18+

Душа находится в голове, а сердца это источник низменных инстинктов и пороков.

Моя жизнь

Моя жизнь довольно скучна. Утром я встаю, еду на работу. После день либо сижу, либо напряжено работаю, все зависит от того если эта работа.  И где в часов пять я уже дома, безмятежный и совершенный, наслаждаюсь часами тишины и покоя. В моей жизни нет ничего, она спокойна и радостно.  А за окнами течет жизнь, такая  же мирная  и спокойная.

И в один из  таких  вечеров, после приятной книги, вроде бы читал Толстова, ко мне приходит брат. С которым я как год не разговаривали, поссорились из – за пустяка. Он весь в какой то грязи, на руках ссадины, а его куртка, весьма дорогая и стильная, разорвана и превратилось в лохмотья. Я смотрел на это и не мог  признать его, чтобы он, весьма успешный человек выглядел так, чтобы он, выглядел как бомж, нет. Я смотрел на него и видел чужака, с голосом брата, который говорит о какой то тарабарщине. Его кривой нос, косящиеся глаза высматривающие ценные вещи и неподдельное желание его рук взять  и забрать что то собой.

Я не понимал, что с ним произошло. Год назад, до ссоры он был успешным человекам, непреклонных с своих убеждениях и словах. Он как герой какой то книги или фильма мог рискнуть и  получить все.  И рисковал что есть самое главное. Моя ссора то произошла та из -за его глупой его идеи уехать куда-то на Восток или юг, и открыть там что то вроде отеля или организовать там тур, я не помню. Его глаза горели тогда, а я, как старший, родители уже давно умерли, запретил такое из-за уверенности что все его дело прогорит, хотя знал, что это было бестолку. Ну и вот тогда с парочку синяков он исчез из моей обыденности, а я с разбитой губой продолжал свою жизнь до сего дня.

Гоняя все это в своей голове, я понял — пустяк оказался гибельным и ужасным делом для моего брата. Я начел вслушиваться внимательно в слова и речь и не мог поверить в то, что слышу, он говорил ужасные, непомерно противные вещи своему прошлому я, что то о работорговли, наркотиках и убийствах, я не понимал, мозг мой клинил от этих слов и переставал работать. Последние что я понял, что он приехал за деньгами. Я смотрел на него. Его кривой нос, приятные черт лица, черная щетина, окутавшая его рот, и глаза с голубым оттенком. Точно , лицо брата, только слова и поступки другого человека. Я смотрел на него и от слепой ненависти вышвырнул его из дома.  После этого вечер продолжился обычно.

Ночью я проснулся от  ударов, что пронзали все мое тело. Кулаки были тяжёлые, словно железные две громадина, словно титаны били меня, простого человека.  Я не понимал как он попали в мою квартиру и зачем они избивали меня.. Затем, избив меня до состояния овоща, меня куда то понесли. Я все время то терял себя, то вновь приходил в разум. Меня точно несли какие то анбалы, лиц которых и в страшном сне я не забуду, они словно два демона, уродливые и противные, а на устах улыбки, как у детей. И вдруг они  кидают меня на металл и запирают дверцу.

Я  вскрикнул, поняв, что меня куда то везут, после чего мне отвешивали пару ударов и я вновь был в отключке. И после этого первое что я вспомнил это струя холодной воды. Она привела меня в чувства, глаза искали свет, а в ноздри ударил противный едкий запах химии. А передо мной стояли эти два анбала и какой то мужчина в костюме, считавший деньги. Счет шел уже на пару сотен, как вдруг из темноты появился брат, весь на нервах и уставший, я так и не понял откуда он здесь, но его слова я помню отчетлива:

— А с ним хватит- нервно говорил он, показывая на меня.

—  … 240, 245… С ним- переспросил считавший, -Ну, он потянет на пол сотни… Да, с ним хватит.

После мой брат радостно заулыбался и медленно, с ужасной улыбкой подошел ко мне и сказал:

— Спасибо, брат, ты спас меня. —  и положил в рот что то, вроде таблетку —  Спасибо… —  после чего голова моя закрутилась. И все померкло.

Надрез

Когда в руках  у тебя жизнь человека, ты не думаешь  о власти, силе, ты думаешь только о  себя, то что бы ты сделал если бы ты был тем неудачником, которого вот —  вот пристрелят . Что можно сделать в такой ситуации, конечно, убить владыку оружия, забрать мечем свою жизнь, конечно, зачем терпеть все это, зачем жить как скоту, выбери жизнь владики. Ведь мы не думаем о жизни скота, скот мы забиваем. И видя в нем себя, сильного, злого убийцу. Я  с  лёгким сердцем  всаживаю три пули в его голову, в который несомненно  таилась та идея. И пусть он был кем угодно, женщиной, ребенком, стариком, неважно я видел себя, тварь готовую убить.

После выстрела сердце успокоилась, и в уме начинают прояснятся здравые мысли, жуткий поступок приносит осознание своего преступление, эмоции, воспитание ломается от этого поступка, и передо мной уже человек, такой же как я, нет это я.  Я убил себя.В темной холодной комнате родилось пучина отчаянья, ужаса. В секунду из  человека, не дурного, образованного, прошедший сотни страданий, и бед переживаний их. Начел превращается   в монстра, что желает лишь  убивать.

Амет.

 Когда этого человека привели к нам, тогда он казался несчастным бедным мужчиной, которой продал себя от безысходности, отчаянья, словно долги его были настолько большие, что только продажа себя смогла хоть как то их закрыть.  Он не разговаривал с нами, выполнял только поручения и носился как бешеный от всякой ерунды.  Его были, издевались, поносили как могли, что не приводило к дружелюбию с его стороны. Иногда я видел  как он хромая то на левую, то на правую ногу бежал от  детей, что с палками носились с ним.  Дети не понимали что он человек, а взрослые видели в нем игрушку для детей. Я сам порой задумываюсь. Что он был тогда – Вещь или инструмент. Он толком нечего стоящего не умел, да и купили мы его из -за ценны, 75 целых, дешевизна, особенно для таких мужчин. Обычно их продают  за 100 -120, мы не думали что он настолько будет бесполезен. В поле работать не может, все время пытается сбежать, в дома не черта не умеет, отец даже думал продать его за 50, уж больно надоел он ему, и особенно его выходками. Тот что то постоянно мямлил, а потом в ярости бил стены или пол, иногда разбивал посуду, за что получал довольно хорошую взбучку.  После одной  такой взбучки и произошло ужасное событие.

В ночь, он видимо опять собрался бежать. И  каким то образом, все гадали как , он сорвал цепь, и тихо пробирался через наши спальни к выходу, в темноте коридора он задел что то, что разбудила моего отца и потом произошло что то  невообразимо, все услышали лишь окончание этого.  Выстрелы. Все проснулись  и забегали, не понимая что произошло.  Все начали вылезать из комнат, но крик мамы многих при остановил, наверное, это кому-то из братьев спасло жизнь, ведь за криком последовали еще выстрелы. Кто то стрелял в стены коридора и пробивал их. Все  прятались, спасая свои жизни или начинали искать  оружия.  Я выбежал с ружьем в коридор.  В свете свечей, что держала мама я увидел лежащего отца из  которого текла кровь. Осмотревшись, я увидел открытый подвал и осознал, что Раб сбежал. Осознание ко мне пришло быстро, все старшие братья пошли охотится на монстра.

Сторож.

Порой ночь можно увидеть много чего интересного. Где то в дали можно услышать как стреляют, а совсем близко любовники шалят и слышно их  стоны  или драки не на жизнь,  а на смерть. Всю Гнилую натуру Человека можно понять только ночью, ведь только в полной темноте люди раскрывают себя. Поэтому я выбираю ночные смены. А ты стоишь себе тихо, некого не трогаешь, а перед тобой происходить порой такое, что сложно описать моим скудным словарным запасом.

И вот стою  на посту и вижу как Амет с братьями во все оружии куда то идут.  Все злые, на лицах  лишь ненависть, а глаза красные как у быков. У каждого по ружью.  Смотрят на меня  словно я их  враг, и лишь что то скажу, убьют.  Видно что то очень серьезное произошло раз  Эмиль  с Аметом Вместе идут, хотя друг друга не переносят. Мы с Эмилем друзья,  но  даже он был каким то злым, что я побоялся что то спросить. И тут Яростный голос спрашивает меня:

— Пробегал Кто то? – С яростью меня спрашивал Амет, меня? Это что шутка, он меня терпеть вообще не может, даже разговор со мной  для него — это непростительный грех.

— Говори быстрее – С такой же яростью подхватил Эмиль —  времени нет, говори шайтан.

— нет -удивлённо и непонимающий ответил я.

—  Врет –  все ближе и ближе подходя говорил Амет -Врет как дышит, Спал, да? Проспал, урод?

—  Нет! Ты Чего, него не было – Я вообще  не понимаю что происходит, Я слышал выстрелы, но еще не знал что произошло. кого убили! Одного из вас? Я все на посту – Только и  выстрелы и слышал, но не кто не пробегал с моего поста , ей богу.

 Он осознал что я не вру, пнул стенку и они, все вместе,  ушли в лес, а Эмиль на меня смотрел так  словно я его предал. Утром,  после смены,  я увидел мертвого Атама, самого богатого человек нашей деревни и округа. Он был отцом Эмиля и Амета. Да, великого и уважаемого человека потеряли, да и понятно что  братья были на взводе.  Особенно Амет.

Эмиля

Охота длилась  недолга. Мы с Аметом, как старшие и довольно опытные в таких  делах  вели своих братьев. Я с Ришетом и Раилем, гнали тварь на восток. Он довольно плохо заметал следы, да и времени для этого у него не хватала.  Мы даже  пару раз его чуть не подстрелили, лишь удача помогла ему сбежать. Собак мы выпускали нечаста, только когда след становились непонятным нашему глазу. Гнали мы его  по лесам и полям, около шести часов. В села и деревни он не заходил, знал, что его ждет наверно, ведь за такого мои братья бы дали пару сотен или пристрелили что от греха подалше.  А тем временим Амет с Джуром и Лихтим, ждали его и готовились перехватить его в близи Деревни Сармат, что являлось самой крайней нашей деревней. За ней земли Шуров, что с радостью примут убийцу нашего отца, хотя везде так поступят. Ведь все хотят власти и денег.

За это время слух о смерти нашего отца разлетелся  по всей округе. Что привело в движение всех.

После недолгой передряги в которой Лихтим получил  пулю  в руку, эта скотина все еще имела пистолет нашего отца, мы взяли его. Амет уже решил застрелить его, без  кары и мучений, битьем его кулаками по его ничтожной жалкой голове. Как  вокруг нас зашумели листья, негромкий топот окружил нас и в ветках я с Братьями увидели черные куртки, Это были Шуровы. Видимо услышали выстрели и решили не церемонится с нами, застрелить своих давних  врагов. Мой брат был в ярости, смотря на ничтожество что убило нашего отца, он не замечал ничего, только бил руками эту тварь и кричал на него.  Я тем временим пытался его вразумить, заставить взять эту тварь и убить  у себя или закончить прямо сейчас, пистолетом, но он не замечал нечего и бил.  Рука у него тяжелое, все лицо твари было красным, он был бы наверно нежилец, если бы Шуры не помешали. Но  я как один из старший  и единственный  кто не потерял голову приказал готовится к бою.

Все произошло быстро, как бы я не старался Амет не понимал что происходит и выстрел в голову оставил моего брата там, он не окончил нашу месть,  а я не мог застрелить тварь ведь Шуры наступали. И понимая все это мы начали отбиватся.

 Его застрелил Ихмет, глава их  семьи, и тот кто оскорбился нашей сестрой, негодяй. Но мы быстро расстреляли путь в ближайшую деревни. Там  по уговору он не могли стрелять, все же он чтил уговоры. Оставив мертвого брата и Монстра в руках  Шуров. Джурова и Раиля серьезно ранили, даже так что Раиль не выкарабкался, на утро третьего дня умер после всех стараний и мучений знахаря. Остальные получили несмертельные раны.

Следующим днем мы поехали выкупать брата, за него Шуры просили 100 цельных, которые мы собрали всей деревней. Монстра они не отдали, посчитав что сейчас не время для такого разговора.

На половине горла.

Когда ты упал, ты либо встаешь, либо падаешь дальше.  Мой брат меня столкнул, и это не позволило мне встать,  я продолжал падать вниз, несясь на бешеной скорости планеты. Люди,  что окружали меня,  не давали выбора, они заставляли лететь, снося все мосты на возращение к прежней безмятежной жизни. Люди что считали меня животными, люди что считали меня талисманом, Все эти люди были жестоки и злы,  как я к своему брату, они убивали, насиловали, наслаждались своей ненавистью.  И смотря на них, я человек средних лет превращался в чудовища.  Я стал таким же монстром.  Я убивал, я мучил людей и этим наслаждался, это приносило хоть какой то покой в мою душу, но душа все гноила, принося страдание, ненависть ее разжижала, заставляя принимать все больше мук и страданий, они стали моим наркотика, я просто не мог без этого жить. И гнев съел мою душу.

В  эйфории гнева и страсти, моя ярость оправила меня на поиски моего брата. Моего глупого жалкого брата.

Старший сын.

Когда он появился,  я совершенно не понимал то что он говорит. Лишь слова «да», «нет» иногда были разборчивы в его исполнении. Мои отец сказал, что он убил нашего врага, дал нам шанс выбраться из тени его жадности и завладеть  большим богатством и влиянием. И то что этот иноземец – это символ смерти наших  врагов теперь у нас. Много чего произошло в первые дни его пребывание, но запомнился мне большой пир в честь смерти и возрождение наших земель. Люди много гуляли,  пили,  наслаждаясь возможностью  освободить себя от всяких  предрассудков, злых  мыслях и безнадежного будущего. Праздник организовал мой отец, поэтому вина, водки, пива было много.  Мой отец знал  людей, и знал чего они желают. Даже те кто винил его в проигрыше семье Атаме праздновали и веселились в те дни.  Да,  они пришли,  пили, веселились, а глаза горели ненавистью, ненавистью  к моему отце, тому кто делает все для них. В те дни символ, имя его невозможно проговорить, сидел тиха, наслаждаясь всем что ему дают, он был тогда  словно зверь, умирающий с голоду. А после, в дни что он   все больше походил на человека, постригся, побрился, его лицо было загорелым, где то слезала кожа, нос чуть крючком смотрел на меня,  а глаза темные,  словно в них  что то тускнеет, смотрят  и чего то желают, словно смерти  хотят. Не знаю почему. Но Братья,  что следили за ним, выполняли свой долг хорошо, оберегали его и следили что он что то не натворил.  Их  Символ возненавидел, особенно если они были вместе. Тогда он пытался на них  напасти, убить кого то, но братья сразу же вразумляли его.

 После долгих  дней спокойствия его взгляд совсем потускнел.   А жажда убивать словно улетучилось, но видя братьев вместе, он все равно впадал в бешенство. Мир для него стал более обычным, он начел спокойно ходить, рассматривать все, что то было ему знакома, а некоторые вещи для него были чем то  в новинку, что то удивляло, а где то он непонимающий таращил глаза и думал о своем. В общем он начал привыкать к жизни, его не трогали, но и не замечали, лишь иногда дети, так слега подшучивали над ним, что словно выводило  его из  себя.

 А затем Прибыли они. Семья Атаме, пришла за ним.  Их визит   был для некоторых  неожиданностью, а для кого то радостью.  Их,  самую призираемую и всеми любимую семью – уважали и ненавидели в нашей семье больше всего. За их силы, за их  богатство, которое они забрали и не делили с другими. Зачем они пришли было понятно,  их гордость не могла перенести той утраты, если убийца останется в живых. Все это знали, и все знали что этот символ нужно продать подороже. Поэтому он сразу же исчез из их виду, а братья вновь стали его надзирателями.

Хотя семья Атаме была богатой, путь приносил несметные богатство, смерть Главы и старшего сына сильно подкосила их дух. Что  привело их  к переговорам. Не кто не ожидал что Амета убьют.  Мой отец сразу же открестился от смерти их старшего сына,  а представитель Атаме, знал что доказать смерть брата пришедшую от пули Шуров он не мог и поэтому все сошлись на символе, что как бы увеличило цену за него. Спор был долгий. Отец не хотел  снижать цену за такой товар, который попал в его крепкие руки, но все же знал когда надо отпустить ее, ведь нервы представителя были не столь крепки,  а его рука, которая все держалась за пистолет. Нет, отец не боялся смерти, он боялся что в дом Аметов привезут еще трупы, что будут уже на нашей совести. И  тогда кровь польется рекой. Но все же этого смогли избежать. Договорились о частичном контроле пути и полном согласии что голова убийцы должна упасть.

Все это время символ находился в подвале, его заперли и уже начали готовить к так сказать к перевозке. Но  что то произошло в подвале, не кто не знает что именно произошло, ведь Ахмет и Литмир, охранявшие наш символ, нашли убитыми. а сам символ уже сбежал. Убитые лежали совершено непристойном виде, с отрубленными головами.Это привело в бешенство их семьи, буквальна вся деревня начала охоту за этим символом, которая длится и сейчас.

 За это время он уже убил  четырех  человек. Каждого он излавливал когда тот был  один, либо  человек обивался от своих. Причем каждая жертва имело  сильные синяки на руках, что давала понять что символ не мог быть все спланировать, что люди боролись с ним перед  смертью. Это давала надежду на его  сильное изнеможение, ранение  и его поимку.  Только то что голов у его жертв не было, немного пугало. Куда они деваются?

Патрульный

Скоро пойдет холодный ветер. Листья тихонько начали желтеть. Жаркое яркое солнце начало остывать и  серые тучи захлестнули голубое небо. На моем лице, таком красивом и прекрасном, не было печали, не было радости. Время идет, и жаркий зной надоел моему сердцу, оно ждало приятных холодных  ветров перемен. И вот- вот мир даст мне это. Идя по улице, город тихонько поет свою песнью. Песнью  маленького городка, который живет в мире большого, непомерного хауса. Где то старичок стоит на балконе , куря папироску, а в это время коллекторы бьют в его  железную дверь. А на улице маленькие девочки, в ярких  платьях примеряют будущею профессию,  пока их мамы развлекают богатых  мужиков. То лай собак, то мурлыкание кошек, то кашель больного бомжа, все это образуется в музыку нашего города.

Эта песня так сладка, но так приедается моей великой, сильной личности. И вот мостовая, старая, построенная до разрухи мостовая, повсюду грязь, ржавые перины на который весят  ржавые замки. Порой на замках виде сердца виднеется налет старой краски, либо красной, либо желтый. А где то  на каких то замках имя или инициал любовника что повесил замок. Словном печальная история, мир не сохранил их любовь. Но моим глазам  приелась и это и они смотрят в даль, в даль где меня ждет мир, такой большой и такой необъятный.

Ветер дует мне прямо в глаза, он неприметно ждет моего вызова, моей решимости. И я подымаю руки и развожу, пытаясь забрать его всего, забрать все что меня ждёт. Лицо непомерно сияет. Мир ждет, люди ждут и мы выходим на охоту. Садясь в машину все мое нутро кипит, вот -вот охота начнется.

По словам моего наставника наша работа — защищать богатых, но иногда люди скидываются и могут заказать наши услуги, особенно если это богатые люди. Но  это бывает  так редко,  пример когда город находится в таком страхе, словно живая чума гуляет по городу.  И сейчас, набрав чуть ли не сто цельных они, молясь пришли к нам, полиции защитить их от этой чумы.

Я пришел к ним недавно, голова моя работает, да и силы мои руки имеют много, вот поэтому, зная что мне не светит образование, денег у родителей не было. Я пошел в полицию. И вот нам дали работу, хорошую работу. Где то пару дней  назад в нашем городе произошло серьезное происшествия. На постах, где сидят охрана было обнаружено двое убитых.  У них было не было голов,  а на телах было обнаружено шесть колотых ран на одном и три  на другом, проделали их  охотничьем ножом. Дело пошло,  ведь убили охрану господина Лимира, возле его дома, но убийца пошел дальше.  Так же следующий ночью было обнаружено  еще  шесть трупов, тоже безголов, убийца помешался на этом, он все время оставлял два трупа, даже если он убивал одного человека, он брал труп и нес его пока не находил ему пару это видело несколько человек. Свидетели сразу же звонили нам и наши братья брали  сразу же бежали и даже брали его в клещи, он либо сбегал, либо убивал наряд. Тварь  затихала на день, пряталась. И вот на сегодня началась  крупная операция, после двух дней его буйствав которых он убил около двадцати человек, тоже лишив всех головы,  наши граждане  скинулись и заплатили нам  на воистину грандиозную операцию. шесть патрулей, берут его в доме где он прячется сейчас, около тридцати человек в оцеплении, 48 пистолетов, 48 дубинок, 30 патрульных, 15 офицеров и 2 лейтенанта и сам командир здесь, организует нас, такого точно никогда не видел наш город.  Всех напугало это чудовища.  Все получать долю с пирога.

Голова слетела.

Почему я так хотел убить его. Почему я убил тех двоих. Они были так похожи на нас. Они уважали друг друга.  Они были братьями.  Они убиты мной. Они. они. они…. Двое. Двое. Двое. Двое…  А я один? Вот мой дом, как же все близко — убийцы, бандиты,  они были за воротами. Бездушные. Бездушные. Бездушные.  Они жили так близка, а я их  не видел, не замечал.  А они жили, убивали, низводили таких  как я в бездну безумия, бездну отчаянья, всего лишь в сотни, может пару сотен километров. А брат, где брат. Он один, нет, он не будет один.  Взрывы.  Они пришли суда,  все узнают мою боль? Да, и ладно, главное где он, где эта Тварь. Убить. убить. убить.

Автор.

Перед тем закончить наш рассказать надо пояснить что произошло с преследователями нашего друга. После трех дней  погони Семья Шуров потеряла след своей жертвы.  Не смотря на долгие скитание,  они не смогли найти эту тварь. И решив, что тварь побежит в  какой то из ближайших город направились туда, договаривается с начальниками, богачами чтобы эту тварь от дали им, иначе поставки наркотиков, продуктов прекратится.  Им отказали, ультиматум не сработал. 

Причина почему патрульных было так много, весьма проста. Штурмовать дом с одним помешанным просто,  а вот охранять его от банды убийц, что контролируют поставки в город, бандитов, что так охотно идут в свою могилу не часто встретится такой случай.

Единственное что можно сказать в конце.  Штурм Шуров принес большие потери полиции, из  тридцати человек выжило около семнадцати, трое получили ранение, одного из  лейтенантов убили. А самих бандиты отступили, потеряв шестерых.

Вторая группа не обрела успех. Они обнаружили лишь  обезглавленные тела. Шесть трупов. Убийца либо сбежал, либо  лежал среди мертвых безголовых тел, что было странно, ведь никого в доме не осталось, лишь безголовые трупы.

20.11.2021
где то там

нет будущего без прошлого. нет себя без других.
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть