Беспокойная жизнь Ари

Глава шестая. Жизнь человека зависит от дожся с небес, который должен быть воврема

На следующий день у Чери появились ключи от дома Ари и на приходила, когда у нее было свободное время от обязанностей по дому, ведь их с нее никто не снимал. Она без всякого стеснения отговорила Ари жить месяц на ферме, чтобы узнать жизнь сельской семьи:

-Мистер Торн, люди вечером должны отдыхать от дневных забот, а если вы им будете правдоподобно их показывать, то не освободите от психологического груза. Ведь каждый из них знает, что происходит вне города и испытывает внутреннее сопротивление. У нас есть интернет, сотовая связь, кабельное телевидение, но мы себя сознательно ограничиваем. Наш уклад жизни разрушается, мы это видим, а дома поступаем так, как будто 200 лет до сих пор тянутся в наших душах. Пожалейте наши души.

-Пожалуй вы правы, Чери, но как разнообразить передачи? Мне кажется, что я сам скоро стану такой, как члены вашей общины.

-Какой?

-Скрытный и терпеливый.

-А это плохо?

-Нет, это тяжело, желать одного, а поступать иначе.

-У нас скоро праздник скотоводов и парни будут соревноваться, кто дольше всех удержится на быке. Вы можете сделать об этом интересный репортаж.

     Ари припомнил ленивые стада местного крупного рогатого скота и внутренне улыбнулся пришедшей мысли:

-Кто первый уснет на быке, тот и проиграет, ха, ха. Это же не коррида. 

Вот в Испании и Бразилии, этот вид спорта наравне с футболом. Он видел подобные соревнования в Аргентине, когда путешествовал со второй женой по странам Латинской Америки. Она очень возбуждалась, когда на десятой секунде ранчеро улетал со спины быка на три метра и крутые парни на четвереньках передвигались после падения. А когда бык сам убегал в загон, они вставали и выпячивали  грудь, как победители быка, кланялись публике и та ревела от восторга. Цирк и только.

     Нечто подобное Ари увидел и на местном празднике.  Ему понравился сметливый бык по кличке Астероид. Когда в узком загоне на него уселся крепкий парень, Мейсон младший, то бык не шелохнулся, он спокойно стоял даже когда открыли ворота загона. Возникла заминка. Мейсон ослабил хватку ремней, тут бык брыкнулся и ковбой улетел в публику по траектории осветительной ракеты. Все расступились и смельчак приземлился на пятую точку. Другой бык по кличке Брут, тоже не зря жевал траву на пастбище. Он спокойно вышел на арену, упал на бок и придавил наездника. Причем бык вставать не торопился и не реагировал на красный флаг, которым махали у него перед носом. 

      По окончании праздника, Ари подготовил передачу, в которой красной мыслью проходила идея, что в 21-м веке развиваются не только люди, но и животные. А чтобы не было случайностей на таких праздниках, с быками надо проводить  регулярные занятия. Когда на следующий день он появился на воскресной службе в церкви, присутствующие устроили ему овацию и смеялись до слез.  

      Постепенно напряженность между Чери и Ари пропала и они свободно общались. В его доме она не была инвалидом с детства и случилось маленькое чудо, она стала  выглядеть много лучше, исчезла серость кожи, выпрямилась осанка и она перестала целый день выглядеть хмурой. Ари это заметил и сделал ей комплимент:

-Чери, вы к середине лета заметно похорошели. 

Женщина не вспыхнула, а подошла к зеркалу и внимательно на себя посмотрела. Потом улыбнулась и сказала:

-Вы правы, Ари, Это произошло потому, что я перестала себя презирать, считать обузой. Дома я по прежнему считаюсь несчастной, но только считаюсь. А у вас в доме я стала нормальной женщиной и главное полезной. Мне приятно, что вы заметили перемену и прямо сказали, ведь месяца четыре назад, для вас это было бы невозможно, не так ли?

-Да, я не осмелился бы, а сейчас сказал, что пришло на ум, а когда спохватился, то ваша реакция меня порадовала.

-Мы стали понимать друг друга, Ари. Моя работа из обязанности превратилась в потребность. Скажу больше, и у вас появилась потребность не только в помощи по хозяйству, но и в открытом общении, которого у вас не было два года. Я же все замечаю. Вы же не случайно иногда касаетесь моего плеча, или стоите совсем рядом и разговариваете, а порой и по долгу прямо смотрите мне в глаза.

-Не случайно, с вами мне спокойно, а не боюсь, что надо мною будут смеяться. С другой стороны, я не хочу быть скованным в общении, как ваши мужчины. Я рос на улице, у нас была свобода от диктата родителей, школы и общественных норм. Она мне очень близка, я не хочу ее терять. Лучше буду всегда шутом в глазах людей, которые мне, если честно говорить, очень нравятся. Только по чистой случайности, а стал писателем, а не уголовником.

-Спасибо за откровенность, с вами я узнала другую сторону жизни и мне все тяжелее возвращаться домой. Там я не принадлежу себе, я часть клана, который решает за меня, что мне нужно на будущее. А мне это будущее стало в тягость.

-Я не совсем понял насчет будущего, у нас же рабство давно отменено.

-Ах, Ари, это в Чикаго отменили. А к нам на прошлой неделе приехали сваты с далекой фермы. Они прямо сказали, что женщина стала выглядеть хорошо, меня заметили на празднике скотоводов, что я теперь здорова и в соседнем графстве есть мужчина, который хочет меня взять к себе на ферму в качестве жены. Думаете, кто спросил моего мнения? Оно никого не интересует. Как согласились отправить на работу к вам, также согласились отправить к этому мужчине, которого в глаза никто не видел.

-Не может такого быть? Просто не представляю.

-Может, Ари, может. Мне так и сказали, что все годы ты сидела у нас на шее, но Бог услышал наши молитвы, ты поправилась и теперь у тебя будет своя семья.

-А что сказал пастор?

— А что он может сказать? Назначил дату венчания и все дела. Вся община счастлива, они искренне радуются такому событию и он ничего сказать против не может. И я тоже радуюсь в их присутствии, благодарю Бога за избавление от хворобы, за прощение греха, ведь болезнь была за совершенный грех, а что я еще могу сделать? Не волнуйтесь, вам община пришлет другую женщину для помощи по дому, вы щедро платите за такую простую работу.

-Но я не хочу другую женщину!

-Ари, не будьте ребенком, уверяю вас, что она тоже не хочет, но придет!

-Подумать только, уже есть цветные фотографии планет, медики применяют стволовые клетки, доктора могут пересадить даже голову, а дети из пробирки никого не удивляют, а тут процветают правила времен праотца Авраама, но только пастухи теперь с Андроидами и Айфонами. Когда церемония бракосочетания?

-Через воскресение.

-Странно, я накануне видел пастора и он мне ничего не сказал. Видно до сих пор я чужой и на гулянье не пригласят.

-Ари, на какое гулянье, вы вспомните, где живете. За пяток минут обвенчают, люди поздравят, посадят меня в машину и я уеду, а воскресная служба пойдет дальше своим чередом.

— А вещи?

— Ари, не юродствуйте. Какие вещи!! Все мои вещи на мне. В одном  небольшом чемодане уместятся две смены белья, кофточка и сапоги на зиму.

-Значит, муж все купит новое, да?

— Когда это износится, тогда и купит.

-Чери, вам нужна такая жизнь? Это же беднее, чем было мое детство, а оно было не сладким, я серьезно.

-А что, в Чикаго лучше? Да, там полно тряпок и еды, а житейских проблем в сто раз больше. Их решение отнимает почти всю жизнь. Я уже думала на эту тему, но не о Чикаго, а о Луисвилле. В Брайтвуде есть один плюс, над тобой только Бог.  Он может и дождь вовремя послать и урожай сберечь, а остальное зависит от крепости твоих рук и крепости спины.

-В этом вы правы, в больших городах столько побочных эффектов, чтоб остаться самим собой, нет возможности. Я не пойду на ту воскресную службу, где вас будут отдавать неизвестно кому. Мне снова станет одиноко, одиноко без вас, Чери.

-Мне тоже, с вами я стала независимой личностью. Когда вас нет, я не только убираю, ни и читаю книги, которые в вашей спальне стоят на этажерке. Я никогда столько не читала. У меня на это не было времени. Подумать только, прошло полжизни, а я еще ни о чем даже  не мечтала.

— А чем бы вы хотели помечтать?

-У меня нет в голове ни одной мечты, я привыкла довольствоваться самым малым. С другой стороны, этот минимум уберегает меня от владения излишком, который разрушает душу.

— Если я правильно понял, если вы не выходите замуж, то всю жизнь будете жить с родственниками на ферме, потребляя этот минимум?

— А если я выхожу замуж, то буду всю жизнь жить на другой ферме, потребляя все тот же минимум.

-У меня тут тоже стал складываться минимум. Я ничего не покупаю, кроме книг, которые меня связывают с тем миром, в котором а раньше жил. Но я не хочу обратно в тот мир. Я не смогу там жить. Примитивизм бытия показывает истинное положение человека на планете. Его жизнь зависит от дождя, как вы сказали. Нет нужды переживать, кто получит Премию Оскара, кто займет высокое кресло в столице штата или государства. Деятельность всех этих людей на росте травы для откорма бычков не отражается, а зависит от дождя. Это и есть примитивное счастье. Я тоже думал о переезде в Луисвилль, но там опять придется писать криминальные сюжеты, а чем все это закончится, неизвестно. Людская слава непостоянна и изменчива, до положения наоборот.

-Спасибо, Мистер Торн, меня вообше никто никогда не удостаивает разговором. Рассуждать может только тот, кто вносит больший вклад в бюджет семьи. Мне пора домой, желаю вам хорошо провести вечер, сэр.

Чери накинула платок на голову и вышла не дожидаясь формального ответа Ари.

0
31.10.2020
34

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть