Часть 4. Усталость

Глава 10. Замерзнуть в полуденной пустыне

Джаф распахнул двери. Перед путниками открылись три скамьи, обшитые мягкими тканями и прижатые к трем стенам. Боковые скамьи пустовали, а посередине в развалку вальяжно расселась девушка лет тридцати. Остроконечные уши выдавали в ней эльфийку, но она была необычной. Начиная с вульгарной позы, не присуще взыскательным эльфам и заканчивая на лысо бритой головой, когда даже среди их мужчин ценились длинные и золотистые локоны. На широком подлокотнике лежал небольшой стакан с каким-то алкоголем и с большим куском льда, а рядом и сама бутылка. Чуть левее, облокотившись об скамью, стояла изящная черная трость с золотистой ручкой в виде головки сокола. Чуть правее стояло желто-коричневатый гуманоид с раздутыми мышцами и резко выпирающий вперед нижней челюстью. Это был орк. Даже для представителя своей расы он был слишком высоким и мускулистым. У левого бедра свисала сабля. Тяжеленный молот спрятался за спиной, а у правой ноги был прицеплен арбалет с колчаном.

— Старый пройдоха Джафар! — хитро улыбаясь, выкрикнула эльфийка. — Ты наконец-то прибыл.

— Называй меня Джаф, и я не старый, — весело ответил он, подойдя к ней и встав на колено. Она протянула ему ладонь, которую он нежно поцеловал. – Просто ты всё также молода и красива, как и всегда, моя кошечка.

— Не в этот раз, Джафар, — игриво ответила она.

— Еще одна грустная и одинокая ночь, — показательно опечаленно вздохнул он.

Поднявшись на ноги, он направился к левой скамье и плюхнулся на сиденье, подобно эльфийке, полностью на нем развалившись.

— И где ты успел посеять свою банду, Джафар?

— Они ее перебили, — ответил бандит, кивая в сторону путников. – Так что эти двое – временная замена. Я предлагаю их для убийства Торговца силой, Изуми.

— Здравствуйте, мое имя Ланс, — начал рыцарь, шагнув вперед. – Мы бы желали…

— Подожди, — приостановила эльфийка, вновь переведя взгляд на Джафа, — Ты ведь осознаешь, кого именно привел?

— Ты уже узнала о дриаде?

— Нет, нет, нет, дриада твоя. Для меня это слишком грязное дело.

— Эй-эй-эй-эй! – вызывающе и вульгарно откликнулась Отрана. – Она моя и пойдет лишь со мной.

Посмотрев на охотницу за головами, Ланс приметил, что ее лицо сейчас было неестественно белым. Изуми, ухмыльнувшись, ответила:

— Извини, я не хотела тебя обидеть, Убийца ветров.

Неожиданно отступив назад, охотница за головами несколько виновато отвела взгляд и раздраженно проговорила:

— Я не знаю, о чем ты.

Ланс недоуменно переглянулся, как вдруг звонкий шлепок эльфийской ладонью об подлокотник раздался по всей комнате, отчего ее бутылка со стаканом опасно зашатались, норовя упасть. Изуми приняла строгую позу, при этом сохраняя надменную уверенность.

— Второй день, месяц Первого океана, четыре тысячи двести шестьдесят шестой год, день казни Ветра Алана. – отчеканивая каждое слово, проговорила эльфийка. – Не припоминаешь, Убийца ветров?

— Не я его убила, — сквозь зубы процедила ядокровная.

Охотница за головами хотела дополнительно сжать кулаки, но пальцы будто отказались нормально двигаться. Ланс же еще сильнее забеспокоился, заметив красно-мраморный оттенок на ее лице.

— Всё хорошо, Отрана? – спросил рыцарь

— Верно-верно, — подтвердила Изуми, перебив Ланса. – Его убила виселица, его убила веревка, его убила сила притяжения, но ты ведь не будешь отрицать, что именно ты привела Алана к смерти?

Ядокровная недовольно цокнула языком, а Изуми с некой победной улыбкой взялась за стакан и поднесла его ко рту.

— Заткнись, остроухая! — выплюнула охотница за головами.

Стакан с рук Изуми соскользнул и разбился вдребезги от пола. Лоб эльфийки сморщился в тихой, но в высокомерной ярости. Трехметровый орк испуганно отшатнулся от нее, а Джаф одиноко зааплодировал.

— Я люблю вас обоих! Какое шоу, какие эмоции, какая страсть! – восклицал бандит, а следом глянул на орка. – Малыш Жан-Пьер, будь другом, принеси что-нибудь съестное. Я не вправе пропустить и секунды этого представления.

В ответ орк лишь недовольно фыркнул, а следом, будто придя в себя, взялся за рукоять своей сабли.

— Подожди, Малыш Жан-Пьер, — остановила эльфийка, — всему свое время.

Орк безоговорочно и послушно отпустил саблю.

— Ты хотя бы меня помнишь, Убийца ветров? – загадочно спросила Изуми.

— Впервые вижу.

— Ну-ну, не стоит так говорить. У меня всё еще сохранился твой сувенир.

Подобрав рядом стоящую трость, она пару раз легонько стукнула по своей правой ноге, отчего раздался глухой деревянный стук.

— Помнишь, как ранила меня? — более строго спросила Изуми. – Моя рана очень сильно загнила, пришлось отрубить ногу. И вот уже восемь лет я не могу найти достойного целителя, который сможет отрастить её обратно. Так неудобно ходить, когда одна нога — деревянный протез.

— Я могу помочь, — предложила Отрана. – Одна нога протез и другая протез будет. Баланс.

— Как же ты всё-таки остра на язык, — проговорила эльфийка. – Прямо-таки чудо, что ты до сих пор жива с такими едкими фразами, но, знаешь ли, чудеса рано или поздно заканчиваются.

— Это угроза?

— А сама как думаешь, Убийца ветров?

— Я понимаю, что это было оскорбительно с нашей стороны, — вмешался Ланс, — но, может, оставим эмоции и обсудим наше сотрудничество?

— Я либо вас беру, либо нет, – железно ответила эльфийка. – Здесь нет места обсуждениям, решение лишь за мной.

— Не стоит так скептически относиться, — ответил Джаф. – Они и в правду знают много интересного.

— Так просветите меня, пока не поздно.

— Ты куда-то спешишь, моя кошечка?

Неожиданно в комнате раздался грохот. Это было справа от Ланса, там, где стояла Отрана. Рыцарь бросил туда взгляд, увидев упавшую ее на пол. Она была в сознании, но с ней было что-то не так. Ядокровной не удавалось вновь стать на ноги, что-то сковывало ее движения, а цвет кожи стал неестественно синюшным. Ланс мигом обнажил свой меч и принял боевую стойку. Изуми в ответ пораженчески покачала головой и грустно ответила:

— Всё-таки мы опоздали.

— Что вы сделали?! – угрожающе выкрикнул Ланс, направив меч.

Рыцарь приметил неожиданные изменения. Эльфийка вновь пила из какой-то чашки, хотя первая, всё еще разбитая, валялась на полу.

— Спасибо, кошечка, я как раз проголодался, — поблагодарил Джаф, счищая неоткуда взявшийся банан.

— Какого черта?! — кое как поднимаясь, вопросила Отрана.

Самодовольно возложив ногу на ногу, Изуми сказала:

— У тебя обморожение, Убийца ветров.  Благодаря моей магии я узнала о тебе заранее, уже когда ты подошла к зданию, вместе с дриадой и, конечно же, Двином. Потому, приготовила для тебя маленькую ловушку. Это моя месть за Алана.

— Так этот парнишка – тот самый Двин! – удивленно воскликнул Джаф, звонко и игриво шлепнув по своей коленке. – Что за компашка? Дриада, ядокровная, Двин и какое-то блондинистое недоразумение. В семье не без урода, как говорится.

 — Это ничего не объясняет, — процедила охотница за головами.

— Здесь нет ничего сложного, — усмехнулась Изуми, а следом произнесла заклинание. – Мувер Трун.

Рядом с эльфийкой образовался маленький плоский круг в диметре чуть больше ее ладони, зависшей в воздухе. В поверхности круга отражалось какое-то знакомое место, но с расстояния Ланса и Отраны им было не разобрать. Определенно, это был портал. Миниатюрный. Она просунула во внутрь руку вместе со стаканом, а следом какая-та жидкость облила голову ядокровной. Устремив взгляд наверх, рыцарь и охотница за головами обнаружили открытый миниатюрный портал над головой Отраны, из которого торчала эльфийская рука с перевернутой вверх ногами стаканом. Изуми вернула руку.

— Телепортироваться безопасно можно лишь там, где есть своя метка телепортации или место, которое сама видишь, — пояснила эльфийка. – Однако моя зрительная магия позволяет в подробностях разглядеть каждый уголок этого здания и другие места рядом с ним. Я просто создала такой же портал за твоей спиной, а потом дотронулась до тебя рукой и заразила проклятьем, что охлаждает тело. Ты не заметила ни моего касания, ни холода, ведь ядокровные не чувствуют тактильных ощущений. И пока ты меня не убьешь, тебя ждет смерть от переохлаждения.

Борясь со скованностью движений, Отрана схватила один из своих метательных кинжалов и коротким движением отправила прямиком в голову Изуми. Но, когда лезвие уже почти достигло цели, огромная орковская рука каким-то образом на лету перехватила маленькую рукоять, и, таким же коротким и профессиональным движением, отправил кинжал обратно, даже с большей скоростью. Однако, он был направлен не на Отрану, а на Ланса. Рассекая воздух, кинжал глубоко вонзился в грудь рыцаря, рядом с плечом, отчего тот попятился назад, ударившись об стену.

— Решил атаковать этого мужчину, а не Убийцу ветров, Малыш Жан-Пьер, — отметила Изуми.

— Ядокровная уже обезврежена, а этот человек мог быть опасным, — ответил орк.

Не удержавшись, Отрана рухнула на одно колено. Она не чувствовала свое тело, так что лишь на глазок могла определить свое состояние. По тону кожи – степень обморожения, а по собственным движениям – насколько ей становиться плохо. К своему удивлению охотница за головами уловила легкое, напоминающее свист, шипение. Это плохой знак. Мигом вытерев запястьем подбородок, она тут же взглянула на свою руку, покрытую кровью.

— Как же не вовремя, — проговорила Отрана, почти не выругавшись.

Она этого не чувствовала, но из ее рта просто выливалась кровь, скатывалась на подбородок, и толстенными каплями падали на пол, подобно кислоте, прожигая его насквозь.

— Внутренне кровотечение? – удивилась Изуми. – Это уже не моих рук дело, а я думала ядокровные не болеют.

— Заткнись! – выкрикнула Отрана, пытаясь встать, оперившись об свое колено, но, вместо этого, рухнула на пол.

— Ну, раз все карты раскрыты, то можно не стесняться, — изрекла эльфийка.

Закрыв ладонью один глаз, Изуми блаженно произнесла:

— Я его вижу. Двин всё еще у входа, ждет своих приятелей. Он станет ценной фигурой против Второго короля Желтопеска. Наверно, даже решающий.

— А Двин то здесь причем? – вопросил Ланс, держась за свою свежую рану, но его проигнорировали.

— Можешь, по возможности, и дриаду схватить? – попросил Джаф. – Она будет ценным товаром.

— Без проблем, мой сладенький. Мувер Трун.

Рядом с ее головой образовался круг, сквозь который она видела лицо своего громилы у входа, Роджера. Тот от неожиданности слегка отступился, но, быстро собравшись, громогласно спросил:

— Что-то случилось, госпожа Изуми?

— Роджер, этих двоих, что перед тобой, схватить. Они нужны мне живыми, но сломанные кости приветствуются.

— Вас понял, — ответил Роджер, переведя взгляд на смуглого парня и некую девушку, полностью закрытую под одеждой и играющей с бездомной собакой.

— Кто здесь хороший мальчик? Кто здесь хороший мальчик? Ты хороший мальчик, — повторяла дриада, сидя на корточках и почесывая бродячей собаке животик.

— Ромашка, в Желтопеске лучше не трогать бездомных животных, — предупредил Двин. – Она может быть заразна.

Неожиданно собака заскулила, встала на ноги и убежала так быстро, что Ромашка лишь успела расстроенно произнести:

— Куда ты, песик?

Двин же с подозрением обернулся, обнаружив приближающегося громилу.

— Что не так? – взволнованно спросил он.

Роджера же ускорил шаг, вознося кулак для своего удара. Смуглый паренек испуганно попятился назад и, зажмурив глаза, выкрикнул заклинание:

— Маркон Дэтэрон!

Двин предчувствовал, как тяжелый удар обрушится на его лицо. Но прошла секунда, две. С опаской приоткрыв левый глаз, он увидел, как рука громилы почти дотягивалась до его лица, не хватало жалких сантиметров, а опустив взгляд пониже, обнаружил, как от его выставленной вперед ноги вытянулся круг с черными узорами, в центре которого и застрял сам Роджер. Тот всеми силами пытался оторвать хотя бы одну пятку от земли, но они будто намертво прилипли.

— Ромашка, — обратился Двин к дриаде, что испуганно отступила назад, — пожалуйста, подай мне мой арбалет.

— Я предупреждала Роджера выучить хоть одно дальнобойное заклинание, — проговорила Изуми, закрывая правой глаз рукой, — но всё-таки жаль терять столь полезного помощника.

Кряхтя от боли, Ланс всё-таки вытащил кинжал, кинутый в него орком, и отбросил в центр комнаты.

— Малыш Жан-Пьер, — обратилась Изуми к орку, — добей этого несчастного.

— Подожди, — остановил Джаф, вставая со скамьи. – Тебе негде развернуться в этой узкой комнатушке, орчья мордашка, так что предоставь это дело мне.

Собравшись всеми силами, Отрана попыталась вернуться на ноги, но вместо этого снова с грохотом рухнула на пол. Джаф же плутовато встал напротив Ланса. Тот в свою очередь прижался к стене, тяжело дышал и, чуть не опуская к ногам, держал меч.

— Я вас всех, черт возьми, перебью, — одновременно злостно и отстраненно проговорил рыцарь.

— Ой-ой, какая страшная угроза, — иронично ответил Джаф, — аж мурашки по моей попе прош…

Бандит обомлел на полуслове и испуганно отступил два шага. Вокруг тела Ланса заструилась спиралью темная энергия.

— Он от Торговца силой! – воскликнула Изуми. – Убейте его! Быстро!!!

Пока Джаф молниеносно обнажил припрятанный в закромах своей одежды кинжал, рыцарь произнес заклинание:

— Маркон Гига Ланс…

Зеленые узоры распространились по телу рыцаря, и следующие секунду кинжал банди полоснул по его горлу. А следом он отпрыгнул назад, самодовольно выкинув фразу:

— На том свете передай привет моей…

Сокрушительный удар кулаком свалился на голову Джафа, уложив его на спину. После чего, Ланс взбудоражено прощупал свою целую и укрытую зелеными линиями шею, на чем с облегчением вздохнул. Но следом, рассекая воздух, молот орка ударился об висок рыцаря. Кровь не проступила, однако Ланс не удержался и свалился на четвереньки. Он поднял взгляд на Малыша Жан-Пьера с Изуми. Перед глазами всё расплывалось, превращая их в неразборчивые пятна.

— Госпожа Изуми, — обратился орк, — с вашего позволения…

— Я разрешаю тебе добить его своим коронным, — объявила Изуми.

Орк утвердительно кивнул и завел головку молота за спину. Он приготовился к сокрушительному удару сверху-вниз.

— Вот черт, — небрежно поднимаясь на ноги, проговорил рыцарь, — а ведь у меня нет сил на уклонение.

Молот Малыша Жан-Пьера прочертила наиширочайшую дугу, устремляясь на макушку Ланса. Рыцарь стиснул зубы, сжал кулаки и напряг все свои мышцы. Темная энергия поднялась до потолка, а зеленые линии на его теле засияли ярче. Молот громогласно столкнулся с головой. Следом просвистел треск древесины. Рукоятка разорвалась на две части, и головка молота одиноко упала под ногами Ланса.

— Устоял… — дрожащим голосом вымолвил орк.

Рыцарь ухватился за металлическую головку и с легкостью поднял ее одной рукой.

— Осторожно, госпожа Изуми! – выкрикнул орк, закрыв собой эльфийку.

С размахом он с легкостью швырнул тяжелейшую головку, и та, под слышимый треск костей, глубоко вонзилась в грудь. Глухо охнув, Малыш Жан-Пьер скрючился и упал на пол, больше не закрывая своим телом Изуми. Та же некрепко стояла на ногах, упираясь об трость и держа в другой руке свою бутылку с алкоголем. Рядом с ней был открыт очередной портал, но не те маленькие с размером ладонь, а во весь рост.

— Йиппи-кай-эй, гаденыш! — выкрикнула эльфийка, не шагнув, а скорее свалившись в сторону портала, который тут же за ней закрылся.

Она упала на пол коридора этажом ниже. Оперившись об стену, она закрыла один глаз левой рукой, а второй провела перед собой, произнеся заклинание:

— Мувер Трун.

Дюжины миниатюрных круглых порталов раскрылись перед ее лицом. Каждый из них вел в одну из комнат этого здания, где сейчас околачивались ее бандиты. Набрав побольше воздуха, она громок скомандовала:

— Говорит Изуми! Поднимите свои задницы и приготовьтесь застрелить одного гаденыша! Даю минуту! Стрелять по моей команде!

 

Увидев, как перед ним закрылся портал с эльфийкой, Ланс несколько уставши ругнулся:

— Вот черт…

Будучи всё еще под усиливающим заклинанием, рыцарь разорвал одежду вокруг раны на плече, подобрал кинжал и приложил к ней лезвие.

— Паир Свар, — произнес он заклинание.

И лезвие на ране резко раскалилось. Кровь жгуче зашипела, а рядом с покрасневшим кинжалом потянулись полупрозрачные струйки пара. Его лицо сморщилось от боли, а тело согнулось, но вытерпев, Ланс прижег рану и мигом отбросил лезвие. Сейчас темная энергия не исходила из него, а зеленые линии сошли с тела. Он повернулся к лежащий на полу охотнице за головами.

— Итак, вот мой план, Отрана, я беру тебя на руки и с спрыгиваю с тобой через окно. Это, конечно, четвертый этаж, но, раз меня лезвие и молот не берут, думаю, и падение с подобный высоты переживу. Находим Двина с Ромашкой. Вместе отходим в укромное место, где Ромашка попробует исцелить тебя от проклятья Изуми.

— Мы оба знаем, блондинчик, — ответила синюшная ядокровная, потихоньку вставая сначала на колени, — Ромашка не такая уж и хорошая целительница. Вряд ли она справится, так что мое единственное спасение – это убить эту остроухую стерву.

Став на колено и оперившись об стену, она кое как поднялась на ноги, но стоило ей сделать один малюсенький шаг, как тут же вновь обессилено рухнула на пол.

— Я не обязан тебе помогать, — сухо ответил рыцарь. — Было приятно с тобой работать. Прощай.

Ланс зашагал к окну, который расположился за центральной скамьей. Поставив первую ногу на сиденье, он снова посмотрел на нее. Синюшная Отрана ползла к двери, выдыхая огромнейшие клубы морозного дыма под знойным солнцем пустыни.

— Ты нарочно меня не предупредила и меня взяли в заложники, чтобы выманить Кайдэра, — начал рыцарь. — Ты отравила меня поцелуем, чтобы сразиться с драконом, хотя правильнее было бы дождаться, когда он сам уйдет. И я тем более не обязан рисковать своей жизнью из-за твоих проблем с этой эльфийкой.

— Позаботься о Ромашке, — слабо выкрикнула она, выдохнув очередной клубень дыма.

— Не извинишься?

— После того, как ты извинишься за свое солдафонство.

— Я ненавижу тебя, Отрана, — чистосердечным голосом произнес Ланс.

— Я тебя тоже люблю, блондинчик.

Плотная тишина застыла по всей комнате. Тяжело вздохнув и обреченно потерев переносицу носа, рыцарь зашагал мимо лежащей Отраны, прямиком к двери.

— Пошел убивать Изуми, — усмехнулась ядокровная. – Кайдэр был прав, ты тот еще недотрога.

— Заткнись, стервозная садистка.

— Ох, ну наконец-то ты научился делать правильные комплименты дамам.

Но, почти дойдя двери, рыцаря окружили мелкие круглые порталы. Они появились со всех сторон и накрыли его как купол. Не зная, что делать, Ланс бросил взгляд на один из порталов. Обзор был слишком маленький, чтобы увидеть всю картину, но он приметил главное: направленный в него заряженный арбалет. Со всех порталов в него целились.

Сидя на полу в коридоре и закрыв правый глаз рукой, Изуми громогласно, через миниатюрные порталы перед ее лицом, приказала:

— Стреляйте!

— Маркон Гига Ланс! – выкрикнул заклинание рыцарь.

Со всех сторон несколько десятков стрел врезались в его тело. Это были болезненные тычки, но не более. Они даже не ранили кожу, но исход был не столь благоприятен. Тело Ланса вновь покрылось зелеными линиями, а вокруг кружилась темная энергия. Завершив обстрел, порталы исчезли.

— Черт. Черт! Черт!!! – затараторил рыцарь. – Это заклинание я могу использовать только с поддержкой проклятого усилителя. Я же так помру от проклятья, не успев прибить эту эльфийку… но… но Изуми думает иначе… а раз я не могу ее поймать, пусть она поймает меня.

Наступив ногой на рукоять своего брошенного меча, Ланс произнес заклинание:

— Паир Свар.

Лезвие клинка, как и кинжал, резко разогрелось, покраснев.

— Отрана, разогрей свою руку, мне понадобиться твоя помощь, — командным тоном попросил рыцарь. – Помнишь того бандита, что Джаф сам убил. Сможешь повторить тот трюк?

— Что? Твоя правая рука уже не справляется, нужна помощь моей руки?

— Отрана, — строго произнес он.

— Ладно-ладно, блондинчик, я поняла, к чему ты клонишь, — радостно улыбнувшись, охотница за головами дотянулась своей синюшной рукой до разогретого лезвия, из которого сразу пошло жгучее шипении и повалил легкий пар.

— У тебя будет одна попытка, в худшем случае мы оба умрем, — ответил Ланс, а следом, набрав побольше воздуха в легких, он, что есть мочи, выкрикнул насколько мог громко. – Изуми!!!

Громозвучный крик раздался по всему четырехэтажному зданию, дойдя даже до Двина с Ромашкой, что всё еще были у входа. Смуглый паренек держал арбалет. Громила со стрелой в шее валялся у ног.

— Торговец силой шлет тебе прощальный привет!!! – продолжал во всю силу кричать рыцарь. – Ведь за тобой пришел его лучший убийца!!! Можете тратить свои стрелы сколько хотите!!! Ни одна атака не ранит меня!!!

— Вот поэтому Торговца силой и надо кокнуть, — проговорила Изуми и, опираясь на трость, вставала на ноги, — из-за него мелкие сошки становятся самоуверенными силачами.  Но я поставлю это блондинистую выскочку на место. К его несчастью, посмертно. Мувер Трун.

Перед эльфийкой появился очередной круглый портал, столь маленький, что через него могла пройти лишь тонкая эльфийская рука. В этот же миг за спиной рыцаря открылся точно такой же портал. Отрана, что лежала позади-слева от Ланса, мгновенно выкрикнула:

— Сзади!

Стоило рыцарю начать оборачиваться, как эльфийская рука уже каснулась спины рыцаря, и Изуми произнесла заклинание:

— Фризонд Кюркис!

Под ладонью эльфийки заструилось белоснежное сияние. Рыцарь совершил лишь пол-оборота, а рука Изуми уже почти скрылась внутри портала, как вдруг что-то пронзило насквозь ее ладонь.  Отрана метко метнула кинжал своей разогретой рукой. Растерявшись лишь на несчастное мгновенье, Изуми снова отдернула руку, но ее окатила новая волна боли. И тут до нее дошла плачевность всей ситуации. Ловушка, в которую она так самонадеянно попала. Кинжал, пронзивший ее руку, рукояткой и кончиком лезвия касался границ портала. Изуми в не состоянии вытащить ладонь. А следом крепкая ладонь Ланса схватила тонкое запястье эльфийки, и одним мощным рывком он вытянул всю ее руку. Столь сильно отдернули, что Изуми попросту снесло с ног, но она не упала на пол. Вместо этого эльфийка повисла на портале, когда ее плечо в него уперлось. Перед Лансом свисала вся тонкая рученька Изуми. Не прошло и пяти секунд, перед лицом рыцаря открылся новый портал, сквозь которого отчетливо виднелось ее лицо.

— Молодец, гаденыш, — похвалила эльфийка сквозь портал. – Ты меня подловил, но и ты сам в невыгодном положении. Я успела тебя заразить тем же проклятьем, что и Убийцу ветров. Уже чувствуешь, как твое тело холодеет?

— А ты почувствуешь, как я оторву тебе мизинец? — несколько беспристрастно ответил рыцарь, отчего та скривилась.

— Так чего ты хочешь? Для убийцы, подосланным Торговцем силой, ты слишком медлишь.

— А не от Торговца силой. Я соврал, чтобы тебя спровоцировать, но у меня и в правду есть требования. Для начала сними с нас проклятье.

— Блондинчик, — промолвила охотница за головами, сидя на полу, оперившись об стену, и подняв свой метательный кинжал для броска, — сдвинь свою голову чуть правее, и я попаду ей промеж глаз.

— Подожди, Отрана, — окликнул Ланс. – Нам нужна помощь Изуми.

— И что ты от меня хочешь? – настороженно переспросила эльфийка.

— Для начала выслушай меня. Я из Александрита и у нас есть свой Торговец силой, но мы его называем Волкодавом. Он тоже способен усиливать магию, но правда в том, что это проклятье. Чудотворное усиление магии Торговца силой – это обман.

— Не стоит выбрасывать столько информации разом, — упрекнула Изуми, — но я уловила суть.

А следом, хитро улыбнувшись, она блаженно произнесла:

— Если это окажется правдой, то с таким компроматом и Торговца силой убивать необязательно. Его обманутые последователи сделают это за меня.

— Нет, Изуми, — строго ответил Ланс, покрепче сжав ее запястье, отчего эльфийка чуть сморщиласть от боли, — мне нужна твоя помощь в поимке Торговца силой.

— Ты что городишь, блондинчик? – недоуменно выкрикнула Отрана.

— Ты хочешь похитить Торговца силой? — уточнила Изуми. – Убить его почти непосильная задача, но схватить и удерживать. Ты сбрендил?

— Ты не видишь всей картины, это нечто большее, чем ваши бандитские разборки – строго ответил рыцарь. – Волкодав и Торговец силой, определенно, связаны. Скорее всего, знают друг друга.

— И что с того?

— Сила Волкодава феноменальна. О такой силе я слышал только в мифах и сказках. Такого не достичь просто тренируясь. Я думаю, он нашел способ искусственно ее наращивать, а значит и Торговец силой может быть таким же сильным чудовищем.

— И что-то подразумеваешь под феноменальной силой?

— Один из моих компаньонов телепортировал нас из Александрита до сюда, в Желтопесок.

— Ты и в правду сбрендил.

— Я говорю правду! И тот, кто нас телепортировал проиграл Волкодаву. Можете проверить мои воспоминания.

— У безумцев память искажена. Свои собственные выдумки они могут путать с реальностью.

Ланс сильнее вжался в запястье Изуми, отчего та повторно скривилась.

— Мне нужен Торговец силой живьем, — процедил рыцарь. – Я должен разузнать всю подноготную ситуации. Если демоны смогут плодить столь сильных солдат, то они смогут сметать целые армии. Ничем хорошим это не кончится.

— Так значит Волкодав тоже демон, — зацепилась эльфийка. – Как и твой компаньон, что телепортировал вас сюда.

— Нет, мой компаньон не демон, — опровергнул рыцарь. – Так что ты решила?

— Ладно, на безумца ты не похож, но мне нужны твои воспоминания. Если что, я способна отличить реальность от выдумки. Омайн Рефуре.

Произнеся заклинание, на указательном пальце свободной руке эльфийке загорелся белый огонек, на чем она произнесла:

— Ты даешь согласие на воспоминания, связанные с Волкодавом и Торговцем силой?

— Я даю согласие.

Сквозь портал, через который они разговаривали, Изуми протянула руку, и огоньком коснулась его лба. Огонек вошел, быстро вышел, а следом проник в ее голову.

— Ну и ну, — проговорила Изуми, — а у тебя дурной вкус на женщин.

Рыцарь резко со злости еще сильнее сжал запястье.

— Я не виновата, что твоя Айрис связана с Волкодавом, по крайне мере в твоей голове, — усмехнулась эльфийка. – Ладно, твои воспоминания выглядят невероятно, но более-менее правдиво. К тому же ты никак не связан с Торговцем силой. Тебя уж точно не подослали.

— И каков твой ответ?

— Я против твоей идеи, но, скажем так, я не против тебя.

— Можешь как-нибудь подтвердить?

— Хорошо, — ответила Изуми, а следом произнесла заклинание. – Омайн Рефуре.

Вновь белый огонек зажегся, но в этот раз он сперва проник в голову эльфийки.

— Я могу обмануть тебя словесно, но в воспоминаниях таятся мои мысли, а они всегда правдивы.

Вытащив огонек из своего лба, она вложила его в голову рыцаря, на что тот мигом отпустил ее запястье. Эльфийка тут же ухватилась за кинжал в своей ладони, начав аккуратно его вытаскивать.

— И зачем ты ей доверился? – спросила Отрана позади, уже более-менее способная самостоятельно стоять на ногах, а тон кожи начал приобретать естественный оттенок.

— Ну, с тебя она свое проклятье сняла, а мое тело так и не охладилось, — ответил рыцарь.

Вынув кинжал из ладони, эльфийка наконец-то вытащила руку из портала. Следом все открытые ею порталы мгновенно закрылись, но вместо этого посреди комнаты воссияло золотистое сияние, показав Изуми.

— У нас пока перемирие, но я могу в любой момент передумать, — тут же провозгласила эльфийка, и, упираясь на трость, поковыляла на свою мягкую скамью. – Кстати, ты убил Джафара и Малыша Жан-Пьера?

— Я не сдерживал силу, — ответил Ланс, — но и не сказал бы, что мои удары были смертельны.

— Госпожа Изуми… — раздался тихий, но грубый голос орка, что потихоньку, хоть и тщетно, пытался подняться на ноги.

— А что там с Джафаром? – спросила эльфийка, ткнув ему тростью в лицо.

— Тортики – это ложь, — будто сквозь сон проговорил бандит, так и не придя в себя.

— Ясно-ясно, надо вызвать целителей, — проговорила Изуми, наконец-то вернувшись на свое место на скамье. – Ну что ж, стерва, из-за которой мне пришлось лишиться ноги, и блондинистое недоразумение, что искалечило моего лучшего телохранителя и моего сладенького Джафара, присоединитесь ко мне против Торговца силой?

— Да, — ответил Ланс. – Я возьму его живым.

— Я с вами, но тоже могу в любой момент передумать, — бросила Отрана.

— Надеюсь на плодотворное сотрудничество, мои дорогие гаденыши.

 

0
16.12.2020
avataravatar
687

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть