Часть 3. Горячий песок

Глава 7. Желтый песок

Жаркое солнце сияло в зените. Бескрайние горы песка простирались со всех сторон, уходя в бесконечный горизонт. И посреди этой безжизненной пустоши из ниоткуда в золотом сиянии появилось четыре путника. Они возникли в метрах трех над землей и жестко ударились об желтый песок. Первым поднялся Ланс и сразу вопрошающе крикнул:

— Все в порядке? Двин? Ромашка? Отрана?

Затем, немного промедлив, но с надеждой крикнул последнее имя:

— Кайдэр?

— Я здесь! – откликнулся Двин, заодно помахав рукой.

— Я… я тоже здесь, — робко отозвалась Ромашка, отряхивая со своего платьице песок.

— Чертов Кайдэр!!! – громогласный крик Отраны заполнил пространство.

Следом она начала со всей силой бить кулаком по песку, продолжая как заговоренная кричать:

— Чертов Кайдэр! Чертов Кайдэр! Чертов Кайдэр!

— Отрана, успокойся! — почти командным тоном сказал Ланс.

Кулак охотницы за головами замер на полпути. Она поднялась на ноги и окинула его свирепым и одновременно холодным взглядом.

— Ты смеешь мне указывать, блондинчик?

— Имей совесть, — ответил рыцарь. – Хотя бы признай. Если бы не Кайдэр, мы бы все сдохли.

Отрана прыснула и безудержно засмеялась, но затем резко оборвалась и заговорила холодным голосом:

— Он спас Двина и Ромашку, а вот твой шанс на спасение он растоптал. Не знаю где мы, но это точно не Александрит. Добро пожаловать на наше кладбище. Нам осталось найти только гробы.

— Отрана, ты перегибаешь, — сдержанно ответил рыцарь.

— Постой-постой-постой, — охотница за головами зачесала пальцами свои едко фиолетовые ядокровные волосы назад и улыбчиво ответила. — Я поняла! Я наконец-то поняла! Блондинчик, мой милый блондинчик, ты ведь убил Айрис?

Бровь Ланса дернулась.

— Что ты несешь? – ошеломленно спросил он.

— Я поняла, — повторила она. – Как всё легко сходится.

Охотница за головами вознесла руки к небу и дико засмеялась.

— Ни одна девушка в мире не вытерпит такого как ты, никто не выдержит твои скудоумные предубеждения, — ответила ядокровная, – и Айрис не исключение. Она изменила тебе.

Охотница за головами проговаривала всё это сквозь неуемный смех. Еле сдерживаясь, Ланс сжал кулаки, а Ромашка в ответ крикнула:

— Вы переходите все границы, Отрана!

— Но подумайте, просто задумайтесь, — продолжила ядокровная. – Волкодав знает блондинчика и эту таинственную Айрис. Он знает их. И блондинчик что-то с ней сделал. Что он мог сделать с Айрис? Что он еще мог с ней сделать?

— Я не знаю, о чем говорил Волкодав, — злостно ответил Ланс. – Я видел его лишь дважды: когда он меня проклял и сегодня, только что.

— Ты врешь, ты всё врешь блондинчик! — кричала Отрана. – Признайся, Айрис мертва.

— Она жива, черт возьми! — вырвалось у рыцаря. – С ней всё в порядке!

— Не всё так просто, блондинчик, — усмехнулась охотница за головами. – Ты убил ее, но не справлялся с чувством вины. Оно пожирало тебя изнутри. И ты вообразил, что она жива…

Отрана опять задохнулась смехом, а затем продолжила:

— Я уверена, ты готовишь еду на две тарелки, одну себе кладешь на свою сторону стола, другую напротив, где никого нет, съедаешь свою порцию, оглядываешься на вторую тарелку, затем смотришь на пустой стул и спрашиваешь: Айрис, у тебя снова нет аппетита, ты в случаем не заболела?

Охотница за головами взорвалась очередным смехом, как вдруг, Ланс вцепился руками в её плечи. Рыцарь тяжело дышал. Он был зол. Он был растерян. Он не знал, что делать и что сделает. Сейчас Ланс боялся самого себя. Отрана же спокойным голосом и с легкой усмешкой спросила:

— Ну как, ударишь меня, блондинчик?

Рыцарь растерянно и злобно продолжал тяжело дышать.

— А еще лучше будет, блондинчик, если ты подберешь свой меч и зарежешь меня.

Ланс сглотнул. Он медленно отпустил ее плечи и поднял свои трясущиеся руки.

— Я не стану этого делать. Я выше этого, — дрожащим голосом ответил он

— Сделай это, блондинчик, — решительно приказала Отрана.

— Нет, — твердо ответил Ланс.

— Возьми этот гребанный меч.

— Нет!

— Возьми!

— Нет!!!

— Ты что, не умеешь резать?! – взбешенно спросила ядокровная. – Ты же рыцарь Ордена правопорядка! Ты должен уметь резать! Тебе показать, как это делается?

Охотница за головами мигом обнажила свой короткий меч.

— Вам показать, как правильно резать?

Ланс уже собрался броситься к своему мечу, чтобы иметь хоть какое-то средство защиты, как вдруг вмешался Двин:

— Отрана, Отрана, постой!

Смуглый парень пошел ей навстречу, подняв руки и немного натянуто улыбаясь.

— Я же знаю, ты на самом деле добрая.

Охотница за головами перевела свой взгляд и меч в сторону Двина.

— Что ты обо мне знаешь? – несколько брезгливо спросила она.

— Ты Отрана, ядокровная и охотница за головами, — начал смуглый паренек. – Вроде бы один из этих братьев-близнецов упомянул твое прозвище. Кислотная охотница? Да, Кислотная охотница Отрана. Но есть еще одно прозвище у тебя. Ты Убийца ветров.

— А это откуда взял? – настороженно спросила она.

— Это сказал Кайдэр, — молниеносно ответил Двин.

— Он всех нас обманывал. С чего ты решил, что эти слова были правдивы?

— Ну, Убийца ветров – это ядокровная женщина из Александрита, прямо как ты, а я не много знаю таких. Точнее я считал, что ядокровные – это миф, но ты существуешь. И если ты и в правду Убийца ветров, то ты легенда на моей родине. Для некоторых даже герой. Была даже мода на покраску волос фиолетовый, как у ядокровных. В твою честь хотели поставить памятник, но что-то не срослось.

— К чему ты клонишь? – еще сильнее насторожившись, спросила Отрана.

— Мне было восемь, когда Алана казнили, — продолжил Двин. – Тогда все говорили про Убийцу ветров. Для кого-то она была героем, для других злодеем. Я не знал, как к ней относиться. Она была для меня мистическим образом, как знаменитая личность из прошлого. Как, допустим, Кристофер Далекий. Великий мореплаватель, что лет четыреста назад открыл мою родину. Он известен своими открытиями, но он что был за человек? Какой у него был характер? Какие у него еще были увлечения? Любимая еда? Мы помним не человека, а недосягаемый образ. Когда мы говорим о тиранах, вспоминаем только плохое, а когда о благодетелях, то только хорошее. А ведь даже самый кровавый тиран мог бояться пауков, а самый добрый благодетель в плохом настроении мог пнуть своего кота. И вот я встретил тебя, и если ты и в правду Убийца ветров, то я нашел не образ, а человека. Ты не та, что пришла из ниоткуда, поймала Алана и ушла в никуда. У тебя есть история до того, как ты стала Убийцей ветров и после. У тебя есть характер. У тебя есть слабости.

— У меня нет слабостей, — оскалилась Отрана.

— Ты беспокоилась за Ромашку.

Дриада, услышав неожиданно свое имя, подскочила. Охотница за головами же как-то странно скривилась в лице.

— Ты не хотела, чтобы она шла с нами, потому что беспокоилась за нее, — продолжил Двин.

— Что за беспочвенные доводы? — усмехнулась ядокровная.

— Ты можешь направить свой меч на меня, на Ланса, на Кайдэра, но не на Ромашку.

— Ты в этом так уверен?

И с этими словами Отрана направила свой меч на дриаду и совершила пару шагов в её сторону. Ромашка пугливо попятилась, а Ланс одним рывком схватился за свой меч.

— Извините, Отрана, — неожиданно заговорила Ромашка, — можно я вылечу вашу рану.

Охотница за головами в недоумении замерла.

— Ваша левая ладонь, — уточнила дриада. – Вы ее проткнули своим кинжалом, когда пытались избавиться от метки телепортации Кайдэра.

Ядокровная перевела свой взгляд на рану. Так как она не чувствовала боль, то попросту забыла о ней.

— Ты об этой царапине? – усмехнулась Отрана. – Она не заслуживает внимания.

— Каждая ранка опасна, если о ней не позаботиться, — заявила Ромашка, — а еще мне попросту страшно на нее смотреть.

Охотница за головами вновь прыснула смехом, отчего остальные напряглись, но затем вернула свой короткий меч обратно в ножны и вытянула вперед свою раненную ладонь.

— Ну, вперед, Ромашка, — улыбчиво сказала Отрана. – И будь осторожна, моя кровь как кислота. Одной капли достаточно, чтобы проесть в тебе в дырку.

И как в знак подтверждения, несколько толстых капель скатились с ее ладони и смачно плюхнулись в песок, с тихим шипением растворяя его. С опаской, но дриада подошла к ней и произнесла лечебное заклинание:

— Ирел.

— Если всё уладилось, то что будем делать с этим? – спросил Двин, указав на тонкую, но недалекую серую линию дыма посреди синего неба.

— Вот черт, — мгновенно ругнулась Отрана.

— Это же дым от костра, — уточнил Ланс. – Значит, рядом есть другие люди, а помощь нам не помешает.

— При любых других обстоятельствах, это было бы хорошо, — ответила охотница за головами, — но мы, судя по всему, в Желтопеске.

— Уверена? – переспросил рыцарь.

— Я не знаю. Песок желтый. Может это другая пустыня с желтым песком.

— Нет, это точно Желтопесок! – радостно воскликнул Двин, стоя на коленях и проводя ладонями по песку. – Я отсюда родом. Родился и вырос. Этот песок я не с каким другим не перепутаю.

— Ты из Желтопеска? – удивился Ланс.

— Ага, — подтвердил смуглый паренек. – С тех пор, как сюда приплыл мой прадед, наша семья укоренилась в этих землях.

— А что с этим местом не так? – недоуменно спросила Ромашка, продолжая лечить руку ядокровной.

— Ничего особенного, — саркастично начала охотница за головами, — здесь всего лишь правит беззаконние, а главного преступного авторитета вообще называют Вторым королем Желтопеска.

— Неужели настолько всё плохо? – переспросила дриада.

—  Ну что ты, лишь её западная часть, — продолжила Отрана, – на востоке столица, потому там более-менее мирно. Возможно, тебя обкрадут и зарежут, не поиздевавшись над твоим трупом.

— Вам всегда обязательно быть… такой недоброжелательной? Могли бы сказать что-нибудь обнадеживающее, — недовольно ответила Ромашка.

— Хорошо, сначала обкрадут, потом поиздеваются, а в конце зарежут. Так намного лучше?

Дриада недовольно надула щечки.

— В любом случае я попрошу у них о помощи, — вздохнул Ланс, — иначе погибнем в пустыне.

— Не самая лучшая идея, блондинчик, — заявила охотница за головами, оставляя Ромашку позади с уже вылеченной рукой. – Здесь никто добросердечно не поможет.

— У тебя есть другие предложения? – спросил рыцарь.

— Я не против помощи, только в подобном месте не просят, а угрожают.

— Я все равно попробую.

— Перефразирую. Ты сдохнешь.

— Значит терять мне нечего.

Ланс, вооружившись своим щитом и мечом, взобрался на небольшой песчаный холм, на фоне которого и текла тонкая линия дыма. К удивлению, источник дыма был достаточно близко. В метрах двести, если не меньше. Это был уже затухающий костер. Вокруг него были разбросаны мешки с вещами, а рядом на песке отдыхали пять верблюдов. Но ни одного человека поблизости.

— Странно, — проговорил рыцарь.

Неожиданно раздался короткий женский крик. Ланс обернулся. Вдали от всех стояла Ромашка, а позади, подставив кончик кинжала к её тонкой шее, находился здоровенный мужчина, окутанный в белые одеяния, с которых сыпался желтый песок. По-своему комично смотрелся его маленький кинжал при таком громоздком размере тела. И пугающе при контрасте с миниатюрной Ромашкой.

— Бросайте оружие, иначе я её зарежу! – грубым и тяжелым голосом скомандовал мужчина.

— Да пошли вы все! – мгновенно вырвалось у рыцаря.

Окружающих крайне смутил такой грубый ответ от Ланса. Несколько растерявшись, здоровенный мужчина повторил свою угрозу:

— Если не сдадитесь, я ее убью!

Двин в панике мотал головой, не понимая, что делать. Отрана же достала один из своих метательных кинжалов, не скрывая желание швырнуть его в чью-нибудь глотку, рыцарь же продолжал твердо держать свой меч и щит.

— Оружие на землю! — с легкой нерешимостью повторил мужчина.

— Ты знаешь, какой у меня сегодня был плохой день? – спросил Ланс. – Сначала меня взял в заложники один из глав гильдии охотников за головами. Затем меня вырвало от поцелуя. И это ради того, чтобы я сразился с драконом, заодно применив Волчье проклятье, сократив и так невеликий срок моей жизни. Потом гигантские плотоядные летучие мыши убили наших лошадей. И это не конец, ведь мы встретили Волкодава, того, кого я обязан убить, и я не справился. Вместо этого меня отправили в эту чертову дыру, где меня обвиняют в убийстве моей возлюбленной, чтобы ты, наконец, схватил Ромашку. У меня был ужасный, чудовищный, отвратительный, гадкий, скверный, омерзительный и просто очень плохой день.

— Блондинчик, сейчас не время для нервных срывов! – крикнула Отрана, не сводя свой взгляд с здоровенного мужчины.

— И это я слышу от тебя! – воскликнул рыцарь.

— Если вы не бросите оружие, я убью ее! – вновь прокричал мужчина, посильнее прижав лезвие к шее дриады.

— Может, сдадимся? – пугливо предложил Двин.

— Ты хоть понимаешь, что будет, если ты ее убьешь? – гневно спросил рыцарь. – У тебя больше не будет той единственной преграды между мной и тобой, а дальше будет больно. Тебе будет очень больно. Долго и болезненно. Медленно по маленькому кусочку тебе будет очень больно. Ты будешь кричать, слезливо умолять меня: пожалуйста, господин Ланс, прошу, я сделаю что угодно, но дайте мне умереть. А я просто молча отрежу еще один кусок. И так снова и снова.

Здоровенный мужчина сглотнул. Ромашка почувствовала, как кинжал на ее шеи задрожал.

— Да он сумасшедший! – воскликнул мужчина. – Уберите его первым! Быстрее!

Эти слова насторожили путников, но они выдали ценную информацию. Он не один.

— И где же твои компаньоны? – лукаво спросила Отрана, отчего мужчина нервно вздрогнул, осознав ошибку.

Охотница за головами пристально всматривалась в каждый миллиметр. Они должны быть где-то рядом. Что-то должно их выдать. Ланс тоже рыскал взглядом, и тут он заметил одну странную деталь: песок задрожал. Дрожал отдельный небольшой участок, но сам участок приближался, шел к рыцарю. Дрожь в песке была всё ближе. Точно не зная, как правильно реагировать, Ланс решил схватить свой меч обратным хватом и пронзил глубь песка. Лезвие об что-то уперлось. Будто он попал в слой глины, и меч стало туже проходить вглубь. Вытащив обратно оружие, он обнаружил что песок толстым слоем прилип к лезвию. Приглядевшись, рыцарь обнаружил, что сам меч запачкался кровью. Следом, как из воды, из толщи песка вынырнула рука. Затем вторая рука, и, оперившись об поверхность, они вытащили верхнюю часть туловищу из-под песка. Это был в мужчина, что был одет в схожие белые одеяния с тем, кто схватил Ромашку. Его лицо было обезображено страхом, он жадно дышал, а на его шеи красовалась небольшая, но сильно кровоточащая рана. Полностью выйдя из песка, он первым же делом ухватился за рану, однако вскоре свалился на землю. То ли потерял сознание, то ли сразу же умер.

— Ищите шевеления в песках! – скомандовал рыцарь. – Это их выдает!

И тут же рядом с ядокровной из-под песка выскочила еще одна рука. Не растерявшись, охотница за головами отскочила и сразу же метнула свой кинжал, метко пронзив ладонь насквозь. Рука дернулась от боли. В следующий миг вынырнула верхняя половина туловища, очередной мужчина в белой одежде. За своей спиной Двин услышал мельтешение. Оглянувшись, он увидел перед следующую фигуру, поднимавшуюся из песка. Затем еще один, последний, вышедший из-под песка где-то между Лансом и Отраной. В итоге, в общей сумме их было четверо, не считая того, что уже был убит рыцарем.

— Мои поздравления, — объявил последний мужчина, отряхиваясь от песка. – Никто нам еще не доставлял столько проблем как вы.

— Я убью эту стерву! – воскликнул с проткнутой ладонью, болезненно сжимая свое запястье.

— Тихо-тихо, гнев здесь не помощник, — успокаивал его последний мужчина, а следом вновь перевел взгляд на путников. – Мое имя Джаф, я главарь этой банды. А вы, я погляжу, не самые обычные странники.

— Может, договоримся?! – тут же ворвался Двин. – Если мы вступим сражение, пострадают обе стороны, но мы готовы заплатить, если вы сопроводите нас в ближайший город.

— Получается, вы заблудились, — улыбнулся главарь, — а мне нравится это предложение, только цену выставляем мы, и наша цена – это всё, что у вас есть. Вас, двоих парней, мы выбрасываем голыми в городе, а девушки остаются с нами.

— Мы не согласны, — жестким голосом объявил рыцарь.

— Подумай хорошенько, на тебе мой товар. – лукаво улыбнулся бандит, — меч, щит, вся твоя одежда и обувь – всё это мой товар. Я не хочу пачкать свой товар твоей кровью, а ты сам хочешь запачкаться?

— Я готов рискнуть.

 – Исфандияр, мой дорогой Исфандияр, — Джаф лукаво посмотрел на мужчину, что держал перед горлом Ромашки кинжал, – отрежь ей ухо.

— Подожди! – резко опешил Ланс.

— Исфандияр, не останавливайся.

Мужчина своей широченной левой рукой обхватил шею дриады и оттащил правое ухо, а затем вознес кинжал. Ромашка сжалась, а к глазам подступили слезы.

— Это настоящая дриада! – молниеносно воскликнул Двин.

— Исфандияр! – жестким голосом воскликнул главарь, и кинжал остановился прямо перед ухом. – Повтори-ка, что ты сказал?

— Это настоящая дриада, — повторил смуглый паренек, — возможно, единственная дриада на весь Желтопесок. Она слишком ценна, чтобы вредить ей.

— То есть, её коричневатая кожа и зеленые волосы… Боже мой, а я гадал, в чем она в таком вымазалась, — усмехнулся Джаф. – Если это правда, то это такая экзотика, такой ценный товар. Господа, мы пнули злой рок под зад и чмокнули саму госпожу удачу! Нет, я хочу по-настоящему поцеловать госпожу удачу. Исфандияр, дай мне эту дриаду. Я хочу быть первым.

— Будь умней, ты ведь настоящий мужчина! – резко воскликнула Отрана. – Лишь мальчики довольствуются девочками, мужчина же наслаждается женщиной.

— Намекаешь на себя, но, увы, прости, — ответил бандит. – Я еще не повзрослел.

— А я вот совсем не против, — навстречу охотнице за головами вальяжно вышел один из его банды, что до сего времени тихо стоял неподалеку от Двина. – Предложение еще в силе?

Отбросив, свой кинжал на землю, Отрана вышла к откликнувшемуся вперед, схватила его за щеки и смачно поцеловала.

— У, я, кажется, начинаю вникать в твои слова, — обрадовался Джаф. – Чур, я следующий.

Продолжительный и страстный поцелуй закончился, и чмокнутый тут же зашатался. Он совершил пару шагов, а следом его моментально вырвало, и он свалился лицом вниз.

— Поцелуй ядокровных, так они всё-таки существуют, — восхитился главарь. – Я еще сильнее хочу тебя заполучить.

— Исцелить его от яда могу только я, — объявила Отрана. – Меняю его жизнь на нашу Ромашку.

— О, нет, нет, я знаю эту игру, — усмехнулся бандит. – Вы шантажируете нас, мы шантажируем вас. Проиграет тот, у кого хуже выдержка и тот, кто рискует большим.

Отравленный умоляюще потянулся в сторону своего главаря, но тот лишь в ответ игриво перепрыгнул через своего умирающего подопечного и грубо сел на его спину.

— У меня хорошая выдержка, и я готов к рискам, а ты?

Отрана мгновенно вытащила очередной метательный кинжал, прицелившись в его голову.

— Тихо, тихо, — с легкой ухмылкой успокаивал Джаф. – Исфандияр, отрубание уха все еще в силе. Хороший целитель отрастит его обратно.

— Стой! Стой! Стой!!! – истерично закричала охотница за головами.

Она покрепче сжала рукоятку кинжала и заскребла зубами.

— Нервишки сдают, понимаю, — усмехнулся главарь. — Я готов пойти на уступки. Хочешь стать ее телохранителем? Конечно, ты будешь не одна. Я не позволю тебе с ней сбежать, но я позволю тебе уберечь ее, не от всего, но от многого.

Отрана кинула на него некий отчаянный взгляд. Затем на Двина, что панически дрожал, не зная, что делать, и на Ланса, которого разъедали различные сомнения. Потом на дриаду, что была готова в любую секунду залиться слезами.

— Помнишь, Ромашка, я предупреждала тебя, что мы не гарантируем тебе защиту, — вздохнула охотница за головами. – Прости и прощай.

Ее кинжал сверкнул в воздухе и в следующий миг ударился об живот Ромашки. Исфандияр, что держал ее, опешил и ослабил хватку. Дриада скатилась вниз и комочком свалилась на песок.

— Исфандияр! – выкрикнул Джаф.

И в секунду спустя в глотку того здоровенного мужчины воткнулся следующий кинжал, и тот замертво свалился.

— Ромашка, — в прострации проговорил Двин. – Ты убила Ромашку!

— Я не убила ее! Надеюсь… — взволнованно ответила Отрана. – Я целилась рукояткой в живот.

Дриада, свернувшиеся в комочек, зашевелилась. Одной рукой держась за живот, другой помогая встать хотя бы на колени, Ромашка замученно выкрикнула:

— Кровотечения нет, но это было больно! Это было очень больно!

Охотница за головами с облегчением вздохнула, как вдруг услышала одинокие аплодисменты. Джаф хлопал ей. Она молниеносно потянулась к связке за очередным кинжалом, как вдруг обнаружила, что они закончились.

— Не стоит утруждаться, — ответил он, встав со своего подчиненного и подняв руки. – Я сдаюсь.

— О чем вы, главарь?! – воскликнул мужчина, кому Отрана пронзила ладонь.

— Ты забыл мое кредо? – всё также легко и непринужденно говорил Джаф. – Признание своего поражения – это опора для будущих побед. Нас было пятеро, а теперь двое, а их как четверо было, так и осталось. Это поражение, мой дорогой друг, но даже из поражения надо извлекать выгоду. Так сколько вы готовы заплатить, чтобы мы вас доставили до ближайшего города?

— Итак, те двое убитых и тот отравленный – моя добыча, — провозгласила Отрана. – Мы забираем у них всё ценное, в первую очередь деньги и воду. Всё, что останется, будет вашей оплатой.

— Мы согласны, — спокойно ответил бандит.

— Еще чего! После того, как эта стерва пронзила мне руку! – воспротивился он. – Я убью её!

Схватившись здоровой левой рукой за меч, что находился с той же стороны, мужчина сквозь неудобства почти вытащил клинок, как тут же замер. Холодная сталь соприкасалось с его горлом. Джаф стоял сзади, вытащив свой кинжал, и прошептал:

— Ты не смог признать поражения, у тебя нет опоры для побед.

Лезвие скользнуло между плотью, и кровь проступила. Он издал несколько странных хлюпающих хряков, но вскоре просто свалился на песок, обагряя ее кровью.

— Ты мог иначе его остановить, — высказалась Отрана.

— Я бы не смог его остановить, — ответил бандит. – Ты бы его убила, и это была бы твоей добычей, но его убил я, так что это моя добыча. Кстати, того отравленного можешь не исцелять. Я сколочу новую банду с чистого листа.

Охотница за головами издала легкий смешок и громко проговорила:

— Я снова сюда вернулась, старый и недобрый Желтопесок, как же я ненавижу это место!

Сухой ветер под знойным солнцем обвеял раскаленный песок. Ланс посмотрел на свою ладонь, на которой до сих пор красовался еле заметный крестик, метка телепортации, оставленная Кайдэром.

— Он еще жив, — твердо произнес рыцарь.

1
08.12.2020
avataravatar
737

просмотров



2 Комментариев

    • О, я могу оставить свое мнение.
      Сюжет — дно. И так задолго понятно, кем окажется Айрис. Да и всё, что связано с Кайдэром — либо угадывается, либо бессмысленно. Затерто бессмысленно. Боже, Волчье проклятие даже никак не связано с оборотнями. Нельзя было назвать как-то иначе?
      Здешняя магия в очередной раз превращена в бытовуху. Все могут
      владеть магией. Из-за этого магиия
      утрачивает свою уникальность. Теряет
      свою волшебность.
      А про персонажей нужно сказать отдельно. Отрана — истеричка-оторва. Ланс — бесхребетный никто. Кайдэр —
      аля загадочная пустышка. Ромашка — лишний груз. Двин — невнятый лишний груз. У последнего характера даже нет.
      А местный злодей, то еще
      прилюбопытное создание. Какой-то закомплексованный качок. У которого есть и свои невнятные прихвостни.
      Я читал это уже из спортивного интереса. Быть может будет проблеск хоть чего-то стоящего, но нет. Нет!
      Ах, да боевые сцены. В произведение, которое отмечено, как Боевое фентези, одни из самых плохих боевых сцен. Столь скучные и занудные надо еще поискать.
      Максимальная оценка — одна звезда. И только из-за того, что здесь нет нуля.
      Вот дождитесь моих произведений, повторно осознаете ущербность этой графомании.

      1

Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть