Бог под кроватью

Прочитали 491

 

В жизни знаешь каково оно, бывает, что и не то. Конечно как-то приспосабливаешься, а что со стороны не очень-то видно, оно может и лучше кому оно надо чужие проблемы в голову брать. Точно так же и тебе чужие проблемы не нужны, и тут нет ничего нового, про человеческий фактор слыхал небось. Фактор человеческий, это провиденье говорят божье. Ты готов землю грызть, от боли, а рядом люди живут, смеются, и счастливы насколько это возможно. Сам понимаешь, такова жизнь

Впрочем, это так присказка, а к чему она, веришь сам не знаю, так вот пришло в голову, я и записал. С чего-то же начинать надо.

 

Как всегда, если я что и расскажу, то поверь ты не услышишь ничего нового, ещё одна обычная история. В принципе любая история, обычная, если не банальная, но куда деваться, был бы выбор. Что у тебя, читатель, что у меня, что у героев моей истории.

Спрашиваешь, почему я и тебя упомянул, какое отношение ты имеешь, к этому всему, отвечу, всё в этом мире связано и взаимосвязано, и не просто так получилось, в какой-то момент нашей жизни мы пересеклись, возможно дотоле и не подозревая о существовании друг друга. Я рассказываю, ты слушаешь, или наоборот ты слушаешь, я рассказываю. Перемена слагаемых на сумму не влияет, не правда ли, да мы в таких случаях на многое и не рассчитываем, так убить какой часок, другой. В худшем случае, как и в лучшем никто из нас ничего не теряет.

 

До зарплаты денег не хватало.

Причин тому было с лихвою, но поскольку на них не представлялось возможным воздействовать, то и упоминать их вряд ли имеет смысл, впрочем, кто о них не знает.

Цены росли, желания, ну как оно обычно бывает. Вот увидел в магазине, или на базаре и захотелось. И если хорошо подумать это даже не желания, я б сказал, а потребности общечеловеческие. Оно ведь и одеть, что-то приличествующее надо, да и поесть что-то, пусть не изысканное, так хотя бы калорийное, деньги то они при среднестатистических возможностях, что вода. А если сформулировать проще, жить надо, да ты и сам знаешь каково оно, чай не первый год на свете живёшь.

Герой нашего рассказа, молодой человек, Санёк, почему не Александр. Да по кочану, всё относительно, впрочем, может, что симпатизирую я ему немного, как и всем своим литературным героям. Так вот работал он, не скажу где, скажу только, что работал, работал и работал. Учиться, учиться, учиться в своё время не хотел, вот и работал. На личную жизнь времени почти не было, да и в остальном, как мы уже говорили не очень. Но жизнь, знаешь, как оно ко всему привыкаешь, вот и втянулся понемногу. Рутина, но какая ни есть, а стабильность, было только здоровье.

Будучи при этом человеком довольно сообразительным от природы, не раз думал Санёк, о том, что вокруг всё не так уж и плохо, и люди вокруг живут и довольно прилично. И напрягаются поменее, и в костюмчиках, и в машинках ездят весьма и весьма приличных. Да и счастье на лицах их тупых гораздо чётче просматривается, чем на его Санька отражении в зеркале, висящем у входной двери в коридоре. Ну да каждому своё и всё то мы понимаем, и всё то он понимал, но в такие моменты такая грусть тоска его вдруг одолевала, что никому не пожелаешь.

Единственно, что книги спасали, любил Санёк книги читать, всё больше с историческим да романтическим уклоном. Может потому и начал задумываться о жизни, что обращать внимание, что и там люди жили. Рисковали, но и смысл был, весело было, благородство можно было своё подчеркнуть, ну и дамы там красивые и благородные чуть ли не сами на шею вешались.

Любил Санёк книги читать, но последнее время читал мало, потому, как под воздействием оных да в сравнении с жизнью сегодняшней самому хоть в петлю лезь. Почему так, да кто его знает. То ли карта так легла, то ли счастье такое Бог отмерил, то ль на небесных скрижалях так прописано было или ещё чего.

Добавлю ещё пару малозначительных штрихов для полноты картины. Семья Санька была обыкновенная, в смысле самая обыкновенная семья. Мать старуха, пенсионерка, и сестра, студентка. Отец не так уж давно помер, опять же отмучился и перестал окружающих мучить. Так бывает. Кто его знает какая старость, нас с тобой, читатель ждёт, как ещё взвыть от боли придётся, да как доселе любящие нас возненавидят и смерти ждать будут.

Не подумай ничего такого, это я просто реалии жизненные перечисляю, да ещё и не самые страшные, заметь.

И не надо мне втирать про негатив, или ещё чего, все твои беды внутреннее, это в голове, во всяком случае это довольно сносное объяснение, я бы даже сказал отношение к этим самым реалиям. Представь себе, что это на уровне души, глубоко, где-там там в подсознании. Впрочем, так глубоко копать не будем, а то знаешь, душа, оно дело тёмное, в ней такие бездны, могут открыться что и подумать страшно.

Так вот, как мы уже говорили Санёк был парень смышлёный, кроме романтических книжек ещё и по тайм-менеджменту почитывал. Конечно там не всё так как читается, точнее не всё тут с тем, что там в книжках соотносится, тем не менее, кое-что при желании почерпнуть можно.

Так вот завёл он себе тетрадку, самую обычную школьную тетрадку, и стал в ней записывать идеи. Замечу, идея записывать идеи не самая плохая идея, да и где-то в какой-то из книжек есть такая идея, что какая-то по счёту идея кардинально может изменить жизнь в лучшую сторону. Ну начал он записывать и потихоньку кое-что и начало вырисоваться. Вырисоваться вырисовалось, но вырисовались и нюансы, не всё доходно, что касается доходов и не всё законно. Кроме того, и время в таких делах фактор немаловажный.

Пробовал Санёк разные варианты и метал с бумагой собирать в утиль. Хлопотно, вроде и капает какая копейка, а в целом не очень. Тут бы миноискатель, какой-нибудь завалящий, глядишь и накопал чего, люди поди ж ты и монетки разные по аукционам интернетным выставляют. А там уже другие расценки. Пробовал и в земле копаться, сажал чего-то там около дома, полол, подрезал, та же история. На базаре торговать пробовал, и тут есть секреты, а проще стартовый капиталец нужен, да и подмазать надо завсегда и всем. Впрочем, если ты никогда не торговал, а видел это действо только со стороны вряд ли поймёшь.

Долго ли коротко, путём проб и ошибок нашёл Санёк мужичка, старичка, инвалида. Санёк искал где бы подзаработать, мужичку требовался уход, с свою очередь он предлагал своё жильё, переписать, правда взял с испытательным сроком. Мало чего, говорит, может несовместимость какая психологическая, или люди непорядочные, или ещё чего непредвиденное приглядеться то надо.

— Ну да ладно, -подумал Санёк.

И пошёл шуршать по дому по огороду, по магазинам. бегал, как та белка в колесе. Мужичок же знай себе костылём, как перстом указующим на недоделки указывает, покрикивает, да подгоняет.

Уж как ни терпел Санёк да не сложилось в эквивалент денежный. Мужичок хоть и старый был да ушлый, видать не первый опыт подобных дел у него это был, и по всей видимости не последним.

— Опыт, молодой человек, тоже дорогого стоит, — сказал напоследок, принимая вид гуру восточного, выталкивая Санька за дверь.

Отпустил, а мог бы и заявить о краже, придумал бы чего, опытный же. Разошлись, как бы мирно. Неделю после этого случая Саньку снились кошмары, то он со старика живём шкуру сдирает, то старик с него. Добрые люди растолковали странный сон. К деньгам, то ли к доходу, то ли к потере, попробуй разбери, там видно будет.

Другой бы возможно разуверился в людях, но Санёк был твёрд, по молодости может и ты читатель таким был.

Какое-то время Санёк перебивался, а в какой-то один из довольно тусклых дней подвернулась бабка, божий одуванчик. Маленькая, сухонькая, детей и прочих родственников нет, со странностями правда, но у кого-то их нынче нет, покажите мне пальцем, кто нынче без этих самых странностей.

Бабка, например, была уверенна, что у неё под кроватью живёт Бог. Бог, сотворивший этот грешный мир её лучший друг, с ним они говорят о жизни, о прошлом, /старухи/, и о будущем, /мирозданья/. Точнее говорят о косяках своих, где бабка успела накосячить, где Бог накосячил.  

Никто кроме бабки этого Бога не видел и не увидит, но так надо, Бог, он не каждому является, а только такому неудачнику, как сам.

Бабка безропотно обещала написать дарственную, в обмен надо было только прибираться в комнате, ну там стирка, приготовить чего, ну и для Бога заодно, не сидеть же ему там, под кроватью на голодный желудок.

— Бог, так Бог, -подумал Санёк, — Сошла бабка с ума и ладно, тем меньше ей осталось, потерпим для пользы дела.

Терпеть было надо, и он терпел. Бабка любила манную кашу на молоке, впрочем, у неё уже и не было зубов. Бог любил манную кашу и бабку. Своей тарелки у Бога не было, бабка ставила под кровать свою тарелку, Бог не брезговал.

Бабка большую часть времени лежала на кровати и вела пространные беседы сама с собой, то от своего имени, то от имени Бога. Обсуждалось всё, как бы можно было повернуть, обстоятельства, если б повернуть вспять время, да если б тогда знать, то что сейчас, да если б, да если б, да если б…

Иногда она вставала ненадолго, обычно в туалет, или на балкон, подышать свежим воздухом, да посмотреть на городскую суету.

Та они и сосуществовали каждый со своими невесёлыми мыслями, в меру возможностей пытались терпимо друг к другу относиться. В один из дней бабка представила Санька Богу, и он сделал вид что рад знакомству. После этого он делал вид, что с согласия бабки советуется с Богом, рассказывал новости ему, что делается в городке, в мире, искусственно смеялся, когда того требовалось, когда требовалось искусственно грустил.

Ему снова снились кошмары, немного уже другого порядка. Они сидят втроём за столом, он бабка и Бог и что-то вот-вот должно произойти, что-то страшное, непоправимое. Бог и бабка улыбаются, а он почему-то парализован, не может двинуть ни рукой, ни ногой ни крикнуть, ни моргнуть, ни каким другим способом разорвать этот ужас, эту тишину на грани безумия.

Как-то очередной раз проснувшись в холодном поту, он поймал себя на мысли, что у них сложился идиотский треугольник и ему никак не вырваться из него, потому как он является одной его гранью, наравне с сумасшедшей старухой и эфемерным Богом. Мысли сразу после пробуждения, они обычно к жизни после пробуждения мало применимы, но в силу каких-то своих загадочных свойств цепко держатся в сознании. Какое-то мистическое начало в том присутствует что ли.

И стал после того Санёк всё больше задумываться о бытии своём бренном. Странная штука жизнь, вот живёшь ты живёшь и всё вроде бы ничего, какие-то перспективы манят, а ты вдруг отчётливо видишь свою бренность. Не всего сущего, а именно свою, свою бессмысленную жизнь и свою нелепую смерть.

Может быть и обошлось всё однажды, и дурацкие жизненные думы, идиотизм ситуации, да в один из тёплых летних дней бабка выпала с балкона. Просто вышла на балкон перегнулась через перила и упала вниз, Санёк не сразу и заметил, что-то там в другой комнате не то протирал, не то полоскал. Потом была милиция, дурак следователь, который, брызгая слюной кричал, — Ты сука, её скинул вниз, квартиру перепродать хотел, на тебя несчастная всё переписала, хотел знаю по глазам лживым вижу.

Санёк и не отказывался, какая разница, где и как, всё равно всё бессмысленно. Ну и как в таких случаях бывает, был суд, на удивление быстро, срок дали большой, ну и дурака следователя не обидели, вроде бы как дали внеочередные звёздочки.

Тюрьма оказалась не такой уж страшной, как до того представлялось со слов ментов. А в камере неожиданно для себя Санёк узрел Бога.

Бог смотрел на него из-под шконки своими большими глазами и грустно улыбался.

— Не грусти, братан, времени у нас много, чего-нибудь придумаем в оправдание этого беспредела — сказал Санёк, имея ввиду уголовные законы и законы мирозданья.

Сказал и положил под шконку остатки своей скудной пайки.

 

01.01.19

 

***

07.01.2019


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть