18+
12+

«Цена жизни»

               Сеул. За окном медленно опадают листья, дует легкий прохладный ветерок. Миллионы людей куда-то спешат, бегут, опаздывают. Постоянно меняют свои планы, решения, а тем самым и свои судьбы. Вот взять, например, меня: Я обычный психотерапевт, лишь недавно поменял место работы, всем я понравился, но тут произошел внезапный поворот событий и теперь я сижу в полицейском участке и жду допроса. Как так вышло, ответ прост, я заигрался в спасателя, тем самым изменив свою, а также судьбу Ынбель…

 — Расскажите кем вы приходились для Ко Ынбель

— Я … я был ее куратором – произнеся это я наконец смог вдохнуть воздух, но тело по-прежнему не принадлежало мне, меня сковывал страх. Страх чего же? Как все сложно, я ведь ничего ей не сделал, но трясусь так, будто это я убил ее.

— Могли бы вы по подробнее, Ли Джэ-Чан

— Простите, как вас зовут?

— Я уже представлялся вам, неужели вы не слушали меня?

— Простите, я просто …

— Мин Йесон, я следователь по делу убийства двадцати трёхлетней Ко Ынбель

— Нет! – резко возразил я, что даже подорвался со стула, — это было не убийство, а самоубийство. Неужели вы не видите очевидных вещей?! Она страдала долгое время, она была разбита, ее буквально ничего не держало на этой бренной земле! Это ее семья пытается списать все на убийство, ведь им не выгодно чтобы вся Корея знала о их сумасшедшей дочери, которая совершила самоубийство из-за равнодушия семьи, тогда все акции господина Ко Дахена упадут, я ведь прав, все так и есть! – Я даже не заметил, как перешел на крик, но лицо следователя даже не изменилось ни на секунду, неужели он проплачен, как и все остальные …

— Очень любопытные мысли, молодой человек. Но, во-первых, раз вы были ее куратором и утверждаете, что убитая совершила суицид, то здесь есть и ваша вина. Ведь следить за состоянием клиента ваша обязанность, за это платила ее семья. А, во-вторых, раз они наняли вас, значит им все же было не плевать на нее.

Я ничего не мог даже сказать на это, а ведь от части он прав, я должен был оберегать ее, прости меня Ынбель, я подвел тебя. В этот момент я сжал руки в кулаки и начал плакать, стиснув зубы.

— Оо, началось, что же заставило вас сейчас заплакать, осознание, что вы виноваты в гибели девушки или может вы ее и убили, а?

— НЕТ! Я бы никогда не смог бы этого сделать! – В этот момент меня прям кинуло на следователя, я стал тормошить его за ворот рубашки и кричать, что не смог бы причинить ей никакого вреда.

— Уведите этого психованного! Разговора явно не будет.

Заходят трое полицейских, скручивают мне руки, цепляют наручники и уводят из комнаты допроса. Как бы я не пытался вырваться, меня крепко держали два шкафа, по итогу швырнули меня в камеру и со смехом ушли дальше по коридору.

— Как, однако мерзко от осознания того, что даже те, кто обязаны защищать беспомощных граждан, наоборот сворачивают их и кидают гнить за решетку. Интересно, что же мне припишет этот следователь Мин Йесон.

— А этот парень действительно интересный экземпляр – с ухмылкой произнес следователь и закурил сигарету, — думаю пару допросов, и мы прижмем его, господин Ко Дахен, можете не переживать на этот счет.

— Имей ввиду, если этот парнишка не сядет, то я засажу тебя. Журналисты и все остальные не должны знать правду, если ты не справишься, то последуешь за этим психотерапевтом, в одну могилу сляжете. – Произнес Ко Дахен, выходя из соседней комнаты, в которой он наблюдал за всем допросом.

— Да-да, я все прекрасно понял, господин Ко, можете не сомневаться во мне, все будет сделано как вы запланировали, – натягивая улыбку промолвил Мин.

— Что за дурной запах? – Ко Дахен опустил глаза на закуренную сигарету в руках Мина – что ж, бедность действительно пахнет отвратительно. Выкинь немедленно, не хватало еще чтобы костюм прованялся этой гадостью, мне на совет директоров ехать, не должен упасть в грязь из-за тебя.

— Простите, господин Ко Дахен, разрешите мне вас проводить.

— Обойдусь и без твоего сопровождения, хоть чистым воздухом подышу, – развернувшись, он вышел из комнаты допроса, и очень громко хлопнул дверью.

— Отвратительный тип – пробубнил следователь, и откинувшись на спинку стула, вновь закурил сигарету. – По виду парень нормальный, даже лечил его дочь, чем же он ему так не угодил … может …

— Может курил такие же поганые сигареты, как и ты – с ухмылкой залетел Ли Тэджун.

— Ойй, тебя мне только не хватало, а вообще подслушивать чужие дела не профессионально, хоть ты и адвокат, но не таким же наглым образом добывать информацию.

— Сам порой себя ругаю – продолжал улыбаться Тэджун, — я тут заглянул по делу к тебе. Как раз насчет того парня о котором ты тут бубнил.

— О Ли Джэ-Чане что-ли?

— В точку! Я его адвокат, и требую освободить его до конца следствия.

— С чего это вдруг, если я сделаю что-то не, то как мне сказано, то это конец не то что моей карьеры, это конец моей жизни. Чего ухмыляешься! Что уже задумал, опять закон какой-то отрыл о задержании?

— Статья 73-2. Лицо, досрочно освобожденное, должно быть передано на поруки на период досрочного освобождения, за исключением случая, когда административный орган, который предоставляет досрочное освобождение, не видит в этом необходимости.

— Ты что, издеваешься надо мной?

— В смысле, Йесон, я лишь выполняю свою работу адвоката.

— Как ты мог это все провернуть если я его усадил за решетку всего лишь 20 минут назад?!

— Связи в наше время творят чудеса, – улыбка с лица Тэджуна так и не уходила внутри он чувствовал гордость за себя, он победил этот раунд.

— Ах, как же ты противен, – выкинув сигарету в угол комнаты, прошипел Йесон.

— Ты мне тоже никогда не нравился, но с тобой всегда весело иметь дело.

— Так ты веселишься?

— А чем же мне еще заниматься, в моей работе без веселья никак. – Тэджун взял стул развернул его спинкой к столу и кинув все бумаги на стол приготовился к увлекательной беседе. – Вот на днях ко мне явилась старушка со словами, что ее так замучали соседские коты, что она заказала для них киллера. Ты представляешь, киллера для кошек, – по комнате разлетелся задорный смех адвоката, — и это еще не все, она подумала, что один он не справиться и заказала еще двух, как тебе такое, а?

— Где ж старушка столько денег взяла то.

— Не поверишь!

— Ха, ну же, удиви меня, адвокат Ли.

— Она разводит кошек, но при этом терпеть их не может, она накупила дорогущих пород, дождалась потомства, продала их, и на эти деньги заказала киллеров для других кошек.

Тут уже даже строгий следователь проронил смешок.

— Даа, однако у тебя работа действительно повеселей моей будет.

— Смотря с какой стороны посмотреть… Ладно, поболтали немного и хватит, думаю мой клиент уже прочувствовал, что такое тюремная жизнь, пора забирать его домой.

— Держи ключи, он в пятой камере. – кинув ключи следователь помрачнел, а вдруг ему все-таки будет что-то за этот не обдуманный шаг.

— Ну же, хоть улыбнись мне на прощание, а то ощущение, что ты мне не ключи от камеры дал, а ключи от совершенной жизни.

— Та иди ты уже, глаза мозолишь.

— Хах, ну ладно, хорошего рабочего тебя дня, больше я тебя не побеспокою. Судя по всему, вернусь я не скоро, зная с кем связался Джэ-Чан, дело будет трудным

— Джэ-Чан? Почему вдруг так неформально, неужели это тот твой дружок со школьной скамьи?

— Тебя это волновать уже не должно, дело я забрал себе и работать буду с другим следователем, а друг он мне или нет, не важно.

— Ясно, ясно, передавай ему от меня пламенный привет и скажи, что мог и не мять мне рубашку, теперь весь день из-за него буду как не пойми, что.

— Хах, так это он тебя так потрепал, тогда обязательно передам. Что ж, до встречи следователь Мин.

— Лучше уж просто прощай.

  Я сидел за решеткой где-то 20 минут, но это время для меня показалось вечностью. Я раздумывал о том, что все-таки произошло с Ынбель, я ведь видел момент ее кончины, я слышал ее последние слова, но почему же я молчу в тряпочку и трясусь перед полицейскими. Я жалкий трус, трус и лгун, почему я молчу, зачем, неужели это из-за того, что я не могу признать тот факт, что ее больше нет. Может потому, что я чувствую вину за ее смерть, а ведь я может действительно виноват и Ко Дахен прав, что меня нужно посадить…

— Ну что Джэ-Чан, насиделся за решеткой, прочувствовал всю тягость тюремной жизни? – гремя ключами ухмылялся Тэджун.

— Тэджун?!

— Ли Тэджун, ваш личный адвокат, господин Ли Джэ-Чан – подмигнул Тэджун и наконец распахнул двери решетки.

— Как… почему меня выпускают, что ты сделал, я больше не под следствием и меня не посадят?

— Нуу, посадят или не посадят это уже моя задача, но да, тебя досрочно выпускают на поруки.

— Поруки… досрочно…

— Да, да, я знаю, я опять использовал свои связи и тебе это не нравиться, но сейчас мне плевать на нормы или законы, когда мой друг гниет в тюряге ни за что! Давай выходи быстрее у нас мало времени.

— Ни за что? А вдруг я действительно виноват в ее смерти и вдруг именно я…

— Так, ты мне тут не начинай только,- остановившись, и прижав меня к стене, шепотом произнес адвокат. – Особенно внутри полицейского участка, давай будешь называть себя убийцей у себя дома, у меня, но не здесь, я и так кучу денег и связей вбухал в твое освобождение. Не сейчас, понял?

— Та понял я, можно было и не прижимать меня к стене, я лишь не могу разобраться в себе и своих мыслях…

Дальнейший путь домой к Тэджуну мы проделали в тишине, я раздумывал о Ынбель, о том, что я мог бы все остановить и не находился бы в этой отвратительной ситуации.

— Проходи, хен (обращение младшего брата/друга к старшему), чувствуй себя как дома.

— Спасибо тебе Тэджун, ты опять вытягиваешь меня из передряг, хоть этим должен заниматься я, ведь я твой хен.

— Та ладно тебе, твоя семья многое для меня сделала, та и ты тоже, не раз ставил меня на ноги. Ну да ладно, проходи в гостиную, а я пока сделаю нам кофе.

Я сидел в его гостиной и воспоминания с детства так и всплывали в моей голове. Как сейчас помню, как вытягивал его из разных драк и защищал его в школьные времена. Родители очень любили его и считали за второго сына, иногда даже выдавали себя за его родителей, чтобы он не получал от своих. К сожалению, с родителями ему не повезло: отец постоянно на работе и мог придраться абсолютно ко всему, за что он часто получал побои. А мать, тоже боялась его отца и часто страдала от рукоприкладства, но несмотря на это, также держала сына в ежовых рукавицах, поэтому Тэджун старался чаще проводить время у меня. Вместе мы делали уроки, занимались любимыми делами, та и просто дурачились. Когда я перешел в старшую школу то бежал к нему, чтобы вместе пройтись по чудной алее, по дороге к нему домой. Я всегда считал его за младшего брата, каждая его победа, воспринималась мной, как собственная, каждое его падение, мы переживали вместе. В любой трудный час я был для него опорой, и вот сейчас я сижу у него в гостиной и ощущение, что мы поменялись ролями. Он успешный адвокат, имеет много связей и обеспечен, он буквально горит своим делом и живет им. И в отношениях с отцом, относительно все наладилось, после смерти его матери в автокатастрофе, он стал смотреть на Тэджуна по-другому. Такие изменения произошли 8 лет назад, смерть матери нанесла сильный удар на его эмоциональное состояние и именно тогда я решил пойти на психотерапевта. Я видел, как было ему трудно, я начитался книг про психологию и пытался хоть как-то, но оказать ему помощь. Идя на учебу я думал лишь об одном, я не могу смотреть на то, как людям трудно и им не достаточно поддержки близких, им нужен человек который действительно поставит их на ноги. Вот я выучился и как я и планировал, моим первым клиентом стал Тэджун, вновь я ощутил моменты из детства, только теперь я борюсь вместе с ним против его проблем. В свою очередь Тэджун всегда помогал мне финансово, учеба на врача обошлась моей семье очень дорого, а так как я пошел дальше, то нужно было еще больше денег, которых у нас не было. Тэджун буквально вложил в меня свое состояние, не зная будет ли после в выигрыше, вдруг я окажусь бездарным доктором и все было зря, никто не знал, это была буквально игра в русскую рулетку, и можно сказать, он победил.

— И долго мы будем молчать Джэ-Чан, а? – садясь рядом со мной, проговорил Тэджун, наконец нарушив тишину.

Из-за того, что я так глубоко ушел в свои мысли и воспоминания, я даже забыл какова цель моего визита. Но это было лишь на мгновение, передо мной вновь всплыл силуэт Ынбель, и я вернулся к памяти.

— Да-да, прости, меня немного отвлекли воспоминания с детства.

— Хен, сейчас не до меланхоличных воспоминаний о детстве, ты же понимаешь, что чтобы тебя защитить и спасти я должен знать все от начала, до конца. Даже все мелкие подробности я должен знать.

— На сколько мелкие подробности ты хочешь знать?

— Я хочу знать все, от тем на которые вы разговаривали, до того, во что она была одета.

— Пожалуй я начну с самого начала.

— Замечательно, когда все началось, дата, время, год, место.

— Это произошло шесть месяцев назад, как сейчас помню. В тот день глав врач вызвал меня к себе…

04.07.2021
Маргарита .


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть