Белая ворона. Заключительная часть

– Ты что вздумала?! – Максим сердито выдернул свою руку из моей и вскочил с места. – Ты хочешь сдаться? Прямо сейчас? А обо мне ты подумала?! Хотя… К чёрту меня, а как же твоя мать? Она этого точно не переживёт!

Я быстро хлопала испуганными глазами, пытаясь вымолвить хотя бы одно слово. Но, что я могла сказать в своё оправдание? Крик Максима меня словно привёл в чувства и первое, что я ощутила – чувство стыда. Я опустила голову и почувствовала, как меня бросило в жар, а по телу пробежала мелкая дрожь. Макс сел напротив меня и обеспокоено заглянул мне в лицо, но я не могла смотреть ему в глаза. Он брал меня за руки, просил поговорить с ним, уговаривал взглянуть на него. Казалось, он стыдился того, что вспылил, но мне была нужна эта «оплеуха». Вообще, я смутно помню наш с Максимом диалог, потому что была где-то далеко-далеко. Единственное, что я тогда смогла выдавить из себя: «Отведи меня домой.»

Максим проводил меня до двери квартиры и долго не хотел со мной расставаться. Словно предчувствуя беду…

– Иди домой, тебе нужно готовиться к завтрашнему экзамену. Я не прощу себе, если ты его не сдашь. – сказала я, стыдливо пряча глаза.

– Ты сейчас за экзамен переживаешь? Серьёзно? – Максим был зол и обеспокоен одновременно. – А я себе не прощу, если с тобой что-нибудь случится!

Он с силой прижал меня к себе, а я даже не смогла поднять руки, чтобы обнять его. Я чувствовала себя безвольной тряпичной куклой, внутри которой были лишь клубы ваты. Хотя нет, помимо неё была ещё и острая игла, потому что в области груди нестерпимо кололо.

Я зашла домой и направилась прямиком в свою комнату. За спиной я уже слышала мамины шаги. Я рухнула на кровать лицом в подушку и замерла, в предвкушении крика и обвинений. Но мама тихонько присела на край кровати и погладила меня по спине, шмыгая носом. «Хорошо, что ты пришла, дочка! Мне так полегчало…» В ту ночь я не подозревала, что вижусь с Максимом в последний раз.

***

Вопреки всему, Макс успешно сдал первый экзамен. Я узнала эту прекрасную новость из уст его мамы, которая позвонила мне домой после обеда на следующий день.

– Я прошу тебя, не мешай ему… Он и так столько натерпелся за последнее время, ходит сам не свой! – приговаривала она участливым голосом. – Ты пойми, я не против вашего общения, но сейчас не лучшее время для него. На носу ЕГЭ, ему необходимы хорошие баллы для поступления! Как и тебе… Сосредоточься на учёбе, моя хорошая! Сейчас решается ваше будущее! Если любишь, то дай ему шанс поступить в академию! Жизнь ведь не прощает ошибок…

– Да, я Вас поняла. – хрипло ответила я, как на автомате.

– Ааа… как твоё здоровье? Я слышала, что ты сильно заболела… Набирайся сил, моя девочка, пересдашь с другими ребятами! Не отчаивайся!

От её любезностей меня затошнило, и я поспешила закончить с ней разговор. В конце она попросила не говорить Максу о её звонке. В один миг я, наконец, осознала, что в семье Максима страшен вовсе не строгий вояка-отец… «Серым кардиналом» была его мама. Когда я положила трубку, то тишина вокруг казалась оглушительной. В тот момент я хотела дать волю слезам, хотела кричать в подушку или разбить кулаки о стены, лишь бы не чувствовать страшной безысходности. Но сил хватило только на то, чтобы съехать спиной вниз по стенке и уронить тяжёлую голову на коленки.

Тогда я действительно заболела на нервной почве, но ещё не до конца осознавала, что слабость и высокая температура – это не самое страшное, что могло со мной случиться. Я таяла, как свечка, а вместе с тем, и угасала моя любовь.

С Максимом у нас часто случались подобные диалоги в сети:

М: привет, как ты?

Я: нормально

М: а конкретнее? что-то болит? что врачи говорят?

Я: давай потом, я немного занята

М: может быть, я потом тебе лучше позвоню?

Я: нет, у меня голос почти пропал… да и заниматься нужно, Макс

М: ну ладно, удачи тебе. напиши, как освободишься

Я не писала. И ненавидела себя за это, но иначе поступить я не могла. Я забивала себе голову лекциями и тренировочными тестами, чтобы не сорваться и не набрать его номер. Это чувство было сродни ломке у наркоманов, которые держаться из последних сил, чтобы не принять очередную дозу. Но меня держала мысль о том, что я поступаю правильно, освобождая Максима от своего внимания. Я свято верила в то, что у него от меня одни проблемы. Ведь именно это имела ввиду его мать.

Экзамены я сдавала позже, уже с другим классом, когда встала на ноги. Еле наскребла тогда баллы на поступление в местный педагогический университет. Мама радовалась за меня, а я хотела поскорее пойти работать, чтобы помогать ей оплачивать жильё.

Общение с Тасей я старалась поддерживать, потому что через неё я могла узнать, как у Максима дела. Но с ней, по её словам, он общался крайне редко, замыкаясь в себе.

Однажды, я написала ей: «Присмотри за ним, я тебя прошу!» Я знала, что они пойдут на выпускной, я нет. Не было ни денег, ни желания. Но я никак не ожидала, что в день выпуска между нами с подругой состоится неприятный разговор. Она позвонила мне ближе к полуночи. Моё сердце бешено заколотилось, когда я услышала в трубке:

– Ты хотела покончить с собой?!

– Эээ, откуда ты…

– Макс сказал! Он напился и всё выложил мне… Что вы сидели на крыше перед экзаменами, и ты хотела тогда… Блин, о чём ты думала?! Я вообще тебя не понимаю! А зачем Макса хотела за собой потащить?! В чём он перед тобой виноват?

– Я не хочу сейчас это обсуждать, пойми…

– Да ты вообще со мной теперь ничего не хочешь обсуждать! Зачем я тебе, если ты мне не доверяешь? Для слежки за Максом, да? Он, кстати, к тебе собрался!

– Нет! Пожалуйста, не пускай его ко мне! Тася, из этого ничего хорошего не выйдет!

В тот момент я поняла, что когда теряешь себя, то стремительно теряешь всех, кто тебе дорог. Сначала Максим, а потом и Тася. Это как эффект домино: цепную реакцию уже было не остановить. Стремительно сыпалось всё, во что ты когда-либо верил…

С выпускного Максима забрал отец. Тася успела позвонить ему прежде, чем Макс покинул территорию школы. А на следующее утро я поняла, что так дальше не может продолжаться. Я долго собиралась с духом, чтобы позвонить, но в итоге решила написать ему в сети, как последняя трусиха: «Я тут подумала и решила… Нам лучше не общаться некоторое время. Макс, только пойми меня правильно, так будет лучше для нас обоих! Не обижайся на меня пожалуйста! Нам столько нужно успеть до конца лета… Тебе предстоит долгожданная поездка в Питер, а мне поступление в универ. Давай разберёмся во всём окончательно, ладно?» На сообщение мне так и не ответили. Это был конец июня. На пятки наступал мой день рождения… Я вспомнила тот самый вечер, когда Тася предложила нам каждый год собираться на крыше, чтобы встречать закат за тёплой болтовней. Это был один из самых счастливых дней в моей жизни. Как жаль, что он остался в прошлом, как и эта традиция.

На свой день рождения я уехала из города вместе с мамой. Мы поехали на малую родину, чтобы посетить могилу отца. Мама наивно полагала, что за время поездки я отвлекусь от тяжёлых мыслей и немного отдохну. Остановились мы тогда у маминой подруги, у тёти Оли. Я позвала старых друзей, которые принесли мне огромного плюшевого мишку и гору цветных коробок с подарками. О таком дне рождении можно было только мечтать! Если бы не Максим, который маячил в моей голове и стучался в моё сердце. Как только затихал всеобщий гомон, то я сразу возвращалась мысленно к нему. «Что он сейчас делает? О чём он думает? С кем он? Как он себя чувствует?» – эти вопросы терзали меня, заставляя стирать фальшивую улыбку с лица. Тётя Оля заметила мою грусть и, отведя меня в сторонку, обо всём расспросила. Я помню, как прерывисто вздохнула, а потом выложила всё, что тяжёлым якорем лежало на дне моей души. Её слова меня поразили: «Что-ж, первая любовь, как первый вдох: ооочень болезненный! Но он необходим, чтобы наши лёгкие раскрылись, и мы начали дышать… Так и с любовью – мы необратимо меняемся с её приходом. Начинаем заново жить и дышать. Но это вовсе не значит, что первая любовь останется с нами навсегда.» Помню, что я глупо пошутила тогда: «Вы так говорите, потому что Вы медсестра!» А она невозмутимо ответила мне: «Но ведь неплохое сравнение, правда?» Я кивнула ей и глубоко задумалась над её словами. Наверное, именно в тот момент я, наконец, приняла необходимость отпустить свою первую любовь.

***

С Максимом мы не общаемся около двух лет. Когда я вернулась домой тем злосчастным июльским вечером, то моё сердце подсказало мне: Макс покинул город. Я не стала менять телефонный номер, но поменяла страницу в социальной сети, чтобы не искушать себя. В августе я была занята подачей документов и поступлением в университет, а в сентябре началась моя новая студенческая жизнь. Я растворилась в потоке нового учебного материала и в домашней суматохе, помогая маме, которая часто пропадала в колонии у брата. Мои серые будни разбавляло тесное общение с одногруппниками. Как в сети, так и в жизни. Я заметила, что на меня обращают внимание парни, а девчонки хотят дружить. Я с удовольствием пошла тогда на посвящение в студенты, отрезала себе прямую чёлку и сменила имидж. Из скромной девочки, обладающей естественной красотой я превратилась в яркую современную девушку, умело пользуясь макияжем и природным обаянием. По крайней мере, я старалась… Так сгорела осень, пронеслась снежным вихрем зима, прозвенела капелью весна… Насыщенный год на первом курсе я запомнила надолго, а на втором я начала подрабатывать администратором в кафе, договариваясь со старостой о «прикрытии» на парах. Казалось бы, жизнь наладилась! Всё как у всех! Не считая озлобленного старшего брата в колонии, несчастную маму, живущую на два «дома» и ту самую скромную и влюблённую девочку, которая пряталась в теле повзрослевшей и серьёзной второкурсницы. Я жила так, словно в моей жизни не было настоящей дружбы и первой любви. Словно я так и не вздохнула… А Тася и Максим были для меня не лучшей подругой и любимым человеком, а просто бывшими одноклассниками. Но каждую ночь, наедине с собой, я позволяла той самой девочке проснуться и предаться воспоминаниям, крутя в руках кулончик в виде яблока. Я мысленно желала Максиму и Тасе сладких сновидений, искренне надеясь на то, что в их жизни всё сложилось именно так, как они задумали. Не зря ведь говорят: если любишь – отпусти! Интересно, а отпустили ли они меня? Однажды, я решила это проверить… Девичье любопытство подталкивает нас на самые глупые поступки. Я решилась спустя полтора года написать Тасе. Благо, я всегда помнила, как найти её в социальной сети. Когда я зашла на её страничку, то невольно улыбнулась, ведь та совсем не изменилась! Только высокие хвостики по бокам стали длиннее, но осталась та же россыпь веснушек на щеках, те же круглые очки, за которыми скрываются большие детские глаза, та же милая улыбка… Я заметила, что она начала носить яркие линзы и женственные платья, это здорово! А эти смелые эксперименты с цветом волос делают из неё аниме-девочку. Эх, теперь отбоя от парней у неё точно нет! Но я никак не ожидала увидеть одно из них… Это была их совместная фотография с Максимом. Я сразу узнала его яркую шевелюру и глубоко посаженные серые глаза, пирсинг в брови и пухлые губы, растянутые в улыбке. Теперь у него красуется колечко в носу, а щёки покрыла недельная щетина. Он выглядит таким повзрослевшим и… родным. Они с Тасей стояли так близко друг к другу, что моё сердце невольно заколотилось в груди. А дальше меня и вовсе затрясло… Дальше было селфи с поцелуем. С их поцелуем. За их спинами возвышалась Александровская колонна на Дворцовой площади. Подпись под фото хвастливо кричала: «Я с парнем моей мечты в городе мечты!» Я резко отбросила телефон в сторону, словно обожглась об него. Сотни иголочек впились в мои дрожащие ладони, и я словно начала задыхаться. Я тут же вспомнила собственные слова: «Присмотри за ним…» Что—ж, Тася выполнила моё обещание! После увиденного я уже не смогла заснуть. Перед глазами стояли образы самых дорогих мне людей… Любимый человек и лучшая подруга. И теперь они были вместе. Скажите, что сама виновата? А я и не отрицаю этого. Я первая сделала шаг в сторону от Максима, чего же я могла ожидать? Да чего угодно, чёрт возьми, но только не этого!

Несколько недель я бродила безликой тенью по дому и по коридорам университета, снова ощущая себя тряпичной куклой. Как же давно я не была ею… Перед сном я уже не желала никому сладких сновидений, потому что это было глупо. Я никак не могла отделаться от мерзкого ощущения того, что меня предали. Я металась в воспоминаниях, но всё в моей голове твердило о том, что это собственная вина. Но даже несмотря на это, все тщетные попытки оправдать их заканчивались одними и теми же вопросами: «Как долго они вместе? Почему? Они встречались за моей спиной? Нет, это невозможно… Но откуда я могу знать? Они счастливы? Она поступила в Питер? Почему мне не сказала?» И так по кругу, как заезженная до скрипа пластинка.

Мама не сразу заметила моё исхудалое и бледное лицо из-за бессонницы, отрешённый вид и отсутствие аппетита. Я не знаю, как она всё поняла без слов, но в один прекрасный вечер она подозвала меня к себе и просто сказала:

– Дочка, тебе нужно взглянуть на одну вещь.

Я испугалась, что она покажет мне совместные фотки некогда близких мне людей, и я уже не смогу сдержаться от слёз. Но с удивлением я увидела в её руках небольшой белый блокнот. Я спросила, что это.

– Это… предназначается тебе. Мне передала это мать Максима. Это твой подарок на твой семнадцатый день рождения. Помнишь, когда мы уезжали домой? Ты ещё никому ничего не сказала и отключила телефон. Оказывается, он приходил к тебе, чтобы подарить тебе это перед своим отъездом в Петербург.

– Ну да, помню… Но это было так давно.

– Она только сейчас мне его передала… – пожав плечами, ответила мама и с грустью добавила: – Наверное, совесть её замучила.

Я сидела и пыталась сопоставить факты. В моей голове кипела каша из мыслей, воспоминаний и вопросов. Наверное, в тот момент у меня валил пар из ушей. Я с опаской глядела на этот блокнот. Мне хотелось его открыть и одновременно сбежать. Это как с ящиком Пандоры: откуда я могла знать, к чему это приведёт?

– Тебя никто не заставляет, если не хочешь. – сказала мама, видя моё замешательство.

Но я решилась. Вы же помните, что творит девичье любопытство? Мне тогда уже нечего было терять!

То, что я там увидела добило меня окончательно… Это был комикс о нашей жизни после школы, нарисованный рукой Максима. Я сразу узнала себя в его объятьях. Вот мы идём за руки к поезду, и я прощаюсь с ним, но обещаю писать каждый день, что бы ни произошло. Он машет мне рукой из окошка поезда и чертит на запотевшем стекле сердечко, и я краснею. Вот я стою одна на перроне, смотря на уходящий поезд, и держу в руках кулон, а в облачке надо мной его облик. Потом я узнаю Максима в стенах академии художеств с карандашом за ухом, сидящим в центре круга из учебников и лекций. Но Макс явно не учится, а усердно рисует. Когда его пальцы устают, то он закрывает глаза и видит меня: в облачке над ним появляется моё лицо. Я – его вдохновение. На скучных лекциях он часто мне пишет сообщения и волнуется, если я долго не отвечаю. А вот и я, в коридоре своего университета стою у окна и, улыбаясь, читаю его сообщения. От телефона меня отвлекает белоснежный филин, который подлетел к университетскому окошку. Он держит в клюве конверт, на котором сургучная печать в виде сердца и моё имя. Это приглашение от Максима в сказочный Санкт-Петербург. Я непременно соглашаюсь, а филин подмигивает мне и улетает… По вечерам мы созваниваемся по скайпу и болтаем до глубокой ночи, пока я не засыпаю под звук его убаюкивающего голоса. Его соседи по комнате с завистью смотрят на него, а он показывает им язык. И ещё десяток рисунков, в которых я и он. Мы гуляем по новогоднему Питеру в одинаковых шапках, много смеёмся и обнимаемся, чтобы согреться. Снежинки тают на наших языках, которые мы высовываем, чтобы поймать их, как мы делали в детстве. А на вкус они напоминают сливочное мороженое… Я узнаю в рисунках ту самую площадь, на которой теперь Максим целует Тасю… Или наоборот. В конце комикса я увидела послание, написанное рукой Максима: «Только нам решать, как сложится наша история. Я вижу её так. А как видишь её ты?» А дальше дата и время отправления поезда, который увёз его в Петербург.

***

«Жизнь не прощает ошибок» – фраза, которая не даёт мне покоя до сих пор. В моей истории все без исключения совершили ошибки и сделали неверные шаги, но… ведь это и есть наша жизнь! Согласитесь, что нет человека, не совершавшего на своём пути ошибок. Каким бы мудрым и умным он ни был. У Пушкина есть прекрасная строчка на этот счёт: «Опыт – сын ошибок трудных…» Мой опыт оказался очень болезненным, но благодаря ему я повзрослела и многое сумела осознать. Хоть и ответы на некоторые вопросы я так и не получила. Но иногда ради этого и стоит жить!

Скоро я поеду навестить Павла. Я не видела его так давно, что позабыла его черты, хоть мама и сказала, что брат совсем не изменился. А всё началось с рукописного письма, в котором он по-мужски признал свою вину передо мной и по-братски соскучился по младшей сестрёнке. Павел просил дать ему шанс и я, конечно, не смогла ему отказать. Ведь мы продолжаем оставаться родными людьми. Но это не единственная дорога, которая меня ждёт…

Меня позвала в гости мама Максима. Как оказалось, она развелась с мужем совсем недавно и теперь живёт одна в огромной квартире. Отец Максима забрал с собой только кота, который даже не сопротивлялся. Но что-то мне подсказывает, что она зовёт меня к себе вовсе не от скуки… Кто знает, возможно, что переданный блокнот – это символический первый шаг с её стороны? Но к чему? Наверное, стоит ей самой задать этот вопрос. Хотя я долго сомневалась в том, стоит ли мне принимать её приглашение, но моя мама настояла на том, чтобы я пошла. Да и моё девичье любопытство продолжает властвовать надо мной. Мама ещё шутливо сказала мне: «Возьми с собой паспорт! Вдруг, придётся покупать билет до Петербурга в тот же день!» И знаете, что? Я взяла. Хоть и осознаю, что это глупо, но сердце ёкает от одной мысли о том, что я смогу снова увидеть Макса. А вдруг, я встречу его дома?? Ну да, вы правы, губу раскатала… Хоть я больше и не верю в сказки, но на чудо продолжаю надеяться. Знаете, жизнь тем и хороша, что бывает такой непредсказуемой! И невероятно поучительной… А вы до сих пор думаете, что в сказку попали?

Екатерина, 19 лет.

Январь, 2020 год.

0
09.01.2021
Аня Крокус

Хочу заявить о себе то, что я ответственная, легко обучаемая, быстро адаптируемая к месту и роду деятельности. Я открыта всему новому и интересному, готова пробовать себя на литературном поприще любого рода. Я начинала с небольших статей и заметок в онлайн-журналах ещё в подростковом возрасте, а пришла к серьёзной художественной прозе. На данный момент я работаю над повестью и сборником рассказов, а в планах у меня - два романа, идеи которых я вынашивала несколько лет. Я пишу с самого детства и являюсь самоучкой. Писательство и работа со словом захватывают меня полностью, и я отдаюсь этому процессу с особым самозабвением. Мне не нужно вдохновение, чтобы начать писать, обычно вдохновение находит меня само. Я нахожу в художественной литературе своё незыблемое призвание, так как страстно люблю путешествовать по чужим судьбам и во времени, в том числе. Мало знакома с творчеством писателей-современников, так как предпочитаю литературу 20 века, а в особенности - мировую классику. Я пишу о том, что волнует меня, а не других, так как время - очень изменчивая и капризная дама, ей никогда не угодишь. Сегодня ты не угадаешь, что будет популярно завтра. Я настроена на результат и смакую процесс продвижения к нему! "То, что сделано с любовью - обречено на успех". Проверим?
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today Litres Litnet
35

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть