День любви

Прочитали 24








Содержание

Не стесняйтесь своих чувств и желаний. Другой жизни для них больше не будет.

______________

Эта была третья по счету вечеринка в нашей группе на первом курсе института. Первая была у Ленки Солнцевой в начале октября, потом – у Галки Кулеминой в ноябре. А сегодня 13 февраля – у Инки Лазаревой.

И вот же незадача – опять впустую. В группе было восемь девчонок и нас, парней двенадцать. Все девчонки – ну просто суперские! Одна к одной: и светленькие, и темненькие и даже одна рыженькая. Конечно же девчата были нарасхват, несмотря на то, что двое ребят прийти не смогли. В итоге к концу вечера оказалось, что-нам-то двоим – мне и Борьке Круглосу женской половины как раз и не хватило. Но моему другу было легче. У него была подруга, тоже студентка из соседней группы, за которой он уже давно и не без успеха ухлестывал. А у меня девчонка была лишь в школе. Мы тоже долго встречались, а летом она уехала поступать в медицинский универ имени Павлова в Питер и скоро обо мне совсем забыла.

С тех пор на женщин мне целый год не везло. В конце концов самооценка у меня упала чуть не до нуля. И я уже решил было прекратить все неуклюжие попытки привлечь своей скромной персоной представительниц слабого пола.

Правда Зойка Павлова мне еще днем на лекциях глазки строила, два раза на переменах подходила и даже в конце занятий как бы между прочим спросила:

— А тебе сегодня не по пути со мной? Ты вроде в наш Универсам зайти хотел.

На самом деле магазины мне были вовсе не нужны. Тем более с моими пустыми карманами. Просто я загадал, что если и в этот раз не смогу склеить девчонку, брошу совсем это дохлое дело. Поэтому Зойкины слова мне казались чуть ли не спасительной соломинкой. Я с радостью проводил Павлову прямо до подъезда её дома. И мы договорились продолжить нашу встречу на именинах у Лазаревой.

Но на вечеринке она вдруг ни с того, ни с сего просто прилипла к Мишке Томилину и весь вечер не отходила от него. Напоследок меня просто придушила жаба зависти, когда он, а не я взялся провожать Зойку до дома. Настроение упало окончательно, и я тут же согласился уйти домой вместе с Круглосом, который впустую терся весь вечер то возле одной, то возле другой девочки.

Ушли мы вдвоем с вечеринки где-то в половине одиннадцатого, когда она еще была в самом разгаре. Пока шли, больше молчали, переживая каждый по своему последние неудачи февраля.

Круглос так печально вздыхал, что мог разжалобить своими любовными ранами все бледно светившие фонари, что стояли вдоль сквера по проспекту Металлургов. Я заметил, что редкие снежинки еще робко летевшие днем отдельными звездочками постепенно стали все больше и чаще кружиться и падать чуть ли не хлопьями. В свете фонарей, наверное, это было очень красиво и в любой другой вечер можно б было засмотреться на такую красоту.

Тут мои грустные мысли прервал возглас моего не в меру наблюдательного спутника, да еще и фразой из шедевра Ильфа и Петрова:

— О-о! Шура! Гляди, какая Фемида! Я люблю её как дочь!

Впереди метрах в десяти чуть в сторонке от нашего курса возле разложенного мольберта с кисточкой в руке стояла просто сногсшибательная девчонка. В серенькой дубленке, отделанной светлым мехом и в вязанной беленькой шапочке на фоне тихо падающего крупными хлопья снега она была просто бесподобна. Милое личико, красивые темные глазки, нежные, четко очерченные алые губки …

Я в бессильной тоске отвел взгляд в сторону. Сразу подумалось:такие не для меня или я не для них. В общем полная безысходность.

Круглос же напротив, распустил перья, распушил хвост и ринулся в атаку.

— О, где же вы, великие Рембранд, Веласкес или Ван Дейк? Куда вы смотрите? Вы же упустите прекраснейшую модель, чудесную натурщицу, чей портрет мог бы украсить лучшие салоны Лувра, картинные галереи Британского музея или на худой конец Эрмитажа?

Девушка звонко рассмеялась:

— Вы очень сильно ошибаетесь. У меня самая заурядная внешность. Вас просто смутила романтика этого чудного вечера: иней на деревьях, фонари, тихо падающий снег …

— Если говорить о романтике, то вы здесь – самая прекрасная её часть, именно вы, а не иней на деревьях.

А я стоял и молчал. Да и говорить так красиво, как это удавалось Круглосу, я не умел. Сразу подумалось – если правду говорят, что женщины любят ушами, то, наверняка сейчас она влюбится в него.

И я отошел чуть в сторону, чтобы не мешать их диалогу.

— Мальчики! — повернулась девушка к нам. – Я свою работу уже закончила. Но у меня есть план – набросать для выставки этюд на вечную тему. Мне вот для этого как раз и нужен натурщик. Может, кто из вас мне помочь? Это займет максимум минут пятнадцать-двадцать не более.

При это она почему-то посмотрела на меня. Я отвел глаза в сторону. Круглос тут же сделал к ней решительный шаг и с придыханием произнес:

— Богиня! Я готов для вас изобразить любую натуру. Могу даже раздеться если надо. У меня, как у штангиста самое эстетичное телосложение.

— Нет, нет! – поспешила успокоить его девушка. – У вас достаточно эстетики и в одетом виде.

— Ну тогда позвольте хотя бы узнать ваше драгоценное имя?

Девушка видимо все же немного смутилась.

— Меня зовут Вера. Просто Вера и в этом нет ничего драгоценного. Прошу вас! Встаньте вот здесь на фоне фонтана, пусть неработающего … А вас как зовут?

— Борис! – гордо ответил Круглос. – Можно даже просто Боб!

— А как зовут вашего неразговорчивого друга? Он что же всегда такой молчаливый?

— А, это Сашка! Можно просто Шурик. Он вообще слишком стеснительный. Даже краснеет, когда знакомится с девушкой.

— Да-а? Правда? И чем же вас девушки смущают? Она повернула голову ко мне.

Пришлось ответить и кажется, как назло, покраснеть. Хотя я никогда не краснел с девчонками.

— Вера! Я нормальный. Просто сегодня настроение плохое …

— Да, да! — Ехидно подметила эта красавица. – Сегодня, как раз, буря магнитная …

Круглос отошел ближе к фонтану метров на десять-двенадцать. Вера убрала готовый рисунок в этюдник и достала чистый лист бумаги и закрепила его на мольберте. Потом закрыла чемоданчик этюдника, повесила себе на плечо и уже хотела переставить мольберт ближе к фонтану.

А я в этот момент оказался между ней и моим другом. Тут из-за кустов соседней аллеи прямо за стоявшим Круглосом раздался глухой собачий лай, и чей-то голос подал громкую команду – «апорт». Потом оттуда вылетел мячик. Он перелетел через моего друга, скользнул по снегу мимо меня и упал к ногам Веры. Мячик был полимерный очень красивого красно-розового цвета, двенадцать-пятнадцать сантиметров в диаметре. Вера нагнулась и подняла его. В это время из кустов выскочил внушительного вида дог. Я не видел, как он сбил с ног Круглоса. Обернувшись назад я быстро выхватил из рук девушки этот мяч, но бросить не успел. Дог налетел на меня со всей массой и свалил на снег. Потом наступил передними лапами мне на грудь и попытался отобрать у меня мяч. Я, почему-то, наверное просто с испуга, мяч этому догу не отдал, а прижал его к телу. Тут вовремя подоспел хозяин собаки, схватил его за ошейник и сдернул дога с меня.

— Все целы? – крикнул он. – Вообще, он не укусит, хоть и без намордника. Умный пес.

— Все! – сказал я, поднимаясь и отряхиваясь от снега. Подскочил мой Круглос:

— Вера! Вы целы?

— Цела. Спасибо вашему другу. Если бы эта псина бросилась на меня, я наверное умерла б со страху. Я когда мяч подняла и увидела, как собака вас сбила с ног, то до того испугалась, что забыла про мяч, который в руках держала. А ваш товарищ догадался и вовремя выбил его у меня из рук, вот …

_______

Веру мы проводили вдвоем с другом до самого дома. Пока шли она искоса то и дело бросала на меня короткие взгляды. А я думал: наверное все пытается спасибо сказать и стесняется. Какая разница! Все равно для нас она недосягаема. У неё парней-то и без нас, наверное хр-ва туча. Зря Круглос перед ней наизнанку выворачивается …

— Вера! – спросил её Борька, — как же вы теперь свой этюд сделаете, без натурщика?

— Сделаю, как-нибудь. Срисую с кого-либо в интернете или с боевика …

______

Мы с Борькой жили в соседних домах, недалеко друг от друга. Всю дорогу Круглос переживал, что не сделала она его портрет.

— Ничего, — успокаивал я его, — найдут и без тебя кого в Лувре или в Эрмитаже выставить .!

— Знаешь, я что думаю? – спросил он у меня в конце нашего пути. – Ты же с Максом Ольховским тоже знаком? Он ведь у нас в Микрорайоне всех девчонок красивых знает.

— Ну и что?

— Давай завтра спросим у него про эту Веру. То да сё … С кем она … В общем, узнать надо. Такие свободными не бывают …

— Все равно, хоть и свободна. К таким, как эта не подступишься.

______

Ольховского мы нашли на другой день. Он уже садился в свою Мазду. Мы поздоровались и в двух словах обрисовали свою ситуацию.

— Так, что за гёрла, говорите?

— Вера зовут, художница, рисует классно! – сказал я.

— А выглядит – глаз не оторвешь! — добавил Борька. – У нас таких красивых нет и не было никогда.

— А живет в 10-ти этажке на Карла Маркса?

— Да, номер дома не видно было, темно. Спрашивать неудобно.

— Знаю я одну. Это точно она. Верка Темникова – ваще, классная тёлка!

«Классная телка» — это высший эпитет у Макса. Предел красоты, значит.

— Только забудьте вы про неё, а то беды на свои глупые башни накличете.

Друг у неё знаете кто? Это Коля Рачек — финалист первенства России по рукопашному бою в Туле в этом году. Так что остыньте и скажите спасибо, что не связались с этой Верой …

_______

Борька потом всю неделю вздыхал:

— Нет, не знаю, как ты я все забыть не могу эту Веру. Всю неделю гляжу на свою Надежду а вижу её с мольбертом …

Через неделю, как-то в конце занятий подошла ко мне Инка Лазорева и выдала:

— Ты слышал? У на с Педа худграф закрывают. Последний год ребята доучиваются. Вот идиоты, а? Говорят, лучший худграф в стране был. Ту самую огромную настенную роспись в главном холле здания министерства просвещения РСФСР студенты худграфа с нашего МГПИ делали. И это при том, что рядом с Москвой – в Смоленске и Орле такие же факультеты были, но эту ответственную работу доверили лишь нашему худграфу. У меня там сестра училась. Точно видать кому-то в Москве поперек горла наши встали …

— Да, я тоже что-то слышал. Потом в Магнитогорском Металле, помню, про МГПИ писали

А я знаешь, чё к тебе подошла? Студенты худграфа подарили нашему МГТУ последнюю выставку своих работ. Ребята с пятого курса только что на первом этаже все стенды установили. Я немного глянула. Классные работы. Там у них недавно был конкурс и первое место занял этюд студентки Темниковой Веры. Картинка называется День любви. И время стоит 14.02.2013 г. 00:01 час. А 14 февраля это же День святого Валентина. А мы вечером 13.02. у меня именины справляли. Вы тогда еще с Круглосом на час раньше нас ушли. Так вот, Шурик, самое интересное – на картинке девушка парня в щечку целует. Там ночь, снег хлопьями, фонари горят. А парень уж больно на тебя похож, как будто твой портрет рисовали.

Я сорвался с места и бросился в раздевалку мимо тех самых стендов. И тоже этюд этот успел разглядеть. Значит не зря она в ту ночь на меня взгляды бросала. Запомнить, видно, пыталась.

_______

В МГПИ занятия уже заканчивались. Первая же девчонка, кого я спросил про Темникову, сразу подсказала мне, где сейчас искать последний курс худграфа. Я помчался бегом на второй этаж. Они собирались домой. Вера только попрощалась с подругой. Увидев меня, удивленно спросила:

— Ты!? Зачем…?

— Да, я! Вот прибежал долг тебе вернуть!

— Какой долг?

— За тот самый поцелуй, что на твоей картине на выставке!

Я обнал её за плечи и долго-долго целовал. Она вначале пыталась чуть-чуть оттолкнуться, но потом прижалась ко мне. А после этого сказала:

— Я знала, чувствовала, что ты меня найдешь! Только знаешь что? Прошло уже больше недели. За тот долг проценты наросли …

________________

13.06.2024


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть