ДЕНЬ МЕДИКА

Прочитали 106
18+

Сотни свечей канделябров озаряли дворцовый зал, снятый в аренду. Покрашенная под старину бронза добавляла помпы в экспрессию. Отделка под мрамор указывала на нехитрый дизайнерский ход, а пыльные драпированные шторы лишь подчеркивали важность момента. Шел корпоратив, и за круглыми столами с чистыми белыми скатертями располагались гости. Руководство решило, что на этот раз обязательным цензом будет костюмированное участие, а программа будет многообещающей, насыщенной, с элементами шоу. На сцене играла какая-то западная группа, специально привезённая по такому случаю. Официанты незаметно стояли вдоль колонн, пристально следя за гостями, чтобы у тех не опустошались бокалы. Одним словом, вечер задался, и рабочий класс загудел паровозом. В паузы между песнями врывался звон столовых приборов и хохот, по рукам гуляли тарелки с салатами, нужно было только не промахнуться, поэтому у многих под рукой преимущественно находились вилки. Музыкальная банда заиграла вновь, а общество разделилось на столы, сидя за которыми, гости общались только своими группами. За нашим столом находился целый отдел, благодаря которому в прошлом году фирме удалось наскрести на премии. Справа от меня сидел Камазякин – начальник транспортного отдела, отличившийся недавно тем, что додумался заасфальтировать городскую брусчатку. Не знаю, чем эта история закончилась, да и какое это имеет отношение к нему здесь и сейчас? Его прекрасно пошитый костюм бетмана был ему впору, а съехавшая на бок маска на голове как бы подчеркивала, что вечер ещё впереди. Он активно потреблял и успевал общаться с Мотани Междунковой, сидящей тут же в костюме женщины-кошки. Ее яркий маникюр намекал на то, что ещё одно слово и маска вообще слетит с твоей головы. Прекрасный специалист финансовых дел Мотани получила образование в Грузии, но с приходом к власти реакционных сил, ей удалось перестроиться на другой лад и начать подрабатывать в финансовой пирамиде «персональным менеджером развода». Слева от меня в костюме железного дровосека пристально за всем наблюдал айтишник Пеньков, его тик выдавал напряжённость, а спирт не вставлял. В позапрошлом сезоне он устроил хакерскую атаку, случайно похерив все корпоративные ключи. Систему пришлось перезаливать, а сервера восстанавливать. В наказание было решено разжаловать его в дауншифтеры, сослав на какой-то остров в Юго-Восточной Азии, вооружив одним лептопом. Краски заиграли с новой силой и из нашей компании временно убыл Максут Внештатников, но вместо того, чтобы направиться в комнату для джентльменов, он проследовал прямо к сцене, на которой надрывался певец, доходя до крещендо. Стоя у колонки в ожидании чего-то, Максут начал теребить певца за штанину, пытаясь перекричать биты, но тот продолжал петь, стряхивая нежданного фаната со своих брюк. Максут хотел выпросить гитару чтобы «слабать» на ней шедевр, но фронтмен перенаправил его к бас-гитаристу, который послал его в увеселительную пешую прогулку. От такого поворота шерсть костюма веселого енота вздыбилась, а хвост оттопорщился, но официанты, почуяв неладное, вовремя его выловили и привели обратно, усадив за стол. Внимание всех было обращено к еноту, и чтобы разрядить обстановку, был предложен тост. Музыкальная группа, как оказалось, приехала из Скандинавии – ещё поиграла немного, затем оставила инструменты на сцене и ушла курить чай. Тишину разорвал писк микрофона, в который начал бойко трындеть ведущий, стремясь к ликвидации разобщения между столами. За некоторыми из них возникло оживление, и сквозь начавшиеся конкурсы послышались анекдоты; за нашим столом в фиолетовом костюме звездочета вещал работник медицинской службы Булан Кеттыкулов. Его гуманитарные наклонности шли вразрез меркантильному наполнению происходящего события, и от этой диспропорции мир становился спокойнее, изящнее, ощутимее, а факты наполнялись смыслом. Я сделал вид, что участвую в конкурсе на знание географических названий, который затеял ведущий, но сам слушал, что говорит звездочет. В его словах улавливалась оценка ценностей, куда причислялось искусство в сравнении с банальностью. Прекрасный собеседник Булан был вынужден надеть этот дурацкий костюм, чтобы достучаться до наших сердец. Такой человек никогда не вызовет у собеседника ощущения, что он имеет дело с «пустышкой», стремящейся «пустить пыль в глаза». Недюжинный интеллект, способность мыслить образами и категориями, не размениваясь на мелочи, загадочная личность в костюме звездочета, который мог расколоть любую загадку, однако его врождённая скромность не позволяла ему растрачивать себя на излюбленное человеком тщеславие в свете проводимого мероприятия.

— Вот козел! – вернул меня к реальности Пеньков, он заподозрил сговор одного из участников словесного состязания, от чего приз в виде бутылки «Абсолюта» ушел за другой стол. Ведущий спустился со сцены и стоял у столов, продолжая свои реплики:

— А сейчас конкурс с подвохом, – объявил он и подошёл к нашему столу. Не отрываясь от микрофона, он обратился к Билайне Якиной и Затиславу Нервноенко – нашим лучшим сотрудникам, по виду которых было очевидно, что в конкурсах с подвохами они участвовать не намерены. Но общими усилиями и ободряющими аплодисментами их вытолкали из-за стола прямо на сцену, на которой стояли другие участники, поделенные каждой твари по паре.

Билайна была в костюме лисички, а Затислав был в дорогом костюме Джека-воробья. Если с костюмом лисы более-менее понятно, то наличие экстраординарных талантов и образа мысли средневекового пирата предполагали лёгкую неадекватность в восприятии окружающего мира и фарт, чем и воспользовался обладатель костюма, которому вручили приз за самое нестандартное телодвижение и финт ушами, и отправили обратно бухать за стол. Лисичку же оставили на сцене: теперь ей предлагалось описать тех, кого она помнила за соседним столом. Как оказалось, она никого не помнила, и бутылка «Абсолюта» опять ушла не тем.

Пеньков негодовал и матерился. Бетман совсем срубился и уже сидел без маски: его красное от жары лицо и торчащие мокрые волосы указывали на неисправность системы кондиционирования. Внезапно, разом возникла пауза, из-под которой вывалились слова звездочета, который пытался перекричать самого себя:

— Первый секс часто случается задолго до первой влюбленности, которую мы неспособны даже узнать.

— Вот козел! – продолжал мониторить поляну Пеньков, моргая своим обезумевшим глазом в сторону отдела сбыта за соседним столиком.

Я поймал себя на мысли, что в нашей компании кого-то не хватает. Точно. Енот, ммм, Максут. Среди нас его не было. Зато было видно, как он ошивается у сцены, на которой присутствуют бесхозные музыкальные инструменты. Мы начали ему маяковать, кто-то был за то, чтобы его вернуть, а кто-то требовал свершения конфуза, и как следствие – приза за самый прекрасный финт хвостом с последующим продвижением по линии самодеятельности и служебного роста.

12.10.2022
Прочитали 107
Sluice


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть