввести свой уровень доступа. К слову, за все время, проведённое здесь, я контактировал с этой системой только три раза, каждый из которых – был в сопровождении других сетевиков более высокого ранга. Так что сейчас был весьма неплохой шанс изучить NERV. С трудом протиснувшись в отверстие, я начал подключение к одному из Искусственных Интеллектов. Металлическая сфера прямо перед моим носом открылась, обнажив прозрачную ячейку, в которой находился настоящий цельный кибернетический мозг, плавающий в желтой жидкости. Десяток диодов истерически моргали, сообщая информацию, которую я не мог понять.

         -Пользователь обнаружен. Приоритетная задача изменена на систему пользователь-NERV. Приветствую вас, объект Ритер Рид. Сообщите цель вашего визита.

         -Приветствую вас, Нерон. Мне приказали проверить системы к прибытию членов культа Machina Secrotum. Как вы себя чувствуете? Жалобы, проблемы, вопросы.

         -Благодарю, оператор Ритер Рид. Жалобы – отсутствуют. Зафиксировано 146…147 проблем. Критические проблемы – отсутствуют, внешнее вмешательство не требуется. Есть подозрение на не правовые действия. Проблемы с тепловым и энергетическим балансом завода. Присутствует средняя вероятность диверсии. Оценочный шанс – 34.937%, что диверсия произойдёт в течении земной недели. Рекомендуется принять меры.

         -Хм. Причины столь высокого шанса?

         -Прилёт представителей Machina Secrotum. Прибытие множества не идентифицированных рабочих. Неверно распределённая нагрузка систем. Требуется корректировка систем ввода-вывода. Так же замечена пропажа более 15 рабочих за последние три дня. Третий блок системы NERV перегружен…

         -Хватит. Тогда слушай меня. Отправь данные по рекомендуемым действиям непосредственно директорату завода. Отметь, что этот запрос был составлен мной.

         -Принято. Оператор желает продолжить диалог?

         -Нет. Диалог окончен.

         -Интерфейс пользователь-NERV прерван. Хорошего вам дня.

         Хорошо, что эта система способна заниматься самоанализом, убирая необходимость в ручном обследовании. Однако, смысла торопиться покинуть этот блок системы у меня не было. Только Божественная Машина знает, когда у меня будет ещё один шанс в одиночку побывать здесь. Так что упустить этот раз нельзя.

         Мой план был прост. Согласно предположениям Deus Technology, контрольные блоки системы NERV (то, с чем я только что разговаривал), сделаны из человеческого мозга со стертым сознанием и улучшенного кибернетической оболочкой. То есть, когда-то это мозг был живым. Если это так – то, как и любое другое живое существо, он должен быть чувствителен к мета-психическим силам.

         Убедившись, что никого рядом нет, я положил руку на контейнер, в котором плавал кибермозг. Закрыл глаза, расслабился и полностью сконцентрировался на окружающих меня мыслях. Секунда-другая…

         Вспышка! Адская боль! Даже с закрытыми глазами я вижу красную пелену. Голову словно поместили в пресс. Крики, стоны и вой наполнили мои мысли.

         Мне не хватило сил, чтобы удержать мета-психическую связь. Голова гудит и раскалывается, из носа струиться кровь, руки трясутся, а глазах всюду уведомления о различных ошибках.

         Я отключил систему и запустил перезагрузку. Слишком много ошибок свалилось на мою систему разом и слишком мало времени решать каждую из них. Несмотря на путающиеся мысли и непрекращающуюся головную боль, я начал делать заключения.

         Раз у меня получилось создать связь с этим кибернетическим мозгом, то значит, что он действительно биологический, ну, когда-то был им. Но…эти звуки, эта боль…и ни единой полноценной мысли…такое невозможно. Точнее, невозможно у разумного существа…даже если эта система – Искусственный Интеллект, биологическая часть мозга должна что-то обрабатывать, а не просто «кричать» и испытывать боль.

         Это очень странно. Возможно, просто мне не хватило сил, что бы нормально ощутить мысли. Может быть, это как-то связано с необычной структурой кибернетического мозга NERV. И, самое маловероятное, но возможное – я подключился к чему-то другому. Правда, этот вариант создаёт ещё больше вопросов, чем ответов. В любом случае, надо будет доложить об этом завтра. Deus Technology будут рады даже такой информации.

         Немного шатаясь, я вылез из короба и стал обдумывать дальнейшие действия. Моя резервная серверная уже проверена, толку проверять другие блоки системы NERV не имеет смысла, так как они все объединены в один разум. Я уж начал думать, что можно и вернуться на своё законное место и честно отработать остаток дня, но тут ко мне пришло осознание, что я даже не знаю, что собираются покупать мои братья и какие условия сделки ожидает директор. Так что, следующим моим местом назначения был «золотой кабинет». Именно так прозвали рабочие жилой и рабочий блок директора.

         Прямо перед входом в его кабинет стоял полноценный отряд охраны. Пять человек, при оружии и броне. Да и не абы, какие солдаты, а настоящие офицеры. И верно, шкурка любого из директоров Vinduko стоит дорого. Хоть глупцов, что хотели убить владельцев крупнейшей оружейной фирмы, не так много, но случаи были.

         -День добрый. Мне надо пройти к директору…

         -Вы по пропуску или вам было назначено?

         -Нет и нет. Мне требуется обсудить условия завтрашней сделки с Machina Secrotum. Доложите директору, что Ритер Рид прибыл с этой целью.

         Один из охранников коснулся датчика на шлеме. Усиленный слух уловил крайне тихие слова из динамика, но я все равно не смог их услышать. Кивнув, он отошёл в сторону, набрал что-то на терминале и дверь раскрылась. А за ней – ещё одна, после чего – последняя.

         Я впервые за все время работы здесь очутился в кабинете директора. И стоит сказать, что даже меня, человека, живущего в огромном храме-крепости, это место производило невероятное впечатление. Стулья и столы из натурального дерева, инструктированные золотом и серебром. Настоящие, живые растения. Стены были украшены картинами, написанными старинными красками, причем сами стены были не из голого бетона, а словно покрыты чем-то очень красивым внешне. Огромный ковёр на полу покрыт резными узорами. Помимо этого, всего, помещение было обставлено старинными, красивыми, но бесполезными артефактами – стаканами, кувшинами и прочими малополезными вещами.

         Но кроме всего этого, внимание привлекал огромнейший по размерам терминал. Центральный терминал Материнского Храма мерк в размерах перед этим огромным устройством. На нем находилось множество индикаторов, отображающих значение завода. Боюсь, что даже адептам Deus Technology понадобилось бы несколько часов, что бы разобраться в этом диктованном устройстве. Начальник всей фабрики расположился в кресле напротив входа, аккуратно перед столом.

         В глаза первыми бросались искусственные руки, которые не закрывали рукава пиджака. Кроме этого, на виске кожа обнажала металический череп. Готов поспорить, что практически все кости защищены металлом. И, даже более того, наверняка в его теле напичкана целая куча других имплантатов. Касаемо всего остального, могу сказать, что он выглядел крайне подтянутым, молодым и обладающим незаурядным интеллектом. Его взгляд так же изучал меня с ног до головы.

         -Приветствую вас, господин директор.

         -Ты же…Ритер Рид, правильно помню? Присаживайтесь, я как раз хотел отправить за вами человека. – Произнёс он и указал рукой на другой стул перед столом.

         Я сел на деревянный стул, оббитый кожей. Стоит признаться, что по сравнению со стальными сиденьями на моем рабочем месте, кожаное сиденье невероятно мягкое и удобное. На него можно даже облокотиться – спинка тоже мягчайшая.

         -Насколько мне известно, ты долгое время сотрудничал с членами Machina Secrotum. Думаю, тебе известно, что они являются одними из самых влиятельных и прибыльных наших клиентов.

         -Верно. Я несколько раз пересекался с ними. Я помогал им вернуть артефакт на Земле, который у них похитили бандиты. Затем, так совпало, что я работал для них проводником на Марсе. А в последний раз наше сотрудничество состоялось в Новом Эдеме во время…инцидента.

-Новый Эдем, верно? Да-да, я припоминаю те отчёты. Вы, согласно докладам, спасли тогда местное подразделение Vinduko. И не только его, а ещё множество других людей. Это достойно похвалы. Вас решили, в качестве благодарности, принять в нашу компанию. Хотя, мы, как правило, не берем беглецов с войны, но ваша услуга оказалась весьма своевременна. Мне больно думать о том, что столь огромное количество профессионалов могло просто сгнить вместе с городом. Найти оружейных экспертов в наше время трудное дело. – ответил мне Директор.

-Это я должен быть благодарен вам. После разрушения Нового Эдема я остался без гроша в кармане и без крыши над головой. А деться с этого спутника мне было не суждено. От предложения вашей компании нельзя было отказаться.

         -Ладно. Закончим с воспоминаниями. Так вот. Тебе явно известно, что завтра члены этого культа прибудут сюда для заключения сделки. Помимо закупки оружия, они хотят выкупить у нас один неработающий блок системы NERV. Думаю, как сетевой рабочий, ты понимаешь, что даже неработающий блок представляет собой крайне дорогую, сложную и, что важнее, секретную технику.

         -Если это такая драгоценная и секретная техника, то не выгоднее ли продать это Независимым Федеральным Силам? Они богаче и влиятельнее.

         -Это верно. Но у нас есть информация из надежных источников, что НФС где-то откопала ещё один блок системы NERV. Так что, я сомневаюсь в их заинтересованности в нем. Так же, это разрушает информацию о том, что система NERV есть только на этом спутнике и паре других заводов, а следовательно вскоре теоретическая цена может сильно упасть. Кроме того, боюсь, что если мы потеряем этот шанс продать сломанную часть системы, то Machina Secrotum могут просто отобрать у НФС их блок. Так что, именно сейчас у нас наилучший шанс продать эту часть системы NERV.

         -Хорошо. Понятно. А что же вы хотите получить в обмен на него?

-В целом, у нас уже составлен список того, что мы хотим в обмен на него. Однако, есть высокая степень вероятности, что они могут расширить сделку и начать интересоваться вещами…которые мы не предполагали для обмена. Именно для этого и нужен ты – получить из этой сделки максимальную выгоду для нас. В крайнем случае, мы хотим получить за блок NERV не менее десяти миллионов федеральных чипов.

-Хм. Зная то, как они бросаются на любые технологии Тёмной Эпохи, уговорить их на эту сумму будет весьма просто, если знать, куда надавить. Справлюсь. Ещё что-нибудь?

-На этом всё. Я не могу уделить тебе больше времени, так что вы свободны. Завтра за вами зайдут и проводят в зал, где будет заключаться договор.

         Я попрощался, после чего перекусил и отправился в свою комнату. Вечер уже опустился на завод, а моя смена как раз завершилась. Проведя все вечерние процедуры, я лёг в кровать и заснул беспокойными сном.

День Четвертый

         …Зеленое свечение безжалостно бьет в глаза, ослепляя глаза и выжигая зрачки. Тяжеленная броня застыла на месте со мной внутри. Я пытаюсь сам сделать шаг, но тщетно. Даже мои механические мышцы не способны сдвинуть тяжесть брони.

         …Приложив все свои силы, я кое-как сломал проржавевшие замки брони и вывалился мешком на землю. Монолит, словно почувствовав, что я покинул непробиваемую скорлупу, начал манить меня к себе.

         Мой сон был прерван сработавшим будильником. Через час должны приехать представители Deus Orbis – наши дипломаты Божественной Машины. Я должен заранее приготовиться к встрече с ними, что бы всё выглядело достаточно официально.

         Встав с кровати, внимание привлёк тот факт, что мой киберглаз барахлит. Изображение всё в шумах, помехах, а отчеты несли сплошную ахинею. Что бы ни предпринимал, эта проблема оставалась, поэтому мне ничего не оставалось, кроме как переключить имплантат в пассивный режим и пользоваться обычным человеческим зрением.

         Проведя все утренние процедуры, я достал из шкафа костюм. Брюки и пиджак из серой, невзрачной ткани, а так же эмблема корпорации Vinduko. Уж не думал, что мне придётся одевать деловую одежду. Сидела она отвратительно, жала в плечах, грубая ткань натирала всё, что только можно. Казалось бы, чего сложного, купить корпорации с миллиардным оборотом, нормальный костюм. Но, выбора особо нет.

         Все приготовления заняли аккуратно 50 минут. Стоило мне только выйти из комнаты, как я столкнулся с посыльным директора.

         -Времени нет! Члены Machine Secrotum прибудут через 10 минут. Живо на площадку. – Произнёс он и, схватив меня за руку, потянул к посадочной зоне.

         Прибыли мы точь-в-точь по расписанию. Только зайдя в зону, в небе появилось четыре синих точки, а воздух наполнился запахом озона. Огромный летательный аппарат, напоминающий букву Х, мягко опустился на поле, чуть подскочив при ударе.

         Это чудо техники, созданное подразделением Deus Technology, представляло собой относительно компактный летательный аппарат, созданный для космических и планетарных перемещений. Почти половина технологий, лежащих в основе этого творения, принадлежат Темной Эпохе – эру торжества науки человечества.

         И вот, ворота грузового отсека открылись. Из чрева невероятной машины вышло десять человек в прекрасных черно-золотых доспехах. Я знал, что за тяжелыми шлемами и свечением бирюзовой матрицы находятся такие же слуги Божественной Машины как я. Но, в доспехах, они были выше, быстрее и сильнее любого другого человека. Эта броня, Mark IV Librarum, является торжеством мысли инженеров и техников нашего культа.

         Десять человек. Среди них было четыре охранника, вооруженных мощными винтовками, глашатай Божественной Машины, что несёт её волю, два дипломата с характерными Y- образными прорезями в шлемах, а так же знаменосец и два механика-пилота.

         Я выступил вперёд. Никто из представителей Vinduko не собирался мне мешать, что сильно меня обрадовало. Я поклонился и сложил пальцами треугольник, после чего произнёс:

         -Божественная Машина следит за нами. Добро пожаловать.

         -Божественная Машина защищает нас. – В ответ промолвил глашатай и повторил мои действия.

         -Мы рады приветствовать вас, члены Machina Secrotum, на нашем великолепном заводе Vinduko. Надеюсь, пребывание здесь будет приятно вам, и мы сможем пройти к взаимному согласию. – Поприветствовал моих братьев один из представителей отдела продаж.

         -Мы так же надеемся, что наш полет из другой части солнечной системы был не напрасен, и мы сможем придти к взаимовыгодному решению. Видит Божественная Машина, что мы желаем спасения всему миру.

         -Не знаю, что насчёт спасения мира, но мы будем рады помочь вам в любом случае. Вы, служители Machina Secrotum, являетесь самыми дорогими и важными для нас клиентами.

         -Отставить болтовню. Пройдемте же в зал заседаний. Там мы и обсудим сделку. Все-таки формальности соблюдать надо. – Произнёс ещё один из отдела продаж.

         Вся толпа отправилась следом за приглашающим. Работники Vinduko шли хаотично, кучей. Братья Machine Secrotum на первый взгляд тоже передвигались без порядка, но я-то знал, что это особый строй, призванный защищать дипломатов и, что главное, знамя Божественной Машины. Даже мне не известно, почему наши знамёна охраняются столь рьяно. Но, любой из членов культа знает, что если знамя упадёт – это очень плохая примета. А о потери знамени и вовсе не может быть и речи. Некоторые люди знают эту традицию и из-за этого начали ходить слухи, что однажды целая рота бросилась в самоубийственную атаку лишь бы вернуть себе знамя. Естественно, это не могло быть правдой. Братья и сёстры нам намного важнее, чем какое-то знамя.

         И вот мы все оказались в зале заседаний. Мои братья – по одну сторону длинного стола, а работники корпорации – по другую. Я, что логично, сидел вместе с последними. Атмосфера стояла напряженная, однако, причину этого найти мне было не по силам.

         -Итак. Приступим к первой части сделки. В вашем обращении была запись о продаже вам по сто единиц следующих экземпляров оружия: КА-74, Vin A.D., Motora, Desperado, а так же по десять ящиков патронов для каждого из этих образцов вооружения. Сроки доставки – в течении месяца. Все партии забираются лично вашим культом прямо с заводов. Всё верно? – Произнёс один из представителей корпорации.

         -Не называйте их культом. Им это не нравится. – подсказал я тогда человеку.

         -Не совсем. Мы пересмотрели своё решение и хотели бы добавить к этому списку ещё полсотни автоматов КА-74. Кроме того, количество ящиков с боеприпасами хотелось бы увеличить до двух десятков. Так же, мы бы хотели изменить сроки доставки. Четверть от заказа мы хотели бы забрать с собой, а оставшуюся часть заберём через три месяца. – ответил один из дипломатов Божественной Машины.

         -Хм. Дайте нам секунду провести перерасчеты.

         Представители корпорации  ушли с головой в математику. Они сидели тихо и неподвижно около двух минут, рассчитывая и обсуждая всё по внутренней связи, после чего произнесли:

         -Хорошо. Мы согласны при условии, что половину заказа вы оплатите сегодня же. Наших производственных мощностей хватит для того, что бы уложиться в такой срок. Цена в сумме не изменится, так как пропадают издержки срочности. На этом этапе всё?

         -Верно. Об оружии мы закончили. А теперь, с вашего позволения, я бы хотел поговорить о блоке системы NERV. Ведь именно за этим нас прислали сюда. — ответил дипломат, заметно оживившись.

         Члены корпорации чуть отодвинулись, показывая мне, что настала пора действовать, а не просто слушать.

         -И так. Если я правильно понимаю, вы бы хотели выкупить именно  неработающую часть системы NERV. Сколько вы готовы предложить нам за него?

         -Учитывая, что этот блок нерабочий, мы готовы предложить вам три миллиона федеральных чипов. Вся сумма будет переведена в течении трёх Земных месяцев.

         -Три миллиона? Думаю, что это весьма скромная сумма за столь бесценный образец технологий прошлого. Его оценочная стоимость минимум десять миллионов. И это не учитывая издержки по извлечению блока и доставки.

         -Да, мы согласны с тем, что система NERV – это уникальнейшая в своём роде технология. Но, насколько нам известно, тот блок, что ваша компания согласилась продать – неработающий в результате ряда серьезных нарушений использования. Нет никаких гарантий, что мы сможем восстановить его работоспособность. Более того, наши ресурсы ограничены, и мы можем предложить вашей корпорации не больше пяти миллионов. – ответил мне мой брат.

         Я пытался найти в его речи какие-нибудь скрытые и понятные только лишь мне послания, но это оказалось тщетно. Тогда я ответил ему:

         -Однако, несмотря на поломку этого блока, он все ещё ценен для вас как вместилище технологий Темной и Чёрной эпохи человечества. Кроме того, механики Божественной Машины известны всему миру. Я абсолютно уверен в том, что даже если вы не сможете починить его, то все равно получите в свои руки множество забытых и малоизученных технологий. И, более того, я слышал, что система NERV – это дальний родственник Божественной Машины, которую вы почитаете. Если это так – то это поможет вам понять её сущность. Так же, наша компания будет согласна предоставить вам мастеров, что уже работали с этой системой.

         -Хм. Ваши доводы имеют смысл. Однако, как мы уже говорили, у нас нет возможности заплатить больше, чем предложено. Впрочем, в качестве дополнительной альтернативы, можем предложить вам некоторые из своих разработок. Думаю, что у нас найдутся интересные для вашей корпорации технологии.

         Я глянул на других представителей компании. Они явно были рады, что речь зашла о технологиях и дали мне отмашку. А вот представители Божественной Машины выглядели напряженными. Поза дипломата говорила, что он очень напряжен и нервничает. Подняв взгляд из-под шлема на меня, он сложил пальцы в символ треугольника.

         -Приветствую тебя, брат. Божественная Машина хранит.- Раздался голос в моей голове.

         -Божественная Машина видит в любом уголке мира, брат. Метапсихическая связь? Почему раньше не установил её?

         -Не было возможности. Нужно было преждевременно предохраниться. Судя по твоему докладу, тут возможно наличие шпиона. У нас есть важная новость для тебя…

         -Думаю, что Vinduko согласны обменять блок системы NERV на эту сумму с учетом предоставления разработок. Пожалуйста, сообщите о технологиях, которые вы согласны предоставить и конкретные примеры разработок. – Начал прерванный разговор один из представителей компании.

         -Да-Да, конечно мы предоставим. Но, видите ли. У нас есть маленькая проблема. Мы не можем конкретно сейчас все это осуществить по вполне понятным причинам. Думаю, если вы согласитесь на наши условия, то в течении месяца сюда прибудет ещё одна группа членов Machina Secrotum которая и займётся показом технологий. Они так же и заберут блок системы в таком случае.

         -Что ж, хорошо. Думаю, что на этом наши переговоры оканчиваются?

         -Да. На данный момент, у нас больше нет к вам дел.

-Мы были рады встретить вас на нашем заводе и заключить взаимовыгодную сделку. Надеюсь, что вы будете нашими клиентами ещё не один раз.

         -Извините, но у нас есть одна просьба. Из-за расположения вашего завода на этом спутнике, в данный момент времени мы потеряли возможность вернуться, так как окно выхода в космос сильно сместилось, а наш аппарат не предназначен для манёвров в атмосфере. С вашего позволения, мы покинем завод через двенадцать часов. – Произнес пилот-механик, глядя на голограмму планеты, сверкающую у него в руке.

         -Да-да, конечно оставайтесь. Если вы хотите, то мы можем провести для вас экскурсию по цехам завода.

         -Нет необходимости. Мы не покинем посадочной зоны. Спасибо вам за оказанное деловое доверие. – Заверил их дипломат, и вся делегация Божественной Машины встала со своих мест.

         Все покинули зал заседаний. Все члены корпорации ушли на совещание, так и не пригласив меня отпраздновать удачную сделку. Поэтому у меня появилась замечательная возможность продолжить общение со своими братьями без лишних глаз.

         -Так что там со шпионом? Есть какая-нибудь новая информация? Наши братья крайне сильно взволнованы твоим сообщением. Есть опасения, что сюда могли проникнуть агенты Rhonus . – Произнёс глашатай Божественной Машины.

         -Увы, ничего нет. Однако, я собирался сообщить, что тут готовится какой-то саботаж. Вчера NERV сообщила, что за последние три дня пропало 15 рабочих, а сами компьютерные системы перегружены. – Сообщил я результаты вчерашнего исследования.

         -Черт. Скверно. Очень скверно. Особенно на фоне того, что уже неделю по всему сектору регестрируется повышение активности метастрических сил. Хоть кальцитовые вставки реагируют недостаточно активно, но…думаю, что на лучше отозвать всех своих агентов. Я сейчас же отправлю запрос на эвакуацию.

         -Мне кажется, что все это может быть как-то связано с контейнерами, помеченные как несущие Метастрическую угрозу. У меня не было времени ещё раз проверить, что там, но, боюсь, что на старом месте их уже нет.

         -Да поможет нам Божественная Машина…Я постараюсь добиться у начальства завода возможности остаться здесь больше необходимого, чтобы дождаться указаний и, при случае, суметь эвакуировать тебя и других агентов. В противном случае, если события примут дурной поворот – тебе придётся самому выбираться отсюда. А теперь уходи. Ты слишком много времени проводишь рядом. Это опасно для твоего прикрытия.

         Я попрощался с братьями и поспешил покинуть посадочную зону. Оказавшись в своей комнате и заперев дверь, я достал ящик с револьвером. Лучше приготовиться к самым плохим развитиям событий. Откинув барабан, я зарядил патроны, после чего прокрутил их, убрал предохранитель и положил оружие на место.

         Переодевшись и проведя вечерние ритуалы, я лёг в кровать. Но сон очень долго не приходил ко мне. Я чувствовал, что нечто крайне внимательно следило за мной. Искренне надеюсь, что это была Божественная Машина. Если не она, то кто?

День Пятый

         …Обелиск…Зеленое свечение манит меня…облокотившись на броню, я кое-как встаю на обе ноги и начинаю медленно ковылять к источнику завораживающего света. Передвигая ноги по неустойчивой земле, я медленно приближаюсь к заветной цели. Но вот механические мышцы подводят меня. Я падаю в грязь и остаюсь все так же далеко от величественного монолита…

         Из сна меня вытянул громоподобный шум. Он был настолько резок и внезапен, что я свалился с койки. Поднявшись, я прислушался. Грохота как не бывало, но включились аварийные сирены, а усиленный слух уловил звук шагов сотен бегающих людей. Одевшись в комбинезон, я вышел из своей комнаты.

         -Всех пожарных на посадочную зону! Медицинский персонал туда же! Отцепить сектор! Никого не выпускать! – раздавался усиленный динамиком голос Джеймса Девлина, одного из начальников охраны.

         -Что произошло? Что за взрыв? – обратился я к нему.

         -Ты у нас…Ритер, верно? Бегом в посадочную зону! Членам Machina Secrotum может требоваться твоя помощь. Живо к ним!

         Я в ту же секунду, не раздумывая, бегом бросился туда, благо посадочную зону и мой жилой блок разделяло буквально несколько небольших секторов.

         Не успел я приблизиться к посадочной зоне, как датчики организма зафиксировали невероятное превышение различных примесей в воздухе. Ртутные пары, мышьяк, фтор, хлор и прочие другие вещества, в таких количествах, что если бы у меня не было искусственных легких, то я прямо сейчас бы умер. Тем не менее, мне надо было торопиться, пока фильтры не перестали работать и защищать меня.

         В ангаре все было поглощено густым, чёрным, маслянистым дымом, в котором даже дышать было неимоверно тяжело. Ориентируясь на память, я добрался до корабля Machina Secrotum. Он горел и сильно дымился. Недалёко от него находились мои братья.

         -Ритер! Великая Божественная Машина, ты вовремя. Кто-то или что-то подорвало наш летательный аппарат. Мы потеряли пилота и двоих телохранителей, а также всё вооружение. – Обратился ко мне один из дипломатов по Метапсихической связи.

         Соединение было слабым, но я чувствовал через него волнение и боль. Дипломат пострадал, но не было ничего смертельного.

         -Черт. Надо покинуть это место. Тут слишком опасно дышать и ваш корабль может взорваться. Следуйте за мной.

         Дипломат кивнул, и вся группа уцелевших отправились следом за мной. Пройдя где-то ещё сотню метров, до нас эхом дошла череда взрывов – видимо детонировали силовые установки летательного аппарата.

         В конце концов, мы добрались до границы отцепленного сектора. Тут находилось огромное количество корпоративной охраны в самом серьезном снаряжении, которое только может быть у Vinduko. Кроме них тут находилось множество других людей: врачи, работники посадочной зоны, обычные рабочие и прочий люд. Как и было сказано Джеймсом Девлином, охрана никого не выпускала из зоны, будучи готовыми расстрелять любого, кто попытается сделать это.

         -Прошу всех вас пройти следом за нами. Начальник службы безопасности хочет встретиться со всеми вами. Служащий Ритер, тебя это тоже касается. Ты продолжаешь выполнять роль посредника. – Обратилась к нам группа охранников.

         Меня с братьями отвели в блок охраны, в котором я ни разу не бывал. Его главное отличие от других секторов было простое – просто невероятное количество оружия на квадратный метр. Буквально над каждой развилкой висела турель и даже самые обычные работники имели при себе огнестрельное оружие, а все коридоры были завалены ящиками с боеприпасами и оружейными товарами. Впрочем, что ещё ожидать от самой большой оружейной фирмы?

         В конце концов, нас привели в помещение, отдалённо напоминавшее оружейный склад. Стеллажи и полки ломились от самого разного оружия, начиная от простейших пистолетов, заканчивая огромными гранатометами, которые без экзоскелетной брони даже не оторвать от пола. И, хотя тут нет технических шедевров подразделения Deus Technology, количество и разнообразие экземпляров всё равно поражало.

         -Приветствуем вас, слуги Божественной Машины. – Произнес один из находящихся внутри охранников.

         -Думаю, вы гадаете, зачем же мы вас сюда привели? У главы охраны есть к вам несколько вопросов и пара предложений. Он придёт с минуты на минуту. – Продолжил он.

         И действительно, спустя минуту, ворота оружейной открылись и сюда вошёл настоящий вооруженный отряд. И не абы какой, а Чёрная дивизия Независимых Федеральных Сил. Среди них сильнее всего выделялся именно капитан: погоны, красные вставки на броне и самое тяжёлое оружие – гатлинг-пулемёт «Каркатор». Опаснейшее оружие в умелых руках.

         -Грёбаные федералы. – Процедил сквозь зубы кто-то из братьев.

         -Не надо так негативно относиться к нам. Да, у наших организаций регулярно возникают недопонимание и военные конфликты, а ваши цели зачастую расходятся с нашими. Но, ведь случай Нового Эдема доказал, что мы можем работать вместе, если захотим. Нам нужна ваша помощь, а вам – наша. В противном случае, вы просто не сможете покинуть этот завод. В конце концов, любые предприятия Vinduko – это нейтральные зоны и мы не хотим портить отношения. – Произнёс командир.

         -Мудрое решение. Так в чем же дело? Мы вас слушаем. – Произнёс дипломат, скрестив руки на груди.

         -На этом заводе творится что-то очень-очень странное. Пропадают люди, системы регулярно проявляются сбои в работе. Очень много людей страдают от психических проблем. Наше начальство думает, что вероятнее всего дело в большом количестве шпионов, но кое-кто из совета Федерации предположил, что тут виноваты Метастрические силы.

         -Поэтому вы решили обратиться к нам как к обществу с самым большим количеством знаний про это явление, раз оно так совпало. – Закончил за него дипломат.

         -В целом это верно. Мы рассчитываем на плодотворное сотрудничество и бла-бла-бла. Хоть совет и скептически к этому отнёсся, он все же уговорил директоров Vinduko позволить вам заняться этим делом.

         -Божественная Машина обычно не велит нам заниматься всем, что связано с Метастрической угрозой, так как для этого существует Deus Venandi. Но, так как у нас нет возможности покинуть планету, мы обеспечим вам первичную помощь. Однако, у Божественной Машины есть два условия. Первое – Vinduko дадут нам возможность связаться с Космическим Скитальцем, на котором мы прибыли. Второе – нам нужны некоторые специалисты, чтобы обустроить производство кое-какого оборудования.

         -Конечно-конечно. Всё, что вам угодно. К слову, раз ваш летательный аппарат взорвался, то можете взять себе вооружение с этого склада. Хоть я и надеюсь, оно вам не понадобится.

         Я уже потянулся к лежащей на стеллаже винтовке, как меня отдернул командир федералов и произнес:

         -Ты – всего лишь посредник и помощник в общении с Machina Secrotum. Тебе оружие не полагается. – произнёс он и погрозил мне.

         Я думал, что-сейчас-то меня и отошлют куда подальше, но, похоже, про меня уже забыли и стали воспринимать как фоновый объект. Мне от этого лишь лучше.

         Когда мои братья вооружились, нас повели в башню связи – огромную колону, которую видно за множество километров от завода благодаря мощнейшим прожекторам. Она играет и роль главного ориентира, и станции связи, и маяка для судов. Её высота более километра и подъем на лифте до самой верхушки занял практически полчаса.

         Оказавшись в радиорубке, дипломат хотел обратиться первым, но я остановил его, дав понять, что лучше доверить это мне.

         -Агентам Machina Secrotum необходимо связаться со своим штабом. Они хотят запросить поддержку специального отделения по борьбе с Метастрической угрозой, а так же эвакуационный челнок.

         Радисты тут же уступили своё место. Видимо, уже были готовы к этому указанию. Глашатай занял место, нашёл нужную частоту, ввёл код доступа и произнёс длинную комбинацию цифр. Я знал, что это на самом деле специальный код, указывающий необходимость прибытия отряда Deus Venandi, а так же координаты. К сожалению, ответа не последовало.

         -Боюсь, что солнечная вспышка буквально час назад создала зону глушения связи, так что ваше сообщение вряд ли дойдёт за ближайший час. Оно будет повторно отправлено, когда связь восстановится.

         -Черт, это скверно. Боюсь, что нам придётся выкручиваться своими силами. – Передал мне свои мылся кто-то из братьев.

         -Так, ладно, у меня есть приказ – сопроводить вас на нижние уровни, где было больше всего пропаж. Оттуда вы и начнёте своё расследование. – Произнёс сопровождающий нас охранник.

         И вот я во второй раз оказался в технических тоннелях. На этот раз мне не было необходимости маскироваться и скрываться. К тому же, меня защищало целых семь слуг Божественной Машины и ещё один член корпоративной охраны. Остальные охранники отцепили все входы и выходы, чтобы не дать сбежать кто бы там не находился.

         Первым делом нас отвели на место, где была обнаружена первая пропажа, но ничего необычного здесь не было. Такие же стены и провода, как и во всех тоннелях. Да и всё другие места тоже ничем особым не выделялись. На все расспросы охранник отвечал уклончиво, кроме того, сомневаюсь, что он мог что-то знать.

         Но вскоре ситуация изменилась. Как только мы начали приближаться к месту, где я нашёл контейнера с маркировкой “Meta-DtA”, глашатай вскинул руку, приказывая остановиться.

         Я создал мета-психическую связь с глашатаем и сообщил ему:

         -Тут недалёко были контейнеры, о которых я сообщал Ментеру.  Скорее всего, он вас предупреждал о возможном содержимом. Вы ведь здесь не просто так. Знаменосца вы бы не стали брать собой просто так.

         -А ты на удивление проницателен, Ритер. Сразу видно, что ты агент Auris Deus. Ты прав, мы здесь не просто покупатели. На основе твоих отчётов и сообщений другого шпиона мы знаем, что тут может храниться что-то опасное. Не так давно Божественная Машина послала мне видение, что здесь есть некий артефакт, который мы должны найти, иначе он вновь окажется потерянным на многие года. – Сообщил мне в ответ Глашатай.

         -Братья! Знамя! Оно реагирует! – Вскрикнул знаменосец.

         Все, в том числе и я, забыв о своём прикрытии, обратили свой взор на священное полотно. Кальцитовые вставки и украшения ярко блистали в темноте тоннелей всеми цветами радуги, испуская множество разноцветных искр. Тишина тоннелей разрушилась тоненьким, но пронзительным воем, так же исходящим от знамени. Глашатай мгновенно сообразил, к чему всё это.

         -Живо! Построение кругом, знамя в центр! Приготовиться к отражению Метастрической атаки! Развернуть кинетические щиты на полную мощность!

         Тут же коридор наполнился жужжанием силовых барьеров, а вокруг нас проявились едва заметные защитные шестиугольники. Я встал рядом со знаменосцем, так как оружия у меня всё равно не было. Тут же устроились и дипломаты, которым строго-настрого запрещалось хоть как-то учувствовать в боевых действиях. Даже в целях самообороны.

         Дышать стало тяжело. Воздух стал как будто густым и плотным. Неосознанно я активировал боевой режим протеза своей руки. На кончиках пальца заплясали тоненькие искорки. Адреналин в крови превысил своё нормальное значение в разы. Весь мой организм приготовился к схватке, но не я.

         -Слева! – раздался крик.

         Следующие события происходили как при замедленной съемке. Вот я поворачиваюсь на 45 градусов и вскидываю руку. Затем чуть вдалеке я вижу странное розоватое существо которое с огромной скоростью устремляется к нам. Все братья как по команде открывают огонь. Огромное количество пуль изрешетило тварь за пару секунд.

         Но это было только начало. За этим порождением Метастрической Угрозы появились десятки, а то и сотни аналогичных тварей. Коридоры в одно мгновение наполнились шумом сотен когтей, стучащих по металлическому полу и канонадой выстрелов. К сожалению, это было тщетно. Порождения шли на нас нескончаемым потоком.

         -Медленно отступаем вперёд по тоннелю! Там мы заблокируем системные ворота! Ритер! Немедленно отдай приказ заблокировать этот тоннель! – Перекрикивая ужасный хор, приказал Глашатай.

         Мы стали медленно, спиной вперёд, отступать дальше по тоннелю. Я открыл в зрительном интерфейсе карту тоннелей, после чего немедленно отправил список ворот, которые требовалось закрыть немедленно, что бы Метастрические твари не разбежались по всему заводу. Указание было исполнено практически мгновенно. Со всех сторон было слышно гулкое закрытие ворот и работа блокирующих механизмов.

         И вот, мы практически добрались до нужной нам двери. Нескончаемая волна тварей уже почти добралась до нас. Буквально в последний момент защитные ворота опустились, раздавив сразу с десяток уродцев. Один из охранников делегации подошёл к трупу и ткнул сапогом кашу из внутренних органов.

         -Что велит делать Божественная Машина, Глашатай? Истребление Метастрических уродцев не входит в наши обязанности, да и бойцов здесь только два человека. Дипломатам нельзя осквернять руки оружием, а Ритеру запретили вооружаться. – Спросил он.

         -Мы немедленно поднимемся обратно на поверхность и объявим, что этот завод необходимо закрыть на карантин. Если получится уговорить владельцев – персонал покинет завод, а потом сюда прибудут Deus Venandi и проведут зачистку.

         -А если нет? Не думаю, что эти болваны представляют то, с чем им придётся иметь дело?

         -Тогда Божественная Машина велит нам покинуть эти место и нанести эту точку как утраченные земли. Может быть, когда-нибудь мы и вернёмся сюда.

         -Что ж, тогда идёмте же отсюда. Я уже слышу, что Метастрические порождения растворились во мраке. И мне бы не хотелось, что бы они возникли здесь, когда путь к отступлению отрезан. – Произнёс немного нервным голосом дипломат.

         Спорить с ним никто не стал. Все понимали, что наша огневая мощь крайне низкая и нам нужна помощь. Поэтому, мы поспешили ретироваться поскорее. Однако, нашим планам было не суждено сбыться. Лишь теперь-то я понял, почему сюда послали именно меня, агента ΕΩΕ, а не любого другого члена Auris Deus.

         -Я рад приветствовать вас, заблудившиеся слуги Божественной Машины. Неожиданная встреча в тёмной подворотне. – Раздался из тоннеля спереди голос.

         Братья мгновенно вскинули стволы, но я-то знал, что уже поздно. Мы встретились не с бойцами Независимых Федеральных Сил, ни с корпоративной охраной Vinduko. К нам вышли члены культа Rhonus. Пожалуй, самых главных противников Божественной Машины, после Метастрической Угрозы.

         Из тени тоннелей вышло с десяток тяжело вооружённых бойцов. Из прорезей для глаз в шлемах сиял желтоватый цвет. Их броня была отдалённо похожа на Mark IV Librarum, которую носили мои братья, но всё же достаточно сильно отличалась во многих деталях.

         -Отступники. Скверное дело. Всё хуже, чем мы думали. – Сообщил всей нашей группе Глашатай по психической связи.

         Я же немедленно попытался отправить сообщение Ментеру о столкновении с культистами Rhonus, однако, связь была заблокирована. Или это вина вспышки, или наши противники позаботились об её отключении.

         -Покайтесь в своих грехах, отступники. Свет Божественной Машины готов простить вас. Вы не ведаете, что творите, получив такие силы, будучи вне контроля Божественной Машины! – Громко и четко произнёс я.

         -Божественной Машины не существует. Вы поклоняетесь пустоте, которая никогда не существовала! Вы похожи на стадо баранов, которое идёт туда, куда идут остальные! – Ответил мне с усмешкой член из свиты Rhonus.

         -Еретики! Божественная Машина существует! Я слышу её! Я чувствую её! Она направляет меня, направляет моих братьев! – Ужасным голосом вскричал Глашатай.

         Я почувствовал, как земля начала помаленьку дрожать. Кальцитовые вставки начали слабо искриться, и это не значило ничего хорошего.

         -А вы! Вы отвернулись от Божественной Машины! Вы недостаточно сильно верили в неё и поэтому не видели её света! Вы предатели, которые воспользовались её дарами, но не нашли в себе сил уверовать в неё!

         Земля стала ощутимо трястись. Киберглаз начало замыкать и помехи заполнили экран. Кальцит в знамени снова начал сверкать и искриться подобно радуге. Воздух наполнился запахом озона.

-Никто из вас не заслуживает жизни! – Закричал Глашатай и в то же мгновение всё для меня погрузилось во тьму.

День Шестой

         Пустота. Абсолютная, всепоглощающая пустота. Я делаю шаг, но даже этот звук растворяется в ней. Я набираю в грудь воздух и кричу, но в ответ мне раздаётся только молчание. Не слышно даже пульса в голове и стука сердца.

         Одна Божественная Машина знает, сколько я шёл в этой пустоте в неизвестном направлении. Может час, может день. Может месяц. Но ничего вокруг меня не изменялось. Может, я вообще стою на месте? А существую ли я вообще?

         -Да.

         -Кто это говорит? – Крикнул я из всех сил, но не услышал своих слов.

         -Мы.

         -Что я здесь делаю? Где я? Где ты? Почему здесь так темно? Куда делись мои братья? – Кричал я в пустоту, не слыша своего голоса.

         -Смерть.

         -Я умер? Я не могу умереть. Моё дело ещё не закончено. Мне надо выполнить своё дело. Я ещё не отплатил Божественной Машине свой долг за жизнь.

         И вот ярчайший свет озарил сплошную темноту. Пустота наполнилась тихим звоном, подобным звуку колокольчиков. Моя рука и глаз тут же перестали работать. Я растерялся, но тихий голос снова заполнил это пространство.

         -Живи.

         Я пришёл в себя. Всё тело жутко болело. Кости ломило, голову, словно засунули в пресс, а живот отчётливо давал понять, что будь он полным, то он бы непременно это исправил. Но, я был жив.

         Оглядевшись, я пришёл к выводу, что нахожусь в своей комнате. Здесь было темнее обычного и очень душно. Стоило мне приподняться, как кто-то находившийся возле меня сказал:

         -Без резких движений. Ты у меня на мушке. Подними руки и вставай.

         Я аккуратно поднялся, обратив руки кверху. Через интерфейс я активировал боевой режим у своего протеза. Но, попытка не удалась – батареи сигнализировали о том, что энергия на нуле.

         -Бесполезная затея. Я отключил тебе резервные источники. А теперь медленно повернись ко мне и не двигайся.

         Я выполнил указания. Передо мной стоял рослый мужчина. Лицо его было обезображено ожогом, но держался он уверенно. Моё внимание привлёк тот факт, что он был одет в Mark II Releva, старинный образец брони Machina Secrotum. Под ними, согласно сканированию, находилось бесчисленное число протезов и имплантатов. В разы больше, чем у меня.

         -Стой смирно и не вздумай что-либо делать. – Произнёс он и коснулся рукой моей головы.

         Я почувствовал, как нечто чужое вторгается в мой разум. Оно читает мои мысли, воспоминания, страхи, мою жизнь. Словно прощупывает и изучает меня изнутри. Метапсихическое слияние. Меня обучали противодействовать ему, но я не хотел рисковать.

         -Ты чист. Божественная Машина защитила тебя, брат. Похоже, мы стали свидетелем того, как наш Бог защитил своего последователя. – Произнёс он с явным облегчением.

         -Ты кто такой? Что ты тут делаешь? – Произнёс я, соединяя провода в руке, подключенные к батареям.

         -Меня зовут Рейнар. Я член Auris Deus, как и ты. Я тебя обнаружил, когда всё здесь начало сходить с ума. Ты валялся около этой комнаты без сознания и с очень паршивым видом.

         -Как же я здесь оказался? Последнее, что я помню – это грохот в системных тоннелях, где мы были с братьями. Черт, голова раскалывается…

         -Системные тоннели? Сейчас оттуда исходит сигнал спасения. Думаю, что там все еще находятся наши браться.

         -А что здесь произошло? Почему тут так темно? Почему включен сигнал спасения?

         -Мне самому интересно. Просто внезапно накатило землетрясение, а после компьютерные системы сошли сума. А потом ещё и Метастрические твари проявились. Я искал, где укрыться от первой волны и нашёл тебя возле этой комнаты. Думал, что помер, но нет, Божественная Машина защитила.

         -Черт. Возможно, что члены секты Rhonus сумели взломать систему управления заводом, а то и вовсе блоки NERV.

         -Rhonus? Здесь, на заводе!? То-то же. Я давно подозревал, что тут дело нечисто. Мог же догадаться об этом!

         -Они, должно быть, тут уже давно. Ибо мы встретились там, в тоннелях, с целой группой отступников. Мне требуется срочно доложить об этом Ментеру через диспетчерскую башню. Индивидуальная связь не работает. – Произнёс и я достал из-под кровати кейс, после чего открыл его и достал револьвер.

         -В диспетчерскую? Ты с ума сошёл? Все системы вышли из-под контроля и расстреливают всё, что движется. А взломать их с внешних устройств невозможно. Сеть блокирует любые внешние подключения.

         -Черт, это плохо. Значит надо эвакуироваться. Впрочем, зачем подключаться внешне, если можно воспользоваться внутренним терминалом. – Произнёс я, подойдя к своему компьютеру.

         -Бесполезно. Ввод через них бесполезен. Я пробовал осуществить это, но везде вводимые данные блокируются. Rhonus явно предусмотрели всё это. Видимо, они давно готовились к подобному.

         Зайдя в систему, я действительно обнаружил, что первичный интерфейс заблокирован. Но, мне уже не единожды приходилось страховаться от подобных подстав. Именно поэтому в моём терминале была установлена «трубочка» — специальная подпрограмма, которая позволяет управлять системой не на уровне первичного пользователя, а на уровне контрольной программы – системы, из которой состоит компьютер. Таким образом, управление проходит на более глубоком «уровне», и прямая блокировка пользователя становится бесполезной.

         -Хм. Весьма и весьма хитро и предусмотрительно, сделать резервное управление терминалом. — С явной долей уважения произнёс Рейнар.

         Получив доступ, я быстро проанализировал код, блокирующий доступ и захвативший управление заводом. Он был написан на крайне сложном языке и обладал настолько запутанной структурой, что я даже не стал пытаться вскрыть его – это бы заняло слишком много времени. Он наверняка создан с помощью очень сложного механизма.

         -Скверное дело. Глянь, а? Ничего не могу понять здесь. Какой-то необычный тип шифрования.

         -Это же второй уровень сети, верно? Если получится, используй код глобального сброса системы. Их сеть – стандартные образцы NeuroTech, не думаю, что они догадались сменить экстренней код. – Заметил Рейнар.

         Я упрекнул себя за то, что сам не додумался до этого. Открыв в памяти файл с кодом, я ввёл в терминал сто чисел, после чего  последний начал экстренную перезагрузку, после которой он стал работать в штатном режиме.

         -Дай сюда. Нужно срочно кое-что сделать.

         Рейнар буквально вытолкнул меня с рабочего места, после чего начал строчить. Механические пальцы с такой скоростью долбили по клавиатуре, что клавиши не успевали встать на место.

         -Всё. Теперь охранные системы здесь не считают нас за чужих. Но это касается только этого блока. Так что будь аккуратнее. Идём.

         -Подожди. Мне надо кое-что сделать перед этим. – Произнёс я и полез в шкаф за новым кейсом.

         Внешне кейс выглядел практически так же, как и оружейный: древесный рисунок, золотая отделка и буква Омега с глазом внутри. Однако, его размеры были практически в два раза больше, но, что главнее, содержимое было совершенно иное.

         В нем, на красном бархате, покоилось изобретение, под названием Power Synchro Suit, он же P.S.S., он же поддоспешник. Именно в нём обычно ходят братья и сестры в наших обителях. Но, в первую очередь – это костюм для снаряжения брони. Правда, в моем случае, мне нужны были только его защитные функции.

         -У тебя тут и GTG-222, и P.S.S. костюм. Случаем, ты не притащил сюда ещё какого-нибудь тяжелого вооружения или артефакта? Нам бы очень пригодился генератор кинетического поля.

          -Я пронёс костюм как обычную одежду. А вот с револьвером пришлось поднапрячься. Ладно, выходим. Чем скорее я выйду на связь с Ментером, тем лучше.

         Мы покинули мою комнату, и я сразу же почувствовал странный запах. Подобный аромат встречается в старых зданиях, которые практически не циркулирует воздух. Тяжелый, влажный, противно-сладковатый аромат с нотками разложения чего-то. А ещё тишина. Тишина, которая не опускалась на этот завод со дня его строительства. Ни шагов, ни треска проводки, ни шума конвейеров и механизмов. Вся огромная система замерла, словно погибла.

         -Куда делись все люди? Тут слишком тихо. – Спросил я.

         -Кого-то растерзали Метастрические твари, кого-то расстреляли турели. Пару раз видел взлетавшие транспортники. Возможно, что ещё кто-нибудь заперся в своей комнате и ждёт, пока придёт помощь. Какой у нас сейчас план?

         -Сперва мы доберёмся до контрольного блока системы NERV и перезапустим систему.  Это должно будет отменить всё, что Rhonus наделали с системой. После этого отправимся в технические тоннели и спасём оттуда выживших братьев. Выходим на связь с Ментером. Затем найдём свободный челнок и отправимся на Космический Скиталец, если будет возможность.

         Мы отправились до блока системы NERV, и меня никак не отпускало чувство того, что я в чем-то крупно ошибаюсь. Rhonus, конечно, те ещё подонки, но сомневаюсь, что они смогли бы использовать Метастрических тварей для истребления кого-либо. Кроме того, слишком быстро последние разрослась до таких размеров. Обычно на то, чтобы породить от одной твари целое полчище необходимы месяцы, если не больше. А ведь на само заражение требуются целые года.

         Как только мы вошли в «бункер» управления системой NERV, в нос ударил отвратительный, тухлый, но приторно-сладкий запах. И причина его была видна совершенно ясно: десятки трупов, находящихся в помещении. Истерзанные тела, покрытые множеством рваных ран. Кровь уже засохла, образовав на полу и стенах жуткие узоры. Более того, у многих из жертв были самые разнообразные повреждения плоти. Тут и там валялись окровавленные куски мяса, а у некоторых тел наружу выступали кости и внутренние органы. Даже защитные имплантаты не помогали – у некоторых они были вскрыты словно бумага, у других были вырваны вместе с кожей и костями.

         -Работа формы Аварит. В принципе, оно не удивительно. Это место – настоящая концентрация алчности, жадности и корысти. Неудивительно, что Метастрическая сила решила проявить себя именно в этих существах. – Произнёс Рейнар, потыкав стволом винтовки в студенистую массу, состоящую из вывалившихся из тела легких, кишок и других частей тела.

         -Оставайся здесь. Я уже работал с блоком NERV и, думаю, что смогу восстановить его. — Произнёс я и отправился в комнату управления.

         Внутри никого не было. Видимо, когда началось бедствие, операторы в ту же секунду сбежали, не остановив систему и дав возможность беспрепятственно её взломать. Однако, тут я столкнулся с той же проблемой, которая была и в моём терминале – полный отказ от вводимых запросов, а так как «трубочки», которая вела в более глубокое управление тут нет. Весь этот пульт был абсолютно бесполезным. Я вышел из комнаты и подошёл к бетонному контейнеру, в котором находился лидер системы.

         -Неужто ты собрался лезть в этот гроб и самостоятельно всё исправлять? – С явным удивлением произнёс мой напарник.

         -Выхода нет. Пульт управления тоже заблокирован. Так что, единственная возможность хоть что-то исправить – сделать это вручную. – Произнёс я, открывая запоры ворот.

         Так как электрические системы завода не работали, мне пришлось вскрывать вход в блок с помощью ручного механизма. Честно говоря, даже несмотря на кучу передач, отворять с помощью простого рычажного колеса ворота весом несколько тонн – очень трудно. Я буквально чувствовал, как кибернетические мышцы натянулись словно струна, а протез, заменяющий мне левую руку, работает на все сто.

         И вот ворота открылись. Первым же, что я увидел внутри – это был очередной труп. Однако – это был не обычный труп. Судя по пропуску, владелец был одним из операторов системы NERV. Похоже, он решил тут спрятаться от Метастрических тварей, но то ли не успел, то ли они проникли сюда. В любом случае, от него осталась лишь верхняя половина тела.

         Я прополз вплоть до конца контрольного тоннеля, где находилась сфера с блоком. Судя по тому, что кибернетический мозг не был закрыт защитным колпаком, последний контакт с человеком был искусственно прерван. Но, волновало меня не это, а жидкость, в котором плавал мозг. Вместо обычного бледно-желтого цвета, она была практически оливковой, что означало лишь то, что система фильтрации не работает, что, впрочем, не удивительно. Однако, сама система явно функционировала исправно, судя по жужжанию механизмов. Оно и очевидно, NERV, как и система обороны и управления терминалами, имеет отдельный реактор для подачи питания.

         Я пару раз стукнул пальцем по сфере, в которой плавал кибермозг. Ответа не последовало. Я снял защитную панель и начал почти-что наугад щёлкать тумблерами, в надежде что-нибудь изменить. И вот, после пары десятков бессмысленных переключений, везде включился красный свет, сигнализирующий о том, что система неисправна. Бросив это бесполезное дело, я подполз ближе к сфере и положил руку на него.

         Я собрался с мыслями и попытался установить мета-психическое слияние. Однако попытка закончилась полным провалом. Слияние было установлено, но в ответ я получил полнейшую, абсолютную пустоту. Я разорвал слияние.

         В ту же секунду голова затрещала по швам! Чудовищная боль разошлась по моему телу, начиная от головы, заканчивая кончиками пальцев. Из носа хлынула кровь. И крик. Чудовищный, дикий крик, исходящий отовсюду. Видения. Всюду кровь. Оторванные конечности, внутренние органы, валяющиеся везде. Искорёженные существа с кровоточащими глазами и вывернутыми суставами, чьи кости буквально вырваны наружу. Тварь пожирает тело мертвеца, разбрызгивая кровь. Несчастные вонзают свои металлические пальцы в грудную клетку, разрывая её и вырывая себе же рёбра.

         -Уйди! – Заорал я, что есть сил.

         Кровь, везде кровь. Боль, пронизывающая все тело стала нестерпимой. Сосуды на левой руке лопаются. Кожа рвется, и кровь сплошным потоком покрывает моё тело. Все тело будто в огне. Я становлюсь на колени и с размах бьюсь головой об бетонный пол.

         -Уйди, уйди, уйди, уйди.

Человек передо мной берет своими механическими руками себя за голову и буквально вырывает её из своего тела. Механический позвоночник беспомощно висит в воздухе. Кровь стекает по телу к земле. Затем он берет себя за то, что осталось от шеи и начинает медленно разрывать себя на две части…

День Седьмой

         -Ритер!

         -Ритер! Смотри на меня! Слышишь меня! Божественная Машина, помоги ты ему уже! Не смей отключаться.

         -Черт. Давление падает! Где же этот дурацкий шприц!

         -Нет! Слушай меня! Цепляйся за сознание! Ты не должен отключаться! Держись! Не отпускай ту нить, что ведёт тебя к Божественной Машине!

         -Не смей терять сознание! Хоть сдохни, но не отпускай сознание!

         -Ещё чуть-чуть. Вот оно!

-Божественная Машина, именем твоим и слуг твоих, пусть это бренное тело воскреснет, дабы послужить тебе до новой смерти и после неё, ибо оно принадлежит тебе верой и правдой. Ad laudem Deus Machina!

Боль пронзила моё тело. От самого сердца, до самой последней клетки и дальней грани разума. По артериям и венам словно протёк настоящий огонь, сжигающий меня изнутри. Я выгнулся настолько сильно, что у меня затрещали суставы. А затем все стихло.

-Черт тебя дери! Ритер! Какого черта произошло!

-…Это не Rhonus виноваты в появлении здесь Метастрической силы. И уж тем более, не они её источник. NERV…вот, что является её источником. Его биологическая часть давно сломилась, приманивая собой Метастрическую угрозу. И на протяжении десятков лет, этот завод притягивал эту силу сюда, и она сумела закрепиться в блоках системы. И копила, копила эмоции людей до текущего времени. Боюсь, что этот завод потерян для нас. Забираем всех, кого найдём и сваливаем отсюда.

         -Я не буду спрашивать, возможно ли это. Пусть этим занимаются Deus Librarum. Главное, что если ты прав, то дело в десятки раз хуже, моих самых плохих ожиданий. Нам тут больше делать нечего. Уходим отсюда. — Произнёс Рейнар, надевая шлем-маску.

         Я задался кашлем. Организм все еще чувствовал себя крайне паршиво, сердце и кости крайне сильно болели, но сознание достаточно крепко держалось.

         -Слушай. А что ты мне вколол? Я слышал какие-то твои слова…- произнёс я, выбираясь из бетонного гроба.

         -Адскую смесь из адреналина, дофамина, жидкого кислорода, нитроглицерина, крови и ещё, чем черт не шутит, зарина. И разбавленно это всё в священных жидкостях Божественной Машины. Укол делается прямиком в сердце, сквозь кожу, мышцы и, если надо, лёгкие.

         -Так это же Чёрная инъекция…никогда не думал, что её применят на мне. Блин, сердце всё ещё болит. Это ж то, чем шутить нельзя. – Пожаловался я.

         -Ничего. Легкое и сердце должны быстро восстановиться. Игла настолько тонкая, что ничего смертельного не будет. А тебе бы я советовал достать револьвер. Система охраны перестала нас считать авторизованными пользователями и откроет огонь, как только нас засечёт. Твоё вторжение в NERV не прошло даром.

         Рейнар очень вовремя это сказал. Стоило нам едва покинуть отдел управления, как на нас навелись лазерные лучи, и в ту же секунду под потолком загрохотала турель. Мой напарник сразу повалил меня на землю, прикрыв своим телом, благо, что броня выдержала.

         -Что будем делать? Она начнёт стрелять, стоит нам высунуть голову.

         -План такой. Я пробегу до того перехода. Турель отвлечется на меня, а ты должен одним метким выстрелом вывести её из строя. Моя винтовка не пробьёт её броню, в отличие от твоего револьвера. Доспех и протезы смогут защитить меня. На счёт три. Один…

         Я активировал прицельный модуль. На интерфейсе появился значок прицела. От ствола моего оружия проявилась желтая линия, указывающая траекторию пули. В специальном окошке появилась куча параметров, начиная от скорости ветра, заканчивая силой притяжения Миранды. Улучшенные мышцы стали подобны стали, руки перестали дрожать.

         Рейнар рванул из укрытия. В ту же секунду я вылез из укрытия со вскинутым револьвером. Тут же прицельный интерфейс нашёл мою цель и начал помогать мне довести оружие. Как только желтая линия и турель пересеклись – мышцы тут же заблокировались. Я вдавил курок. Грянул выстрел. Пуля .222 BK прошила корпус турели и, по-видимому, попала в боекомплект. Эхо взрыва разнеслось по всему заводу.

         -Отличный выстрел. Видно, что Ментер уделил много внимания стрелковой подготовке.

         Я не счёл нужным отвечать, да и точность этого выстрела – в первую очередь заслуга имплантатов, а не меня. Но, так или иначе, мы продолжили свой путь. Нас сопровождали лишь две постоянные вещи: обезображенные трупы и куски плоти, буквально разбросанные по всему заводу. Иногда до нас эхом доносился стрекот очередей и взрывов. Жизни тех, кого не успела взять Метастрическая угроза, забирала бездушная, но обезумевшая система охраны, которая должна была защищать нас. Возможно, мы бы и могли помочь выжившему персоналу, но это лишь оттянет агонию. Но, важнее то, что у нас не было времени.

         Сверяясь с картой, я и Рейнар добрались до ближайшего входа в технический тоннель. Вода, кровь и охлаждающая жидкость залила пол, по которому расходились электрические дуги. Освещения не было, но фонарь брони Рейнара давал достаточно света. Мы отправились дальше по утробе завода, к сигналу SOS.

         -Братья! Я здесь! Слышите меня? – раздался крик впереди.

         Мы ускорились и вскоре вышли к знакомому перекрестку. К тому, где нас окружила банда Rhonus. Эта часть технических тоннелей была обрушена, сверху виднелись наземные коммуникации. Ворота-перегородки хоть и были закрыты, но их сильно искорёжило, так что между створками оказался круглый просвет. Но, нём не менее, просто так, вручную, их уже было не открыть.

         -Божественная Машина защитила вас. Вы там в порядке? Сколько вас там? Какие ранения? – тут же начал Рейнар, как только мы подошли.

         -Нас тут трое. Я, воин из Deus Bellator и…культист Rhonus. Они оба ранены…У воина открытая травма головы. Его череп треснул и виднеется кибермозг. Боюсь, что без Жрецов Тела из Deus Doctorum он долго не протянет. Предатель жив, обвалившийся потолок оторвал ему руку, но броня успела прижечь рану. Остальные раны у него не серьезные. Сейчас он без сознания. Я цел. Так, мелкие раны, да треснуло ребро. Жить буду.

         -Другие братья есть? Есть возможность собрать полный комплект доспехов? – поинтересовался я.

         -Сожалею, но все остальные мертвы…Что касается брони…У одного из воинов целая рука и шлем. Броня дипломатов осталась с целыми ногами. У знаменосца уцелел корпус и руки. Но, к сожалению, силовой рюкзак у всех сильно поврежден.

         -Слушай сюда. Снимай уцелевшие части и передавай их сюда.

         -Но это же Богохульство! Наставники велят…

         -Здесь нет наставников. А броня – единственный способ вытащить вас оттуда. Так что, другого выхода у нас нет. – Спокойно, но жёстко ответил я.

         На то, чтобы получить полный комплект доспехов ушло не меньше получаса. Ещё около десятка минут ушло на то, что бы разобраться в модульных частях брони и тому, как они крепятся. Хоть P.S.S. комбинезон и облегчает снаряжение брони с помощью специальных каркасов, я впервые одевал её вот так, самолично. Мне всегда или помогали специальные станции, или слуги-неофиты. Шпионы Auris Deus вообще редко пользуются какой-либо бронёй.

         Кое-как закрепив все элементы брони на каркасе, комбинезон пришёл в движение. Все части доспеха вставали на места, подгонялись по размеру и закреплялись. Специальные контакты-иглы вонзились в моё тело для управления этим грозным образцом искусства. В последнюю очередь я надел шлем. Как только контакты замкнулись, лицевая матрица озарила пространство бирюзовым цветом.

         -Скверно. Без силового рюкзака, экзоскелет не сможет развить всю мощность, да и приводы повреждены…Рейнар! Возьмись за эту створку! На счёт три – раскрываем ворота. Раз. Два. Три!

        В ту же секунду жалобно взвыли приводы экзоскелета. Хоть они и не могли работать с максимальной эффективностью, но их силы оказалось более чем достаточно. Створка ворот буквально вошла обратно в стену, не ощутив какого-либо сопротивления. На стали остались внушительные отпечатки перчаток доспеха.

         -Хвала Божественной Машине! Я думал, что остался последний из всех выживших. Ритер пропал, с Рейнаром связь не устанавливалась, а все остальные погибли. – Произнёс выживший брат.

         -Божественная Машина защитила меня от смерти. А теперь, я займусь этим отступником. – Произнёс я, взведя револьвер.

         -Бесполезно, он без сознания от болевого шока…

         -Это дело поправимое. Он у меня живо заговорит. Рейнар! Встать на караул и защищай нас! Пилот! Посмотри, можно ли ещё спасти телохранителя! Нам бы он совершенно не помешал. – Произнёс я, положив руку на голову сектанта Rhonus.

         Собрав мысли, я пробудил разум предателя ото сна. В ту же секунду он попытался накинуться на меня, но тяжеленный сабатон экзо-доспеха мигом опрокинул его на пол. Поняв, что он окружён и безоружен, его пыл мигом уменьшился.

         -Долго сюсюкать тебя у меня времени нет. Говори, что забыли ваши отродья на этом заводе, если тебе дорога жизнь.

         -Иди к черту, фанатик. Вы слепы в своей вере. Стадо баранов, идущие в никуда. Вы губите свой потенциал, закрываясь от других и обрекаете мир на гибель, храня свои знания от всех.

         -Мне твои оскорбления безразличны. Я не бандитская сучка, чтобы начать из-за этого злиться. Но тебе лучше не тянуть время, его у меня итак в крайне мало. А если не хочешь по-плохому, то меня учили вырывать правду из ваших поганых уст, отступники.

         -Ритер! Это не твоё дело! Мы исключительно шпионы, этим должно заниматься отделение…- начал было Рейнар.

         -Специальное подразделение карателей EΩΕ, внутренний код XX369, отделение двадцать. Именование агента – Ритер. В случае препятствию процесса казни или дознания – имею право подать запрос на смену твоего статуса на отступника и осуществить ликвидацию. Так что, во имя Божественной Машины, не мешай EΩΕ творить правосудие.

         Конечно, со стороны может показаться глупым, что я вот так выдаю себя за члена секретного подразделения, но сейчас не было времени на доказательства, да и обманывать братьев, выдавая себя за агента EΩΕ себе дороже.

         -Так ты из Омеги, да? Бесполезное подразделение. Ты от меня ничего не добьёшься. – Ехидным голосом произнес культист.

         -Это мы ещё посмотрим. Не бойся, умрешь ты не скоро, ежели не раскаешься. Я не дам тебе погибнуть, «брат».

         Я снял защитную рукавицу с брони отступника, после чего взял его палец и легонько увёл в сторону. Усилие, созданное экзоскелетом моей брони, с лёгкостью сломало палец, несмотря на армированные кости и мышцы. Но предатель молчал, несмотря на боль. Тогда я взял сломанный палец и легонько потянул его, вырывая из сустава. Раздался сочный хруст, и фаланги повисли как неживые. Предатель стиснул зубы до крови, но молчал.

         -Что ж ты такой неразговорчивый. Вот хамить Божественной Машине – в этом вы хороши. А когда надо сказать по-настоящему важные вещи – вы затыкаетесь. Неужели тебе нравится терпеть эту боль?

         Я взял сектанта за ладонь и аккуратно, медленно сжал её. Жалобно захрустели кости и суставы. Кожа лопнула, и по руке потекла кровь. Культя беспомощно повисла, побагровев от внутреннего и внешнего кровотечения. Многочисленные осколки костей разорвали плоть. Могло показаться, что я испытываю удовольствие от причинения боли предателям, но на деле просто не хотел тратить драгоценное время.

         -Да сраные пираты лучше разбираются в пытках, чем ты. – Съязвил сектант, но по нему было видно, что он через силу терпит чудовищную боль.

         Я ничего не ответил. Лишь взял предплечье повреждённой руки и стал медленно увеличивать силу сжатия. Сперва рука просто посинела. Затем начала трескаться уплотнённая кожа. Кости начали жалобно хрустеть под безжалостной силой экзоскелета. А затем резко увеличил мощность приводов и в то же мгновение рука буквально лопнула. Кости треснули напополам и впились в мясо, кожа разорвалась, кровь фонтаном брызнула наружу. Отпустив, я посмотрел на то, что осталось от руки. Половина предплечья буквально висела на одном мясе.

         -Я…я ничего не знаю! Я лишь солдат! Мне ничего не говорили, клянусь! – Запинаясь от боли, простонал предатель.

         -Не ври! Я прекрасно знаю, что из-за малой численности, каждый из вас знает планы. Иначе бы, с вами было бы легче справиться. А так вы словно плесень. Пока полностью не истребишь – вы будете мешать.

         Я активировал боевой модуль в протезе. Через иглы в броне и проводки, молнии образовались не на моих пальцах, а на перчатке. Я медленно положил указательный палец на глаз отступника и дал слабый разряд. Молнии тут же поразили глаз и кожу, на которой расползлась чёрная паутина ожогов. Медленно продавив дальше, кибернетический глаз, лопнув, осыпав руку снопом искр. Искусственная глазная жидкость пролилась на пол. Я дал ещё один разряд. Предатель задрал голову и начал биться в конвульсиях.

         -Ну что. Мне продолжать сеанс? Или ты раскаешься в своём предательстве и расскажешь все, и я смогу даровать тебе быструю и безболезненную смерть…Или ты узнаешь весь арсенал дознания EΩΕ. Выбирай, что тебе больше по вкусу. Хотя, может стоить просто оставить тебя на растерзание Метастрическим тварям?

         -Vinduko нашли…какой-то артефакт…мы прилетели сюда, чтобы забрать его…но…я не знаю, забрали ли его или нет…сейчас они уже, скорее всего, далеко…вы опоздали…все умрут здесь…что-то произошло здесь…Метастрическая сила будто сорвалась с цепи и нам сказали забрать артефакт силой и покинуть это место. — задыхаясь от боли, произнёс сектант.

         -Молодец. Так бы с первого раза. А теперь, ради твоего же блага, не мешай мне. – Произнёс я и положил руку ему на голову.

         Установив Метапсихический контакт, я подавил все болевые рецепторы разом. Предатель перестал дергаться и стонать. Убрав руку, я взвёл револьвер и произнёс:

-Божественная Машина, этот еретик, что некогда отвернулся от твоего мудрейшего света, раскаивается в своих грехах перед тобой. Прими назад блудного сына. Даруй ему путеводный луч в мире духа, да защити его от Метастрических сил, что бы он, переродившись, смог вновь служить тебе верой и искупить грехи прошлого или же упокой его сознание в бархате твоей и нашей памяти. Ad laudem Deus Machina!

         Грянул выстрел, что отозвался в стенах технических тоннелей многократным эхо. Но спустя пару секунд тишина снова опустилась на свое законное место.

         -Так вот какие вы, служители ΕΩΕ, ангелы возмездия, несущие смерть предателям. О вас рассказывают множество мифов. И теперь я вижу, что они всего лишь отводка для глаз.

         -Никто не должен знать то, что вы видели сейчас. Забудьте об этом, а лучше вовсе сотрите это воспоминание. ΕΩΕ – Это лишь миф, созданный напугать тех, кто хочет сойти с пути Божественной Машины.

         -Братья, мне сейчас не важно, существует ли или не существует ΕΩΕ. Мы должны как можно скорее покинуть это место и, желательно, не дать сделать это чертовым предателям! Вот, только жаль, что телохранитель погиб. Боюсь, что даже Deus Doctorum ему бы не смогли помочь при таких травмах. – Заявил Механик-Пилот.

         Но, в самую первую очередь, мы подобрали знамя нашего братства. Несмотря на то, что оно было погребено под огромным слоем металла и камня, полотно осталось абсолютно целым, хотя сама жердь была погнута. Пилот взял эту ношу на себя, аргументируя это тем, что именно члены делегации виноваты в том, что не сумели предотвратить это и если знамя будет потеряно – именно он будет виноват как последний выживший.

 

Мы практически бегом отправились в посадочную зону. Если ещё был шанс застать сектантов Rhonus и не дать им возможности покинуть завод, то я должен приложить все усилия, что бы сделать это. Особенно, учитывая то, что у них в распоряжении находится некий артефакт, который, судя по всему, и является причиной всего произошедшего здесь.

День Восьмой

         Мы оказались в посадочной зоне весьма быстро. Рейнар умело вёл нас через скрытые коридоры, созданные для быстрой эвакуации в случае чрезвычайной ситуации. Но, как показала практика, они оказались бесполезными в настоящей ситуации и не смогли помочь обычному персоналу.

         Однако, благодаря им, мы добрались до нашей цели лишь чуть медленнее предателей из Rhonus. Уж не знаю, что их так сильно задержало, но мы прибыли почти в одно время. Почти. Но как только мы вошли, дальнейший путь нам перерезала красноречивая очередь из пулемета.

         -Так-так-так. Похоже, что ваша фантастическая упёртость делу Божественной Машины действительно даёт вам способность выбираться из наисложнейших ситуаций. Тем не менее, вы опоздали. – Сказал лидер выживших отступников, стоя на посадочной платформе, перекрикивая рёв двигателей.

         К моему сожалению, оставшиеся предатели успели занять летательный аппарат. Это был мощный тактический вертолёт НФС – HTH-30. В носу, который смотрел в нашу сторону, находилось два крупнокалиберных пулемета. Мысли об атаке на него даже не появились. Это было бы самоубийством.

         -Ваш глашатай, конечно, молодец. Вызвал своими мета-психическими силами обвал и в итоге практически всех нас погубил. Впрочем, вы пострадали не слабее. А теперь, прошу прощения, мы покидаем это гиблое место. Да защитит вас ваша божественная машина.

         Турбины вертолёта загудели сильнее и махина начала медленно подниматься. Лидер предателей забрался в кабину. Вскинув револьвер и сделав три выстрела, убрал его обратно. Даже пуля .222BK была не способна пробить такую толстенную обшивку.

         Но я просто не мог оставить их в живых. Иначе у меня просто нет права называться членом EΩΕ. И, до тех пор, пока есть хоть один шанс разобраться с ними, я должен использовать его. Тогда я вскинул руку в броне и начал собирать свои мета-психические силы. Вокруг пальцев появились светлые огоньки.

         -Ритер! Стой! Нельзя применять это на технику! Это единственный уцелевший транспорт здесь! Мы не знаем, как артефакт может среагировать на это!

         -Да плевать! Нельзя этим ублюдкам уйти отсюда живыми, особенно с артефактом. Пусть лучше его больше никто и никогда не найдёт. Эти болваны даже не знают, на что способны артефакты, не находящиеся под контролем!

         Вертолёт уже был весьма далеко и высоко над поверхностью планеты. Вновь собравшись с силами, я выпустил всю мощь хаотичной мета-психической энергии в виде одной небольшой искры, которую невооруженным взглядом было даже не увидеть. А затем прямо перед моей рукой на секунду возник светящийся ромб. Я знал, что сейчас такая же фигура возникла где-то в вертолете.

         На месте HTH-30 в ту же секунду возник объятый голубым пламенем шар. Спустя мгновение до нас дошла ударная волна и грохот от взрыва. На поверхность посадочной площадки посыпались обломки вперемешку с кровавыми ошмётками. И тут я почувствовал незримую волну беспокойства. Датчики не фиксировали никаких изменений, но что-то произошло и это заметили мои товарищи. Активировав увеличение, я успел увидеть, как из места взрыва начал падать кроваво-красный объект, напоминающий меч.

         -Святая Божественная Машина. Братья…Я, конечно, могу ошибаться, но…Мурамаса существует…

         -Но если клинок Мурамаса – это не миф, то, получается, что и легенды о Риманархе тоже правда. Божественная Машина, мы стали свидетелями доказательства существования одного из самых старых артефактов и самого загадочного члена Machina Secrotum. – произнёс Рейнар.

         Мы ещё минут пять стояли и смотрели на чёрный дымный шар, оставшийся после того, как вертолёт взорвался. Не знаю, о чём думали мои братья, но я размышлял о том, что бы могло случиться, будь у меня возможность вернуть этот меч. Этот объект очень опасен и такие артефакты обычно хранятся в специальных складах.

         -Братья! Боюсь, что это был последний летательный аппарат здесь. Мы не сможем выбраться отсюда по воздуху. – Произнёс пилот, рассматривая терминал отправки.

         -Что ж. Тогда я иду в башню связи. Это наша последняя возможность связаться с Космическим Скитальцем. В противном случае…только Божественная Машина знает, что нам делать дальше.

         -У меня нет других вариантов. Пешком идти отсюда – отвратительная идея. Так что я с тобой. – Заявил Рейнар.

         -Хоть от меня толку не много, но я не могу бросить вас одних, братья. Если мне суждено погибнуть без приказа – уж лучше быть в этот момент рядом с вами. – Добавил Пилот.

         Всей группой мы отправились к башне связи, что находилась в нескольких минутах ходьбы от посадочной зоны. Не знаю, обратили ли внимание мои попутчики, но я заметил, что система охраны не работает. С того самого момента, как мы нашли выжившего брата и до сего момента, охранные турели нас ни разу не побеспокоили, хотя мы точно прошли несколько штук. Кроме того, выстрелов в других зонах тоже не было, хотя, возможно, что уже не по кому стрелять. Впрочем, даже я не уверен, выберемся ли мы отсюда живыми.

         Диспетчерская вышка, стоявшая подобно монолиту, пустовала. Вокруг неё были тела, но в отличие от многих других жертв этого завода, их погубили не порождения Метастрической силы, а отключенные турели, висящие под самым потолком. Причём, судя по количеству пулевых ранений, бездушные машины продолжали ещё долгое время расстреливать уже бездыханные трупы. Ошибка системы или ненависть их к человеку?

         -Они все умерли буквально несколько часов назад. Тела ещё тёплые. Похоже, что группа людей укрылась в диспетчерской от тварей и когда те растворились – вышли по огонь турелей и не успели убежать. Думаю, что наверху никого не осталось. – Произнёс Рейнар, наклонившись к телу.

         Я вызвал лифт. Створки ворот тут же открылись, обнажая целую кучу трупов, лежащих на грузовой платформе. Даже сквозь защиту брони и имплантированные фильтры уловили частица аммиака и сероводорода. Подниматься в таком лифте не хотелось совершенно, но и времени выносить тела у нас не было.

         Наша команда зашла в лифт. Медленно заурчал резервный генератор, поднимая нас вверху. Уже в начале поездки я понял, что это затянется на очень долгое время. Получив практически час передышки, я открыл ячейку в броне, где хранятся боеприпасы, и перезарядил револьвер.

         В лифте стояла полнейшая тишина. Готов поклясться, что каждый сейчас думал о том, чем же закончится этот инцидент. Я единственный, кто выполнил свой долг перед Божественной Машиной, уничтожив сектантов Rhonus. Пилот частично виноват в том, что не смог спасти свою технику и группу. Рейнар слишком поздно докопался до истины. Впрочем, у нас ещё не всё потеряно.

         Спустя практически час, мы добрались до вершины диспетчерской. Тут был один-единственный человек в голове, которого зияло несколько дырок, а в руках был старенький пистолет. Боюсь, бронированному черепу понадобился не один выстрел.

         Я подошёл к терминалу. К счастью, он так же питался от запасного генератора и был отключён от внешней сети, причём, видимо, это заслуга операторов. Главный разъём, ведущий в сеть, был буквально перерезан. Тем не менее, все системы работали и, судя по датчикам, ничто не препятствовало передаче данных.

         Активировав передатчик, я с трудом вышел на необходимую частоту, после чего ввёл код доступа. Прошли статичные помехи и раздался сигнал, означающий, что контакт установлен.

         -На связи Ритер. Идентификатор ADXX09369. Требую немедленно установить связь с представителем Auris Deus. Номер ADI09111. Ментер. Срочность установки связи – черная.

         В ответ раздался короткий писк, и эфир снова наполнился статичными шумами. Неподготовленный пользователь бы подумал, что трансляция не прошла, но на деле, когда сигнал переправляется, связь принудительно прерывается, дабы защитить её от прослушки.

         -Приветствую тебя, мой ученик. Я начал беспокоиться из-за того, что ты так долго не выходишь на связь. Докладывай, что случилось.

Божественная Машина говорит мне, что у тебя скверные новости. – Донёсся суховатый голос из динамика.

         -Вы как всегда правы наставник. Боюсь, что из-за деяний предателей Rhonus всё стало гораздо хуже, чем могло казаться. Метастрическая порча проникла в самую глубь этого завода, поразив систему NERV. Делегация, отправленная сюда погибла, выжил только один из пилотов. Я объединился с ним и Рейнаром, после чего мы попытались эвакуироваться, но предатели захватили последний транспорт и попытались сбежать вместе с артефактом. Я применил свои мета-психические силы, чтобы не дать им осуществить это. И теперь…

         -Брат, ты упомянул какой-то артефакт. Вы смогли, идентифицировать его или нет? Понимание природы причины является половиной решения проблемы.

         -Вблизи артефакт увидеть мы не смогли, но у меня есть предположения, что, возможно, это был клинок Мурамаса…

         -Мурамаса…- голос Ментера был полон задумчивости, удивления и горечи.

         -Тогда всё ясно. Ещё одно наследие Риманарха вновь было обнаружено и тут же утеряно. Насколько скверная ситуация на заводе? – продолжил он.

         -Очень скверная. Я настаиваю на введении карантина максимального уровня, а так же отправки членов Deus Venandi. Практически весь персонал завода был убит. Более того, автоматизированная система охраны была активирована и готова открыть огонь по любым объектам. Так же прошу разрешение на эвакуационный челнок, так как возможности самостоятельно покинуть это место у нас нет.

         -Брат. Мне требуется обсудить это дело. Оставайся на связи. Как только мы придём к единому решению – я вернусь на связь. – Произнёс Ментер и эфир снова наполнился помехами.

            -Как думаете, браться? Они вытащат нас отсюда? Я бы не хотел здесь погибнуть. Уж лучше мне быть сбитым за штурвалом летательного судна. Не так обидно хотя бы. – С лёгкой долей грусти сказал Пилот.

         -Да, для тебя такая смерть не достойна. Нам с Ритером же привычен такой риск – шпионское дело куда опаснее. Одна неверная фраза, одно движение, сделанное не вовремя и всё, маскировка раскрыта.

         -В любом случае, какой бы вердикт нам не вынесла Божественная Машина и её слуги, мы должны повиноваться. Божественная Машина не может ошибаться и её решения всегда будут правильнее решений кого-либо. Ибо в этом её смысл. – Произнёс я свои мысли.

         Оставшееся время мы сидели молча. С трепетом ожидая приказа, подобно приговору, нам в голову не лезли никакие другие мысли. Желания разговаривать не было совершенно, но и делать что-либо было пока рано. Поэтому, как только голос моего наставника снова прозвучал в эфире, я по-настоящему обрадовался.

         -Брат Ритер. Я на связи. Божественная Машина приняла решение.

         Голос, интонация и манера речи не предвещала ничего радостного. За десяток лет служения я выучил голос Ментера как свой собственный и мог понять его настрой за пару слов.

         -В эвакуации вам отказано. Все ваши прошлые задания и указания отменяются. Ваша новая цель – пробиться до реактора завода и перегрузить его, вызвав этим самым детонацию последнего. Так же, с текущего момента завод является карантинной зоной. Любые контакты, попытки проникновения или преодоления зоны будут пресекаться всеми методами. Божественная Машина считает, что для отчистки территории требуется слишком большое количество представителей Deus Venandi и их сбор займёт непозволительно много времени.

         -Понял вас наставник. Я был рад учиться у вас. Прощайте. Ad laudem Deus Machina.

         -Прощай, мой друг. Ad laudem Deus Machina.

         Эфир в последний раз наполнился статичными помехами и, больше никогда он не примет никакого другого сигнала. Наши самые худшие опасения подтвердились. Этот приказ был подобен приговору, но, подсознательно, я именно это ожидал и был готов к такому повороту событий.

         -Что ж, братья. Мы все слышали приказ, каким бы плохим он не был. Божественной Машине требуется наша жертва, и мы принесем её ей, как это делали сотни последователей для нас. Только благодаря таким самоотверженным и жестоким поступкам человечество ещё не окончательно погрязло в хаосе и разрухе. – Произнёс я речь перед своими братьями, дабы они не подвергались сомнениям.

         -Это всяко лучше, чем сдохнуть от когтей этих тварей или пришить себя как последний трус. Заберём с собой в могилу как можно больше уродов! Облегчим дело Божественным Охотникам. – Поддержал меня Рейнар, вставая с пола.

         -Коли так решила Божественная Машина, то надо смириться. Идёмте же братья. Воссияем как новая звезда! – произнёс Пилот, но я его оборвал.

         -Нет. Ты не идёшь с нами. Я даю тебе более ответственную задачу, чем просто помочь нам уничтожить всё это. Ты должен в течение часа покинуть завод и выбраться отсюда как можно дальше, но не выходя из карантинной зоны. При возможности — установи контакт с цивилизацией. После того, как сюда прибудут Deus Venandi, попытайся вернуться или дождись снятия карантина и подай сигнал SOS.  Рейнар будет прикрывать меня, а ты – лучше нас обращаешься с техникой. Мы не можем сопроводить тебя, поэтому я укажу место, где находится наземный транспорт через мета-психический контакт.

         Я коснулся рукой его головы и передал в его разум подробный план того, как надо добираться до транспортного отдела. Всё ещё оставалась надежда, что там могли остаться грузовые машины.

         -И ещё. Возьми мой револьвер. Со знаменем и автоматом много не навоюешь, так что мой любимчик будет тебе полезен. Когда мы вновь встретимся – вернёшь. Удачи.

Я передал своё оружие и патроны брату, после чего, собравшись с духом, мы спустились в низ. Путь пилота лежал в совершенно другие места. Отпустив брата, мы с Рейнаром переглянулись и пошли по направлению лифта в шахту реактора.

День Девятый

         Зря я рассчитывал на то, что мы сможем спокойно добраться до шахты. Нашему продвижению активно препятствовали Метастрические твари. Хоть они и нападали небольшими группами, но практически за каждым углом завода нас поджидала угроза. Но мощное оружие в совокупности с благословленной бронёй, созданной самыми лучшими инженерами Machina Secrotum, надежно защищали нас от любых угроз. До определённого момента.

         Из-за угла, подобно слону, медленно вышло огромное существо. Даже сгорбленной, тварь была выше нас в доспехах на три головы. Козлиные ноги, две огромные лапы и наросты на плечах, царапающие потолок. Обгорелая чёрная кожа.

         Форма Айра — это одновременно самое сильное, но в то же время достаточно редкая форма тварей Метастрической угрозы. Будучи порождением гнева, эта тварь является настоящим ходячим танком. Но, что удивительно, Айры на редкость мало встречаются. Наши учёные давно пытаются понять, в чем причина этого. В конце концов, ненависти, злости и гнева в наше время более чем достаточно.

         Вскинув оружие, мы дали длинную очередь по уроду, но он даже не обратил внимания на эти мелкокалиберные пульки. За пару шагов оказавшись около меня, Форма Айра с легкостью смёл меня в сторону. Доспех принял на себя большую часть удара, но датчики в теле зафиксировали образование трещины в кости.

         Рейнар поступил мудрее меня. Воспользовавшись преимуществом в скорости и манёвренности, он кружил вокруг твари, отвлекая её на себя. Но, я понимал, что нашей огневой мощи слишком мало, чтобы быстро убить, а времени и амуниции у нас в обрез.

         -Уходим в коридоры! – крикнул мне мой напарник.

         Меня долго уговаривать не пришлось, ведь в этом решении было рациональное зерно – коридоры имеют более низкий потолок, нежели зал, в котором нас сейчас застали. Активировав дополнительное усиление мышц, я буквально в три шага, больше похожих на прыжки, оказался в узком ответвлении. Как только Рейнар оказался здесь, он кулаком ударил по аварийной задвижке, после чего двери намертво захлопнулись прямо перед носом Формы Айра.

         Тут же по двери раздался удар, и на ней оказалась приличных размеров вмятина. Мы, недолго думая, ушли вперёд по тоннелю, надеясь успеть уйти подальше от этого места. Но, как это бывает, у жизни на нас другие планы.

         Уже со второго удара стальная дверь просто вылетела вместе с креплениями. Конечно, в полный рост тварина сюда не влезет, но она оказалась умнее обычных представителей и опустилась на четвереньки. Оказалось, что так она передвигается на удивление быстрее, чем на своих двоих. Расстояние между нами стремительно сокращалась.

         -Рейнар! Уходи отсюда! Я с ней разберусь.

         Брат быстро принял мой приказ и, не возражая, ускорил темп. Я же активировал модуль бронирования кожи. Электрические импульсы приятно прошлись по моему телу, вызывая мурашки. Тварь уже была практически передо мною. Я занёс левую руку для удара, перед этим включив боевой модуль и максимальное усиление протеза. В одну секунду мой внутренний аккумулятор практически полностью опустел, но другого шанса у меня не было.

         И вот я наношу удар прямо в пасть твари. Разогнанный до невероятной скорости протез с легкостью пробил прочнейшие зубы твари и застрял в её челюсти. Казалось бы, это конец. Но, нет.

         В один момент я перегрузил все системы протеза и тот сперва создал мощнейшую реактивную струю, прожегшую череп и мозг монстра, а после этого взорвался, откинув меня на пару метров и превратив голову Формы Айри в кровавое месиво. Четыре аккумулятора, каждый из которых способен питать небольшой автомобиль, выделили достаточно энергии, чтобы свалить такую зверюгу. Но, теперь я остался без руки.

         -Ритер! Ты в порядке? Ранения есть? – тут же спросил подскочивший ко мне Рейнар.

         -Я-то в порядке. А вот мои кости нет. Да и без руки теперь не особо постреляешь. – С болезненным стоном произнёс я, смотря обширный отчёт о повреждениях.

         В результате взрыва образовалось ещё целая куча трещин в костях,  своевременно остановленное кровоизлияние в мозгу, разбилась защита кибернетического протеза, заменяющего мне правый глаз,  а так же другие разнообразные повреждения менее серьезного характера. Но больше всего меня расстраивала потеря левой руки, хоть это был протез. Однако нельзя было закрыть глаза и на тот факт, что я буквально лишился почти всей энергии без возможности восстановления. Осталось буквально два аккумулятора в спине. Но, они имеют весьма скромную емкость.

         -Не время рассиживаться! До реакторного лифта буквально рукой махнуть. Вставай и пошли отсюда. – Произнёс Рейнар, поднимая меня.

         Двигаться стало неимоверно тяжело. Сервоприводы лишились подзарядки, и поэтому их мощность упала до минимума. Поэтому большую часть веса держал я сам. Конечно, можно было просто бросить доспех здесь, но в такой опасной ситуации защитой пренебрегать глупо.

         И вот, мы оказались в «проходной» реакторного зала. Огромнейших размеров круглое помещение, по бокам которого находилось четыре столь же огромных коридора. Площади этого места с лихвой бы хватило, чтобы вместить маленькую орбитальную станцию. Под потолком висели отключенные турели, а в разных частях зала лежали люди с огнестрельными ранениями. В центре находилась лифтовая площадка, на которой были взгромождено куча ящиков. В некоторых находились урановые блоки, в других – графитовые стержни, в третьих защитные оболочки или реагенты. Однажды один из сотрудников энергетического подразделения проболтался, что полностью новый и заряженный реактор «садится» менее чем за год. Уж больно много и не эффективно энергии потребляет завод.

         Я подошёл к панели управления и уже собрался отправить лифт вниз, как Рейнар перехватил мою руку, не дав нажать большую зелёную кнопку со стрелочкой.

         -Не нажимай. Вниз отправится только один. И это будешь ты. Сразу после запуска опустится защитная решетка, и шахта лифта будет опечатана воротами. Кто-то должен остаться здесь и запустить лифт.

         -Тогда давай останусь я. У тебя целы обе руки, а все, на что способен я – это одной рукой нажать кнопку.

         -Ритер! Времени нет. Возможно, ты не слышишь, но сюда бежит толпа Метастрических тварей.  А что касается меня, то…батареи практически на нуле. Когда всё это началось, системы генерации и хранения были повреждены, и я теряю энергию быстрее, чем она восстанавливается.  Так что, даже если я спущусь – мои протезы скорее разрядятся, и я стану беспомощным, нежели успею отключить систему.

         В ответ я лишь молча кивнул, положил свой автомат рядом с консолью, затем встал на погрузочную платформу. Рейнар встал за пульт и запустил лифт. Тут же загудели электродвигатели, и на площадку опустилась прочная металлическая решетка. Медленно уходя под землю, я уже начинал слышать и видеть тот рой уродцев, что просочились в помещение. Мой брат взял свой автомат в одну руку и мой в другую, после чего повернулся к огромной волне и открыл огонь.

         -Ad laudem Deus Machina! — Раздалось в динамике шлема, после чего связь наполнилось звуком выстрелов, рычанием тварей и скрежетом когтей по металлическому полу. А спустя секунду лишь один сдавленный крик – и полная тишина. Соединение прервалось.

         Тихо жужжали двигатели грузового лифта. Был слышен жалобный скрип тросов. И больше никакого звука. Даже моё дыхание и стук кибернетического сердца стало неслышным. И так, наверняка, по всему заводу. Очень сомневаюсь, что хоть кто-то выжил. Вполне вероятно, что я последний. Если не считать множество тварей, но и они живые лишь условно.

         И, хоть меня совершенно не радовала новость о том, что мне грозит скорая смерть, я не чувствовал ничего, кроме надежды на будущее. Люди идут в Machina Secrotum по самым разным причинам. Кто-то спасается от прошлой жизни, кто-то ищет смысл в служении, кто-то родился здесь. Среди нас находят пристанище даже бывшие бандиты и убийцы, в поисках исправления и искупления.

А я? А я живу лишь мыслью о том, что это может сделать мир лучше. После Чёрной Эпохи человечество пришло в упадок. Страх перед иными расами, страх перед Метастрической угрозой, страх за свою жизнь. Но ведь так было не всегда. Когда-то человечество было единой силой. Настоящей семьей, устремившейся к лучшему будущему. Силой, способной дать отпор любым проблемам. А сейчас что?

Лифт коснулся пола. Реакторный этаж. Хотя, на самом деле это тяжело назвать этажом. Скорее помещение – это настоящая пещера, вырытая во многих километрах под поверхностью завода. Видимо, они планировали расширить эту зону: всюду виднелись свежие тоннели, строительная техника и заготовки очередного реакторного зала. Счётчик Гейгера напряжённо трещал – уровень радиационного излучения серьезно превышал норму. А снизу, почти у самой земли, стелился еле заметный туман.

От текущего состояния завода это место в первую очередь отличалось тем, что здесь не было тел. Ни единого пятна крови, ни кусочка оторванной плоти. Можно сказать, что на реакторном уровне будто бы и не было разрушений. Но, интуиция мне подсказывала, что весь персонал при первой же тревоге просто сбежал из этого места.

Я спустился на пропитанную радиацией землю. Стрелка Гейгера на интерфейсе шлема оживленно подскочила. Излучение превышало две сотни микрозивертов в час. Но кальцитовый детектор практически молчал – уровень Метастрической силы был практически нулевой и это меня радовало.

Я направился вперёд, к единственному освещенному месту в этой утробе завода – залу управления реактором. Все остальные источники света были отключены. Или произошёл скачок напряжения, или проводка сгорела. Но лампы явно были целы.

         Земля была мокрой, а кое-где и вовсе были настоящие лужи. Облученная вода капала с потолка. Чуть ли не полувековые трубы давно потеряли герметичность, проржавели, но до ремонта никому нет дела. Работает и ладно. Коль сломается – легче поменять трубу, чем ремонтировать старую.

         И тут я насторожился, но не от протечек и прочих мелких проблем завода. Химические сенсоры уловили высокую концентрацию паров множества кислот, начиная от соляной, заканчивая такими сложными, что их названия даже не нашлось в базе данных.

         Сзади меня раздался шорох. Кальцитовый детектор начал слабо искриться. Я успел только развернуться, как меня на землю повалила тварь. Общими чертами она походила на очень толстого человека, но вместо лица у него была огромнейшая пасть с множеством мельчайших зубов.

         Своими когтищами она стала царапать защитные пластины, но броня с легкостью выдерживала это. Из огромной пасти капала кислота, которая с шипением растворялась на доспехе, оставляя пятна. Форма Гуло – всеядная, жирная и невероятно живучая тварь, способная за один укус сожрать целую конечность. Но, слава Божественной Машине, она непроходимо тупа и слаба, за счёт чего одолеть ее один на один было легко.

         -Отвали от меня! – выкрикнул я и со всего размаха ударил латной перчаткой в голову твари. Она повалилась на землю.

         Пока Метастрический уродец приходил в себя, я сел на него, придавив немалым весом доспехов к земле.

         -Сдохни! Сдохни! Сдохни!

         Я молотил единственной рукой по черепушке твари. Уже после второго удара она лопнула как гнилой фрукт, разбрызгивая кровь и мозги, но я продолжать вбивать окровавленную плоть в землю. А затем, встав, со всей силы ударил ногой в грудь бездыханной твари. Сабатон брони с легкостью сломал хлипкую грудную клетку. Хрустнули кости, и латный ботинок погрузился в мягкую плоть монстра, оставив в центре туловища огромное отверстие.

         Даже сквозь шлем я чувствовал отвратительный гнилой смрад, исходящий от тела формы Гуло. Пнув ещё раз окровавленное тело монстра, я убедился, что тут никого больше нет, и направился к залу управления реактором.

         В зале управления реактором радиационный фон был ещё выше. Времени медлить не было. Я сел за пульт управления. Множество датчиков, счетчиков и переключателей горели ярко-красным огнём, но всё это мне ничего не говорило. Где-то десять минут мне пришлось искать датчик температуры и давления. Он оказался на совершенно другой консоли. Но, отключить систему охлаждения было не так-то просто. Механизм охлаждения был удалённо заблокирован. Не сомневаюсь, что это обеспечила система NERV, дабы защитить себя.

         Я собрался с духом. Подошёл к воротам зоны контроля реактора и разбил предохранительную щеколду. Тут же опустилось освинцованное стекло, а после заперлись защитные ворота. Включилась сирена, а освящение сменилось на тревожно-красное. Раздалось громкое шипение и пневматические двери, разделяющие зону реактора с центром управления. В ту же секунду счётчик Гейгера затрещал ещё тревожнее. Теперь я отрезал себе последний путь к отступлению. Выбор сделан.

         -Великая Божественная Машина, защити мой дух и даруй мне возможность дальше служить тебе. – Прошептал я, входя в зону реактора.

         За мной опечатались еще одни двери. Я остался один на один с всесокрушающей мощью атома. Воздух здесь был невероятно сухой и тяжёлый.

         Ядерный реактор представлял собой больший размеров цилиндр, по периметру которого находилась тонкий просвет из кварцевого стекла. Через него можно было наблюдать приятное нежно-голубое свечение реактора. А ниже стёкла находились клапаны для экстренного сброса давления и рукоятки многочисленных графитовых стержней, часть из которых уже была извлечена.

         Однако, извлечь их было делом не простым. Ручной механизм предназначается исключительно для экстренного ввода стержней, но никак не для их вывода из активной зоны.

         Я взялся за рукоятку блока и перенаправил всю оставшуюся энергию в приводы. Извлечение шло с трудом, зубчатые зацепления со скрипом прокручивались в обратном направлении. Струя пара ударила из образовавшегося отверстия, но в тот же миг специальная заслонка закрыла пробел.

         Как только графитовый стержень оказался извлечён, в ту же секунду система оповещения произнесла:

         -Внимание! Был потерян контакт с графитовым стержнем. Количество действующих стержней в данном реакторе – 19. Уровень давления в пределах нормы. Рекомендуется произвести проверку стержней.

         Прошло не меньше часа, как я извлёк следующие девять стержней. И каждый раз эта надоедливая система оповещала меня. Но, когда осталось лишь девять ограничителей, сообщение поменялось:

         -Внимание! Количество действующих графитовых стержней меньше допустимого. Зарегистрировано превышение безопасного уровня давления. Рекомендуется осуществить сброс пара и снизить нагрузку генератора. В случае невозможности осуществления данных действий требуется немедленно вывести урановые блоки из активной зоны.

         Но я продолжил извлечение. Где-то надо мной раздался взрыв и грохот. По заводу прошла дрожь, и освещение резко потускнело.  Судя по всему, генератор не выдержал давления и его разорвало. Кварцевое стекло покрылось микротрещинами. Температура в помещении уже давно превысила полсотни градусов. Энергии почти не осталось.

Кое-как достав семнадцатый графитовый стержень, я облокотился на короб реактора и понял, что больше у меня нет сил. Батареи разрядились и из-за окружающей обстановки зарядиться они не смогут. Я чувствовал, что из носа обильно течёт кровь. Системы брони с тревогой сигнализировали о моём состоянии, но энергии на поддержание жизнеобеспечения не было. Её даже не хватало для того, чтобы пошевелить конечностью. Я отключил интерфейс брони. Бирюзовая матрица погасла. Почти полная тьма окружила меня, разгоняемая лишь сиянием реактора и кровавым аварийным сигналом.

Ещё в то время, как я только присоединился Auris Deus, уже можно было догадывался, что вполне могу закончить так. Все-таки, когда со всех сторон человечеству угрожает Метастрическая сила, готовая свести с ума любого, выжившие люди воюют между собой за территории и остатки ресурсов, в воздухе висит страх возвращения инопланетян – Чёрных сущностей или, чего хуже, Radum Distant, человеку нужна поддержка и опора. Именно этим стала для меня Machina Secrotum.

Реактор начал вибрировать. Понятия не имею, сколько ещё времени до взрыва, но, надеюсь, что я погибну до него. Моё тело жутко болело и уже, скорее всего, представляло собой неслабый такой источник радиации.

-Божественная Машина. Славься ты во веки веков и сохрани в себе память обо мне. Пусть твой всезнающий свет осветит путь моей души в это темнейшее время, ибо я служил тебе верой от начала до конца и приношу себя в жертву во имя твоих идей и планов. Ad laudem Deus Machina!

День Одиннадцатый

         -Держать оборону! Не дать этим тварям прорвать периметр! Не жалеть боеприпасов и оружия! Мы несём слово Божественной Машины! Мы – Воля, Мы – Смерть! – Закричал командир отряда, стоя позади нас.

         Я вновь вдавил гашетку пулемёта. Мое оружие с огромной скоростью выплёвывало стальные иглы, которые с лёгкостью кромсали туши Метастрических порождений. Все три ствола раскалились докрасна. Не было времени даже прицелиться. В любом случае снаряды найдут свою жертву.

         -Расступитесь братья! Сюда идёт Первый Палач!

         Первый Палач. Один из самых многоуважаемых и прославленных братьев среди всего подразделения Deus Carnifice. О нём ходит не меньше легенд, чем о Ментере, Риманархе и многих других знаменитых личностях. Но, в отличие от них, он намного чаще появляется перед остальными братьями и куда охотнее берет новичков собой. Хотя, порой, слухи о нём до того абсурдны, что ему приписывают победу над шагающим танком в одной лишь броне.

         И вот, он поравнялся с нами. Его броня, устаревшая Mark III, серебряными чешуйками играла под светом прожекторов. Из шлема исходило зеленое сияние матрицы. Сервоприводы тихо жужжали, оттачивая каждое движение легенды до совершенства. В руках он держал огромный боевой молот-топор. В темноте завода он искрился голубыми искрами.

         И тут из недр завода выбралось очередное Метастрическое чудище. Форма Айра. Завидев его, все браться, стоящие на оборонительном рубеже отступили к посадочной полосе за более серьезным оружием. Я же остался прикрывать их. А вот Даниель даже не сдвинулся с места. Казалось, что он даже не заметил эту смертельную угрозу.

         Тварь быстрыми прыжками оказалась около него и уже замахнулась своими ручищами, но, как оказалось, всё было уже решено. Даниель взмахнул объятым молниями молотом, а затем со всей силы опустил его на форму Айра. Лезвие топора практически разрезало тварь на две половины, но это было мало. Даниель поменял сторону и вновь нанёс удар. Раздался гром, и монстр рухнул головой вниз, после чего брызнул высокий фонтан крови. Молот буквально впечатал его в пол посадочной зоны, создав небольшой кратер. Обезглавленное тело обмякло.

         Даниель молча извлёк молот из воронки и снова встал как ни в чём небывало. Затем осмотрев меня с головы до ног, махнул мне:

         -Идём. Позаботимся о безопасности.

         Его голос звучал на удивление сухо, ровно и безэмоционально. Примерно так разговаривают личные дроны, оснащённые искусственным интеллектом, но не имеющие характера. Мне совершенно не хотелось ему сопротивляться, и я безмолвно следовал за ним.

         Следом за нами выдвинулось ещё два человека. Судя по рисунку на наплечнике брони – они принадлежали подразделению Deus Artefactum. В руках они несли резной короб черно-золотого цвета. Судя по его навершию – внутри покоился некий артефакт.

         Даниель молча нас вёл по коридорам завода, словно его вела сама Божественная Машина. Ни на одном повороте он не задумывался, ни на одном перекрёстке не останавливался. Удивительно, но ни одна тварь или монстр не появился у нас на пути.

Где-то через десяток минут мы оказались в каком-то управляющем комплексе, наполненном трупами. Здесь находилось девять огромных контейнеров и тускло горело аварийное освещение. Даниель поставил свой молот-топор, который тут же перестал искриться.

Даниель подошёл к носителям артефакта. Они тут же поставили ящик на пол, сняли замки и отворили крышку. Легендарный воин взял в руки и достал сияющий золотым цветом артефакт. Увидев его, по моему телу прошла дрожь.

Описать реликвию было просто. Половина золотого круга, снаружи которого находится четыре длинных и четыре коротких игры. Эта вещь буквально испускала золотистое сияние и ощущалось как нечто легкое, словно воздух. Осколок Нимба Небес. Один из самых драгоценных артефактов Machina Secrotum. Говорят, что Метастрическая сила буквально боится этой вещи, стараясь даже не приближаться к носителю.

Даниель снял свой шлем. Покрытое многочисленными шрамами лицо расплылось в лёгкой и искренней улыбке. Лазурные глаза с восхищением смотрели на артефакт. Вскинув руки с артефактом к потолку, Первый Палач произнёс:

-Величайшая Божественная Машина. Пробуди мощь этого артефакта, дабы избавить царство твоё от порождений порока, греха и злобы. Да очистятся смирённые души именем твоим! – С удивительной радостью произнёс Даниель.

И тут артефакт засверкал, словно ракета в ночи, после чего золотое сияние буквально наполнило всё вокруг. Раздался тончайший звон. Система доспеха на секунду отключилась, но затем всё стало как обычно.

-Благодарю тебя. – Неизвестно кому именно сказал Даниель и положил артефакт обратно в короб.

-Убери оружие и поставь на предохранитель. Нам больше тут ничто не грозит. На этом миссия вашего отделения заканчивается. Примите мою благодарность. – Тем же самым сухим и скучным голосом произнёс Первый Палач, обращаясь ко мне.

         Казалось бы, что на этом моя миссия как бойца оканчивается, но нет. Меня удостоили настоящей чести сопровождать и охранять Первого Палача. Как будто ему нужна защита. Тем более, что теперь его работа заключалась лишь в том, что сидеть в командирском аппарате и управлять операцией.

         -Deus Artefactum. По данным одного из шпионов, погибших во время операции «Темнейшие Дни» на территории завода была обнаружена Мурамаса, легендарный клинок Риманарха. Божественная Машина требует найти его. Прошу вас, позаботьтесь об этом. – Произнёс по связи Даниель.

         Прошло буквально пара секунд, после чего Первый Палач вновь заговорил:

         -Deus Doctorum, найдите выживших. Не важно, в каком они будут состоянии. Окажите им первую помощь и поместите в криогенный сон. Возможно, что мы потом сумеем их забрать. В случае оказания сопротивления – использовать только не смертельные способы. Божественная Машина не хочет лишних жертв.

         Легендарный воин вытянулся и осмотрел помещение, но ему это быстро наскучило. Было ещё много разговоров. И приказы техникам, и приказы охране. Но, все эти приказы были сухие, прямые и лишены эмоций. Отвлекло его лишь сообщение по громкой связи:

         -На связи Эрика. Подразделение Deus Doctorum запрашивает количество пострадавших в результате операции. Необходимо приготовить Космического Скитальца к вашему прибытию.

         -Приветствую сестра. Готовьтесь к стандартному Метастрическому происшествию, но больших масштабов. Где-то на четыре порядка меньше Нового Эдема. Выживших не так много, но они есть. Многие повреждены и рассудком, и телом. Есть пара любопытных экземпляров, на которых Метастрическая сила не оказала никакого воздействия.

         -Что насчет боевых потерь? Сколько наших, из находившихся на заводе, нуждается в помощи Deus Doctorum? Насколько все серьезно?

         -Все очень скверно. Боюсь, что можно не рассчитывать на выживших.

         -Понятно. – В голове сестры была слышна непонятная горечь.

         Так прошёл остаток дня. Я уже садился на летательный аппарат. В грузовой отсек поместили огромный саркофаг, на котором красовалась надпись “NERV номер 3”. И буквально перед взлётом к Даниелю, что улетал вместе со мной, прибежал какой-то воин и доложил:

         -Брат Даниель! Мы обнаружили кого-то из наших воинов с маркировкой XX. Установить принадлежность невозможно. Броня оплавлена, номер практически стёрт, анализ ДНК не находит в базе данный никого. Однако, он имеет метку Machina Secrotum, так что нет сомнений в том, что он наш брат.

         -Он жив?

         -Нет. Сердце от давления разорвалось буквально в груди, кости переломаны, а тело обескровлено. Но, думаю, что его кибернетический мозг может быть цел.

         -Поместите тело в криогенную камеру, после чего доставьте её в Deus Doctorum. Скажите им, что Божественная Машина должна понять, кто это из её слуг и тогда скажет, что делать с ним. Возможно, что это тело ещё сможет послужить нам для будущих братьев или же поделится бесценными знаниями.

         -Кроме того, тут было найдено ещё четыре тела наших братьев. Боюсь, что они не подлежат восстановлению. Один был найден на реакторном уровне. Его тело заражено радиацией. Другой был обнаружен около шахты лифта, растерзанным Метастрическими тварями. Ещё двое – члены делегации, что прибыла сюда перед катастрофой.

         -Всего четыре тела? По данным, которые были мне, предоставлены, здесь находилось не менее двенадцати братьев. Ты уверен, что больше тел нет?

         -Абсолютно. Мы проверили каждый уголок, каждую шахту и каждую комнату. Использовали все методы отслеживания. Больше никого.

         -Тогда грузи тела в аппарат. Когда мы прибудем домой – слуги Божественной Машины наверняка захотят проститься с ними.

         Двигатели загудели, грузовой люк закрылся и запечатался. Моя броня соединилась с корпусом, фиксируя меня на месте. Через окошко я видел, как мы поднимаемся всё выше и выше над колоссальным заводом. Лицо Даниеля выражало безмятежность и спокойствие, однако, в нём была едва видная нотка любопытства? Что же пробудило это чувство у вечно спокойного и холодного воина, что прошёл не одну сотню битв и убил не одну тысячу врагов во имя великой цели?

0
22.05.2020

Скромный писатель, который создает свою собственную фантастическую вселенную, прорабатываемую до мельчайших подробностей.
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today Проза
33

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть