Блуждающий ветер

Прочитали 275

Долгие годы шло кровопролитие. Бессердечная война забирала множество жизней, и в последствии породила пропасть в сердцах враждующих народов. 

Собрав войска и снабдив корабли, эльфы двинулись на западный материк, предвкушая вкус победы на своих устах. Скрестив клинки, враги отважно бились за свою отчизну. Каждый воин верил в светлость своего меча. Однако первые годы человечество терпело поражение, отступая со своих земель, – обычная сталь проигрывала бой природной магии, но силы сравнялись, – когда король Арагон покорил магию. 

Эльфы добрались до Белиссии, – столицы королевства людей. Их армия разбила военный лагерь в километре от стен, дожидаясь основного подкрепления.

По всему периметру были расставлены солдатские палатки из драконьей ткани. Около них эльфийские воины подготавливали оружие к бою, чистили и натачивали его, а некоторые отдавались похоти, принуждая плененных девушек зайти внутрь, дабы скрасить солдатские будни.

В центре лагеря находился командирский шатер, окутанный магическими лианами. У входа стояло два больших дерева, которых питала природная магия – они были главным оружием против людей. В бою прочные корни просачивались под землю и достигали конечности врагов, разрушая строй и обездвиживая солдат. По всей видимости в шатре проходило собрание, где обсуждались дальнейшие планы.

— Фенрол, — король обратился к младшему брату. Они стояли на стене, рассматривая вражеский лагерь с высоты. — Скажу честно. У нас нет шансов на победу, — от накопившейся усталости спина короля без энтузиазма выносила тяжесть доспехов.

Арагон был среднего роста, мускулистого телосложения, и с длинными золотистыми кудрями. Фенрол же наоборот, – был одарен высоким ростом, но слабым телом, которое мешало ему в покорении стали. Поэтому, в отличие от старшего брата, он совершенствовал себя в книгах, частенько пропуская занятия по фехтованию.

— Ты уже сдался, Арагон? — Фенрол посмотрел на брата и улыбнулся. Но синие глаза короля глядели в пустоту. Тогда с лица сошла улыбка. — Белис им не взять, в стенах преимущество за нами.

— Это не так… — с притворным спокойствием произнес король. — Ты не видел на что способны эльфы.

— Но зато я знаю на что способны наши воины! 

— Нет, не знаешь. — Арагон направил палец на эльфийское древо, что стояло у шатра. — Посмотри. Это не обычное дере…

— Я читал доклады и знаю, что эльфы могут оживлять предметы… Но на этом их сила заканчивается! Выпустив несколько огненных стрел, мы сможем избавиться от их магических проделок! 

— Не участвуя в боях, ты так уверенно говоришь об этом, брат… — ухмыльнувшись произнес король. — Ты плохо ознакомился с докладами. Огонь им не страшен. Разведка выяснила, что кора покрыта какой-то липкой жидкостью из-за чего образуется защита от него. И еще. — Арагон выпрямил спину, звонко звякнув кольчугой. — Они оживляют не предметы, а растительность. Видимо это их предел… — левой рукой король сжал эфес своего меча. — В этой войне мы проиграли, но сейчас в осаде не всё их войско. Видимо, они ждут подкрепление. Именно сейчас мы способны разбить и отбросить их назад, чтобы появилось время для отступления. 

— Но это верная смерть! — со злостью сказал Фенрол, сжав руку в кулак. — Даже когда к ним прибудет подкрепление, мы сможем отбить атаку, если только будем находиться за стенами! И никому не придется жертвовать жизнью по напрасному!

— Фенрол, скажу в последний раз, нам нечем противостоять магии. Я пытался научиться ей, но, видимо, людям она не посильна… Других решений я не вижу.

— Тогда я возглавлю нападение, а ты спасись! Если король погибнет, то начнется хаос!

— Ты не создан для войн, от тебя не будет пользы. — ухмыльнулся Арагон и хлопнул брата по плечу. — На север эльфы не пойдут. Для них холод равнозначен смерти – теплолюбивая раса. Поэтому уводи народ туда, пока мы будем гнать эльфийскую падаль. Не забывай, что в тебе тоже течет королевская кровь, – на севере ты станешь новым королем. У тебя появится время, чтобы укрепить границы и найти способ противостоять магии. Не зря же ты целыми днями просиживал за книжками?

— А если не получится отбросить войско? Что тогда? Арагон, одумайся! 

— Нет больше смысла это обсуждать. Действуем по плану. — грубо ответил Арагон. — В твоем распоряжении отряд из тридцати девяти всадников. Когда все начнется, следи за ситуацией, в случае поражения – выводи людей через подземные хода. Они выведут из города в лес. В случае нашей победы, – выводи их через главные ворота. Чтобы задержать эльфийское отродье, я поведу войско дальше. Главное не разводи панику среди людей.

— Но…

— Фенрол, за два года я принимал участие во многих битвах. И знаю, что делать. — отвернувшись, тихо произнес Арагон. — Сидеть и ждать нельзя. С таким противником уж точно.

Прозвучал эльфийский горн. С протяжным скрипом отворились ворота Белиса. Лучики солнца игриво отразились на круглых щитах эльфийских копейщиков, стоящих ровной шеренгой в пятистах метрах от стен города. По флангам, облегая копейщиков, стояли магические деревья, на ветвях которых сидели лучники. Все они были готовы принять навязанный им бой.

Войско короля закончило построение перед воротами. По флангам расположилась легкая конница, вооруженная щитами и копьями, в ножнах которых были короткие мечи, по центру – пехота копейщиков с щитами во весь рост, позади них – три шеренги лучников. Король, восседавший на лошади, находился перед своим войском.

«Как же повезло, что их командующий кретин… По флангам деревья, что за вздор? — подумал Арагон, посмотрев на расстановку сил. — Эта ошибка дорого им обойдется.»

— Бравые воины! — громко прокричал Арагон, подняв к небу острие своего меча. — Враг добрался до сердца нашего королевства! Он жаждет осквернить нашу землю, поработить народ, грабить, убивать, и насиловать! Мы – последняя надежда, мы – последний щит! Это решающая битва! Отбросим врага от наших земель! Сегодня эльфы захлебнуться в собственной крови!

— ДААААА!!! — хором прокричали басистые голоса солдат.

Арагон развернулся на лошади к врагу, махнув мечом вперед:

— В АТАКУ!!!

Ровным строем копейщики двинулись в бой, не нарушая строй и экономя силы для схватки. Король примкнул к правому флангу, возглавив его. Остальными построениями командовали их командиры, следуя указанному плану. 

Бой начался, когда эльфийские лучники начали обстрел по приближающимся копейщикам. Но прекратился, когда их главнокомандующий понял, что стрелы достигают лишь длинные щиты. В это время людская конница готовилась брать в кольцо эльфийское войско.

Конница перешла в атаку, принимая путы деревьев на себя. Лошади падали, роняя всадников на землю. Людские копейщики с воплями и криками перешли на бег, прикрывая головы щитами. Эльфы, ожидая столкновение, сомкнули щиты. Лучники двух сторон обменивались стрелами. Кровавый пир начался.

Вокруг воцарился хаос. Зеленная трава переняла кровавый оттенок. Воины беспощадно проливали кровь своего врага. Истошным криком, на фоне бьющейся стали, души побежденных освобождались от оков еще теплых тел. Трупы заполняли землю, мешая живым твердо стоять на ногах. 

Натиск оказался неудачным, люди понесли большие потери. Длинные копья эльфийских копейщиков жестко встретили людскую конницу: значимая часть конного преимущества пала на подступе к врагу. Многим солдатам корни деревьев сломали руки и ноги. Но, лишившись половины войска, люди продолжали биться насмерть.

Арагон потерял коня. Однако, находясь в пылу сражения, он смог пробиться к эльфийскому главнокомандующему и вступить с ним в схватку. 

— ТВАРЬ! — прорычал король, заблокировав мечом удар эльфийского копейщика, который прикрыл своего командира. Стрела эльфийского лучника, сидящего на ветке дерева, проникла под кольчугу, вонзившись в левое плечо. — СУКА! — Арагон свалился на колено, его ногу облепили корни. Лицо короля, покрытое кровью, смотрела на эльфийского главнокомандующего исподлобья, оскалив белые зубы, на которые стекала собственная кровь с распоротого лба.

Вокруг бродили крики солдат и звуки бьющейся стали. Главнокомандующий захохотал, смотря в глаза поверженному Арагону: корни пытались раздробить королю ногу. Эльфийский главнокомандующий наслаждался плодами нечестной схватки и, замахнувшись мечом, попытался нанести смертельный удар, – но его рука отскочила в сторону. Один из рядовых солдат парировал его выпад и прикрыл Арагона щитом от стрел:

— Ваше Величество, вы в порядке?! 

— Благодаря тебе! — сказал спасителю король, освобождая мечом ногу от сжимающихся пут.

Враг не стал медлить и солдату пришлось отбиваться от атак. Но вскоре его живот разразился брызгами: из рта пошла кровь. Бравый воин свалился наземь от пронзающего удара противника. Эльфийский главнокомандующий вытащил свой меч из мягкой плоти и вспорол ему горло.

В ту же секунду Арагон смог освободиться из пут и резко бросился в бой: сильным ударом он выбил меч из руки эльфийского главнокомандующего. Потеряв оружие, он мог лишь отбиваться щитом от последующих ударов Арагона.

Послышался горн со стороны города, открылись ворота, – подкрепление! Сорок всадников вырвалось наружу, спеша на поле боя к братьям. Построившись в треугольник, они спешили на встречу к смерти.

«Сука, Фенрол! — подумал Арагон, продолжая наносить удары по щиту эльфийского главнокомандующего. — Я же сказал не вмешиваться, кретин!»

Король не заметил, как оказался в гуще врагов и получил в незащищенный бок удар ногой от эльфийского солдата, который уже сразил мечом очередного противника, – отчего Арагон свалился с ног, споткнувшись об эльфийский труп. Быстро нащупав утерянный меч, король отразил удар налетевшего на него эльфа и проткнул ему горло.

В этот момент оружие засияло синем цветом. Только сейчас Арагон заметил, что в руке был не его меч, а эльфийского главнокомандующего. Над полем боя возник прозрачный купол, стенки которого были размыты. Все пространство снаружи потеряло четкость, словно у всех солдат внутри исказилось зрение.

Сражение неожиданно встало на паузу, воины посматривали на неизведанное с опаской. Арагон оглянулся по сторонам: эльфы вокруг него стали тихонько отходить назад, догадываясь о чем-то. Король сбросил с себя труп и поднялся на ноги. 

— БУМ!!! — послышалось сзади. Хруст костей и предсмертные вскрики прозвучали следом. 

— БУМ!!! БУМ!!! БУМ!!! — повторилось вновь, и вновь, и вновь. Все магические деревья замертво свалились наземь, придавливая все живое под собой. Корни, сковывающие людей, обмякли, отцепившись от конечностей. 

Отряд Фенрола опешил, остановившись перед куполом. Все воины замерли на месте, побаиваясь пройти в него. 

— Отступаем! — оборвав тишину, неожиданно прокричал эльфийский главнокомандующий.

Узрев неизвестную магию, эльфы позабыли о численном преимуществе и попытались бежать прочь. Но, увидев, что враги проходят сквозь купол невредимыми, Фенрол отдал приказ: «Добить эльфийское отродье!». 

В этот день люди одержали значимую победу. Эльфийский главнокомандующий был схвачен и допрошен, – пытки развязали ему язык. Арагон выяснил вражескую расстановку сил, получил информацию о драконьей ткани, и разузнал подробности об эльфийской магии. Новый глоток знаний усилил военный потенциал королевства. После экспериментов и практики, Арагон научился контролировать магический купол. 

Через несколько месяцев положение на карте изменилось, – первый город был отвоеван. Эльфы так и не смогли противостоять анти-магическому куполу. 

Через несколько лет люди полностью отвоевали свой материк. Королева эльфов была схвачена в плен, а ее армия позорно разбита. Но, невзирая на желание народа – отомстить, Арагон не стал перевоплощаться из защитников в захватчиков. Он покончил с долгой войной, заключив с эльфийской королевой мирный договор и отпустив всех эльфийских пленных на свой материк. Далеко не все были согласны с таким решением, однако никто не стал противиться. Эльфы стали первыми союзниками королевства.

Настал мир. Люди получили много полезных знаний от заморских друзей. Строились академии магии и алхимии. Появились новые лекарства на полках лазаретов, тем самым резко снизилась смертность от болезней. На базарах распространились товары, которых не найти на материке. 

Но ненависть к бывшим врагам никуда не исчезла, многие обычные люди и члены аристократии, не забывали ужасы войны. Ненависть в сердцах таилась долгие годы, пока не начала вырываться наружу.

Первым шагом к переменам стала ссора братьев. Фенрол поддерживал желание народа – отомстить, но Арагон был непреклонен. Братья сильно отдалились друг от друга. 

 

***

Около шестнадцати лет назад. 923 год.

Долгие годы лорды северных земель сдерживали свою злобу и несогласие. Но последней каплей стало принятие Арагоном эльфийской веры, – и вот тогда север восстал. Фенрол воспользовался ситуацией и объединил северное войско под своим началом.

Багровый закат освещал столицу Белиссии, окутывая мягкими лучами стены и крыши домов. По городским улочкам неспешно прогуливался летний ветерок, омывая тела павших в бою солдат. Мирные жители спешно искали убежище. На улицах воцарился хаос.

— Мама! — крикнул перепуганный мальчик, оказавшись в центре скопления людей. Он лежал на каменных плитах, – толчок упитанного мужчины свалил его с ног. — Мама, где ты?!

Вражеская тяжёлая кавалерия приближалась, сокрушая городскую стражу, стоящую у них на пути. Острые копья всадников беспощадно пронзали кожаные доспехи защитников. 

— Ма… Кх… Ма… — обезумевшая толпа спотыкалась о мальчика, однако он попытался встать, но его снова опрокинули. — Мама! Гд… Кх… Где ты?! — побитое тело ребенка окрашивалось синяками, на его крики и слезы никто не обращал внимания. Извиваясь от боли, он продолжал свои тщетные попытки подняться. 

Улица опустела и люди покинули ее, оставив в покое еле живое тело мальчика. На дороге лежали лишь затоптанные трупы, которым больше не в силах подняться. Среди них была и мама мальчика. Ее бездыханное тело лежало неподалеку от сына.

— М… Кх… М-мама… — последние слова захлебнулись в собственной крови. Вражеская конница разбила отряд городской стражи и, продолжив наступление, растоптала последних выживших, распластавшихся на дороге, не обращая внимания на хруст под копытами своих лошадей.

Мятежники добрались до замка. Арагон уже понимал, что все кончено, поэтому попытался вывести беременную жену Агнессу и ее личную служанку Сицию из города через подземный ход под замком, но внезапно начались схватки. 

— Сиция! Не могу, я больше не могу! — закричала королева. слезы от боли растекались по ее щекам. 

— Ваше Величество, показалась головка! Дышите, дышите, тужьтесь! — нежные руки служанки придерживали головку малыша.

— ААА! АЙ-ЯЙ! ААА! БОЖЕ, НЕ МОГУ! — от невыносимой боли вопила королева. 

— Вы большая молодец, осталось совсем немного! — ласковым голосом служанка пыталась успокоить свою королеву. — Дышите, дышите…

Роды проходили под замком в темном помещении, прямо у входа в подземелье. Лишь одинокая свечка мерцала теплым огоньком в непроглядной тьме, освещая ребенку путь. Агнесса чувствовала, как холод пыльного стола пробирал ее органы насквозь, минуя ткань белоснежного платья. От неприятного запаха, духоты, и пыли – королеву тошнило, но она пыталась сдерживать себя. 

Роды заглушали вопли солдат, сражающихся за стенами. Было слышно, как падали картины, от ударов огненных шаров и молний, сыпались стены, от очередного залпа катапульт. Сквозь тошноту и боль у королевы замирало сердце, от предсмертных криков поверженных солдат. Город окутался в кровавое одеяло.

Мятежники приближались. За стенами комнаты послышалось несколько взрывов от огненных шаров. И после – мимолетная тишина, за которой снова разразились звуки стали. 

— Осталось совсем немного, Ваше Величество! Дышите, дышите, тужьтесь! — маленькая комнатка задрожала. Что-то громоздкое упало в темном углу. Посыпался потолок, обрушивая на девушек неприятные камешки. Сиция прикрыла рукой младенцу глазки, а телом закрыла его самого. 

— АААААААААА! — впившись ногтями в стол, истошно закричала королева. Ее белое платье покрывалось пылью и грязью, а боль усилилась – ребенок выходил неспешно. 

Дверь комнаты резко распахнулась, на пороге появился мужчина, в руках которого был двуручный меч, весь запачканный в крови. Его лицо источавшее отчаяние скрывалось в тени. Ноги, готовые свалиться в любой неподходящий момент, дрожали, но все-таки держались из последних сил. Полученные раны насильно вытворяли кровь из его тела, пытаясь свалить крепкое тело на пол, но в последний момент он успел опереться об дверь.

Увидев жену, Арагон преобразился в лице: 

— Несси… — полушепотом промолвил израненный король. — Все хорошо, я вытащу тебя от сюда. — предсмертные вопли в коридоре смолкли, враги объявились за спиной.

— Арагон, сзади! — закричала королева, стиснув зубы.

— Ваше Величество, дышите, дышите, тужьтесь! — Сиция заплакала, но продолжила счет. Зная, что враги за спиной, ей хотелось бросить все и сбежать. Нет ничего ценнее в жизни, чем сама жизнь. Она это понимала, но что-то сдерживало ее. — Совсем немного, осталось совсем чуть-чуть… Дышите, дышите, тужьтесь!

Взмахом клинка Арагон отбил бесчестную атаку с тыла, силы не полностью покинули его. Напавшие разом упали, ударившись затылком о каменную стену коридора. Не успев отойти от ошеломления, мятежники лишились головы. Послышался металлический топот за углом. Вражеское подкрепление приближалось.

Какое-то время король сдерживал напор, узкий коридор послужил союзником в позиционной битве. Он был искусен каждого солдата здесь, но силы были на исходе. Да и в руках был неудобный меч, который был в добавок выкован из заурядной стали. Сейчас он не способен воспользоваться анти-магией, поэтому появление вражеского мага грозило Арагону моментальной смертью. 

Крик новорожденного ребенка на секунду пленил взгляд короля.

— Это мальчик! — сказала Сиция. В ее руках лежал малыш, который пробудил свой плачь, будто осознавая смерть. Ребенка передали маме, и словно по волшебству, оказавшись в руках создательницы, мальчик успокоился.

— Как вы его назовете? — спросила Сиция, нервно поглядывая на дверь ведущую за стены.

Королева посмотрела на дите и, скованная слезами, расплылась в улыбке. Руки, дрожавшие от бессилия, аккуратно держали младенца. Смешанные чувства королевы вступили в противостояние:

— Рагош! — крикнула она мужу. — Рагош, это мальчик! Как ты и хотел! — Агнесса одарила теплым взглядом малыша. — Он похож на тебя! — слезы счастья, смешавшись с болью на душе, стекали по лицу. — Как ты его назовешь? — но игра «все будет хорошо» продолжила сценарий. 

— Несси, это правда? — в этот момент Арагон, кряхтя, повалился на колено, получив в ногу глубокую рану от копья. 

Меч утерян из объятий. Воин, склонивший колено, стал отцом своего первого наследника. В голове проскакивала единственная мысль: «Как же дочки будут рады… — глаза намокли у отца от горячи на сердце. — Я буду оберегать их… На небесах или, даже, в аду… Я всегда буду приглядывать за ними».

 — Я так счастлив, дорогая! — голова воина склонилась, клинок противника вознёсся над золотистыми волосами. — Нашего сына зовут – Джон! Я люблю тебя… Беги!

На следующий день Фенрол перенял корону и стал новым королем Белиссии. Агнесса скончалась после родов. Сиция сбежала из города с новорожденным принцем. Двух четырехлетних дочерей Арагона помиловали.

Страшная ночь отпечаталась на страницах истории. Народ раскололся во мнениях, но большинство следовало убеждениям нового короля. Повысился уровень беззакония. А политика, оборвав все отношения с эльфами, сделала акцент на подготовку к войне. Во многих деревнях началось строительство школ по военному делу. Королевство подвергалось большим изменениям.

 

Два года назад в деревне Фанф. 937 год.

«Дорогой дневник!

Это моя первая запись. Будем знакомы – Ман. Месяц назад мне исполнилось пятнадцать лет. Что бы еще сюда написать…

Родился я не в этой деревне. Меня еще грудничком нашли в лесу далеко от этих мест. Старик Рудиос сжалился над ребенком и забрал его к себе на воспитание. Так я и спасся от смерти в дремучих лесах. Однако, после того как я узнал правду моего рождения, мне приходится скрывать ее от деревенских. Для всех я внебрачный сын Рудиоса Бенда, человека чье прошлое на верховном уровне покрыто тайной.

Мачехи у меня не было, поэтому жили мы с отцом вдвоем. С какой стороны не посмотри – от его холостяцкой жизни одни сплошные минусы: готовил отвратительно, дома постоянно отсутствовал, а когда возвращался, то приводил каких-то женщин! Я был как-бы рад за его половую жизнь, но часами прогуливаться по холодной улице, пока он там милуется, – изрядно под надоедало.

Сейчас никаких проблем нет. В памяти остались лишь хорошие воспоминания… Год назад он скончался.»

— Чем я занимаюсь… — тихо произнес Ман оторвав сонный взгляд от листка бумаги. Огонь по-прежнему щедро делился теплом: в небольшой печке царил уютный треск пылающих бревен.

Единственная в доме маленькая комнатка выглядела неброско. Бревенчатые стены надежно держали низкорасположенный потолок. Подобие кровати, из небрежно наложенной соломы, наполняло помещение неким уютом, ожидая хозяина в теплом углу. Спальный уголок всегда отогревался быстро: каменная печка находилась неподалеку от соломенного ложа. 

Подкинув в топку несколько бревен из близлежащей стопки, Ман вновь уткнулся в лист бумаги, облокотившись спиной на прогретую кладку печи. 

Недосказанные мысли сковали парня цепью. Желание блуждать по неведомым мирам опьяняло разум, – сопротивляться сну становилось невозможно. Но, лишь на миг, холодная рука отдалась теплу печи, и вновь чернила перенеслись на лист бумаги:

«Бесит! Сколько не работай, а награда – смехотворная. Руководство выдаёт талоны ровно столько, сколько требуется для обеспечения собаки!

Кругом все за талоны… Ненароком ушибся – доставай кошелек, изголодался – откапывай заначку. Закончились жизненно необходимые бумажки? Ограбь или сдохни! Благо неприлично трудолюбивых рабочих балуют премией. На этом хоть спасибо.»

В единственное окно комнаты игриво постучались. Еще раз. И еще. Это ветер усилил шаловливое дуновение, продолжая подталкивать ветки близрастущей березы в сторону стекла. Сегодняшней ночью шутник пребывал в ударе. 

Ман встал с прогретого места и подошел к окну. Но, к сожалению, на небе все звезды куда-то исчезли. И Луна глубоко уже скрылась в темных густых облаках. Сверчки и лягушки в унисон напевали ночную колыбельную, дружно объединяя мотив. 

В кромешной темноте Ман разглядел соседский дом, – двухэтажный сруб, с деревянными балкончиками на каждом из окон. Он величественно стоял на расстоянии десяти шагов от крохотного домишка Мана. Было заметно, что соседи давно уже спали, но на втором этаже сверкала свечка. И это бросилось в глаза. 

На маленьком деревянном балкончике стояла девушка и разглядывала облака. Ее личность скрывала ночная темь. Лишь тусклое свечение, исходящее из комнаты, проливало свет на ее белоснежные волосы. Какое-то время Ман не мог оторвать от балкона взгляд, плавая по водам юношеских мыслей… 

Вернувшись к растопленной печке, Ман сел на свое любимое место, облокотившись спиной на теплые камешки, которые продолжали делиться теплом.

«Отец, я так и не понял… Просто никак не смог понять. Вплоть до твоей смерти не осмеливался спросить… 

Зачем? Зачем ты тогда спас и вырастил меня в этой плебейской деревне? Почему ты запретил мне воспользоваться шансом, чтобы покинуть ее? Ты же знал, что единственный способ был учебой в школе. Да, ты сам научил меня махать мечом, читать, и писать, но без этой школы мне не уехать в город! Без тех знаний, которые там дают, мое мастерство на порядок ниже! Из-за твоих прихотей мне остается лишь работать в этой гнусной каменоломне до конца своих дней…

Но такая жизнь не для меня… Мне остается лишь одно, – сбежать.» — порыв негативных мыслей впились в парня. Ман импульсивно кинул в топку исписанный листок, и снова подошел к окну. 

Соседский дом полноценно впал в спячку, одинокое свечение растопилось в пустоте. Присмотревшись, я заметил женский силуэт, спешно спускавшийся с балкона по веревке. На ее спине был закреплен короткий изогнутый лук, а на левой ноге колчан со стрелами, качество которых разглядеть не удалось.

Куда же понесло ее в столь поздний час? Уже как бы давно объявлен комендантский час. Да и смена сегодня нормальных мужиков, на дежурстве спать точно не станут. Но мои негодования не перешли на следующую ступень и, одарив девушку осудительным взглядом, я лег на свою прогретую солому с надеждой уснуть. Не мое это дело…

 

***

Проснувшись от стука в дверь, я не сразу осознал реальность. Лишь огорчился, когда немного пришёл в себя, – за окном бодрствовала ночь. 

Ливень яростно кромсал черепицу моего дома. Словно настоящий шторм! На секунду даже показалось, что его капли пробили в крыше брешь и вот-вот меня сейчас затопит. Для полной картины не хватало грозы, от которой всегда мурашки по коже! Не вставая с постели, я глянул в окно, убедившись в увиденном, – погода заметно ухудшилась. 

Ман приподнялся, опершись руками о колючую солому. Стук в дверь терпеливо продолжался. Но парень не торопился открывать, все его тело прочувствовало холодок, заполняющее свободное пространство комнаты. Печка успела израсходовать запасы тепла, – заранее подкинутые бревна превратились в угли, а щелка в окне втянула в себя львиную долю прогретого воздуха.

Властный стук не утихал ни на секунду. С трудом справляясь с сонной тягой и борясь с желанием согреться, Ман поднялся на ноги и подошел к двери, после чего не торопясь отворил ее. 

Ливень, объединившись с ветром, полоснул неподготовленное тело крупными каплями. За мгновенье одежда Мана впитала в себя неприятные крапинки влаги, застав врасплох сухую область от шеи до колен. Белая рубаха и черные свободные штаны сразу же насквозь промокли. Забранные в хвостик каштановые волосы обмякли, сбрасывая лишнюю влажность на лицо. Ман посмотрел на гостя и слегка удивился.

На пороге дома стояла соседская дочка. Она пыталась согреться, переминаясь с ноги на ногу. Увидев Мана, девушка перестала показывать слабость к холоду, перестав неуклюже переминаться. Но и без этих движений было видно, что она совсем промерзла: под капюшоном белые волосы сильно пропитались влагой, тонкие губы посинели и незаметно подрагивали от прерывистого дуновения ветра, а маленький курносый носик тихонько пошмыгивал при малейшем вдохе. 

В мгновенье ока, взгляд зеленых глаз переменился, уподобившись лисе при встрече с неизвестным зверем. Сопротивляясь холоду, девушка внимательно рассматривала Мана, пока тот, не понимая сон ли это, тупил с спросонья в голове.

— Я пройду?.. — дрожащим голосом спросила гостья, оборвав обоюдное молчание.

— А… Что? — Ман протер глаза, не веруя в действительность. — Нет. Забыла про комендантский час? Ступай домой.

— Совсем придурок? Я же промокну! — толкнув Мана, девушка прошла внутрь.

— Куда пошла? Ты уже промокла! — закрывая дверь, Ман озадаченно посматривал на гостью.

— Ты слишком долго открывал. — девушка уверенно подошла к печке, по пути отряхивая грязь на черных сапогах. — Где у тебя чем разжечь можно? — осмотревшись по сторонам, она обратила внимание на неряшливую стопку бревен около самой печки. — О, нашла! А что так мало?..

— Не твоё дело, мне хватает. — ответил Ман на секунду позабыв о наглости девчонки. —Ничего не трожь и выметайся, мне не нужны проблемы со стражей!

— Не хорошо… — задумчиво произнесла девушка, наклонившись за парой брёвнышек. — Нужно было побольше запастись для гостьи. Я предпочитаю тепло. Боюсь этого едва ли хватит на ночь.

— Эй, гостья. Тебя никто сюда не приглашал! — уже завелся Ман. 

— На какое-то время этого хватит. — девушка бросила подобранные бревна в печь, охотно игнорируя слова молодого хозяина дома. — Так, а где у тебя огниво?

— Боже, все, хватит… — Ман импульсивно подошел к девушке и схватил ее за руку. — Свалила из моего дома, пока я не сдал тебя страже! 

— Значит, огнивом не поделишься… — развернувшись к Ману, гостья резко засадила коленом ему в живот, отчего парень согнулся, отпустив руку девушки из своей хватки. — Какой бестактный! Тогда сама попробую. — сделав легкий вдох, она нежно подула в печь. Выдыхаемый воздух, как по волшебству, преобразился в пламя. Образовавшийся огонь, начал вырываться из печи наружу. — Ой, немного перестаралась. — закрыв горнило, гостья улыбнулась, глядя на непонимающие глаза Мана.

— Т-ты что… — позабыв о боли, затараторил Ман. — Э-это магия! Быть не может! 

— Ой, видимо ты увидел лишнего. — девушка сняла с себя черную мантию и изогнутый лук, положив их сушиться на печку. На ней осталась белая рубаха, заправленная в коричневые штаны. — А я думала ты не заметишь. Придется устранить оплошность…

— Не замечу?! — произнесённые слова камнем застряли посреди горла. Осознание, с легкой примесью неизбежности, перерастало в страх. Шутки с магами плохи, особенно когда они скрывают свои способности. В нашем королевстве запрещена магия тем, кто не имеет на это королевского разрешения. — Я… — произнес Ман, краем глаза осматривая комнату на наличие чего-нибудь тяжелого. Делая плавные шажки назад, он медленно приближался к входной двери.

— Я похожа на дурочку, придурок?! — в ее правой ладони образовался сгусток пламени. — Не дергайся, иначе будет больно.

— Э-эй, давай поговорим! — не дожидаясь ответа, Ман рванул к выходу.

— Куда ты, а как же разговор? — с усмешкой спросила гостья. Дождавшись, пока жертва дотронется до ручки, она запустила в дверь подвластную стихию, отчего та моментально загорелась.

— АЙ! — вскрикнул Ман, махая в воздухе ошпаренной рукой. — Я же сейчас буду кричать и звать на помощь! Лучше остановись, дура! — дверь окуталась в пламени. Ман сделал глубокий вдох, дабы успокоить панику, и отошел от двери, чтобы огонь не перенесся на одежду. — Успокойся, не делай глупостей!

— Ты совсем придурок. — расхохоталась гостья. — Я же готова поговорить, поэтому и не целилась в тебя.

— Давай поговорим! Поговорим, я не против! — но в голове была пустота, из-за стресса ничего толкового в нее не лезло. Тогда Ман сделал несколько плавных шагов вперед. — Спокойно-спокойно, мы просто поговорим…

— Зря ты пытаешься меня одурачить, паренек… — в руке девушки образовалось очередное подконтрольное пламя. — Ещё одно неловкое движение в мою сторону и ты познаешь все прелести мучительной смерти!

— Воу-воу! И-извини, я просто на нервах! Не каждый же день мне угрожают расправой! — нервно произнес Ман, в сию секунду остолбенев на месте. — Ты же понимаешь, что возгорание заметит стража? Да что уж стража, тебя даже под арест не возьмут, мы же здесь вместе с тобой задохнемся, а в худшем случае сгорим. Единственная д-дверь-то в огне!

— А ты забавный. — улыбнулась гостья. — Обычно люди кричат, просят пощады, или просто паникуют, но ты ещё воздерживаешься от бездумных поступков. Ты меня заинтересовал… 

— Послушай! Я не вижу никаких причин убивать меня! Может быть остановишься? Пожмем руки и разойдемся, а всем скажу, что это был обычный пожар по моей неаккуратности. Меня, конечно, накажут за это, но я лучше предпочту жить! А твой секрет я никому не расскажу, обещаю!

— Хорошо… — задумчиво произнесла девушка. — Пока не стану убивать. — вальяжными шагами она подошла к Ману. — Будешь мне служить, собачка. За верность, так уж и быть, дарую тебе жизнь. На колени! — приказным тоном сказала она, не обращая внимание на творившийся вокруг хаос. — Покажи своё желание стать моей слугой, поцелуй ножку своей госпожи! — девушка выставила левую ногу вперед.

Огонь успел достичь потолка, захватив половину владений сосновой конструкции. Черный дым заполнил половину пространства, но кашель почему-то не появлялся. Ман посмотрел в сторону окна и понял, что уже поздно выбираться через него, – пути отхода жадно поглотил пожар.

— Полагаю, твое молчание означает отказ. — огорченно сказала гостья. — Какая жалость. В таком слу…

— Я… — поникшем голосом пробормотал Ман, вставая на колени. — Я согласен… — Ман поднял свою голову и несмело посмотрел госпоже в ее зеленые глаза. — Я готов вам служить…

— Ты че творишь, ублюдок! — девушка ударила Мана по голове выставленной ногой, отчего тот свалился набок и отполз к соломенному ложу. — Усвой урок сейчас, ибо он последний. Не смей смотреть мне в глаза! А сейчас живо опустил свою голову в пол и отлизал мой грязный сапог, псинка!

— Д-да, моя госпожа… — сказал Ман, поднявшись на колени и прихватив в охапку часть соломенной кровати. С лица девушки не сходила властная ухмылка, она получала колоссальное удовольствие от происходящей сцены. — Как прикажете…

— И живее-живее! Не заставляй госпо…

Резким движением Ман оборвал приказ госпожи. Полоснув солому о горящую стену, он развернулся и бросил в девушку огненный комок. 

— Псина! — вскрикнула девушка, пытаясь оттолкнуть пылающий снаряд. Ошпарив руки, она попятилась назад. 

Ман не стал упускать шанс, он незамедлительно встал на ноги и сблизился с девушкой. Оказавшись достаточно близко, он схватил несколько стрел из ее колчана и оттолкнул от себя гостью. Девушка ударилась спиной о стену, а Ман скрылся в дыму.

— Ублюдок, убью!!! — крикнула гостья, придя в себя после неожиданной атаки. — Сука, я убью тебя!!! — в ее руках образовались огненные шары.

— Ты проиграла. — из дыма показался Ман. В его руках находился изогнутый лук с заряженной стрелой. — Одно неловкое движение, «моя госпожа», и я не отвечаю за вашу безопасность.

23.12.2022
Прочитали 276
avatar


3 Комментариев

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть