Божья кара

Вот и настало время уйти на пенсию. Планов было много, от путешествия по всем штатам, до безделья по утрам в кровати. Однако, сон не приходил, время текло быстрее обычного и радости от того, что ты можешь никуда не торопиться, не было. Жизнь потеряла всякую цель и стала терять ценность. Не помогали ни занятия йогой, ни буддийское медитативное созерцание жизни. Все они хороши, когда ты выкраиваешь для них время среди напряженного дня. Одно дело знать причины и понимать болезненное состояние, а другое его испытывать на себе. Правда, не всё прахом оказалось. Появились первые успехи в тай чи. Появились случайно, я вспомнил псалом Давида во время упражнения и ощутил прилив сильной энергии. А слова совсем простые : «Востани, вскую спиши, Господи? Воскресни и не отрини до конца.» Я был тогда зол сам на себя, что не понимал, как можно плавными движениями что-то совершать. И, о чудо, я сделал упражнение разделение земли и неба, выкрутив ладонь направил её на инструктора и тот упал.
— Ты осторожнее, мой друг, так и убить можно,- сказал Чан и посмотрел на свою грудь. Там был ожог.
— Мистер, Чан, я случайно это сделал, прошу прощения,- сказал я.
— Раз смог, то уже дальше пойдешь. Что пришло само, само не уходит. Только помни, вокруг люди, а не враги. Будь осторожен, тебе никто этого дара не простит, если применишь. Люди тебя не поймут.
После этих слов мы продолжили занятия. Когда все разошлись, Чан подошёл и сказал:
— Я покажу тебе пару движений, заход солнца и сдвигание облаков. Это мягкие варианты атаки. Жёсткий, ты уже сам открыл. Заход солнца может протащить противника по земле, настолько, насколько у тебя хватает взгляда. А сдвигание облаков, остановит и ослепит противника. Разделение земли и неба один из самых эффективных приёмов, мы не занимаемся контактной борьбой, наше дело энергетический удар, как дуновение ветра.
Чан показал мне оба движения и они у меня получились с первой попытки.
Покажи мне твои руки.
Я протянул ему ладони, они были обожжены.
— Как уберечься от ожога я не знаю, в первую очередь думай о своём теле, может и найдёшь решение. Опыта у тебя хватает на троих. Приходи через три дня, когда ладони станут нормальными, не усердствуй в ударах, а усердствуй в плавности движений, это они накапливают энергию. Удар, это истерика борца.
Чан напрасно меня предупреждал, я целыми днями занимался и открывал новые возможности. Мои мысли были сосредоточены только на входе и на выходе энергии, а как вызвать такое состояние, для меня уже не было загадкой. Псалом, был только эмоциональным спусковым крючком. Я запомнил само состояние и этого было достаточно. Главное вибрации души. Они должны быть на самой высокой ноте, борьба должна доставлять радость. Мне хватало произнести с чувством слова «Аве Мария» или «Авва Отче» и воздеть руки к небу. В такие минуты меня не сдвинул бы с места и бульдозер. Я стал набожным. Каждый день, просыпаясь смотрел молча на распятие, потом выходил на балкон, чтобы наблюдать появление солнца. Я опускался на колени и произносил : «О твоей защите молю, о твоем щите и твоей деснице. Авва Отче.»
Но это однообразие меня стало угнетать и я решил сходить к своему психологу. Это была симпатичная выпускница медицинского колледжа, которая имеет два года практики. Правда, у неё хорошие нетрадиционные навыки. Одновременно с колледжем она закончила школу нетрадиционной медицины в Седоне. Когда в прошлом году у меня было трудное состояние после выписки из госпиталя, поскольку я отказался от болеутоляющих опиатов, она мне помогла войти в норму показав, как прощать свою боль. Поэтому я ей верил.
— Ну, что тебя привело сегодня?- спросила Бекки.
— Желание поговорить.
— О чём, мой друг, страдаешь от безделья?
— Точно.
— Займись делом, поезжай к дочери и поживи немного у неё. Может её заботы тебе пойдут на пользу. Не сиди дома, от этого лучше не станет.
— Уговорила, пока.
— Подожди, у меня на тебя сорок пять минут отведено.
— Знаю, как на нарка, мне и трёх часов мало, сама понимаешь.
— А ты в бога веришь?
— С самого утра до самого позднего вечера только о нём и думаю. А что тебе он в голову пришёл?
— Сходи в церковь, там можно долго сидеть и молчать, может что в голову и надумаешь, а потом со мной поделишься. Мне нужно фактический материал набирать, не век же тут в маленьком офисе пребывать, хочу написать научную работу.
— Это хороший совет. Молодец девочка, не зря к тебе пришёл. Мы с тобой много материала накопаем и про Авраама и про Иисуса, это то, что мне надо. Дай я тебя обниму за такую идею.
Обнялись и запах её волос меня пробудил, как и упругость молодого тела под руками. Она это заметила и покачала головой.
— Рано ты ушёл на отдых.
— Нет, Бекки, в самый раз, La Nuit des adieux .
— Что ты сказал?
— Это фильм такой был Пьера Жильбера «Ночь прощания» или в русском варианте «Третья молодость».
— Не смотрела.
— Тебя ещё на свете не было, это я динозавр от культурного наследия. Про бога и забыл, склероз прогрессирующий.
После этих слов я покинул офис своего доктора напевая «Ave Maria, gratia plena». Жизнь снова пробудилась во мне. Иисус несёт радость, а не скорбь.Он даёт надежду, но не на завтра, не на загробную жизнь, а на сейчас. Надо сходить к его матери, давно не проводил время возле иконы Девы Марии. Я вышел, а свой смартфон забыл на столе доктора. Она его взяла и пошла за мной. Но, выйдя на улицу, остановилась в полном недоумении.
Я стоял возле своей машины в религиозном экстазе руками с поднятыми. Тут ко мне подошли два чернокожих подростка и один из них показал нож. Надо сказать, что угон автомобиля с ограблением стал популярным среди пацанов и эти преступления выросли в этом году на 38 процентов. Их за это по возрасту практически не наказывают. А тут дядя сам в руки лезет.
— Ключи от машины и кошелек,- сказал старший из них.
На моём лице было блаженство, я улыбался и мои глаза светились. Я воскликнул «Авва отче» и медленно повернулся в сторону этих двух искателей приключений.
— Будь проклята та мать, которая рождает полных идиотов,- сказал я вслух.
— Ключи от машины и кошелек, быстро, — повторил парень.
Мои руки начали медленно опускаться, а потом раскрылись от земли до неба. Парня начали бить судороги. Второй стоял, как парализованный. Я сложил руки таким образом, что образовался шар, потом их растянул во всю ширину своей груди и второй парень стал падать. Медленное движение захода солнца протащило его под колёса проезжающего джипа, а потом первый, как бы сопротивляясь неведомой силе, на спине медленно двигал в сторону медицинского офиса и ударился головой об колонну, да так, что с портика посыпалась штукатурка. Боковым зрением, я увидел, что ко мне бегут мужчина и женщина с оружием в руках, не сходя с места я сделал движение сдвиг облаков и они остановились, а потом рухнули. Мне было неизвестно, что это детективы, которые следили за пацанами и хотели их задержать. Увидев, как развивается ситуация, они решили меня задержать, за что и поплатились. . Кто-то вызвал полицию и она прибыла в течение пары минут. Антиок город криминальный и стражам порядка кофе попить не удаётся на дежурстве.
Больше мне ничего не угрожало и я воздал хвалу Творцу:
— Благодарю тебя Господи, что протянул десницу свою и не отдал меня на поругание, Аминь.
Стражи надели на меня браслеты, но я улыбался, это только начало проявления его расположения ко мне.
Подошла Бекки и сказала:
— Ты забыл телефон и я вышла, я всё видела, ты ни в чём не виноват. Я буду у судьи и скажу ему о твоей болезни. Тебя надо лечить.
— Спасибо, я и правда не осознавал, что происходит и никого не касался. Возьми из кармана ключи и отгони машину к себе домой. Заодно, возьми и кошелек, мне он пока не нужен. Вопрос сложный, пускай судья поломает голову, для меня не существует ни дверей, ни замков. Поцелуй меня.
— Она меня обняла и поцеловала.
— Бекки, это первая глава в твоей научной работе : «Превращение сексуальной энергии в божественную силу». У тебя будет учёная степень.
На суде мой адвокат показал записи камер наружного наблюдения. Я не касался никого. Судья был склонен считать все за чудо и отпустить, но тут сорвалась с места мать этих двух идиотов, проскочила между полицейскими и кинулась на меня. Я понимаю её горе, потерять обоих сыновей за одну минуту. Но тут сработало проклятье в её адрес, я выставил левую руку и она не добежала до меня два шага. Остановилась и упала замертво. Я её тоже не касался. Неожиданно два помощника шерифа наставили на меня пистолеты и приказали опустить руки, заход солнца прошёл классическим методом и они перед тем, как удариться о стену, выпустили половину обоймы каждый. Первый убил стенографистку и ранил в предплечье судью, а второй, ранил двух репортеров и прострелил государственный герб. Орёл треснул и упал.
— Благодарю тебя Господи, что протянул десницу свою и каждому воздал по его делам. Аминь.
Подошла Бекки:
— Невероятно, что произошло. Ведь, если бы не эта дура, то тебя отпустили.
— Бекки, это вторая глава твоей научной работы «Божественная сила не имеет ограничений в пространстве и времени, но она действует избирательно».
Зал был пуст, только судья стонал под своим столом.
— Ваша честь, я ни в чём не виноват, это божья кара. Она коснулась и вас. Разрешите я вас подниму и выведу к санитарному автобусу.
— Окей, я вас понимаю, но такое страшное дело тут было.
— Ваша честь, этим делом будут заниматься люди из спецслужб, отдел паранормальных явления. А вы отпустите меня, я никуда не скроюсь. Мне нечего бояться. Вы сами видели, кто стоит за моей спиной. Зачем нужны еще жертвы?
— Окей, дай я напишу решение о передачи дела в федеральные органы. И ты можешь идти после этого.
Мы вышли втроем, я поддерживал судью с одной стороны, а с другой его поддерживала Бекки. Вокруг были машины с мигалками и снайперы на крышах. Мы подвели судью к санитарной машине, медработники его уложили на передвижную кровать и он сказал:
— Отпустите его, он ни при чём. Мое решение на столе.
— Бекки, это третья глава твоей научной работы : «Не каждый человек, на чьей стороне Бог, хорош в глазах людей».

0
04.08.2019
avatar
114

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть