Цена мира

Прочитали 232
6+

Расширенная версия рассказа, написанного для сборника произведений по картинам Филиппа Каза

(будет издан в начале 2023 года).

 

«Принцесса Амаури! Принц Ката! Бессмертия и процветания!» — восторженно кричали люди, приветствуя свадебную процессию, что неспешно двигалась от храма к площади.

— Теперь между нашими отцами будет мир, — прошептал Ката своей супруге, коснулся губами ее щеки.

— Кецаль остался один… — вздохнула Амаури. — Ему будет тяжело…

— Ненадолго, — загадочно улыбнулся принц. — Как думаешь, он согласится на титул «мудрого наставника»? В Бахреме будем жить мы, а в Раи-Кенко — наш первенец под присмотром дедушки. Я ведь стану отцом?

— Непременно. Я люблю тебя!

Радостный гул толпы внезапно сменился оглушающими взрывами и душераздирающими воплями. Амаури судорожно оглядывалась по сторонам в поисках источника звука. Еще мгновение, и храм, где всего час назад она стала женой наследника царя Кецаля из Раи-Кенко, стал глубокой воронкой. Взметнувшаяся в воздух пыль накрыла близлежащие кварталы.

— Беги отсюда! — крикнул Ката, закрывая рукавом лицо. — Я найду тебя! Выведу людей и приду!

Принцесса бросилась сквозь обезумевшую толпу ко дворцу. Одно из царских хранилищ стало бомбоубежищем для Амаури и людей, прислуживавших царской семье. Забившуюся в угол девушку мучили вопросы, на которые у нее не было ответа: кто и зачем испортил такой знаменательный день, за какие их с Катой грехи должны расплачиваться сотни тысяч людей? Амаури свернулась калачиком, прижала мокрые щеки к коленям, закрыла глаза… Где сейчас ее Ката? Где он?

 

Сумерки опускались на раскинувшийся вдоль реки город Бахрем и возвышавшийся над ним царский дворец. С темнотой пришла и долгожданная тишина: больше не слышались взрывы, стоны раненых жителей, только потрескивали догорающие деревянные опоры внутри разрушенных домов. Город был стерт с лица земли, уцелели лишь на вершине холма здания, защищенные энергетическим щитом.

Успокоившаяся Амаури прижалась ухом к стене подземного хранилища, снова прислушалась к звукам, доносившимся сверху. В тусклом свете примитивных человеческих ламп она потеряла счет времени. Девушка сменила позу, окинула взглядом прижавшихся друг к другу слуг-людей, не сводивших с нее заплаканных глаз. Амаури стала подниматься в полный рост, но в очередной раз забыла, что хозяйственные помещения рассчитаны на низкорослых людей, а не на их господ. Удар головой о потолок не заставил себя ждать. Невольно вскрикнув, принцесса согнулась, сделала несколько шагов к двери, отодвинула засов. Каждый шаг по лестнице вверх обдавал страхом душу: жив ли Ката, почему он не пришел? Путаясь в длинной юбке, дочь царя осторожно пробиралась ко дворцу. Свадебный наряд не защищал от ночной прохлады и доставлял неудобства при ходьбе. Возле храма путь принцессе преградили псы правителя Вишару. Девушка прижалась к стене, затаила дыхание: злобные твари имели прекрасный слух. Пес насторожился, зарычал, сделал несколько шагов в ее сторону, но зов хозяина изменил планы зверя. Опасность миновала. Амаури тяжело выдохнула и прислушалась. До нее долетели обрывки разговора, в котором слышались голоса ее отца и мужа.

— Кецаль посмел напасть на мой мир! — в гневе кричал Вишару. — Что для Кецаля его сын, если он наносит удар по нему?

— Ты первый напал на отца! — парировал Ката. — Ты уничтожил мой дом! И что хочешь взамен?

— У него нет чести!

— Это у тебя ее нет! Прикрываешься мной, как щитом, и творишь, что хочешь! Ты позоришь нашу расу! Что тебе надо от Кецаля?

— Молчи, щенок!

Послышался сдавленный крик, перекрываемый громким лаем псов.

Амаури выглянула из-за угла. В тусклом лунном свете она увидела лежавшего на ступеньках мужа и возвышавшегося над ним отца. Вишару стер кровь с меча, отдал приказ охране, оттаскивавших собак от сына врага:

«Отволоките выродка в город. Скажите Амаури, что Ката погиб там. Готовьте ваджру к удару».

«Только не ваджра… Царство Кецаля и Ката не заслуживает такого», — испуганно прошептала девушка, слышавшая о разрушительной силе оружия, которое создали ее предки. Его держали как устрашение, но никогда не пускали в ход.

Спрятавшись в нише храма, принцесса дождалась, когда правитель и его телохранители покинут площадь. Она пробежала мимо ступеней, залитых кровью супруга, к ангару с виманами. Позади огромных боевых кораблей стояли личные воздушные судна королевской семьи. Не включая взлетные огни, девушка подняла в воздух одноместный летательный аппарат, принадлежавший Ката, и взяла курс на восток, где на другом материке среди прибрежных гор раскинулись владения Кецаля.

 

На залитой полуденным солнцем стартовой площадке было пусто. Гостья спрыгнула на изрытую взрывами землю. Некогда цветущая столица царства Большого Змея, занимавшая всю долину, лежала в руинах. Уцелели только дворец и храм на вершине горы.

Оглядевшись по сторонам, девушка переоделась в летный комбинезон: прыгать по острым камням в длинной юбке и парадной обуви она не хотела. Амаури решила срезать путь до дворца по разбитому снарядами склону. Ей показалось, что так быстрее, нежели спускаться вниз по дороге и подниматься снова вверх, но ошиблась. Выросшей среди полей и тропических лесов девушке пришлось карабкаться по завалам, раздирая до крови колени и ладони.

Во дворец по разрушенной дороге поднимались люди с уцелевшим скарбом в заплечных корзинах. Завидев у ворот незнакомую женщину в три человеческих роста, с голубоватой кожей и синими волосами, они в страхе упали на землю, прижались к камням. Амаури знала, что народу Кецаля чужд ее язык. Она молча вошла в распахнутые массивные двери. То, что принцесса увидела за стенами, заставило сжаться девичье сердце: плакали дети, израненные женщины и мужчины сооружали тканевые навесы, разводили костры, готовили пищу… Над ними возвышалась шестиметровая фигура правителя. Он вбивал в кладку мостовой стволы акаций для палаток.

— Кецаль, — незваная гостья окликнула царя на своем языке.

Тот повернулся, взглянул на девушку и вздохнул:

— Если ты здесь, значит, мой сын мертв… от руки твоего отца.

— Откуда знаешь?

— Не нужно быть пророком, чтобы понять. А ты смелая, раз пришла.

— Отец готовит к бою… — Амаури запнулась, представив грозное оружие. — … ваджру.

— Идем, — Кецаль махнул рукой в сторону дворца. — Поговорим, пока есть уединенные места.

Дочь Вишару омыла от грязи и крови свое тело, облачилась в наряд матери Ката. В своих покоях ее ожидал Кецаль. Заняв место на соседнем диване среди подушек, Амаури поведала правителю о гибели его сына и замыслах своего отца.

— Еще наши прадеды договорились, что ваджра не будет пущена в ход, какой бы ни была вражда между ними. Вишару нарушает их заповедь. Он сотрет не только мое государство, но и сравняет горы с землей, отравит воду, уничтожит нашу цивилизацию вместе с человеческой расой.

— Что это за оружие? — прошептала гостья.

— У ваджры всего два заряда — чистая энергия в форме шаров. Их удерживают «когти» на разных концах стержня. Там есть кольца — это навигация, — Кецаль погрузился в раздумья и невпопад произнес: — Я хочу мира с тобой! Объединим то, что осталось. Будь моей женой в память о Ката.

Удивленная Амаури смогла лишь произнести:

— Что я могу сделать? Помешать отцу я не в силах.

— И не надо, — улыбнулся Кецаль. — Пусть наносит удар, только по другой цели. Поверни кольца слева на двойной узор, справа подними вверх символы воды. Снаряды уничтожат северный материк. Потом я покончу с твоим отцом и войной. На этой планете мы создадим новый мир, где люди станут владыками. Я и ты уже не будем их хозяевами. Нас ждет судьба богов: далеких, независимых, счастливых… Мы поделимся с людьми нашими знаниями и мирными технологиями, они забудут слова «оружие» и «война». Человечество, хоть и примитивно, но очень перспективно.

Амаури кивнула в ответ. Ей понравились не только смелые идеи Кецаля, но и он сам. Высокий, с орлиным профилем, сильный и умный, почтенного возраста для их расы — достойная партия для рано овдовевшей принцессы.

— Я согласна стать твоей женой, — гордо произнесла девушка. — Но сейчас я возвращаюсь домой, чтобы спасти твой мир.

— Пережди нашу войну в долине среди гор. Иди!

Вдохновляемая идеей спасения, Амаури добралась до виманы. Корабль взмыл в небо и исчез за облаками.

 

Вишару не заметил отсутствия дочери, ибо его всецело поглотила подготовка ваджры к удару. На площади перед дворцом покоился на опорах огромный шест с двумя искрящимися шарами на концах. Правитель удостоверился еще раз в правильности навигации и вернулся в покои, привязав к ограде своих псов как охрану.

Стараясь быть незамеченной, принцесса покинула ангар и направилась к площади. Повернув кольца по совету жениха, она собралась идти во дворец, как голос отца остановил ее:

— Зачем ты здесь?

— Хочу увидеть оружие, что поразит вероломного Кецаля, — уверенно произнесла девушка. — Мне сказали, что Ката погиб там, в городе. Какой глупый… Я хочу пожить в летнем дворце, забыть его.

— Бери людей, царскую виману и отдыхай! Свет ваджры не для твоих глаз.

Вишару обнял дочь, проводил до покоев. Амаури приказала дворцовым слугам взять вещи, запастись едой и собраться на корабле ее отца. Через несколько часов вимана под управлением принцессы покинула ангар и взяла курс на долину среди гор.

 

Амаури гуляла по диковинному саду, заботливо выращенному людьми вокруг летнего дворца. На безоблачном горизонте белели одни из самых высоких гор на планете. Под ногами крутились юркие ящерицы, бегавшие на задних лапках. Маленький островок тишины среди хаоса войны.

Затяжной раскат грома внезапно пронесся над долиной. Дрогнула земля. Люди в страхе выбежали из домов.

«Ваджра, — произнесла девушка и с испугом добавила. — Только бы я не ошиблась с навигацией…»

Она поднялась на крышу, посмотрела на солнце. Звук прилетел с юга, хотя, должен быть с севера. Что пошло не так? Может, Кецаль и сам не знал, как настраивать кольца? Амаури всматривалась в даль до вечера. От ее взгляда не скрылось, что снег на вершинах гор стал серым и сполз лавинами к подножью.

В сумраке на посадочную площадку приземлился флагман воздушного флота Вишару. Принцесса бросилась навстречу.

— Главнокомандующий Индра, что случилось? — завидев издали знакомый силуэт, закричала она.

Дождавшись, когда Амаури окажется рядом, воин устало прохрипел:

— Все погибли. Вода пришла. Я был в небе. Никто не выжил. Кецаль за все заплатит!

Девушка обняла Индру, незаметно вытащила из ножен отцовский кинжал и всадила его в спину главнокомандующего.

— Не будет войны. Хватит… — прошептала она, отпуская бьющееся в предсмертных конвульсиях тело. — Мир строит любовь, а не месть.

 

Слова о воде не давали Амаури покоя всю ночь. С рассветом она подняла в воздух боевую виману. Все, что находилось южнее гор до самого океана, теперь покрывал огромный слой грязи. Исчезли леса, поля, города, деревни… Исчезло и то, что осталось от Бахрема.

«Кецаль!» — воскликнула она и развернула корабль в сторону восходящего солнца.

Океан лениво отступал с территории обширного царства Кецаля. Только вершины гор одиноко торчали над грязной водой. На выступах ютились выжившие люди. Принцесса подлетала вплотную, подбирала спасшихся на корабль.

Осмотрев когда-то заселенные земли, Амаури поняла, что ваджра ударила не в континент на севере, а в океан на юге. Волна высотой с горы прокатилась по материкам, уничтожая все живое на своем пути. Ее долина оказалась единственным местом, куда не добралась вода.

 

Амаури осталась последней из расы господ. Скорбеть по любимым и тосковать о прошлом всю оставшуюся жизнь она не собиралась. Мечты Кецаля о новом человеческом мире были не настолько фантастическими, чтобы принцесса в одиночку не смогла воплотить их. Настал день, когда Амаури собрала всех живших в долине на площади у летнего дворца.

«Мое время закончилось, наступило их время, — подумала она и обратилась к людям: — Это ваш мир! Вы хозяева сами себе! Когда вода станет чистой, земля твердой, вырастут трава и деревья, вы вернетесь домой. Я уже не ваша госпожа — я ваша богиня. Мои знания станут вашими. Постройте в ваших новых городах мне дома, куда я буду прилетать…»

 

Амаури с грустью наблюдала, как одно поколение сменяет другое, как люди покидают долину, расселяются по возрождающейся планете. Десять человеческих жизней она наставляла правителей и ученых, делилась уцелевшими мирными технологиями, но и ее время вышло. Состарившаяся принцесса опустилась в кресло в одном из своих домов в царстве мужа и жениха, закрыла глаза. Сердце ее остановилось, тело обратилось в камень.

Что-то забылось, что-то стало мифами и местными преданиями, но где-то среди гор страны Кецаля и по сей день стоит храм, где на троне восседает богиня Амаури, воплотившая в реальность смелые мечты правителя Раи-Кенко.

01.01.2023
Прочитали 233
avatar
Хелен Визард

Хотите продолжение - дайте знать... Не бойтесь писать отзывы, я люблю хорошую критику и дискуссии с читателем. Автор с высшим педагогическим образованием. Пишу стихи более 30 лет, прозу - 12 лет. Фанат Великого и Могучего Русского языка. Кому нужна - ищите здесь: https://author.today/u/helen_wizard или в вк.
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today Litnet Проза Стихи YaPishu.net


23 Комментариев

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть