«Дельва»
(пьеса в стихах и прозе)

Автор: Anna Raven (А.С. Богодухова)

Сентябрь, 2021

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Дельва – девушка из знатного рода, на выданье. Влюблена в виконта Шенье, но по воле Матери должна выйти замуж за графа Морана. Существо слегка изнеженное, несчастное и запутавшееся.

Агнесс – служанка Дельвы, боевая личность, насмешливая, немногим старше, но наблюдательна. Единственное существо, которому Дельва доверяет безоговорочно.

Мать – мать Дельвы, вдова, любит дочь и желает ей счастья, при этом искренне полагая, что о счастье её представление куда лучше.

Граф Моран – человек благородных кровей, циничный, говорит всё, что думает на самом деле.

Шенье – молодой виконт, существо романтичное, влюблён по-рыцарски в Дельву, как замечает Агнесс: «влюблён из потребности к страданию».

Целитель – человек случайный, но очень нужный.

Гости, слуги – массовка.

Сцена 1.1 Пролог

Теплый осенний вечер. Балкон, сделанный в античном стиле, с тем только отличием, что слишком уж много наверчено на нем изгибов и переходов, переплетений, из-за чего весь балкон теряет свою очаровательную легкость, задуманную архитектором, и превращается в демонстрацию того, что хозяева дома могут себе позволить этот балкон. На нем множество зеленых растений непонятного вида, цветов… у перил, глядя в тепло осени, стоит девушка. Она имеет самую классическую красоту, высокий лоб, аккуратные черты лица, тонкая, стройная, прямая. Это Дельва. Облачённая в кремового цвета платье она могла бы казаться птицей…если бы не слишком тяжелая ткань этого платья и множественные нити серебра, жемчуга и каменья, безвкусно расшивающие его.

Девушка мечтательно разглядывает природу, когда за ее спиной появляется еще одна девушка. Чуть старше на вид, приземистая, средней красоты и привлекательности в более простом (а на фоне кремового платья Дельвы и вовсе в убогом) платье темно-синего цвета. Приближается быстро и тихо. Это Агнесс.

Агнесс (приблизившись). Госпожа?!

Дельва вздрагивает, оборачивается и смеётся.

Дельва. Ах, Агнесс, ну как ты меня напугала!

Агнесс. Мечты опять унесли вас далеко, леди Дельва?

Дельва краснеет, отворачивается в смущении.

Дельва. До чего же ты злая, Агнесс!

Агнесс становится рядом, к перилам, с Дельвой.

Агнесс. Прости, Дельва. Твоя мать…не хочу о ней сказать плохого, но…

Осекается, машет рукой с досадой.

Дельва (с грустью). Да! В этом вся она. остается только мечтать о свободе.

Агнесс. Посмотришь на тебя – начинаешь радоваться тому, что родилась в низком положении.

Дельва (искренне). Ну почему? Ведь нет надежды в завтрашний день, приходится тяжело трудиться…

Агнесс. Зато мечтать не надо о том, чтобы быть с кем-то, кого любишь. А что до веры в завтрашний день…ее нет ни у кого. (вздыхает). Нет, не слушай меня, Дельва! Злой я сделалась и насмешливой. Обидно мне…

Дельва (не слушая). Он сейчас, наверное, молит бога о нашем воссоединении. Ах, Агнесс, в нем столько добродетели! А его сердце? Видела ли ты такое чистое сердце?

Агнесс. Ну…

Дельва (с обидой). Чем тебе не нравится мой виконт Шенье?

Агнесс. Ну, если мне дозволено судить, то в нем я вижу человека, который влюблён из потребности к страданию. Если бы твоя мать не была против вашего союза, если бы не навязывала тебе союз с графом Мораном…

Дельва (яростно). То?..

Агнесс (вовремя осекается). Ох. Не слушай меня, Дельва! Чушь я несу, чушь!

Дельва. Ах, опять! Агнесс, тебе попадет однажды от меня за это! (не дожидаясь ответа от служанки). А вечер сегодня располагает к любви! Если бы бог снизошел до нас, если бы он увидел нас, если бы мать моя…

Появляется Слуга, прерывая.

Слуга. Леди Дельва, ваша мать ожидает вас в гостиной.

Дельва осекается с растерянным выражением. Агнесс замахивается притворно на слугу.

Агнесс (едва сдерживая смех). Помя-янешь чёрта!

            Дельва, крайне мрачная, уходит за Слугой.

Сцена 1.2 «Всякой беседе срок свой»

Гостиная. Убранство роскошное, но с отметкой «чересчур» и «перебор». Слишком много предметов, слишком большое смешение стилей, нагромождение, лишенное всякое изящества. В одном из пестрых кресел сидит, облаченная в ярко-красное платье женщина с перепудренным лицом и туго стянутыми в сложную прическу волосами. Это – Мать. Рядом с нею, примостившись в другом кресле на самый краешек, сидит Дельва – бледная, нервно сплетает и расплетает пальцы.

Мать. Сейчас же прекрати, тебе не идет! Это привычка кабацких девок!

Дельва пугается и перестает.

Мать. И не сутулься! Те, кто сутулятся, теряют всякую привлекательность.

И без того прямо сидящая Дельва вытягивается еще сильнее.

Дельва. Мама, скажи, а ты подумала о моём союзе с викон…

Мать (перебивает). Сначала я скажу, Дельва, что за манера – перебивать Мать? Так делают только крестьянские дочки!

Дельва опускает голову. Мать осторожно касается ее руки, в этом прикосновении очень много нежности, но какой-то грубоватой и неумелой.

Мать.

            Всякой беседе срок свой
            И пора говорить с тобой.
            Ты, Дельва, юна
            И скоро должна
            Брак принять…

Дельва нервно сглатывает. Мать воспринимает это по-своему.

            Да-да, это тяжко сказать!
Мать берет деловой тон.

            У нас двое верных женихов:
            Виконт Шенье и граф Моран…

Дельва внезапно пытается вскочить, но Мать быстро возвращает ее на место.

            Сядь! Наш удел таков.
            А любовь…она обман.
            И хоть знаю я,
            Кто больше манит тебя —
            Виконт…

Дельва замирает, ожидая продолжения, а Мать будто бы раздумывает.

            Призн’аюсь,
            Что графу тебя отдать собираюсь.

Дельва (в гневе вскакивает, отбрасывая руку матери).

            Мама! За что?
            За то, что чуть меньше земель у него?
            Меньше титула и серебра?
            За то, что…

Мать.

            Ты не права!
            Сядь, дочь! Сядь и слушай мать.
            Граф состоялся и он
            К трону приближён.
            За ним, как за стеной.
            А что виконт твой?!

Дельва (рыдая).

            Нет, не надо! Я его люблю!

Мать.

            Знаю. Поэтому и говорю:
            Всякая любовь – обман.
            Брак свяжет тебя с именем Моран.
            Но так как я мудра
            И всякое бывает, то…

Делает паузу, упиваясь своей мудростью.

            Я приглашаю и его,
            Трачу много на него серебра.
            Если граф Моран уйдет,
            Или к смешной твоей любви
            Бог снизойдет…

Мать вздыхает.

            С ним встретишь свои дни!

Дельва  (с тихой яростью).

            Если бы только отец…

Мать (устало).

            Ну нет его! Уймись же, наконец!
            Многие так живут и ничего!

Уговаривает.

            Ты будешь хозяйкой всего,
            Что даст тебе имя Моран.
            А твой виконт? Чего уж там…
            Дельва, всякой беседе срок свой,
            Я честно говорю с тобой.
            Не перечь мне, и я
            Устрою тебя!

Дельва вскакивает, рыдая, убегает прочь.

Мать (вдогонку).

            Слезами не спастись!
            Дельва – это жизнь!

Сцена 1.3 «Бледность».

Покои Дельвы. Все в светлых тонах, но разнородно, не выдержано. Дельва – очень бледная, рыдает. Агнесс вытирает с большой осторожностью ее лицо шелковым платком.

Агнесс.

            Госпожа, бледность эта
            Вам не поможет.
            Крепитесь, внемлите совету:
            Справьтесь же с дрожью.
            Редкие семьи ваших кровей
            Знают чувство любви.
            Это завет – печаль ваших дней,
            Такими станут теперь они.
            Госпожа, бледность смерти
            На вашем прекрасном челе…
            Вы уж лучше мне поверьте:
            Не первая вы на этой земле!

Дельва отталкивает ее руки, но Агнесс продолжает ее утешать.

            Без любви жить начнете
            И скоро поймете,
            Что не худшее это ещё.
            Не потеряно всё.
            Лучше пусть равнодушие, да!
            Пусть оно травит года,
            Это еще не провал…

Дельва доверчиво прижимается к Агнесс.

            Бледность! Ох, бледность эта!
            Ранит сердце мое, как кинжал.
            Внемлите же моему совету:
            Крепитесь, госпожа.
            Лицо держите.
            Идите совсем не спеша.
            И поймите —
            Бледность тоже хороша.
            Смиритесь
            И крепитесь!

Обнимает Дельву.

Сцена 1.4 «Наш дом…»

Приём. Мать, облаченная в другое красное платье, стоит у входа, встречая гостей с царственной улыбкой и счастьем. Глаза ее зорко выцепляют каждое событие в мелких деталях. Рядом с нею стоит бледная Дельва, стараясь не глядеть ни на кого. На ней светлое платье, которое делает её еще бледнее. Гости – знатные дамы и господа, проходя, перебрасывается с Матерью парой слов. Она приветствует гостей.

Мать (сахарно).

            Наш дом
            Благами полн,
            Входите – рады вам!
            Пусть откроется сердцам
            Дружба нашего дома…

Смеётся слишком громко, обращая на себя внимание.

            Полагаю, все знакомы?

Быстро хватает Дельву за руку, заставляя ее приблизиться к себе, и даёт указания.

Мать (шепотом).

            Дельва, улыбнись ему!
            Кивай головою.
            Держись ровнее, ну!
            Он мне тоже неприятен, не скрою…

Указанный «неприятный» господин подходит к Матери и она радостно приветствует его.

Мать.

            Наш дом
            Открыт друзьям!
            Благами полн!
            И прежде – вам!
            Неважно: граф или барон…

Неприятный господин проходит. Мать улучает минуту, начинает шептать Дельве.

            Дельва, выпрямись, не позорь!
            Кланяться изволь!

В голос, приветствуя.

            В дом, смелей!
            Будьте как у себя
            Моя дочь и я
            Обожаем гостей!

Шепотом.

            Дельва, платье оправь
            И прическу исправь —
            Вульгарна она!

В голос, к гостям, оглядывая одновременно и то, чем заняты слуги, успевают ли разносить блюда и напитки.

            Наш дом —
            Для вас.

Шепотом.

            Дельва – прочь с глаз!
            Ты себя в порядок привести должна.

Дельва радостно пытается скрыться.

            Мы рады вам!

Мать хватает Дельву за руку.

            Дельва, ты куда?
            Ты здесь нужна!

Дельва.

            Так что ж мне делать, мам?

Мать (не слушая).

            И Дельва моя приветствует всех.
            А с нею и я.
            Мы самая дружная семья
            И в доме нашем смех!

Дельва закатывает глаза едва-едва заметно. Мать изо всех сил улыбается.

Сцена 1.5 «Горе встречи»

В числе гостей появляется человек высокого роста, облаченный в строгие одежды темного цвета. В лице его – некогда красивом – ожесточенные черты. Взгляд усталый, но насмешливый. Вся жизнь видится ему карнавалом. Это – граф Моран.

Агнесс (подкравшись к Дельве, тихо).

            Да…слов нет!
            Как поставлен, а как одет.
            Как заточен он!
            Взгляд циничен и умен.
            И нежность для него —
            Насмешка, да-а…

Дельва (хватаясь за руку Агнесс).

            Ох! Я не значу ничего,
            И я  уже мертва.
            Какое горе от этой встречи!

Граф Моран приближается, не сводя взгляда с дверей. Мать Дельвы, не выдержав, бросается ему навстречу, чем вызывает усмешку на его губах.

Агнесс.

            Ни одно горе не может быть вечно!

Дельва.

            Полагаешь ты так?

Агнесс.

            Да, за каждым есть смерти шаг,
            Нельзя вечно страдать.
            Вечная жизнь невозможна.

Дельва (с обидой и слезами).

            Тебе бы лишь хохотать!

Мать (оглядываясь на дочь, машет ей, приглашая подойти).

            Дельва, сюда!

(к графу Морану доверительно).

Она сегодня очень уж тревожна,
            Робеет ее сердце, ведь она
            Скоро будет кому-то жена.

Дельва медленно подходит.

            Ну?! Приветствуй, голову склони…

Агнесс (наблюдая).

            О, это будут тяжелые дни!
            И у бедной Дельвы дрожат уж плечи,
            И горе в ней от этой встречи!

Один из Слуг как бы случайно касается руки Агнесс, проходя мимо, но на деле – передает ей записку. Агнесс быстро прячет ее и оглядывается. Мать вводит Дельву и графа Морана в залу, слуги тотчас окружают их. Дельва бледна и потеряна.

Сцена 1.6 «Хороша»

Мать угождает графу Морану, что вызывает у него лишь смех. Наконец, он решает оглядеть Дельву как потенциальную невесту и это вызывает у девушки дрожь, у Матери волнение. Агнесс, между тем, тихонько исчезает из залы.

Граф Моран.

            Бледна, тонка и щеки в алый цвет…

Мать (подсказывает).

            Еще умна…

Граф Моран.

            А до ума мне дела нет.
            Юна, горда, свежа…
            Мой вердикт: хо-ро-ша!
            Дрожит…робка? Пускай!
касается ее руки, Дельва вздрагивает, что заставляет Морана улыбнуться.

            Не знала рук.

Мать (к Дельве очень тихо).

            Ты графа взглядом обласкай,
            И будет в браке он тебе как друг.

Граф Моран.

            Свежа! Нетронута роза!

(касается ее лица, заставляя взглянуть на себя, по лицу Дельвы текут слезы)

            Слёзы!

Мать (спешно).

            От радости!

Граф Моран.

            Ничего, я обожаю слезы.
            Они чисты у дев одних!

Дельва (под нос, не веря, с горечью)

            И это…мой жених.

Граф Моран.

            Годится! Что ж,
            Не каждый день женюсь,
            Не каждый, кто в дом вхож
            Получит это благо – признаюсь.
            Я слышал, что есть какой-то виконт…

Мать бледнеет вместе с Дельвой.

            Впрочем, уже есть исход.
            Партия прекрасна,
            Краса дев опасна.
            замерла…стоит, чуть дыша,
            Не бойся, краса,
            Ты – хо-ро-ша!

Дельва стоит униженная, сломленная, не зная, куда себя деть.

Сцена 1.7 «Оправим!»

Из ниоткуда появляется Агнесс, подскакивает, наплевав на всякое приличие к Дельве, которая только растерянно вздрагивает.

Агнесс.

            Ах, позвольте мне…

Задевает мать.

            Простите, госпожа!

Мать.

            Что это вздумалось тебе?!

Агнесс.

            Дельва чудо, как хороша,
            Но, позвольте…

Шепотом, к матери.

            Вижу я,
            Как ткань задралась тут и там.
            Простите! Позвольте увести дитя,
            Не то заметно будет чужим глазам…

Взглядом указывает на усмехающегося Графа Морана.

Мать (испуганно).

            Да-да! Дельва, ступай скорей!

Агнесс (утаскивая непонимающую, но покорную всем и всему Дельву).

            Оправим юбки и волоса прядь,
            И краше невесты нет у людей!
            Я скоро верну ее опять —
            Лишь оправлю тут и там,
            Лишь оправлю, одерну я…
            И верну ее краше к вам,
            Дельва…держись меня!

Сцена 1.8 «Счастье и горе ношу…»

Агнесс приводит Дельву в комнату, обставленную довольно скудно и служащую чем-то вроде перевалочного пункта у слуг. В комнате стоит взволнованный молодой человек самого благородного и романтичного вида, облаченный в светло-голубой наряд. Это Виконт Шенье. Дельва, увидев его присутствие, с благоговением оглядывается на Агнесс.

Агнесс. Пока твоя матушка не хватится тебя…ну…

            Не договаривает, исчезает в коридоре, прикрыв за собою дверь.

Виконт Шенье (в волнении касается обомлевшей от восторга Дельвы). Ох, я рад, что могу видеть тебя.

            Любовь моя, как ты красива,
            Как несчастен тот, кто любит…
            Ведь нет на земле большей силы,
            Чем разлука, что губит!

Дельва (в исступлении)

            Молчи, прошу!
            Я счастье и горе ношу.
            Счастье – видеть тебя,
            Но оно украдкой для меня
            И горе в этом моё.

Шенье и Дельва (не в силах оторвать друг от друга взгляд).

            Видеть тебя вновь,
            Касаться опять и ещё…
            Какая же мука – любовь!
            Я счастье и горе ношу
            В себе
            Как в тюрьме.
            Каждую ночь Бога прошу —
            Снизойди ко мне!

Дельва (закрывая лицо руками).

            Обстоятельства – горе!
            Да, горе лишь нам.

Шенье.

            Не бойся! Не стоит,
            Бог снисходит к сердцам!

Дельва (бросается ему на шею).

            Мне в любви не страшно умереть,
            Страшно разлуку терпеть!

Шенье.

            Ещё не кончено, не решено,
            А если и так…что ж, все равно —
            Жизнь коротка, в ней мы
            Сохраним мечты.
            О тебе лишь сердце мое.

Шенье и Дельва (переплетая руки в клятве).

            Видеть тебя вновь,
            Касаться опять и ещё…
            Какая же мука – любовь!
            Я счастье и горе ношу
            В себе
            Как в тюрьме.
            Каждую ночь Бога прошу —
            Снизойди ко мне!

Дельва.

            А вдруг…навсегда?!

Шенье.

            Нет! никогда.
            Даже если отказ,
            Здесь и сейчас —
            И пустота…

Осекается.

Дельва.

            Я счастье и горе ношу
            И каждую ночь бога прошу.

Дельва и Шенье.

            Снизойти лишь раз к нам —
            Любящим сердцам!

Сцена 1.9 «Времени нет!»

В комнатушку врывается напуганная Агнесс. Своим появлением она заставляет отскочить друг от друга Шенье и Дельву. Подлетая к девушке, хватает ее за руку.

Агнесс.

            Полно! Времени нет!
            Ступайте, ступайте!
            Скорей!
            Не то – осужденье на свет,
            И шепот людей – хуже змей,
            Ступайте! Ну?!

Шенье.

            Я отпустить не могу.

Дельва.

            Минуту, будь добра.

Агнесс (закатывает глаза, разворачивает Дельву к дверям, та сопротивляется, хоть и уступает в силе).

            Это все слова!
            Я и без этого – всех добрей!
            Ну, спешите же, ну?!
            ох, дал бог быть свидетелем любви детей!

Дельва (тихо, смиряясь).

            Уведи меня, я сама уйти не могу.

Агнесс поспешно выводит Дельву.

Сцена 1.10 «Я прямо говорю»

Парадная зала. Граф Моран беседует с Матерью Дельвы.

Граф Моран.

            Я всегда говорил
            И прямо говорю.
            Я не любил
            И не люблю.
            Но, выслушав вас,
            Взглянув еще раз,
            Я предлагаю союз
            Брачных уз.

Агнесс медленно подводит за руку бледную Дельву, которая слышит слова Графа Морана и, кажется, вот-вот лишится чувств. граф Моран приветствует ее кивком, но продолжает разговор с Матерью.

            Имя дочери вашей
            Станет сильней.
            Дом – полная чаша,
            И бал королей.
            Я прямо говорю —
            Не люблю,
            И в любовь не верю, но
            Мне жениться пора давно.
            А она – достойна будет,
            Вот все слово мое вам!

Мать (цепляясь с другой стороны за предобморочную Дельву).

            О! какое счастье нам!

Дельва.

            Вас, мама, бог осудит!

Граф Моран (скользнув взглядом по Дельве, затем за ее спину, где появляется в дверях виконт Шенье).

            И говорю еще о том,
            Что мне не нравится. В ваш дом
            Приходит тот виконт…

Мать.

            Будет ему отворот!
            Не волнуйтесь за это.
            И дочь моя даст вам ответы…

Граф Моран (перебивая).

            От этого она бледна?

Мать.

            Уже представила, наверно, что ваша жена!
            Идите за мною,
            А что до любви – не скрою,
            Все прокляты  эти «люблю»,
            И я об этом тоже прямо говорю.

Берет графа Морана под руку и уводит вглубь залы, расчетливо задевая плечом виконта Шенье, но не замечая даже этого. Агнесса подлетает к Дельве, подхватывает ее за талию и быстро уводит наверх.

Сцена 1.11 «Ты послушай…»

Покои Дельвы. Дельва рыдает, лежа в постели. Агнесс хлопочет над нею.

Агнесс.

            Ну что ж за дитя?
            Кончай реветь,
            Послушай меня —
            Без совета что смерть!
            свершено?
            Пусть! Но…
            Всегда уловка есть.
            Ты долго не высидишь здесь.

Дельва, всхлипывая, садиться, надеясь, что Агнесс сейчас выдаст решение.

            Придется спуститься,
            Объясниться…
            Так вот!
            Ты послушай меня —
            Хитер услужливый народ
            И я
            Научу, как выгадать покой!

Дельва внимает. Агнесс садится рядом, обнимая девушку.

            Ты скажись-ка…больной!
            Пока целитель, суд и дело
            Мы придумаем что-то ещё.
            Главное – действовать нагло и смело!
            Тебе отсрочка нужна, вот и всё!

КОНЕЦ ПЕРВОГО ДЕЙСТВИЯ

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Сцена 2.1 Пролог

Зала. Всё также – слишком много предметов, переливания цветов. Всё выбивается из всех стилей, в глазах от долгого сидения, с непривычки, может даже рябить. Мать Дельвы – в печальных раздумьях, облаченная на этот раз в приглушенно-красный наряд, прочитывает письмо, лежащее перед нею.

Мать. Дорогой наш друг, светлость ваша – граф Моран! Я прошу вас учесть юный возраст моей дочери и не сердиться на долгое отсутствие ответа с ее стороны. После вашего предложения она так обрадовалась, что сделалась больною…

Сама себе, с досадой.

Сделалась больною? Вот еще новость! А если он подумает, что она больная?

Спешно дописывает в письмо.

Сделалась больною…от радости. Дорогой Граф, вы хвастались тем, что говорите прямо, так я тоже. Дела нашего рода далеки от совершенства и грозят (не сегодня, нет, но через полгода-год), пошатнуться. Я не прошу у вас милостыню, ибо мой род никогда не просил об одолжении и заступничестве, но я мать и прошу у вас снисхождения и защиты. Ваша невеста – Дельва не знает всего положения дел, и если вы захотите кого-то винить, то вините меня одну. С любовью, надеждой и признанием в дружбе…

Откладывает, не дочитав, в сторону письмо, потирает виски, как будто бы у нее болит голова. Подбегает Слуга, запечатывает письмо и выходит вон с ним.

Сцена 2.2 «Если бы я…»

Мать.

            Участь приходит, не спрашивая нас:
            Готов ли ты, или напасть сейчас?
            И это – тревога, всегда поражение.
            Я в этой жизни знала унижение!
встает из-за стола.

            Всё это мое и нет,
            Но я тогда не могла иной дать ответ!
            Если бы я только могла все изменить
            И иначе жизнь свою прожить!

Мечется по комнате, будто бы даже не узнает ее.

            Дух мой в вечной пропаже дорог,
            Такая участь, такая уж мне юдоль!
            Если бы я изменила итог —
            Вычеркнула бы эту боль.
            Мне некуда податься,
            Мне некуда деться…
            Если бы я могла тогда отказаться!
            Если бы я умела слушать тогда своё сердце!
            О, дочь моя…
            Ты знаешь, что я тебе не враг.
            Если бы только я…
            Но, полно! Тебе я желаю всех благ!
            Ты оценишь и поймешь,
            Ты этого еще не знаешь, но —
            Без любви страдаешь, и все же не умрешь,
            Хуже – когда в сердце было и есть темно.

Замирает посреди комнаты, пытаясь взять себя в руки.

            Если бы я не была тогда тоже красива!
            Если бы к отказу у меня хватило силы!
            Если бы не тронули слезы отца меня —
            Ах, если бы я…

Осекается. Со стоном опускается в ближайшее кресло и затихает, обхватив голову руками.

Сцена 2.3 «Причина болезни»

Покои Дельвы. Над нею хлопочет Целитель – не самого опрятного вида человек, повсюду расставлены его микстурки, колбочки, и прочая, непонятная полумагическая – полуимитационно-лечебная рухлядь. Агнесс, тоже присутствуя, разглядывает то один предмет, то другой. Дельва покорно прикидывается больною.

Целитель.

            Причина болезни вашей —
            Выпитая горя чаша.
            И вам ее нужно оставить,
            А я здоровье стану править,
            Ведь ущерба она нанесла!

Дельва (слабым голосом).

            Слова…

Целитель.

            Госпожа, болезней причина
            Таится в вашем уме.

Агнесс.

            Ага, есть там, в уме, один мужчина…

Дельва (резко).

            Молчи! Я говорю тебе!

Целитель.

            Причина вашей боли —
            Мучение сердца и ума.
            Ваш ум сейчас в неволе,
            Но это лишь пока.
            Вам нужна забота,
            Причина болезни – само собой,
            Таится в неведомом «ком-то…»

Агнесс закатывает глаза.

            Но вы молоды, значит,
            Не время жить в плаче!
            Вам нужно жить.
            Вам нужен покой.
            Позвольте сердцу остыть
            И примириться с судьбой!

Агнесс издевательски фыркает. Дельва, обессиленная словами Целителя, падает обратно на подушки.

Сцена 2.4 «А нет ли…?»

Агнесс (издевательски).

            Скажи, мудрец, а нет ли
            Такого у тебя средства,
            Чтобы скрасить горечи дни
            И унять любящее сердце?
            А нет ли в ваших книгах того,
            Что решает любую проблему легко?
            Не бывает ли так, чтобы вдруг
            Корнями исцелилась и душа от мук?

Целитель (задумчиво, глядя на Агнесс, потеряв интерес к Дельве).

            Ну уж не знаю, как вам сказать…

Дельва.

            Агнесс, всё бы тебе хохотать!

Агнесс.

            Ну что я-то? я так, от страха!
            Вдруг бывает у целителей то,
            Что тебя освободит легко?

Целитель.

            А что именно надо?

Агнесс.

            Средство от брака!
            А нет ли такого у вас?
            Оно пригодилось бы сейчас,
            Ведь мук грядущих ей не счесть!

Целитель (оглядываясь на Дельву, решая, стоит ли игра свеч).

            Такое средство есть.

Агнесс перестает улыбаться. Дельва мгновенно подскакивает и встает с постели, не думая даже о том, как она одета и не оправлена. Целитель под взглядами достает из одного своего сундучка маленький флакончик из черного стекла. Агнесс отшатывается в ужасе, но еще больше ее лицо белеет, когда она видит, как Дельва, в полном молчании, берет этот флакончик в руки и передает Целителю кошель…

Сцена 2.5 «Я буду свободна…»

Когда за Целителем закрывается дверь, Дельва все еще стоит, глядя на флакончик, полученный ею, как на безумную надежду. Агнесс смотрит на нее, не веря и ужасаясь.

Дельва.

            Не смотри на меня так,
            Словно я всему небу враг!

Агнесс.

            Это уже совсем другой шаг,
            После него будет лишь мрак.
            Дельва…лучше смирись.

Дельва.

            У меня всего одна жизнь!
            И я не стану ее делить
            С тем, кого не могу любить.
            Я буду свободна, да.
            Навсегда.
            И выйду за того, кто нужен мне,
            Кто приходит в каждом сне…

Агнесс Бросается к Дельве, хватает ее, обезумевшую, за руки).

            Это не шутки…Дельва, ты…

Дельва.

            О свободе все мои мечты,
            Но тебя я не стану держать.
            Можешь идти и матери все рассказать,
            И даже графу Моргану…
            Я препятствовать не стану.
            Но я свободна буду —
            Сегодня совершается чудо.
            И вот он – путь из клети:
            В моей или его, но смерти!

Агнесс (в безысходном ужасе)

            Дельва!

Дельва.

            Я буду свободна, буду!
            Небо послало мне чудо.
            Нет пути назад,
            Он или я, но будет яд!
            Ну что же ты еще здесь?

Агнесс (в гневе).

            У меня тоже гордость есть!
            И даже честь.
            Я остаюсь.
            Хоть боюсь
            За тебя, за этот яд!
Дельва (весело смеется, как будто бы речь идет о каком-то пустяке и обнимает Агнесс).

Нет пути назад!
            Свершится сегодня чудо,
            Я свободной буду.
            Вот он – путь из клети.
 В его или моей,
            Но в смерти!

Прячет яд в рукав, поворачивается к Агнесс и заговаривает с ней спокойно.

Дельва. Агнесс, спустись к моей Матери и скажи, что этим вечером я готова дать ему ответ на всё.

Сцена 2.6 «Вечер роковой»

Праздничная зала. Граф Моран насмешливо-внимателен, Дельва лучится счастьем, Мать тоже, с гордостью глядя на свою дочь, принявшую, как ей кажется, верное решение.

Дельва (приторно-ласково).

            Граф, позвольте мне сказать,
            И вас отблагодарить
            За ваше терпение ко мне.
            Надеюсь вас не разочаровать,
            Верной женою вам быть
            На этой земле.
            Да, граф, позвольте, я
            Сделаю все для вашего блага
            И предана буду вам.

Мать (в восхищении).

            Боже, ты наставил мое дитя,
            Какая сердцу отрада,
            Боже, ты внял моим мольбам!

Граф Моран (с иронией).

            Слышать это
            Я очень рад.
            Я прибыл за ответом,
            Но теперь мне пора назад.
            Позвольте вашу руку…да!
            Вы теперь невеста мне,
            Надеюсь, оправдаете себя!

Дельва.

            О, прошу вас…

Оборачивается на слуг, среди которых бледная Агнесс. с подносом, на котором три кубка с вином, подзывает ее знаком.

            Выпейте же вина!
            И доверьтесь, на этой земле
            Ваша спутница – я.

Граф Моран.

            Вина? Что ж…
            Лишь ради вас,
            Лишь раз…
            Ваш ответ не ложь?

Дельва.

            О, нет! Вы знаете род,
            Вы знаете кровь
            И общество ждет.
            Не так и нужна любовь.
            Мама, поздравьте нас,
            Сегодня решается судьба,
            Решается сейчас —
            Она!

Все трое выпивают вина. Дельва улыбается, прощаясь с графом Мораном, который учтив, но все-таки ироничен, словно происходящее веселит его. мать лучится доброжелательностью, Агнесс бьет дрожь.

Дельва (тут же, едва исчезает граф, бросается на колени перед крестом).

            Боже, боже, прости меня!
            Я прошу не за себя!
            За общую любовь защиту дай,
            Пусть свершится!

Мать (строго, но напугано).

            А это еще? Как хочешь, так и понимай?
            О чем теперь тебе молиться?

Дельва.

            Боже, боже, роковой вечер —
            Решается вся жизнь моя.
            Грех тяжел, но разве он вечен?
            Разве проклята любовью я?

Мать оглядывается на Агнесс, ожидая разъяснений, но видит лишь несвойственную служанке бледность и пугается еще больше.

            Боже, боже, вечер роковой!
            Пусть будет то, что будет.
            Благословение ли со мной?
            Пусть после смерти черти судят!

Мать.

            Дочь моя?
            Ты пугаешь меня!
            Дельва, милая, а ты вообще о чем?
            Это бред, что счастьем рожден?

Дельва.

            Боже, боже, будь со мной…
            В этот вечер роковой!

Ее метания прерывает появление испуганного, трясущегося Слуги. Мать оглядывается на него, Агнесс, воспользовавшись минутой, бросается прочь из праздничной залы.

Слуга. Госпожа…у меня дурная весть.

Мать. Говори же! Говори!

Слуга. Граф Моран…у него остановилось сердце. Недуг забрал его жизнь.

Лицо Матери меняется. Она отшатывается, вскрикнув, Дельва подскакивает к ней, перехватывая за талию, и, сделав знак рукой Слуге к удалению, усаживает ослабевшую Мать в кресло, после чего закрывает двери в залу.

Сцена 2.7 «О, дочь моя…»

Мать (слабым голосом, не решаясь полностью прийти в чувство).

            О, дочь моя, скажи мне, о чем мольба твоя была?
            Ты ведь уже ему невеста и о том решила сама.
            Но где же скорбь твоя?
            Что сделала ты, дочь моя?

Дельва не оборачивается к матери. Она, взяв кувшин с водою, наливает из него в кубок, стоя спиной к матери.

            Дочь моя…взгляни так, как смотрела прежде,
            Не дай угаснуть моей последней надежде.
            Невинна ты, верю в это я —
            Но скажи об этом, дочь моя!

Дельва (поворачивается с кубком воды к матери и подносит его ей).

            Мама, выпей воды – тебе легче будет,
            А я тебе расскажу, и пусть сердце твое судит.
            Но прежде – успокойся ты,
            Выпей, выпей воды!
мать покорно выпивает из кубка.

Мать.

            Дельва, ты стала какой-то другой, и я
            Не могу никак узнать теперь тебя.
            Походка та, голос тоже,
            Но сердце мое болит от дрожи.

Дельва.

            Успокойся, мама, не бойся о том,
            Что еще знать тебе не дано.
            И знать не будет ни один дом,
            Так что уж…все равно.
            Губить душу – и эдак, и так —
            И это мой последний к свободе шаг…

Мать вскакивает из кресла, словно бы догадываясь, смотрит на дочь, но неожиданно ей перехватывает дыхание и заготовленная тирада срывается. Задыхаясь, складываясь пополам, она падает в кресло.

Мать.

            Ты не…ты не походишь на себя
            О…дочь моя.

Мать навсегда затихает в кресле. Дельва берет её кубок с водой и наполняет его вином, как было. Снова она это делает, прикрыв свои действия.

Агнесс вбегает, не то услышав что-то, не то – догадавшись. Вбегает, видит тело Матери, Дельву, стоящую теперь на коленях перед ней, входит и закрывает дверь за собою.

Сцена 2.8 «Больше клеток нет…»

Дельва (никак не отреагировав на появление Агнесс)

            Тот, чьё сердце мечтою горит,
            Знает, что значит мечта.
            Бог милостив и простит,
            Отступить невозможно! —
            Далека черта.

Агнесс осторожно приближается к креслу, убедиться, что Мать Дельвы мертва.

            Мне было страшно и темно,
            Мне было тревожно,
            И я не знала, куда бежать,
            Но…
            Судьбу свою смогла взять,
            Защищая себя от бед,
            И клеток больше мне нет!

Дельва касается губами руки Матери, плачет.

            Тот, кто любил, знает,
            Что за любовь можно убить.
            Но любовь всё прощает,
            И отступить невозможно,
            А я попробую с этим жить.

Агнесс опускается на колени рядом с Дельвой.

            Мне было страшно и темно,
            Моей душе тревожно.
            И я не знала, где путь на свет,
            Но…
            Больше клеток мне нет!

Дельва смотрит на Агнесс, не скрывая слез.

            Прокляните, если сумеете все вы!
            Обругайте, бейте, казните!
            Тот, кто труслив, упускает мечты,
            А мне уже невозможно,
            Так бегите, трусливые, бегите.

Дельва поднимается с колен. Агнесс остается  сидеть.

            Мне было страшно и темно,
            Жизни не было и я осторожно
            Смогла судьбу в руки взять,
            Бороться и лгать, но,
            Научившись побеждать,
            Я иду во свет,
            Где клеток мне нет!

Сцена 2.9 «В землю уходит…»

Прощальная процессия. Слуги, дворяне, Агнесс, Дельва, виконт Шенье – все провожают Мать Дельвы. Все в строгом трауре.

Священник (простирая руки к небесам).

            В землю уходит навек
            Плоть, но делом жив человек.
            И в памяти остается он —
            Кем-то большим, чем рожден.
            Божьего взора нам не понять,
            Но об утрате не смеем жалеть.
            Тот, кто даёт, может забрать,
            Над всеми властна смерть!

Дельва.

             В землю уходит вся тайна,
            Весь грех…и остается лишь боль.
            Встреча каждая…она не случайна,
            Как и каждая роль.
            В землю уходит навек,
            Но память я сохраню,
            Делом жив человек,
            А я…очень сильно люблю.

Виконт Шенье (даже не глядя на Дельву, раздавленный смертью ее матери, кажется, больше, чем она сама).

            В землю уходит разлука,
            Боги благоволят нам.
            Они, увидев нашу муку,
            Дали свободу сердцам.
            В землю уходит весь срок,
            Что нес в себе скорбь и печаль,
            Досадно, что в этом итог,
            Мне этой жизни жаль…

Агнесс (оцепенело, омертвело).

            В землю уходит моя доброта,
            Я давно была той, но уже не та.
            И пора восстановить счет,
            Иначе и это в землю уйдет.
            Боже, меня не суди!
            Я не знала, и знать не смела.
            Выплати муку, и все свои дни
            Я молить стану за это дело…

Священник, Дельва, Шенье и Агнесс.

            В землю уходит и не придет
            Всяк, кто любит и всё, что живет.
            Нет, никогда не вернуть и дня
            С теми, кого приняла земля…

Дельва смотрит на виконта Шенье с надеждой, но тот не замечает ее взгляда, расстроенный смертью ее матери.

Сцена 2.10 «А мне выгода в чем?»

Дом Дельвы. Из праздничной некогда залы убрали все пестроту. Вычурные зеркала закрыты плотной ткань. Дельва сидит в кресле, перед нею кубок с вином. Рядом – еще один. Входит Агнесс, оглядывает эту картину, усмехается и, не снимая траурного плаща, садится в кресло напротив Дельвы. Та удивленно поднимает брови, но ничего не говорит, позволяя Агнесс самой объясниться.

Агнесс (без спроса отпивает из ближнего к себе кубка).

            Как странно жизнь себя плетет,
            Рождая события, стирая людей.
            Нищий богатому благо дает?
            Чувствуй, богач, что ты всех сильней!
            Но каждому хочется кусок,
            Каждому, кто знал грязь и власть,
            Кто видел скорбь дорог,
            И знал, как легко пропасть!
Дельва (с нарочитым удивлением).

            Слова твои неясны мне,
            Какой в них смысл затаён?

Агнесс (для храбрости выпивает еще почти половину из кубка).

            Каждый хочет что-то взять себе,
            А мне…мне была выгода в чем?
            А я вот –ь свидетель преступного дела!
Дельва.

            Как ты смеешь…

Агнесс (хохочет).

            Посмела!
            Я видела, как твой замысел рожден,
            Молчать? Что ж буду, я это могу.
            Но от тебе прежде я ответа жду:
            Мне здесь выгода в чем?

Дельва (овладев собою). Хорошо, ты получишь всё, чего пожелаешь. Мы сумеем с тобой договориться, ведь наша дружба началась давно и ты одна была моей опорой. Я уверена, что я сумею ответить тебе за все, что ты сделала для меня.

Агнесс. Ну вот…

Дельва. Да, да…Боже, я должна была сама об этом подумать! Ох, но сегодня я устала. Поговорим об этом завтра, с утра.

Поднимается с тихой скорбной улыбкой и выходит из залы. Агнесс остается, довольно глядя ей вслед.

Сцена 2.11 «Никто становится всем»

Агнесс.

            Рожденный ползать летать не смеет,
            И должен трудиться, чтобы просто быть.
            Прикрываться перед гнусным змеем,
            Не имея шансов свободно жить.
            Я из низости иду,
            Но теперь заслужу счастья плен.
            Сыграв в чужую игру,
            Никто становится всем.

Встает из кресла, допивая на ходу кубок.

            Надо было дожидаться, а я
            Ждать умею лучше всех.
            И удача награждает меня,
            Показав мне чужой грех.
            Тот, кто головы не поднимает,
            Слышит и видит больше других.
            Но хозяин раба об этом не знает,
            Ему важно, чтоб низший был тих.

Ее тело качается. Она, схватившись за спинку кресла, хохочет, думая о том, что все – хмель.

            А тот его грех выжидает!
            Осмыслить нужно и победить!
            Он свои молитвы слагает,
            И себе лишь может служить.
            Я из низости иду,
            Но теперь уходит мой плен.
            Сыграв в чужую игру,
            Никто становится всем.

Поднимает руку, разглядывает плывущие и двоящиеся в ее сознании пальцы. Что-то прожигает ей желудок крепче вина.

            Раз рискнув, можно все получить,
            Ты, судьба, мне в одном клянись.
            Если я сумела победить,
            Я изменю всю свою жизнь.

Хватается за горло, оседая на пол, как будто бы обжигает. Хрипит, закашливается и вроде бы все проходит.

            Я…из низости иду.
            Но больше нет грязи. Зачем…
            Сыграла в чужую игру
            И стала всем.

Падает замертво на пол, при этом задевает кубок, из которого пила – кубок опрокидывается набок и из него вместе с остатками вина выскальзывают, словно черные маленькие змейки, капли черного яда и дымятся, попадая на столешницу.

Словно бы ожидавшая за дверью Дельва, распахивает дверь, не удивляется, увидев тело Агнесс. Она спокойно перешагивает через нее и садится за стол, деловито берется за перо.

Сцена 2.12 «Навсегда»

Дельва (пишет).

            Мой любимый, мой милый и родной —
            Теперь ничего не держит нас от любви.
            Я хочу остаться навсегда с тобой,
            С тобой коротать свои дни.
            Навсегда – это наша участь, чаша,
            И все, что было мое – теперь наше.
            Навсегда! Я твоя и ты мой —
            Приезжай, милый и родной.
            Судьба сжалилась над нами,
            И мы, обменявшись клятвы словами,
            Будем мужем и женой —
            Навсегда ты мой, лишь мой.
            Мой милый, моя радость и мои слезы —
            Я тебе посвятила все свои грезы.
            Приезжай и будет нашей вся жизнь —
            Ты мне только в любви клянись,
            Ты только приезжай, приезжай скорей   
            И мы забудемся в счастье всех дней!
            Ты мой, а я твоя…
            Навсегда вместе: ты и я!

Запечатывает письмо, выходит, чтобы не показывать мертвой Агнесс, подзывает Слугу.

Дельва. Поди сюда. Знаешь ли ты адрес виконта Шенье?

Слуга. Как не знать, госпожа?

Дельва. Отнеси ему это письмо, скажи, что от меня.

Слуга не двигается с места, печально и грустно глядя на Дельву.

Дельва. Что такое? Оглох ты?

Слуга. Так ведь…уехал он. Отбыл. С отцом.

Дельва. Что? Как это – отбыл? Куда? Что несешь, подлец?!

Слуга пожимает плечами. Куда отбыл не знаю.  А в столице говорят только, что отбыл к невесте.

Дельва (не примериваясь, отвешивает пощечину Слуге) лжец!

Не помня себя, Дельва выбегает из дома вон, задыхаясь от слез.       

КОНЕЦ ВТОРОГО ДЕЙСТВИЯ.
КОНЕЦ ПЬЕСЫ.

           

27.09.2021


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть