Глава I «Предыстория»

  1. Глава I

Предыстория

— Внимание, вопрос! Как такой парень как я только что завалил медведя?

 Думаю, что вы и так поняли, что ничего обычного здесь не происходит. И так, что же я такое? На самом деле никто не может дать на этот вопрос четкого ответа. Мой отец – пенсионер в 34 летнем возрасте, а мать немного странная домохозяйка (если они вообще бывают нормальными).

 Чуть подробнее про отца¸ ведь очень не многим людям предоставляется возможность рано выйти на пенсию. На самом деле он сидел на ней еще в 20 лет. Дело в том, что он после школы, имея медаль за учебу, просто не знал куда идти, да и не тянуло его не куда. Вот он и пошел в армию. Отправили его служить на дальний восток, на базу, на границе с Японией. Через полгода исправной службы, мой батя получил пулю в лоб и в сердце. Как вы понимаете, он выжил, но как так вышло?

Для начала, про то, как до этого дошло:

 Недалеко проходили учения, с недавно признавшей Россию дружелюбным соседом, Японией. Так вышло, что в координаты высадки японцев по неизвестной причине закралась ошибка (Батя думает, что это благодаря тем людям, которые до сих пор не признали Россию мирной, но достоверной информации нет). Российская сторона готовила защищаемый объект, а японцы его пытались захватить. Но в этот раз вместо специальных имитаций, японцев встретили реальные солдаты, но узнали они об это уже после полного захвата с устранением большинства находящихся на базе «угроз» (если кто не понял, то тут про людей).

 После осознания японской стороной того что они сделали все раненые бесплатно прошли полноценное восстановление в одной из самых лучших на тот момент в мире больниц. Мой старик был госпитализирован раньше всех, так как ещё умудрялся подавать признаки жизни со сквозными отверстиями в груди и черепе. Но после того как его подлатали, и поставили на ноги началась ещё та канитель! Оказалось, что пули японского отряда были заменены неизвестным, на другие, обработанные неким токсином. Он по идеи должен был оборвать жизнь моего старика ещё на той самой базе, как сделал с остальными, но почему-то он отделался красивой серебристо-белой сединой и приобретением неестественных тёмно-синих глаз, которые можно было сравнить, наверное, с пастой из ручки. Знали бы вы, как это все повлияло на меня, но пока меня ещё даже в проекте нет, а по тому вернемся к моему старику. Так как он был единственным выжившим после прямого контакта с экспериментальным токсином. К нему приставили личную медсестру, которая была обязана общаться с ним, проводить все необходимые тесты и самое главное – наладить с ним дружеские отношения. Это нужно было на случай непредвиденных мутаций, которые бы могли превратить его в подобие человека. Но исследователи были уверены в том, что отдел мозга, отвечающий за подсознание, не пострадает, (максимальный ущерб по расчетам составлял около 10 %, но об этом не распространялись вплоть до выписки) и близкий человек сможет его остановить.

 Медсестры часто сменяли друг друга, ведь многие из них либо находили приобретенные особенности моего отца уродливой, либо просто боялись его. Как подметил первоисточник, то есть батя, «Они все боялись чего-то во мне и даже заговорить со мной не пытались…». Но «в каждой бочке мёда, есть ложка дёгтя», но в нашем случае этот «дёготь» вышел довольно красивой и доброй медсестрой, которая по совместительству приходилась дочерью одному из самых уважаемых врачей в мире. «Её не смутило ни то, что я русский, ни моя странная, на тот момент даже для меня, внешность и сразу попыталась заговорить со мной». Мой старик рассказывал что, она настолько плохо говорила на русском, что часто приходилось открывать словарь, но через месяц оба немного подучили другой язык, и как будто для более романтичной предыстории, сдружились и влюбились друг в друга.

 Как вы уже поняли, та добрая медсестра станет женой седого «инопланетянина». Именно про седого «инопланетянина» подумал мой дед, впервые встретившись  с папой, а потому даже не предполагал что это его будущий зять….

 Про папу рассказать больше особо нечего, а если что-то не сказал, то расскажу, как появится нужда в этом. Мам, теперь все внимание приковано к тебе.

 На первый взгляд она мало чем отличалась от среднестатистической японской девушки, но это только на первый взгляд. Эта занимательная особа просто помешена на культуре других народов, стран и т. д. Ещё в детстве она узнала все что могла о культуре собственной страны, после чего ждала совершеннолетия для того чтобы точно попробовать надеть все наряды и попробовать все блюда, которые могли относиться к культуре её страны. Дед это расписывал как какое-то отклонение (чего ещё ждать от врача), но я думаю, что иметь увлечение и уметь погружаться в него с головой не так уж и плохо. В общем, мама ещё в 10 лет была сведуща в народной медицине, а потому просто перешла с трав, на современные лекарства и стала довольно хорошей медсестрой (она стала бы заниматься культуроведением лишь через дедов труп, а этого никто не хотел). В общем, после встречи с моим отцом прошел год, после чего дед окончательно понял, что мой отец обычный человек, который по стечениям обстоятельств ни в чем не будет нуждаться до конца жизни, а за одно, и влюблен в его дочь без памяти, как и она в него. Языковой барьер тогда уже был стеной с огромной дырой, а по тому не составило труда найти общий язык и сыграть красивую свадьбу.

 Только вот самыми близкими друзьями нашей семьи до сих пор является семья правительственных агентов, которые каждую неделю приходят «навестить» моего старика, который в свою очередь не менялся внешне за мою сознательную жизнь почти ни как. Волосы и ногти, вот что меняло его хоть как-то, а в остальном он как будто не старел, от слова совсем.

 Вы спросите меня, «А что было дальше?» И тут я готов признать, что отвлекся от моей истории. Так вот, мои будущие родители приняли очень интересное решение. Почти все действия, описанные ранее, происходили в Японии или в непосредственной близости к ней. Мой отец был готов там, и остаться, но больше всего ему хотелось подарить маме ту жизнь, о которой она попросит.

 Не знаю,  что творилось в голове у мамы, но точно ничего хорошего. Она ошарашила всех! Перед тем как произнести слова, которые чуть не довели деда до инфаркта, она взяла со своих родителей слово, что они не будут возражать. Уже после этого она сказала: «Я хочу увидеть Россию!» Да, моей маме надоели традиции Японии, которые она перечислит без труда даже сейчас, прожив 15 лет в России. Мои родители за 7 лет смогли исколесить всю Россию, 6 из которых я был с ними.

 А, кстати, я совсем забыл представиться! Моё полное имя звучит как Куро Петрович Штейн (если по маме, то Акутагава). Я являюсь очень дальним родственником того самого писателя, но эта связь настолько мала, что нас можно считать однофамильцами. Ту, благодаря которой я могу считать себя однофамильцем знаменитости, зовут Ацуко Акутагава. А моего старика зовут Петр Александрович Штейн.

 Теперь давайте обо мне поговорим. Точнее я хочу рассказать о том, что я получил, имея в отцах человека, пережившего контакт с Тераниумом (именно так назвали тот токсин, перед тем как его запретили). У меня с рождения были очень прочные серебреные волосы, которые были при всем при том просто не весомы и имени довольно интересные особенности становится обычными после отсечения и расти по сантиметру в год.  Но у  бати ещё и глаза, мягко говоря, не нормальные. У меня они нормального цвета, по крайней мере, этот так минимум раз в неделю. Их цвет меняется каждый раз, когда я испытываю достаточно сильную эмоцию. Они могут быть как одного, так и разных цветов (введите гетерохромия в поиске, если хотите посмотреть, как это выглядит). В детстве я каждый раз пугал маму новым цветом, но постепенно все привыкли к этому.

 Мы пытались решить эту проблему линзами еще у папы, но тут все вспомнили о том, что причина этого токсин…

 Наши слизистые оболочки глаз невероятно токсичны, что у меня, что у папы. Спросите, как это выяснили. На удивление при обследовании в больнице это было пропущено. Это выявили после попадания железной стружки в глаза моему старику (прогуливался мимо стройки). После того как он моргнул вся стружка куда-то делась. При обследовании оказалось, что при закрывании глаза у нас образуется небольшой слой кислоты, которая спокойно разъедает металл. Эту кислоту невозможно собрать, а по тому к этому быстро потеряли интерес. Правда, в моем случае образование разной концентрации кислоты вызвало смену цвета, а смена концентрации происходит при достаточно сильной эмоции. Я не вдавался в подобности как это все связанно по очень простой причине: цвета не предсказуемы и не зависят от конкретной эмоции, а кислота – это защита глаз, но применять эту особенность в быту нельзя.

 Подытожим! Моя семья – это помешанная на культуре японка и два седых русских пацана (морщины не у меня не у бати не появляются, а характер не склонен к старению) со странными глазами и волосами.

 После путешествия по культурным центрам России, что я, что мой старик сильно вымотались и уговорили маму осесть где-нибудь на неопределенный срок. Этим «где-нибудь» стал Иркутск. Вы не представляете, как были рады агенты, присматривающие за нами. Они буквально склонились перед «пришельцами» (со слов мамы это выглядело именно так). В поездках я учился дома. В смешанной семье преобладал Русский по территориальной причине (мы ездили по России) но, не смотря на это, я свободно говорю на японском языке, неплохо читаю и пишу. Когда, мы осели, у меня была надежда на то, что я смогу пойти в школу, но почти сразу сам осознал насколько это хлопотно. Сами посудите: как объяснить людям, что я такой от рождения и не вызвать волну вопросов и слухов. Я, наверное, отчаялся, но и это было прервано, но на этот раз это сделал мой старик. На тот момент мне было 7 и по счастливой случайности у пары друзей моего отца были дети примерно моего возраста. Я тогда еще не знал, что ещё одной моей особенностью было более быстрое мышление, чем у моих сверстников. Мне было просто не интересно общаться с ними, ведь я обгонял их в развитии на пару лет точно. Точнее, не со всеми…

 Там была одна девочка, которая просто не могла усидеть на месте, увидев меня. Оказалось, что её зовут Арина. Она дочь одной из близких подруг моего отца. Она была до жути любопытной и просто засыпала меня вопросами обо мне, а если быть конкретным, то о моих особенностях. Я пытался объяснять попроще, но до сих пор до конца не понял, получилось ли.

 Арина оказалась дочерью одной из подруг отца, которая работает в одной из передовых биологических лабораторий. Мама у нее отличилась от дочери только тем, что сначала вежливо поздоровалась, а дальше все было примерно также как со мной, только детей нужно сменить на их (местами более безалаберных) родителей.

 После того как они ушли, за ужином, когда я уже закончил мама обронила пару слов, из которых я понял  что ей понравилась «девочка с которой Куро болтал больше чем с остальными», спрашивала кто её мать и придут ли они ещё. В общем, осознание того что я влип, пришло просто мгновенно, однако делать с этим я просто ничего не захотел. Арина вроде ничего, да и из разговора я понял, что я ей интересен не просто так. Она, вместе со своей мамой желают самостоятельно узнать о воздействии токсина на организмы всех членов нашего семейства и уже добились разрешения на это.

 Началось то, чего мы с моим стариком так не любим: круглосуточное наблюдение, детальный медосмотр, полный анализ всего, что только возможно исследовать и то, что нам больше всего не понравилось – привлекли и маму! Выяснилось то, что мы и так уже знаем: мама – обычный человек, которого на удивление токсин просто не затронул (было подозрение на иммунитет, но проверить это было опасно, да и просто противозаконно), а у нас ничего нового. По крайней мере, со стороны здоровья и особенностей наших организмов. Разве что обнаружили, что мои глаза имеют спектр цветов, в которые они не перекрашиваются, а именно все цвета которые по оттенку близки к белому или сам белый. Все просто дружно приняли это по той же причине, что и раньше: переживших контакт с токсином в том или ином виде всего три человека на одну планету, а другие мы пока не освоили….

 В исследованиях и бытовой обстановке пролетели еще 6 лет моей жизни. Я успел собрать хороший компьютер из старой Волги и немного подрос. Арина успела в меня влюбится (по словам мамы). Мама собрала 7 килограммовых томов рецептов наших соседей. А мой старик – не изменился.

P.S. 

Ищу редактора для своих работ. Так-же буду рад конструктивной критике. Выложу новую главу когда закончу 🙂

0
18.06.2020
Mego Mix
163

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть