Царевна-лягушка

Прочитали 56
6+








Содержание

Жил старичок в Кукуево пять сотен лет назад,
Трёх сыновей он вырастил и создал дивный сад.
Как срок пришёл жениться им, сказал: «Мои сыны,
Вот вам по луку каждому для поисков жены»

Сын старший долго целился и, выпустив стрелу,
В окно попал к боярыне и заслужил хвалу.
«Ты молодец, Егорушка, — сказал ему отец, —
Ах, хороша молодушка! Иди с ней под венец!»

Сын средний, разобидевшись на похвалу отца,
Лук натянув, стрелу нашёл у царского крыльца.
«Ну, Пётр, и повезло ж тебе! – сказал ему Егор, —
Теперь нас всех, наверное, не видишь ты в упор»

Сын младшенький не целился, послав свою стрелу,
За что снискал насмешек воз, отцовскую хулу:
«Ну, что же ты, Иванушка, не целился совсем?!
И где теперь стрелу найдёшь?! Не можешь без проблем?!»

Иван, набрав еды в мешок, пошёл искать судьбу,
А братья, жён в дом, приведя, устроили гульбу.
«Наш младший – форменный дурак! А мы с тобой умны! –
Вот так сказал Петру Егор, — он не найдёт жены!»

Сколь дней-ночей бродил Иван, не знаю точно я,
Но, наконец, стрелу нашёл в лесу, средь комарья.
Как ужаснулся вдруг жених, когда увидел ту,
Что стать должна его женой, впав тот час в немоту.

«За что прогневал небеса?! Понять не в силах я!
Ужель лягушка мне жена?! Она ведь из зверья!
Как дома с нею покажусь?! Поднимут на смех нас!»
Иван подумал и решил всё бросить тот же час.

«Ну, здравствуй, сокол ясный мой. Чего воротишь взгляд?
Я ведь теперь твоя жена. Ты мне не очень рад?
Не бойся, Ваня, а смелей неси домой к отцу»
Вдруг человечьим языком сказала молодцу.

Что ж, коли делать нечего, брезгливо взял жену
И, положив её в карман, решил: »Быть по сему!»
А дома братья напились до леших и чертей,
Не ожидая получить таких смешных вестей.

Как только Ваня в дом вошёл, сказал его отец:
«Ну, не томи, показывай, пойдёшь с кем под венец»
Увидев, что с лягушкою сын младший обручён,
Воскликнул он: » О, горе мне! Ступай отсюда вон!»

«Не надо так, любезнейший, пускай лягушка я,
Но мы, по воле случая, одна теперь семья»
Так молвила красавица, перепугав отца,
У братьев, всё услышавших, весь цвет сошёл с лица.

«Ну, что же, делать нечего, ведь это выбор твой,
Женись на ней, коль не умеешь думать головой»
Сказал отец Иванушке, на всё махнув рукой,
И спать пошёл, а сын ему смотрел вослед с тоской.

Всю ночь не спал, ворочался, несчастный тот отец,
Под утро успокоился, придумав, наконец,
Как испытать красавиц всех, чтоб выбрать ту жену,
Что будет, как работница, готова ко всему.

«Послушайте, невестушки, что вам придумал я,
Чтоб показать, вы мне смогли во всей красе себя, —
Сказал, проснувшись вечером, отец, — чур, не зевай,
К утру прошу, любезные, испечь мне каравай»

Егор с Петром весёлые пошли гулять во двор,
Их жёны, Марфа с Эльзою, пустились в разговор:
«Скажи мне честно, милая, ты печь умеешь хлеб?!»
«Господь с тобой, подруженька, как твой вопрос нелеп!»

«Что делать будем, милая, нам нужен каравай?!»
«Мы что-нибудь придумаем, ты не переживай»
«Ой, как боюсь, подруженька, я Фёдора отца!
А вдруг мы не понравимся? Нас вышвырнет с крыльца!»

Иван сидит, кручинится, с тоскою смотрит вдаль,
Вдруг говорит лягушечка: «Мой сокол, мне так жаль,
Тебя, мой милый суженый, ложись-ка на кровать,
Как должно, так и станется, попробуй-ка поспать»

Уж спят отец, Егор с Петром, Иван храпит в сенях,
А Марфа с Эльзой на печи давно у сна в клешнях.
И лишь лягушечке одной не спится в эту ночь,
Она должна испечь хлеб в срок, чтоб жениху помочь.

Во двор идёт, становится под дивный свет луны,
Глядь, не узнать в красотке той Ивановой жены.
Без шкуры лягушечьей-то раз в тыщу красивей,
Коса черна до пояса, чудной изгиб бровей.

«Эй, мамки-няньки, милые, вы помогите мне,
Испечь должна я каравай в домашнем очаге!»
Воскликнула красавица, и было ей в ответ:
«Послушай-ка, Варварушка, вот наш тебе совет,

Над дежею с закваскою просей ржаной муки,
Немного, лишь полчетверти, взяв в руки веселки,
Всё тщательно размешивай, затем присыпь мукой,
И крышкой для брожения потом быстрей прикрой.21

Как в дежи всё опустится, открой её смелей,
Муки ржаной полчетверти затем в неё просей.
Смочив водою руки, ты то тесто замешай,
Загладь, и для брожения всё крышкой закрывай.

Поленьями дубовыми топи потом ты печь,
Смотри, поосторожнее, чтоб руки не обжечь.
Смажь конопляным маслицем всю форму изнутри,
А после тесто положив, пеки часа так… три»

Как сказано – так сделано, к утру был хлеб готов,
Умаялась Варварушка, пролила семь потов.
А Марфа вместе с Эльзою вскочила поутру,
И стала хлеб печь быстренько, не зная, что к чему.

Иван проснулся свеженьким — увидел дивный сон,
Как будто он с красавицей навечно обручён.
Но бросив на лягушечку свой возбуждённый взгляд,
Вдруг тут же закручинился, ругая всё подряд.

«Мой несравненный суженый, чего воротишь взгляд?!
Ведь испекла я каравай, ужели ты не рад?!»
Спросила, разобидевшись, лягушечка его,
Жених её, как будто бы не видел ничего.

«Ну, милые невестушки, пришёл разбора час,
Прошу, мои родимые, мне показать сейчас,
Что я вчера заказывал» — тут произнёс отец,
И сев за стол, налил кваску, взял ложкой холодец.

Увидев Марфы «каравай», он молвил: « Что за вздор!
Да этим камнем забивать лишь гвозди в наш забор!»
Взяв в руки после Эльзин «хлеб», воскликнул: «Ну, дела!
Да этот уголь тот час в печь! Совсем с ума сошла!»

Когда Иван на пробу дал лягушкин каравай,
Отец, куснув порядочно, сказал: «Ещё давай!
Давно, признаться, не едал подобной красоты!
В нём чую светлую любовь в замесе доброты!»

Егор с Петром, невест кляня, не смотрят на отца,
У Марфы с Эльзою в тот миг сошёл весь цвет с лица.
Вот новый вечер наступил, невест позвал старик,
И говорит: «От каждой жду рубаху и рушник»

Уж спят отец, Егор с Петром, Иван храпит в сенях,
А Марфа с Эльзой на печи давно у сна в сетях.
И лишь лягушечке одной не спится в эту ночь,
Она должна всё сделать в срок, чтоб жениху помочь.

«Эй, няньки-мамки, милые, прошу вас мне помочь,
Соткать рушник, рубаху сшить должна за эту ночь!»
Воскликнула красавица, и было ей в ответ:
«Послушай-ка, Варварушка, вот наш тебе совет:

Возьми, дабы рубаху сшить, льна белого сперва,
Локтей так пять, согнув его, отметь, где голова.
Затем отрежь всё лишнее, чтоб выдержать размер,
Носить одёжку до бедра твой будет кавалер.

Про подоплёку не забудь, что пот вберёт в жару,
А так же сохранит зимой от стужи на ветру.
Сшив рукава, к ним на бочки ты ластовицы вшей,
Знай, спешка в деле не нужна, ведь ты не ловишь вшей.

Пришив к рубахе рукава, до клиньев сшей её,
И смело вышивать берись творение своё.
Потом, немного отдохнув, соткёшь льняной рушник,
А чтобы ты успела в срок, поможет домовик»

Как сказано – так сделано, к утру заказ готов,
Умаялась Варварушка, пролила семь потов.
А Марфа вместе с Эльзою, не мучились стократ,
Рубаху шить и ткать рушник решили наугад.

Иван проснулся свеженьким, увидев дивный сон,
Как будто он с царевною навеки обручён.
Но бросив на лягушечку свой возбуждённый взгляд,
Вдруг тут же закручинился, ругая всё подряд.

«Мой несравненный суженый, чего воротишь взгляд?!
Я всё ведь в срок исполнила, ужели ты не рад?!»
Спросила, разобидевшись, лягушечка его,
Жених её, как будто бы не видел ничего.

«Ну, милые невестушки, пришёл разбора час,
Прошу, мои родимые, мне показать сейчас,
Что я вчера заказывал» — сказал, зевнув, отец,
И улыбнувшись, сел за стол, взял с бочки огурец.

Увидев Марфы «мастерство», стал бешенным старик:
«А это что ещё за срам?! В портянки твой рушник!»
Кваску испив, продолжил он: »Рубаху в огород!
Тебе скажу, ступай-ка вон, не нужен лишний рот!»

«А твой рушник с рубахою я брошу тот час в печь,
Для тряпок даже не годны, зачем мне их беречь.
Послушай-ка, красавица, ступай-ка во дворец», —
Махнув рукой на Эльзино, так произнёс отец.

Пришёл черёд лягушкино увидеть мастерство,
Старик, крестясь, вдруг произнёс: — «Вот это волшебство!
Рубаха просто дивная, как будто для царя!
Иван, твоя невестушка колдует втихаря?

Глянь — светит ясно солнышко на рушнике её!
Теперь, сынок, ты береги сокровище своё!
Другой такой хозяюшки не отыскать тебе!
Живи с ней и возрадуйся волшебнице-судьбе!»

Егор с Петром, невест кляня, не смотрят на отца,
А Марфа Эльзе говорит, смахнув слезу с лица:
«Погонят нас отсюда прочь поганою метлой!
Давай-ка будем мы решать, что делать нам с тобой!»

«Не бойся, милая, найдём, как нам остаться здесь!
Коль надо будет, так отец собьёт с него всю спесь!
Мы за лягушкой проследим, узнаем, кто она!»
Ответ дала царевна ей, в лес глядя из окна.

Уж спят отец, Егор с Петром, Иван храпит в сенях,
А Марфа с Эльзою сидят и слушают впотьмах.
Вдруг видят, что идёт к дверям Иванова жена,
За нею следом и во двор.. снаружи тишина.

На небе полная луна роняет тусклый свет,
Глядят, там девушка стоит… лягушки-то и нет.
Коса черна до пояса, изгиб чудной бровей,
На белом свете нет нигде её-то красивей.

«Эй, няньки-мамки, милые, прошу вас дать совет,
Как мне узнать, родимые, он любит, или нет?!
Всё сердце исстрадалося, горит огонь в душе,
А он не отзывается, нет сил, терпеть уже»

Сказала так красавица, и было ей в ответ:
Послушай-ка, Варварушка, откроем мы секрет,
Как выйдет зорька ясная исчезнет колдовство,
Вернётся к тебе, милая, людское естество!»

Коль сердце парня пылкое, полюбит он тебя,
А ты не плачь, красавица, побереги себя.
Любить душою надобно, не глядя на лицо,
Увидишь, грёзы сбудутся, подарит он кольцо»

«Спасибо вам, наставницы, за добрые слова!
Жду не дождусь, когда придёт кончина колдовства!»
Воскликнула Варварушка, отвесила поклон,
И в дом пошла, а вскорости забылась крепким сном.

«Всё слышала, подруженька?! Что делать нам теперь?
Вот невидаль, так невидаль, лягушка, а не зверь!
Нас отошлют, Марфушечка, с тобою по домам,
И эта, раскрасавица, помашет ручкой нам!»

Со злобою сказала так дочь батюшки-царя,
А ей в ответ боярыня: »Ты не кручинься зря!
Ведь колдовство закончится, когда придёт заря!
Мы шкуру раскрасавицы в печь бросим, втихаря!»

Как сказано – так сделано! Гром грянул в тот же миг!
Поднялся ветер бедственный, раздался тот час крик:
«О, что же вы наделали! Пред вами, в чём вина?!
Мою судьбу разрушили! Наплачусь я сполна!

Кричала так Варварушка, всех разбудив в избе,
А Марфа вместе с Эльзою упала ниц в мольбе:
«Прости нас, мы не ведали, что всё случится так!
Из зависти всё сделали, себе желая благ!»

«Что сделано, то сделано, обратно ходу нет! —
Произнесла красавица злодейкам тем в ответ, —
Я, от души прощая вас, хочу вам дать совет:
Зло если вы задумали, то ждите страшных бед,

Оно коварно и хитро, добро же – чистый свет,
К нему всегда стремитесь вы, дав истины обет»
Тут к ужасу злодейскому проснулся вдруг отец,
Узнав, что тут произошло, воскликнул, наконец:

«Ну, девицы, допрыгались?! Наделали делов?!
Я вас хотел вчера простить, сегодня же суров!
Тот час же, вещи все собрав, вы убирайтесь вон!
И женихи не в помощь вам, пока что я закон!»

Тут ветер вдруг усилился, Варвару подхватил,
Она, Ивана увидав, собрав остатки сил,
Воскликнула: «Меня прости, молю, любимый мой!
Я так хотела стать, поверь, любимою женой!

Ищи меня, возлюбленный, в Кощеевом дворце!
Запомни, смерть его в яйце, что спрятано в ларце!»
Тут ветер вновь усилился, Варвару подхватил,
И унеслась красавица, к тому, кто так не мил.

«Прошу отец, благослови, меня на дальний путь,
Весь мир готов я обойти, чтобы её вернуть.
Мне без неё весь свет не мил, а с нею – всюду рай!
Без милой сердце не стучит и жизни близок край!»

Сказал Иван, собравшись в путь, старик ему в ответ:
«Ступай сынок, коль так решил, вот мой тебе совет:
Чтоб ни случилось, храбрым будь и стойким до конца,
Твори добро, со злом борись, не слушай лесть глупца.

Со старшими ты ласков будь, проси у них совет,
Не обольщайся золотом, оно источник бед.
Не обижай зверей и птиц, они же братья нам,
Где, правда, чистая, где ложь, про то узнаешь сам»

Сколь дней-ночей бродил Иван, не знаю точно я,
Но, наконец, избу нашёл в лесу, средь комарья.
«Во, невидаль, так невидаль! Куриная нога!
Так вот где, значит, обитает бабушка Яга!»

Подумал он и обошёл избушку ту вокруг,
И тут в открытое окно услышал: «Милый друг,
Ты кто таков, как звать тебя, что привело в мой лес?»
Доселе Ваня не встречал подобнейших чудес.

Он посмотрел на избу вновь, слегка прищурив взгляд,
Потом ответил: «Здравствуйте Вы триста лет подряд!
Зовусь Иван, Ерёмы сын, пришёл спросить совет,
Как смерть Кощея отыскать, чтоб выполнить обет?»

«За то, что ты со мною мил, открою я секрет:
Кощея можно победить, сомненья в этом нет.
Иди на остров ты Буян, на нём увидишь дуб,
Под ним дракон века сидит, ужасный Скалозуб,

А в самой вышине ветвей висит чудной ларец,
Его достань, яйцо найди, злодея там конец.
Чтоб от дракона уберечь, тебе дам капли сна,
По капле капни в каждый глаз, а лучше всё до дна.

Но для начала ты поешь и отдохнёшь с пути,
Без сил тебе, Иванушка, до цели не дойти.
Чуть не забыла, вот клубок, иди за ним вослед,
Он к цели быстро приведёт, не оставляя след»

Колдунья, это всё сказав, впустила парня в дом,
Борщ налила, а как поел, взмахнула помелом.
Сколь точно бедный Ваня спал, то неизвестно мне,
Но как проснулся, ощутил, что отдохнул вполне.

«Спасибо Вам, за стол и кров, но мне уже пора»
Сказал Яге, она в ответ: «Ни пуха, ни пера!»
Клубок на землю положил и побежал вперёд,
И в голове одна лишь мысль – его невеста ждёт.

Сколь дней-ночей бежал Иван, то не известно мне,
Но как-то утром увидал, что всё кругом в огне.
Повсюду слышал стон зверья, попавшего в беду,
Пытался каждому помочь, всё было как в бреду.

Спасённых много набралось, в тот злополучный день,
Иван, как только дождь пошёл, уставший сел на пень.
«Спасибо, добрый человек, — ему сказал медведь, —
Коль надобность наступит в нас, пошли скорее весть»

И вновь бежал вслед за клубком наш доблестный Иван,
Прошло незнамо, сколько дней, увидел он Буян.
«Но как же я переберусь, ведь море глубоко?»
Подумал парень и тот час услышал: »Нелегко?

Садись-ка Ваня на меня, домчу я с ветерком!
А там, Кощея смерть найдёшь, и будет всё ладком!»
То говорил с Иваном кит, огромный великан,
И вскоре к острову повёз чрез Море-Океан.

А на Буяне поджидал коварный Скалозуб,
Который стойко охранял тысячелетний дуб.
«Ты кто таков? Зачем приплыл? Ну, отвечай скорей!»
Сказал Дракон и дым пошёл тут из его ноздрей.

«Прошу, о, страж, ты не серчай, всё расскажу тебе,
Я здесь затем, чтоб поскорей помочь твоей судьбе.
Скажи, дракон, сколь ты не спал, на службе сей ночей?
Иван спросил, — уж тыщу лет как не смыкал очей?!»

«О, как ты прав! Давно не спал, — ответил тут дракон,-
Кощея смерть пять тысяч лет стеречь приговорён!»
«Коль хочешь, сон тебе я дам, — сказал ему Иван,-
Всего шесть капель в каждый глаз и спишь как истукан»

Как сказано – так сделано! Спит крепким сном дракон,
Иван под деревом стоит – он в думу погружён:
«Как мне скорей ларец достать? Уж очень высоко!
Вот был бы здесь силач-медведь, всё было бы легко!»

«Я здесь, Иван, — услышал он, — помочь смогу тебе,
Сейчас тряхну его сильней, доверься же судьбе»
Тут обхватил тот дуб медведь, напрягся со всех сил,
И стал трясти его, пока ларец не уронил.

Вдруг потемнело всё вокруг, раздался страшный гром,
И кто-то закричал: «Иван! Закончим всё добром!
Я всё, что хочешь, выполню, не разбивай яйцо!»
И тут Иван увидел вдруг Кощеево лицо.

«Нет, не проси меня, злодей! Довольно пожил ты!
Не нужно злато-серебро, в нём нету красоты!
Зато, что убивал людей, прощенья, нет тебе!
Всё кончено! И не проси, не верю я мольбе!»

Яйцо Иван тут в руки взял и расколол его,
Кощей упал, и вмиг земля сошлась вокруг него.
Вдруг Скалозуб глаза открыл и молвил: « Друг Иван!
Раз ты злодея победил, пора за океан!»

Сколь дней-ночей летел Иван, про то не знаю я,
Но только вскоре он достиг Кощеева жилья.
А там уже ждала его Варварушка-краса,
Как хороша была её до пояса коса.

На свадьбе их гулял весь мир, и даже я был там,
Мёд-пиво, сколько бы ни пил, текло всё по усам.
Дракон всех на себе катал и был кита фонтан,
Колдунья старая Яга всё ела марципан….

Коль зло для вас милей добра, то вы душой мертвы!
Коль лесть и зависть вам важны, то сердцем вы черствы!
Не бойтесь вслух благодарить за всё, что в жизни есть!
И счастье вам махнёт крылом, коль доблесть в вас и честь!

Картинка из Сети

22.05.2024


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть