Ас-Сафи. Сод. Книга 21. Роза у изголовья (бейты 33,928 – 36,367)

Прочитали 299








Оглавление
Содержание + серии

As-Safi Octalogy. Sod. Volume II. Book 21. Rose at the head (Abyat 33,928–36,367)

Philosophical and lyrical gazelles (236–400)

Одобрено Председателем исполкома координационного центра мусульман Северного Кавказа и Муфтием Ставропольского края Мухаммадом-хаджи Рахимовым

Ас-Сафи. Книга 21. Роза у изголовья

Часть 1. Начало

Тигрррачыкъ-Сакрадеми (Что Жемчужиной была…)

1
Вольный стих опасен очень:
Он — нутро определяет.
То заметим между прочим,
Если кто того не знает.
Зверю — нечего бояться,
Зверем был и зверем статься.
Сущность зверя, знать, такая —
Океановского края…
Нету края исчисленья:
Ведь газели будут тут,
Непомерный, скажем, труд —
Мэгги мне для утешенья,
Что всегда со мной была,
Суть Жемчужиной звала…
2
Ариўчукъ
Только пока Арыкъчыкъ
Азгъанчыгъын къойгъанчыкъ
И сабсем не къоянчыкъ
Тиграладан — Тигрррачыкъ
Ррррррр
Тигрррачыкъ Акъыллычыкъ
И ещё и Ариўчукъ
Барды энтда теличик
Тигрррачыкъны билгенчик
Федя болуб Крюгерчик…
3
Шутка, к месту коль бывает, —
Разбавляет Полотно,
Духу силы прибавляет,
Коли то-то и оно…
Переписка в Панораме,
Прояснения дарами,
Нелегко хотя далась —
С Тигрррачыкъ нам удалась.
Стан онегинской строфою,
Hudson чтоб реки волны
Не смущать, и так полны,
Тигрррачыкъ пришла — [не скрою
Радости своей опять], –
Мэгги так мне величать…
4
Что ж — Сакрадемú нашлась…
Наконец… Из — ниоткуда.
В Скандинавии зажглась
Та звезда — и с ней я буду…
Чтобы дело продолжать,
Стих подобный сочинять,
По душе что ей пришёлся —
Тут и зверь уж разошёлся…
И Суара там жила,
Чтоб никто не догадался,
Рифмой новой разгонялся,
Вот такие там дела.
И Алёну не забыл —
Ту сестрёнку зверь любил…
5
Что-то вольно задышалось,
Стан не в тягость стал опять,
С Тигрррачыкъ всё начиналось,
Чтобы дело продвигать.
Чтоб глаголы не напутал,
Что черешнею, без тута,
Образ был понятен ей
Сновидением средь дней.
Остальных-чужих — не звали,
Образ тот понять двоим,
Образами говорим,
Избегаем тем печали,
Что забыла уж про нас,
Да, Япония-Кавказ…
6
На Газель намеревался
Было сходу я зайти,
Видно, чуть не-до-размялся —
Жанром Тигрррачыкъ в Пути…
Весела, неприхотлива,
Всеспокойна, шаловлива…
Чтоб унять всё буйство краски,
Чтобы жили без опаски
Обитатели Земли,
Чтоб спасибо ей сказали,
Бога милость всю узнали,
Раньше что и не смогли
Миром целым оценить —
Девушкой одной ожить…
7
Тигрррачыкъ Ариўчукъ
Энтда да Акъыллычыкъ
Айтыргъа Сакрадемú
Шош этеди телими
Тигрррачыкъ Ариўчукъ
Энтда кёб ишлегенчик
Ишлесе — арыгъанчыкъ
Алтын-Якъут Бычакъчыкъ
Сакрадéми игичик
Барды анда джаякъчыкъ
Эринчиги къызылчыкъ
Кесчиги Акъыллычыкъ
8
Вдохновение пробило,
Хоть немного подустал,
Тигрррачыкъ мне подсобила,
Что я Мэгги раньше звал.
Удивительно прекрасна
Мраку одному опасна,
Свет без устали блистает —
Много сил Аллах вселяет.
Рад, конечно, я безмерно…
Силы нету описать
Мэгги, что моей, всю стать,
Хоть усилие чрезмерно.
Солнце как нам повторить? —
Лишь мечтаниями жить…
9
Если девушки читали —
Тоже хочется вздохнуть,
Что от чтения устали,
Дальше отправляясь в Путь…
Мужикам-то тяжко было
Чтенье — эго что добило.
Мне же с Мэгги было даже
Всё легко и быстро, смело,
Бог коль упрощает дело,
Отмывая всё от сажи.
Óдина закон кто чтил —
Тигрррачыкъ там находил…

Газели 236–250

Был Хафúз моей звездою, и Востока он — хозяин…

33 958. Был Хафúз моей звездою, и Востока он — хозяин…
Говорю, того не скрою, чтоб любить его Газель…
33 959. Полотна закон был ясен, Океаном многокраен,
Чтобы роза оценила соловья ночную трель…
33 960. По Газели заскучал я, поотвыкши от окраин,
Только сердце согревала Света чудная метель…
33 961. Полотно без счёта льётся — в небо полетел Гагарин,
Тем полётом он включает всем навеки карусель.
33 962. Образ стиля-технологий подминает, как комбайн,
И Газель он украшает росписью, пусть, не под гжель.
33 963. В Ас-Сафú Хафúзу рады — шах-ин-шах он был, булгарин.
Так к себе я обращаюсь, тюрком где бушует сель.
33 964. Будет соус Карачая, называемый аланин:
Соус это будет к месту, говорю ему я — кель…
33 965. Вольнодумец волей духа вычислением скалярен
Для того — кто в этом мире крепко сел уже на мель…
33 966. Имя новое придумать не поможет Стенька Разин,
И Емелька не поможет. Рыбка есть, что звать макрель…
33 967. Что ж, Сахъуá, определился ты опять — что был бездарен,
Живописью хоть малюешь, не признавши акварель…

До Газели голова докатилася, трава

33 968. До Газели голова
Докатилася, трава.
33 969. Если кто того не понял –
Опоздала вновь молва.
33 970. Головы не поднимая,
Вспоминая все слова,
33 971. Все Газели почитая,
Мастера где Острова…
33 972. Материк, где Мэгги снова
Оживит меня сама,
33 973. Жемчугом из Океана
Что Сакрадеми — она…
33 974. Счастье, что взахлёб дышалось,
Очищая остова:
33 975. Тигрррачыкъ пришла, Сахъуá,
Этим будет и права…

Красота твоя смущает

33 976. Красота твоя смущает –
Видно, слаб умом я стал…
33 977. В будущее углубился –
Родинку твою искал.
33 978. Для чего — вконец убиться?
Помер я и воскресал.
33 979. Как она такое может –
То никто не понимал.
33 980. Ты — Жемчужна, спору нету,
И никто не отрицал.
33 981. Обойти хоть всю планету:
Я красивей — не встречал.
33 982. И летал по белу свету,
И на Небесах бывал,
33 983. Да тебя — милее нету…
Эликсир Аллах мне дал,
33 984. Чтоб Сахъуá в тебя влюбился
И — Сакрадеми назвал.

И Суаре отправляет свежей выпечки Газель

33 985. И Суаре отправляет
Свежей выпечки Газель,
33 986. Толк что в хитрости не знает,
Сердце превратив в кисель.
33 987. Что же, Мэгги жемчугами –
Что не баобаб иль ель,
33 988. Не морская в море миля –
Сердце мне уносит в сель.
33 989. Если жив останусь, друже,
Счастья включит карусель
33 990. Тигрррачыкъ. Дрожи же, враже,
Мой корабль сел на мель,
33 991. Субмариной хоть считался –
Разнесло как карамель.
33 992. То Сакрадеми-Морская
Бьёт в Сахъуá любовью в цель…

И Суаре той спасибо, Тигрррачыкъ что поддержала

33 993. И Суаре той спасибо,
Тигрррачыкъ что поддержала…
33 994. Море вздуется бурливо,
Ничего не предвещало
33 995. Хоть такого, и не ждал
Даже я — ни много, мало…
33 996. Океаном Бирюзы
Снова вмиг Весна настала,
33 997. Избежали тем грозы,
Хоть пугали нас немало,
33 998. Что же ты тогда хотел,
Ввек что поднято Забрало,
33 999. Что Стрелою полетел,
Взяв Сакрадеми-начало?..
34 000. В той Любви навек пропал
Чтоб Сахъуá — навек пропало…

«Ты прекрасна, как Иосиф! — утверждает весь Шираз»

34 001. «Ты прекрасна, как Иосиф! — утверждает весь Шираз.
Люди лгут»* — моя где Мэгги будет краше в сотни раз…
34 002. Мастер дал мне разрешенье речь такую говорить,
Чтобы Громом сотрясались и Япония-Кавказ.
34 003. Что же Тигррра моя скажет сирому поводырю?
В чём надежда сердца будет, коль китайская из ваз
34 004. В руки Монстра уж попала Белью сказки роковой? –
Рок давно уже не в моде, точно так, как раньше джаз.
34 005. Мэгги сердце отогрела, утонуть мне не дала…
В мире этом Beast считался самый лучший водолаз…
34 006. Окружила-одолела-разогрела-и-сожгла.
И конфорка подоспела и поддала тоже газ.
34 007. Что ж, сгорел ты, птица-феникс, в битве страсти роковой –
Но к Сакрадеми пробьётся, всё ж, Сахъуá, как скалолаз…

Мэгги «счастье, что взахлёб дышалось»

34 008. Мэгги «счастье, что взахлёб дышалось»* –
Волей рока выберет она.
34 009. Дверь такая редко открывалась –
Да теперь иные времена.
34 010. Что в наследство нам уже досталось,
Стать ногою чтобы в стремена,
34 011. Многое из речи избегалось,
Да цунами — не опять волна.
34 012. Сокрушает. И не избегалась
Смерть, что и в миру вельми красна.
34 013. Что с моей Жемчужинкою сталось?
Будет ли она лишь мне верна?
34 014. Или дело альчиками бралось,
Что кустарная работа и скромна?
34 015. Что-то вновь сомнение закралось –
В сердце брешь заклёпана, стальна.
34 016. Цель, пускай, с трудом и достигалась,
Духом вся держава и сильна.
34 017. Астрономия, порою, забывалась –
Солнцем я живу, взошла луна:
34 018. Фартом жизнь Сахъуá не продвигалась –
Лишь ему Сакрадеми дана…

До Хафúза — далеко… Как — у края у Вселенной…

34 019. До Хафúза — далеко… Как — у края у Вселенной…
Как туда дойти могу я душой, пускай, нетленной?..
34 020. Если выбрали меня, Бог вручил мне порученье –
Как в константу превратиться, перестав быть переменной?
34 021. Очень трудные дела, да Газель всегда со мною,
Чтоб в Ширазе отдохнул с Тигрррачыкъ моей отменной.
34 022. Тем не менее, дела, пусть, туги и многостранны –
Не дадут и мне уйти от мечты всёнезабвенной.
34 023. Лишь одна она и есть — чтоб Сакрадеми со мною
Той жемчужиной могла стать ужасно драгоценной.
34 024. Я — ещё не ювелир, и в каменьях мало толку
Знаю, честно признаюсь, маху давши вновь с бесценной.
34 025. Да Хафúз поможет мне, улыбнётся и поддержит
В жизни, что всегда была для меня второстепенной.
34 026. Многому он научил, хоть фарси моё на «двойку»,
И скрижали мне вручил от Мусы наградой пенной…
34 027. Чтоб Тахá улыбкой вновь распечатал мирозданье –
Сокрушило Духом всё в мире мысли техногенной…
34 028. Что ж, Сахъуá — ты победил, и опять тебя признаю,
Раз, тебя Сакрадеми — выбрала судьбой надземной…

Бог — тоску мою услышал. Планы все — переменил

34 029. Бог — тоску мою услышал. Планы все — переменил.
Чтобы роком в море вышел и Газели не забыл.
34 030. К Стану нет пренебреженья, сила там стиха ясна,
Только, видно, из Ширазской глины слепленным я был.
34 031. Потому не отвергаю Стана мощь стихом фарси,
Хоть в Газели утопаю я, Хафúз как утопил.
34 032. Тем не менее, понятны и задачи, времена –
Ведь Сакрадеми со мною, в сердце что опорой вбил.
34 033. Чем же милость я такую От Аллаха не взалкав –
Получил?.. Того не знаю — Бог, наверное, простил…
34 034. А иначе ту Красотку, что покой на ноль свела,
Вряд ли Чудище получит — ведь не сказкой в мире жил.
34 035. А иначе согласилась бы навряд ли та краса –
Отвращеньем мир наполнен был ко мне превыше сил…
34 036. Счастлив я назло стихиям, не питая к ним вражды,
Ведь моя перипетия выше всех Небесных крыл.
34 037. Тем не менье, был согласен я на меньшие дела –
Бог прощением прекрасен, как я Вам и говорил.
34 038. Если девушка влюбилась? То ль возможно? Вряд ли, друг.
Ведь не зря юдоль земную Бог Великий сотворил,
34 039. Чтобы чашу испытанья ты, Сахъуá, испил до дна,
Смерти что внушала ужас… Мэгги взгляд давно убил.

Голосок щебечет ясно у Жемчужинки моей

34 040. Голосок щебечет ясно
У Жемчужинки моей,
34 041. Будет всё опять прекрасно
В Бога сей один из дней.
34 042. Положенье безопасно?
Тигрррачыкъ моей видней.
34 043. Диспозиций в громогласно?
Маршал — здесь, и всех милей.
34 044. Чем меня объяла властно?
Не пойму, ну хоть убей…
34 045. Всё подмяла — и согласна
Подчиниться без затей.
34 046. Что-то стало вдруг опасно –
Испугался зверь зверей.
34 047. Было без неё напрасно
Всё течение морей.
34 048. Не стояла безучастно
Средь артиклей-векселей,
34 049. Заявила не двугласно –
Любит. В дробь, чтоб из дробей:
34 050. В сердце был Сахъуá негласно
Лишь с Сакрадеми своей…

И — снова, ещё, и опять…

34 051. По новой мне всё начинать.
И — снова, ещё, и опять…
34 052. Какой продолжительный путь.
И — снова, ещё, и опять…
34 053. Так трудно я жил без неё.
И — снова, ещё, и опять…
34 054. С надеждой забылся во сне.
И — снова, ещё, и опять…
34 055. Она мне от Бога дана.
И — снова, ещё, и опять…
34 056. Для счастья хотя рождена.
И — снова, ещё, и опять…
34 057. Мой стих в ней прозренье нашёл.
И — снова, ещё, и опять…
34 058. Чтоб Тигрррачыкъ всплыла в душе.
И — снова, ещё, и опять…
34 059. Чтоб сноб в чёрной зависти стих.
И — снова, ещё, и опять…
34 060. Лишь мне так от Бога везёт.
И — снова, ещё, и опять…
34 061. Сахъуá, только с нею и будь –
Всё снова, ещё, и опять…

Нет изюминки. И снова кажется пустым мой стих

34 062. Нет изюминки. И снова кажется пустым мой стих.
Будто в сердце отжимаю прошлогодний снега жмых.
34 063. Что ж, такое всё возможно, коли кругом голова,
Видно, сильно так влюбился, углубившись за двоих…
34 064. Может быть. Не отрицаю, только пьяный без вина,
Видно, участь вновь такая. Раздаётся чей-то чих.
34 065. И улыбка посетила неудачника опять,
Чтобы вовсе он лишился сна уже за все троих.
34 066. Образов твоих неясных мир подлунный не поймёт.
Ну и что. Отвык давно я от усмешек этих злых.
34 067. И тебе легко даётся той Жемчужинки рассказ?
Что же зверю остаётся, коли получил под дых?
34 068. Юмором не обделённый и сарказма не лишён
Был в седины убелённый, для своих и для чужих…
34 069. Как, скажи нам, оживила Мэгги-лунная тебя?
Не живой водой поила — расскажу Вам лишь до сих…
34 070. Был всегда ты одиночка, и от мира поотвык…
Запятая или точка — всё равно для всех я псих.
34 071. И в согласии с природой был давно негласно я,
Почему-то тех иллюзий не питал вовек пустых.
34 072. Бог к Сахъуá проявит жалость, что страданьем испытал…
Лишь в Сакрадеми проказник, буйством вечный, вдруг утих…

Счастья включит карусель

34 073. «Счастья включит карусель Тигрррачыкъ. Дрожи же, враже…*»
Бейт был ей по нраву очень, выбирая среди строк.
34 074. Дорожу своей любимой и стоять готов на страже,
Чтоб Любви дорогой двигать мне одной из всех дорог.
34 075. Всё с любимою моей Мэгги стало в мире вдруг иначе:
Зверем средь зверей считался — кроток стал я и убог.
34 076. Чем же кубок наполняла в мире этом мне удача,
Что такой метаморфозы возжелал Великий Бог?..
34 077. И от буйства поседевший, мир подлунный весь забывший,
В сердце старом поостывший — Тигрррачыкъ я дал зарок.
34 078. Чтобы дело продвигалось, чтобы былью сказка сталась,
Мэгги мне моя поможет — без неё того б не смог.
34 079. Красотой её пленённый, красоты досель не зревший,
Дервишем меня не звали мистики на свой урок.
34 080. Почему-то наделённый счастьем, в бездну утопая,
Я к любимой прижимаюсь, чтоб допить сей счастья рог.
34 081. Лишь одна она способна вытащить из мрака бездны,
Удалив из сердца мира тленного зловонный смог.
34 082. В счастья был рождён рубашке я судьбой, не отрицаю,
Чтоб милей казался милой у любви волшебный сок…
34 083. Чтоб в Сакрадеми-красотке, никому не отдавая,
Мог Сахъуá завет исполнить, и — доволен стал Пророк…

«Океаном Бирюзы снова вмиг Весна настала»

34 084. «Океаном Бирюзы снова вмиг Весна настала*»
Да, Любимая моя, жизнью новой воскрешала…
34 085. Я того не понимал долго, маялся в потёмках,
Да судьба меня жалела и Сакрадеми ласкала.
34 086. Почему-то я привык к тем печалям закадычным,
Что, порой, себя кляня, щупал — поднято Забрало…
34 087. Но она опять нашлась, хоть скучал в тоске безвестной,
Чтобы Тигрррачыкъ моя — Мэгги яркой в мире стала.
34 088. Что же тем хотел сказать? Сам того не отрицая,
Буду дальше я служить на границе от начала.
34 089. Чтобы — оставаться с ней, вкус от счастья позабывший,
Но меня лишь одного зверем в мире величала
34 090. Вся молва, не зная сути. Да Жемчужинка узнает,
Мэгги, что Сакрадеми — Небо знать ей наказало.
34 091. Неизбежен тот исход, где за Аленьким Цветочком
Не придёт уже никто — смерть тихонько поджидала.
34 092. Что ж, и я давно уж ждал встречи с нею в час привычный.
Бог иначе всё решил. И Сакрадеми восстала
34 093. Не из тлена, не из тьмы, не от света вспышкой яркой,
Тайну эту сохраним, сердце зверя промолчало…
34 094. Чтобы Свет-Сакрадеми отогреть смогла вживую,
Чтоб Сахъуá её узрел сердцем у того причала…

«Моя Тигрррачыкъ не спросит: «Где мой верный попугай?»»

34 095. «Моя Тигрррачыкъ не спросит: «Где мой верный попугай?» »*
Был в неё давно влюблённый, до Предвечности поры.
34 096. Попугай красивый очень. Я же — страха нагонявший,
Потому не вылезавший на люди вовек с норы.
34 097. Почему не испугалась, в царство мрака окунулась?
Луч от света не решался долететь от всей искры,
34 098. Что нашлась бы в мирозданьи от огнива, кремня, стали.
Так меня и не искали, правилом моей игры.
34 099. Чары древние развеять сможет Мэгги, это знаю,
Правила над ней не властны, признают что все миры.
34 100. Рифмой сложной усложнялась вся моя перипетия,
Чтобы химия разбилась в углеводы и жиры.
34 101. Девочка от Света будет, чтобы мрак её боялся,
Что и зверя избегает, улетев в тартарары.
34 102. Тем не менее, признаюсь — очень уж она красива,
Что Жемчужинкою знаю, хоть из чёрной сам дыры.
34 103. От неё спасенья нету, как волна меня накрыла,
Не вздохнуть, не отвертеться — ни берú, и ни ары.*
34 104. Чары языка ломаю я совсем неоднозначно?
Может, где-то упуская воду чистую в дары?
34 105. Что ж, Сакрадеми сломила, обольстила, оживила –
Чтоб Сахъуá сполна вкусил бы все щедроты той Горы…

Газели 251–265

«Для чего ты удалялся? Почему назад вернулся?»

34 106. «Для чего ты удалялся? Почему назад вернулся?»*
Зверь, что в Мэгги был влюблённый, умирал давно и рано.
34 107. Если б знал я все ответы. Мне в том — надобности нету,
Есть Хозяин для решений одинокого тюльпана.
34 108. Почему-то думать много никогда не получалось,
Сердцем-зеркалом всё легче прояснялась Панорама.
34 109. Только так и жил я ране, Мэгги всё перевернула,
В ней уж сам я отражаюсь миром, что и папа, мама.
34 110. Тем не менее, отважным рядом с ней я не бываю,
Хоть ушёл тогда я дважды — чтоб быстрей зажила рана.
34 111. А иначе не бывает, чтоб трава ушла из сада,
Что дурной Хафúз Великий называл величьем сана.
34 112. С ним согласен без остатка, вытекая тем решеньем,
Бога где предназначеньем был снежинкой из Бурана…
34 113. Чтоб Весны подснежник сладкий, сердце радостью сломивший,
Все надежды ожививший, кимоно лишив и дана.
34 114. С этим тоже я согласен, провидению виднее,
Мэгги, всех что красивее, оживляет сердце прямо.
34 115. Чтобы чудище, забыто было что давно вселенной,
Может, искорку надежды получило бы от стана
34 116. Девушки, моей что стала, Мэгги-неземной зовётся,
Чтоб Сахъуá, в неё влюблённый, был подъёмностью у Крана…

«Посрамит любую розу губ твоих тугой бутон…»

34 117. «Посрамит любую розу губ твоих тугой бутон
Столь прекрасного бутона»* поджидал и зверь как раз.
34 118. Полилась газель рекою, хоть и трудною бывала –
Мне, любви в миру не знавши, подарили парафраз.
34 119. Мэгги чтоб, что стала Тигррра, радость эта наполняла
Сам Хафúз мне помогает сладким делать этот сказ.
34 120. Та девчоночка сломила силу в мире притяженья?
Удалила самомненье, отменила рок и джаз.
34 121. И до рэпа в час свиданья руку власти протянула,
Чтоб мелодия от сердца заглушила медный таз
34 122. И печали мы не знали… Бога Милостью возможно
Было всё, Ему несложно, База Главная из баз.
34 123. Милости, без счёта чисел, полились — им края нету,
Непонятно белу свету, где Япония-Кавказ.
34 124. И до Арктики та новость долетела враз-мгновенно,
Чтобы мишки тоже знали удивительный рассказ.
34 125. Без изысков стиль ведётся к общему успокоенью,
Что угодно провиденью, наполнением для ваз,
34 126. Из Китая были родом что драконом Поднебесной,
Оболочки же телесной лишены, тогда — в Хиджáз…
34 127. Что ж, Сахъуá планет теченье благосклонно, как не странно,
Раз, Сакрадеми получишь — ни к чему уж чанг и саз…

Не видал я девы лучше, чем Жемчужинка моя

34 128. «Не видал я девы лучше, чем Жемчужинка моя,
В этом клятву на Коране дать торжественно могу»*.
34 129. И Священной Бога Книги в этом деле мне хватало,
Хоть давно и был потерян на другом всем берегу…
34 130. Тем рассказом удручённый был соперник мой злонравный,
Только был гоним печалью и не от него бегу…
34 131. Чтобы Тигрррачыкъ явилась, светом в Небе проявилась,
Сердце ею озарилось — чтобы молвить «гурагу»…
34 132. Жизнь текла предназначеньем, в паруса поддавши ветру,
Не термометру и метру властью, не во вкус рагу.
34 133. Чтоб отринуться, забыться, потеряться, не найтися,
И уйти — не воротися? Разнарядкой во брегу
34 134. Будешь биться ты волною, статус лика потерявши,
Был давно того взалкавши, плащ надевший, не тогу.
34 135. Удареньями смущавший, мир пришедший уничтожить,
Мёртвых тем не потревожить, дважды не войти в реку?..
34 136. Ты — течёшь, не выходивши, чтоб, назад не попадая,
Все законы отметая, отдалиться на скаку…
34 137. Чтоб Сакрадеми однажды, сладко рядом прижимаясь,
Духом стала бы единым и её я сберегу.
34 138. Был Сахъуá всегда романтик? Одуванчик? Божий фантик?
Миру нету в этом дела. Я бежал — и добегу…

И Тигррра пускай вспоминает меня

34 139. До ямба опять докатилось перо, хореем чтоб дело скреплять,
Лишь Волей Его продвигались дела — ещё, и ещё и опять.
34 140. Есть воля души и покойствия рай в дальнейшем и сладком краю,
Чтоб бедное сердце восстало моё — ещё, и ещё и опять.
34 141. Чтоб рифмой подлунною двигать дела, чтоб пристань души не забыть,
Чтоб всё позабыть и её лишь найти — ещё, и ещё и опять.
34 142. Как долго блистал ты сверхновой волной, и вспышку твою не унять…
Бывал исключеньем из правил Его — ещё, и ещё и опять.
34 143. Ты всё уничтожил, как Он приказал, чтоб люди собраться могли
Пред вечным изгоем, склонившись в сердцах — ещё, и ещё и опять.
34 144. Забывший про всё и забытый уж всем, твой пыл поутихший понять
Не смог в этом мире подлунном никто — ещё, и ещё и опять.
34 145. И горечи нет в твоих поздних речах, хоть сладко привык ты молчать,
Видать, слишком важными будут дела — ещё, и ещё и опять.
34 146. Хафúз очень долго тебя выбирал, чтоб мог подмастерьем ты стать,
Великий Хайдáр в том отмашку даёт — ещё, и ещё и опять…
34 147. От Бега устал ты изрядно, Сахъуá, Морскою тебе оживать:
«И Тигррра пускай вспоминает меня — ещё, и ещё и опять!»*

«Такова краса у Мэгги, что одни из нас склонились»

34 148. У Жемчужинки красивой много будет привилегий –
«Такова краса у Мэгги, что одни из нас склонились»*.
34 149. Что сказать?.. Ведь всё понятно даже глупому Емеле,
Так в миру дела от Бога все легко укоренились.
34 150. Чтобы это было ясно даже мне, владыке глупых,
Императору нестойких — где умом все отвратились.
34 151. Что же делать, как добиться благосклонности красотки,
Если в мрачности устоев сердца страшного расплылись
34 152. Образы, что знает каждый?.. Я не знаю. Долго спавший,
Чтобы люди Поднебесной уж до Индии дожились…
34 153. Я же, в сердце умолчавший, след от родинки не знавший,
Простоял свою всю вахту — чтобы двери ей открылись…
34 154. Выполнив предназначенье, знаниями что сокрыты,
Обитатели планеты их не знают — так сокрылись…
34 155. Бейт за бейтом забиваешь ты гвоздями Крышу Мира,
Чтоб она не прохудилась, чтобы плотники ценились.
34 156. Целый мир тебе обязан? Чем же, вот уж интересно,
Если Бог творил деянья наши все, хотя и бились
34 157. Люди всё мечтою тленной о своём «предназначеньи»,
Эгу только в утешеньи, чтоб мечты его не сбылись?..
34 158. Был Сахъуá, ты, лицемером, хоть того, видать, не знаешь…
Как не знать, когда все поры у души моей забылись.

И что мне делать, если голос Мэгги

34 159. «И что мне делать, если голос Мэгги
Меня лишает разума и воли?»*
34 160. Пока я с ней и всё наверняка –
Привычно всё в моей звериной доле.
34 161. Чтоб выл ночами снова на луну?
Совсем уж нет, и нету прежней боли.
34 162. И царств достиг всех небывалых я,
О чём не знал подлунный мир дотоле.
34 163. И отверженьем злата, жемчугов
Достоин в мире этом жить, скажи, доколе?
34 164. Иль только волей? Волею суров,
Стремленье к воле, утопая в воле?
34 165. Таким Любви священный эликсир
Вкусить удастся вряд ли — всё из соли.
34 166. И если выбрал ты Сакрадеми –
Тогда к чему тебе не антресоли?
34 167. И если выправка военная была –
Тогда и ведать должен ты поболе.
34 168. Чтоб птицей-феникс той не возомнил
Себя жадюга, что беднее моли.
34 169. Но щедрой Мэгги, что твоя, Сахъуá, была –
Нашёл ты счастье Богом в сей юдоли…

Твой взгляд приучен к хитростям военным

34 170. «Твой взгляд приучен к хитростям военным,
А я тебя считал невинной ланью»*.
34 171. И трижды воином, пусть, был для всех отменным –
Всё обложила и меня безмерной данью.
34 172. И долго бился, долго я страдал,
Не в силах подчиниться приказанью.
34 173. Не раз, не два восстанья поднимал –
Всё подавляла Мощи властной дланью.
34 174. И даже более и далее пошёл,
Не раз, не два тем побывав за гранью…
34 175. И ничегошеньки там вовсе не нашёл –
Всё сказкой было, статью наказанью.
34 176. Хотя наказанным ни разу не бывал –
Ведь Мэгги не чужда и состраданью.
34 177. Имел я то — чего другим не дали,
Лопатку выбрав снова я баранью.
34 178. И сердцем тленным вдруг бессмертным стал,
Что неподвластно в мире и сознанью.
34 179. Аллах по-прежнему всё милостью прощал,
Хотя и чужд всегда слепому потаканью.
34 180. Тебе ль, Сахъуá, об этом говорить,
Где в Мэгги был твой путь к всесостоянью…

«Незапятнанный Шейх, отпустивший греха на века…»

34 181. Обращенье к Газели Хафúза заветной пришло —
Сердце рвалось из рук, но не будет она жестока…
34 182. И нелёгкой Любовь для меня-горемыки была
До недавних времён, с той Красой не столкнулся пока.
34 183. Лёгок Стих у газели, раз, Мастер Великий велел
Мне покинуть Шираз и забыть навсегда берега.
34 184. Как покинул его и когда-то сам Шах, не беда,
Сокол княжеский хúльмом силён, чтоб смотреть свысока.
34 185. Кто его научил? Что же, горечи полной юдоль
Снова сделает дело, хотя под луною редка…
34 186. Не побасенки, не небылицы несу…
Хитрости зверь избегал победить чтоб любого врага.
34 187. Тот, как аскет что себя всем в миру подносил,
Двери малой одной знать не знал моего кабака,
34 188. Где напиток Любви Бог от Щедрости Вечной Своей
Наливал не всегда и не всем, чтоб любимой горела щека…
34 189. Что же я возомнил о несчастной персоне своей,
Чтобы неуч любой в этом мире взболтнул бы слегка?
34 190. Ничего. Из такого, чтоб каждый в сём мире не знал,
Кто легко различает по виду меня, бедняка.
34 191. И тем более та, что наивностью глупой души
Что в груди у меня, не признала во мне бы дружка.
34 192. Но и я всё такой же упрямый Топор, что рубил,
Рубит, будет рубить — потому не жалей старика.
34 193. И легко мне живётся, хотя и забыта вся жизнь,
Ведь пропета в душе на фарси Шаха вечная эта строка…
34 194. Чтобы смерти не знал, кто уже сладость смерти вкусил,
В большинстве что для жителей этого мира мерзка.
34 195. И опять, и опять — речи эти свои ты ведёшь,
И пугаешь весь мир, и походка полётом жестка.
34 196. Чтоб никто не забыл, притяженья не преодолел,
А иначе — собьётся, хоть виден и луч маяка.
34 197. Сам тем сбившимся был, речи эти вести о любви
Не под силу лишь тем, в жилах коих течёт всё река.
34 198. Чтоб морями тужить, бредить свежей морскою волной…
Мне ль, пустынному, знать. Пожалей же меня, дурака…
34 199. Сахар в деле ценил, словно был я её попугай,
Мёд без края налил мне Аллах, хоть и участь горька.
34 200. Чтобы Мэгги снова бредить? Не слишком ли много хотел?
Ешь скорее тишлúк* с ароматом лесного дымка.
34 201. И забудь о печалях, которым не видно конца —
Жизнь твоя, о Хранитель Времён, Светом в мрак далека.
34 202. И цевьё опусти, хоть и ценишь войны свой устав,
Палец ищет къалáм*, подустав от стального курка.
34 203. В печень Бога вдохни, чтоб навеки себя потерять,
Чтоб не дрогнула впредь Справедливостью эта рука.
34 204. Чтобы с нею остался Сахъуá навсегда… Так велел
«Незапятнанный Шейх, отпустивший греха на века…»*

«Ах, если б исполнялись все желания, Хафúз!»

34 205. «Ах, если б исполнялись все желания, Хафúз!
Тогда бы и великий Джам не потерял свой трон…»*
34 206. Прекрасен сказ, велик Хафúз, что Шахом знаю я,
И как же славен этот мир — коли прожил он в нём.
34 207. И счастлив я, что позже жил, Газель его читал,
И чтеньем тем себя почтил, хоть муравей — не слон.
34 208. Потомком что Махмýду был, Каабу обошёл,
И ласточек морских прилёт — нечестью страшный сон.
34 209. Легко газель течёт опять, коль Мастер указал,
И указанием живёт, поставив всё на кон.
34 210. И удивительный завет у рифмы в слоге есть
Персидской статью, персам честь, где гъáджама закон.
34 211. Полётом счастия паришь, не ведая о том,
Что гравитация в миру свой ищет гравитон.
34 212. Далёк от точных был наук всезнанием своим,
Чтоб априори изучать и скуки слышать стон.
34 213. И речь твоя легко далась, не знаю почему.
Всё потому, что дуракам не ведом ваш загон.
34 214. И если Правда в мире есть — сомненьем не живи,
Иначе Свет твоей Любви светлее стал на тон.
34 215. И вновь с тобой Сакрадеми, Сахъуá, счастлив стервец,
И непонятен никому твой шаг и на микрон.

«Я слышал вчера на заре пленительный голос Зухры…»

34 216. «Я слышал вчера на заре пленительный голос Зухры:
«Будь славен, великий Хафúз…»»* Всю славу ему я вознёс…
34 217. И служат ему Небеса, подвластны иные миры,
Любовью что Свет до людей однажды навек он донёс.
34 218. У миленькой Мэгги моей есть все основанья блистать,
И мир под луной опьянять симфонией чёрных волос.
34 219. Где участь моя — пострадать от этой атаки любви,
Где линии армий моих опять натиск родинки снёс.
34 220. И как же мне быть, подскажи, где вновь за разгромом разгром,
Чтоб, честью своей не скупясь, вновь в жертву себя ей принёс.
34 221. Печальная участь моя. Но слаще удела мне нет,
И рок позавидовал мне букетиком алым из роз.
34 222. У алой четы аромат, что красит небесный бутон,
И мигом меня исцелит пьянящею сказкой из грёз…
34 223. Ну, что ж, я опять поседел, и чёрная краска сошла
За несколько пряностью дней, дождём вслед раскаянья гроз.
34 224. И каяться вечно привык, ошибки в делах не найти,
Где Бог из печали моей прощеньем печали унёс…
34 225. И лучше поддамся я ей, коль с нею я быть обречён,
Другие же — бились за то… И этим — сверх меры запрос.
34 226. И если она вновь с тобой — Сахъуá не напрасно рождён,
И прямо о том говорю, будь трижды я вновь Водонос…

Людям ты — не интересен. Проще как ещё сказать?

34 227. Людям ты — не интересен. Проще как ещё сказать?
Мир подлунный, что ли, пресен, чтобы взять и наказать?
34 228. Ты — не страшный, а — ужасный. Это твёрдо ты прими.
Не станочком безопасным, лезвиём чтобы вонзать?
34 229. Может быть. И хуже даже. Не смогла тебя любовь
Обуздать, дрожал чтоб враже, или чтоб друзей пугать?
34 230. Нет друзей тебе, признайся, одиночеству ты друг,
Тем спокойно запасайся, тем запасом зналась знать…
34 231. К коей — ты не относился. Где сарказм ты весь берёшь?
Вечностью не износился, чтобы заново начать?
34 232. Как начнёшь — когда начала нет у дела без конца?
И подлунного причала не найти, чтобы понять…
34 233. Очень просто понимали, пониманьем кто силён,
Ты умом опять не вышел, это следует признать.
34 234. Я на то — не покушался, умным не считал себя,
Чтобы липой почитался, где берёзе всё стоять…
34 235. И тем более, где ясень был не дуб и не ольха,
Мир подлунный, что труха, снова станет обольщать.
34 236. На меня ты не надейся, я уже не тот игрок,
Хочешь — плачь. А хочешь — смейся. Я не альчик, чтоб играть.
34 237. Не смирился, неуёмный, чтобы с миром в мире жить?
Что ж, Сахъуá, ты был опасен, чтоб на волю выпускать…

Ты, Газель, моя подруга, чтоб в миру не утонул

34 238. Ты, Газель, моя подруга, чтоб в миру не утонул,
Выбравшись из дебрей круга, Бога снова помянул…
34 239. В Нём Одном — моя удача, вымолвить одного могу
Это проще и тем паче, лишнего чтоб не взболтнул.
34 240. А любовь так мимолётна, это тоже знаю я,
Отдалившись космолётно, что давно уж упорхнул.
34 241. Речи эти не пугают, кто словесно был силён,
Остальные толк не знают, хоть спряжением вздремнул.
34 242. Это тоже понимая, упрощая ход опять,
Всё на месте оставляя, так Хозяин подмигнул.
34 243. Здесь-то можно, нет обмана, хоть народ не понимал,
Криво где, где было прямо — всё равно опять свернул…
34 244. И не я судьёй им буду, я в тайге своей живу,
Мегаполисову чуду предпочтя Его посул…
34 245. Нет печали и страданий, хоть от них давно устал,
Видно, стал уже привыкший — ветер Северный подул.
34 246. Чтоб штормами, холодами отцепить уж навсегда,
Пусть, и Мэгги засмеётся, что опять своё я гнул.
34 247. Холода пошли на пользу, ведь жары не другом был,
Хоть не мишка бело-вредный льдом спагетти заглотнул.
34 248. До чего же ты упрямый был и есть всегда, Сахъуá,
То сказал давно и прямо — землю выбрал, а не стул…

Мэгги, что — Сакрадеми… Как легко всё прояснилось

34 249. Мэгги, что — Сакрадеми… Как легко всё прояснилось…
Долго билось и металось, наваждение закрылось.
34 250. Наконец, ты — поумнел. Пусть, того — не ожидали.
Значит, Боже пожалел. Елью не берёза взвилась…
34 251. Образов ненужных рой, что давно поднадоел,
Очень просто отсекался — Небо Милостью пролилось.
34 252. Мир давно ушёл куда-то, позабытым я остался,
Сердце бедное вдвойне радость чувствует, забилось…
34 253. Без иллюзий жить легко, хоть немногим достаётся,
Субмариной далеко в Океане бурном плылось.
34 254. Только тяготы любви, что тебе опять достались,
Не находят визави, всё сомненье растворилось.
34 255. Снова всех ты обхитрил, хитрость вкуса хоть не знаешь,
Вкусом хитрости кто жил — всё под ними обломилось.
34 256. Бог — был Лучшим Хитрецом, зверь на голову другую
Тяготы переложил, так Хафúзом говорилось…
34 257. А, раз, так — окончен бой. Окончательный и главный,
Маршал в деле будет славный. Армия вся отличилась.
34 258. Как легко идти туда, где нет цели притяженья,
Чтоб попутчиков лихих утомленье прекратилось.
34 259. Рифмой снова ты хитришь, смысла дела не теряя,
Чтоб, вконец, Сахъуá, тобой мира боль вся позабылась…

Мэгги, Мэгги, чудо-Мэгги… Саншайн-регги, будет блюз

34 260. Мэгги, Мэгги, чудо-Мэгги… Саншайн-регги, будет блюз.
Как Италий побережье гонит ветром в этот шлюз.
34 261. Чтоб один не оставался, чтоб народом не мельчал,
Труден путь тебе достался, непосильным был твой груз.
A S — S A F Í (vol.2,8). ТWO IMÁMS and SOD (II). Книги 5, 6 и 21. Газели 126–400
191
34 262. Чтоб всех сказок интересней стал бы былью твой рассказ,
Чтоб Япония-Кавказ. Станет в деле Даусуз*…
34 263. Смысла дела не теряя, никому не сообщив,
Океаном уплывая — выбрав Ветру нужный юз.
34 264. Чтоб запутать заплутавших, клином клин чтоб зашибить,
В жизни дело повидавших успокоить. Сиракуз
34 265. Брать уже нам не придётся, Архимедову Страну,
Математика-царица, не колодой вышел туз.
34 266. Стать спокойным, неприступным. И забытым властью лет,
Игроком на бирже крупным, чтоб не вышел вновь конфуз.
34 267. Даже так. Всё милым стало. Грусть-печаль навек ушла,
В сердце не найдя причала, не почувствовав укус.
34 268. Толстокожих не прокусишь. Сам готов был укусить,
Сталью всё булатной стало, а лежал когда-то брус.
34 269. Сколько раз, Коран читая, до Пещеры доходил,
Серединой отрицая, до и после был что Джюз*.
34 270. Ты, Сахъуá, стал как заказник, заповедная земля,
Заповедником не сбылся, всё-таки, найдя свой Буз*…

Мир Газели — громогласен, чтобы дело начинать

34 271. Мир Газели — громогласен, чтобы дело начинать,
Лицемеру был опасен, коему не продолжать.
34 272. С Мэгги был всегда согласен, ведь она печаль моя,
В сердце свет её тая, буду в жизни всё рубать.
34 273. С Мэгги был и я прекрасен, раскрасавицей моей,
В бесконечность Божьих дней, чтобы счётом не считать.
34 274. С ней ушёл из этих басен, где побасенками жил,
Свет той девушки вскружил голову, чтоб понимать…
34 275. Был Газелью продубасен, слов таких насочинял,
Чтоб лингвист не проклинал, впредь чтоб лексик не менять.
34 276. Без неё был мир ужасен даже мне, что Чудищ царь,
Заглянула в этот ларь, чтоб любовью оживлять…
34 277. Был давно огнеопасен, потушила ярость враз
Мэгги чудная, вот сказ, чтобы Оскаров вручать.
34 278. Мир подлунный был не красен без тебя, моя любовь,
Что пробудит Светом кровь, чтоб поставить Ту печать…
34 279. С милой в мире распрекрасен станешь ты, Сахъуá теперь,
Хоть по-прежнему был зверь, чтоб в Сакрадеми звучать…

Газели 266–280

Среди яблонь, тополей — Милая моя милей

34 280. Среди яблонь, тополей –
Милая моя милей…
34 281. Что берёзою зовётся
Среди Божьих в мире дней.
34 282. Сам бетýла называю
Я её среди ночей.
34 283. Чтоб однажды мне проснуться
Рядом с миленькой моей.
34 284. Чтоб от мира отвернуться,
Ужасает всё сильней.
34 285. Потому хотел я Мэгги
Радостью в душе своей.
34 286. Чтобы Бога состраданья
Мне достичь, Ему видней.
34 287. Чтоб в её я радость тоже
Превратился бы быстрей…
34 288. Чтоб Газелью стал моложе
Я Ширазскою скорей…
34 289. Чтоб, Хафúзу угодивши,
Мастеру кручины всей,
34 290. Мог в Сакрадеми влюбиться,
Как под стать — лишь только ей…

«Чтоб перлом редкостным никто подделку не считал»

34 291. «Чтоб перлом редкостным никто подделку не считал»*,
Из бирюзовых волн морских я Мэгги доставал…
34 292. «Доступен жемчуг должен быть для множества людей»*,
Над жемчугами властен я Хафúза волей стал.
34 293. Ну, что ж, был знатный Ювелир всегда в мечте моей,
Хотя той участи себе ни разу не взалкал.
34 294. Дороги строил и мосты, щебёнку подносил,
Каменьев этих дорогих зверь в жизни не видал…
34 295. Да Бог решил и не спросил, Ему подвластно всё,
«Пылинкой маленькою чтоб на солнце заблистал».
34 296. И в Мастерство преобразив всей юности порыв,
Чтоб в старости таким же был, не потеряв запал.
34 297. Но как же Мэгги-красота на это снизошла?..
Ведь не видал таких сей мир — и в мыслях не искал…
34 298. Она — прекрасна, спору нет, царевной молодой,
Чтоб Елисей её опять в пещере разыскал…
34 299. Чтоб образов Восток пришёл и, в блеске воссияв,
В той Мэгги грань свою обрёл — и Запад отыскал.
34 300. Но я, везунчик больше всех, тихонько в стороне
Стою давно и вдаль смотрю, чтоб взор мой отдыхал.
34 301. Чтоб Мэгги, пожалев меня, улыбкою спасла,
Чтоб впредь Сахъуá «сей мир забыл и боле не мечтал» …

«Разгладь морщины на челе в счёт нашей новой встречи…»

34 302. «Разгладь морщины на челе в счёт нашей новой встречи:
Ведь я с тобой ещё не вёл беседы откровенной!»*
34 303. «Прав был Джамшúд, а не Бахрáм»*? Хафúзу вновь виднее…
Сияет в вечность небосклон звездою незабвенной.
34 304. Чтоб не сбивались мы с пути, что слабые, и зреньем
Не лучшим для себя опять впотьмах в сей жизни тленной
34 305. Смогли бы Правду отыскать, что редкого посола,
Её шеф-повар отрядил всей пряностью отменной,
34 306. Что на Востоке лишь росла. Отсюда — все Пророки.
И речь Востока лишь была в той тайне сокровенной.
34 307. Что знают про неё сейчас от жизни горемыки?
Что в очереди бьются вновь всё в той же вновь пельменной.
34 308. Чтоб тавтологией пути, обрёкшего в страданья,
Найти не смог бы всяк чужой в константе переменной.
34 309. Чтоб сбить? Нет, чтобы оградить ненужного соседа,
Что приблудился здесь и спит в постельке негой N-ной.
34 310. Был ты жесток и вновь такой, что в сердце изменилось?
А разве перемен я ждал меж Раем и геенной?
34 311. Так, всё не страшно под луной? И так — над Небесами?
Коль не увидишь ввек себя — пускай, и высоченной
34 312. Сосной иль пылью, что во мгле растаяла навеки, –
Тогда, Сахъуá, сумел найти ты Мэгги во вселенной…

Мэгги, что Сакрадеми, знает дело — тонко, смело

34 313. Мэгги, что Сакрадеми, знает дело — тонко, смело…
Сердце может оживить зверю лишь она умело…
34 314. Долго бился и страдал? По тебе, мой друг, не скажешь,
Трудно ты рассвет встречаешь — сердце ночью так болело.
34 315. Виду людям не подашь, как, руки не подавая,
Сокрушал подлунный мир. Но кому какое дело?
34 316. Коль Красивая с тобой, мир забыт в её смятеньи,
Потерялся ты опять, ничего вновь не задело…
34 317. Мастер был там исчезать, и теперь, её забравши,
Позабыто миром вновь солнце, что уже не грело.
34 318. Разве может быть такое во вселенной в свете дня?
Гимном Солнце воспевали, настоящее воспело…
34 319. Не «подделку перлом ясным драгоценностью считай»:
Сутью — сердце узревая, а не то, что пустотело.
34 320. Образ будет подходящий, коль рассмотришь с далека,
Для того томленьем вечным сердце старое седело…
34 321. Чтобы лишнее — отсеять, был приватен разговор,
Чтоб, Сакрадеми увидев, сердце разом озверело…
34 322. Красоту чтоб оценил, наконец, её по праву,
Чтоб достойные слова сущностью всё сердце пело:
34 323. Для того восстал понять ты, Сахъуá, чтоб утвердиться –
«Ни одно созданье Божье лучшей статью не владело»*…

«Но где — я слышу смех людей — его былая сила?»

34 324. «Но где — я слышу смех людей — его былая сила?»*
Хоть мне моя шальная весть о многом говорила…
34 325. Забыл заветы стариков, что вдаль меня манили?
Не приведи Господь, судьба моя ко мне благоволила.
34 326. Весь мир, не стоящий, поверь, и медного дирхема –
Давно исчез, таков приказ, что Небо доносило.
34 327. И счастлив непомерно я, пусть, горд местоименьем,
Сейчас такие времена — что нечисти могила.
34 328. Её давно копал один. И, отдыха не зная,
Услышал дивный звук в ночи, что вновь меня покрыла.
34 329. Романтиком считай меня, коль термином владеешь,
Названья все давно забыл, так память подкосило.
34 330. Ведь он, прославленный Хафúз, по зверю заскучавший,
Наверно, знал мой жизни ритм, раз море заштормило.
34 331. А Мэгги, рядом снова что, разлуку отвергая,
Вновь оживит. Таков удел. Безудержно фартило…
34 332. И чем был недоволен зверь, запутавшись в сомненьях,
Уже неважно, Сам Аллах простил. И — отпустило…
34 333. Ведь он, прославленный Хафúз, мне рифмой потакая,
Так разгоняет паруса, что — Светом застолбило…
34 334. Всегда, Сахъуá, ты был хитрец. Со стороны — виднее…
Но битвы Духа кто не знал — сомнениями било.

«Терпи, моё сердце, тебя не покинет Господь»

34 335. «Терпи, моё сердце, тебя не покинет Господь,
Тобой, драгоценным, не будет владеть сатана»*.
34 336. От боли такой, что не сможешь сказать никому,
Что будут молчать и село, и район, и страна.
34 337. За стенами жить — не моё, и был жалок удел.
Так Пророк завещал для Великих во все времена.
34 338. Ты живи — и терпи, плодом в древо носи для людей,
Будешь палками бит чтоб достать, это Правда одна.
34 339. Воду жёлобом пей, что на крыше и доступа нет,
Людям чтобы отдать, хоть она, может, и не нужна.
34 340. И ямбом хорей был ты мастер без меры мешать,
Чтобы сбить, закрутить? Математика делу верна.
34 341. Отдались от ненужных вещей, иже полнится мир до верхов,
Было так и сегодня, вчера. Встань ногой в стремена.
34 342. Путь далёкий тебе предстоит одолеть, не робей,
Яркой новой звездой вся судьба раскроиться должна.
34 343. Чтобы всё позабыл, чтобы больше назад не смотрел,
В ночь души без прикрас, чёрной ночи во мгле что черна…
34 344. Этим сильным порывом взлетай, к Богу всё обрати,
Есть в тебе эта сила, и духом та сила сильна.
34 345. Если Мэгги опять прояснит мне всю суть у вещей,
Для Сахъуá, мой приятель, имела значенье она…

«Хафúз, мужей учёных слушай»

34 346. «Хафúз, мужей учёных слушай –
Тогда страдать не станешь зря»*.
34 347. Привык давно я бить баклуши,
Что прописали лекаря.
34 348. Чтоб в мире этом отстраниться
Во красный цвет календаря.
34 349. И в шахты молотом спуститься,
Сойти чтоб за поводыря.
34 350. Отстал уже ты вдохновенно,
Коль в сердце и взошла заря,
34 351. И сказки нам заплёл отменно,
Надежды жизни вновь даря.
34 352. А что плохого? Я не знаю,
Не голодом во пир моря,
34 353. Коль можно есть — ты там покушай,
И отдохни уж втихаря.
34 354. Чтоб снова биться без границы,
И сердце мрачно не коря,
34 355. Разгладить на челе страницы,
Чтоб не сойти за тупаря
34 356. У Мэгги, сладостной девицы,
Сахъуá — пещеры глухаря…

«О Хафúз! Искусство слова в грош не ставится в Ширазе»

34 357. «О Хафúз! Искусство слова в грош не ставится в Ширазе.
Ты отечества иного поищи, прекраснословый!» *
34 358. Та газель так восхищает, что, Шираз давно забывший,
С Карачаем расставаясь, мира обновил основы.
34 359. Страшный смысл строки, что выше, пафосом не сотрясает,
Коль значениями жизни жил всегда. Душепологый
34 360. Если кто — то прочь сомненья, помощи ему не будет,
Разум — редкое явленье, и барыш там баснословый…
34 361. Мудрецом спеши добраться, гавань лени покидая,
Чтобы вслед тебя гордились — смог хоть ты все снять оковы…
34 362. Жизнь ту кузню разгоняла, что рабов в метал одела,
Если понял — удаляйся, пробивайся чрез покровы.
34 363. Мэгги там всегда спасала, что оков тех не имела,
Чтобы понял я-невежда, отрицая взгляд суровый.
34 364. Где Любовь дана в значенье, все огрехи исправляя,
Если кто того не понял — от Мултана до Кордовы,
34 365. Знать, несчастней не придётся ввек уже увидеть в мире,
Милость Бога отвергая — как прожить? В тоске столовой?
34 366. Мэгги делу обучила, именем тоску сметая,
Чтобы больше не в печали коротал сорвиголовый
34 367. Зверь деньки. Спасибо Богу. Шýкром дело то зовётся,
Чтоб Сахъуá газелью звонкой мрак разнёс короткослогый…

«А ты, бездарный стихоплёт, с Хафúзом не тягайся»

34 368. «А ты, бездарный стихоплёт, с Хафúзом не тягайся:
Согласье слова и души — дар, свыше вдохновенный!»*
34 369. Чтоб крылья в небо распустить, Хафúзом разгоняясь,
И был чтоб сказочен полёт и курс его отменный.
34 370. Сомненья сердца и души, что в мрак всегда тянули,
Ты духом верности разбей. В Константу переменный
34 371. Нельзя нести запал, узнай, коль большего достоин,
Не разрушая этот мир, и так что будет бренный.
34 372. Но я — разрушить послан был. Задачу отвергая?
Зачем? Вдохни душой уже тот ход судьбы нетленный.
34 373. И по течению плыви, одно всё — к Океану…
Есть шаг один в него всегда, что Боговдохновенный…
34 374. Иного нет пути туда, с заблудшими не споря.
Оно зачем мне, объясни? Свод Неба огроменный
34 375. Лишь улыбнулся зверю вновь, его не понимая,
Коль Бог позволил — что тогда? Оставил море пенный,
34 376. Что миссией своей силён, как всякий в этом мире,
Один лишь я раздвоен был на взгляд второстепенный.
34 377. Зато — признал. И был прощён. А большего не стоит
Искать и в мире над луной, пускай, он был бесценный.
34 378. Сахъуá опять сметал следы, чтоб в Вечность раствориться,
Его мечта всегда была, чтоб стал для всех забвенный…

«Я пьяный или нет — кому какое дело?»

34 379. «Я пьяный или нет — кому какое дело?
Хафúз — хранитель Тайн и Истины знаток!»*
34 380. Вот если б мне такое зарядить…
Кто выдержать такое в мире б смог?
34 381. А у Хафúза складно получилось,
Ведь благосклонен был к Поэту рок.
34 382. Чтоб тайнами на множество разбилось,
Чтоб обалдел хомяк-делец, а вслед сурок.
34 383. Чтобы на двое бабка не слагала,
И старшеклассник выучил урок.
34 384. Так миром в сталь успешно погружались,
И каждый в деле ценен прыгом скок.
34 385. Но я, любовь моя извечная морская,
За жемчугом ныряя — не продрог.
34 386. И, пусть, меня склоняли вправо-влево,
Не дам я людям в мире сей зарок,
34 387. Чтоб мысли их до кучи современной
Династии лжецов возвёл порок.
34 388. И, как медведь, не вовремя явившись,
Всем перестрою этот теремок.
34 389. Моя Сакрадеми заулыбалась,
Сахъуá опять работой вбился в док…

«Не велят небеса розу с розовой путать водою»

34 390. «Не велят небеса розу с розовой путать водою:
Та — красотка базарная, эту — скрывает ограда»*.
34 391. Как же лесть описать мне лжецов, что, порою, для всех
Складно песню поют в предвкушении вечности Ада?
34 392. Этих в деле видал — скряги, златом живут для людей,
В деле каждом мирском ожидает такого награда.
34 393. Мне-то что? Был я сирым и жалким для них,
Если б Правду узнали — стонали бы вслед до упада.
34 394. Правдой, Боже, снабди этих глупых «святош» навсегда,
Чтобы вслед тех речей — им хватило уже снегопада.
34 395. Мне ли сыгранным быть? Я всё тот же опять «корифей»,
Что удачно присел под струю своего водопада.
34 396. И ценю каждый миг, что был — после и до — не забыл,
Отделяет меня навсегда безнадёжно преграда…
34 397. Если в небо смотреть — можно счастьем опять преуспеть,
Если точен расчёт, что укажет страну звездопада.
34 398. Ни к чему мир условных значений, от коих устал,
Сладкоежкой приелся в эпоху давно мармелада.
34 399. Но как быть? Ведь нельзя же назад отступать.
И стремиться вперёд — было, будет и есть, как и надо.
34 400. Вновь она обрекла меня, старого, буйной Стрелой –
Был Сахъуá так влюблён, что не надо уже шоколада…

«Тому, кто хочет отыскать в стихах Хафúза плоский смысл»

34 401. «Тому, кто хочет отыскать в стихах Хафúза плоский смысл,
Пусть вспомнится как Мекку спас однажды ласточек прилёт…»*
34 402. Такой сюжет, лихой вполне, надеждой сердце осветил,
Чтоб хабашитов войска не приходили каждый год.
34 403. Как трудно быть самим собой, чтоб отвернуться навсегда,
И позабыть весь мрак ночи, и нафса в сердце вечный гнёт.
34 404. Что так безудержно сломил мой дух, оживший, наконец,
И как понять весь план Небес, что снова молнией пробьёт?
34 405. И, если грому не бывать, что Светом Правду превознёс,
То как мне своды сотрясти, чтоб время суток знал народ?
34 406. Или такому, не сбылось что в мире этом под луной,
И смысла нет чтоб величать все имена, где знаньем ход?
34 407. Тебе-то — что? Твоя печаль? Или вопрос тяжёлым стал?
Ведь ты учиться не любил, где книгой будет поворот.
34 408. И вот сейчас, в который раз, ты, смыслом поздним ускользнув,
Добился снова своего? Ну как твоя опять берёт?..
34 409. Той тайны — людям не скажи, они оценками слабы:
И нувориш, и чародей, и сказочник, был с ними жмот.
34 410. Чтобы заправкой от себя, не придавая знанью дань,
Ты снова темень сокрушал, давно уж потерявши счёт…
34 411. Ну, что — моя Сакрадеми… Сахъуá, вновь слова не сдержал?
Так трудно верить самому — он слова больше не даёт…

«А Хафúз пускай не будет сочинять нам небылицы»

34 412. «А Хафúз пускай не будет сочинять нам небылицы:
Хватит сладкого обмана! Слушать басни — надоело!»*
34 413. Часто слышу обвиненья от несчастных в мире духом,
Что сомнениями тонут. Их сомненье одолело.
34 414. Их спасти удастся вряд ли, с ними не тони, бродяга,
Чтобы удаль молодецкой снова стала и воспела
34 415. Мудрость Бога в этом мире, хоть народ не понимает,
За дирхемами погнавшись, и картошка вновь поспела.
34 416. Мне-то что? Жил недалече от своих, к чужим прибившись,
Там и там навек забытый, память в людях околела.
34 417. Как же сладко быть в терпеньи, отметая боль мирскую,
Чтоб, забывшись вмиг навеки, сердце Светом отогрело…
34 418. Никому не объясняя путь, незнамо как грядеши,
Если надо — им покажут, если сердце захотело.
34 419. Но хотеть — уделом эга часто в книгах называли,
Я забыл их, не читая, самолюбие задело.
34 420. Слог Хафúза стúхом явным в ясность дело приводило –
Что сказать таким счастливцам, коль от Счастия зардело?
34 421. Чтобы ты с пути не сбился, горемычный неудачник,
Снова милостью Аллаха Мэгги из ночи успела
34 422. Вытащить во Свет страдальца, что удачею помечен,
Звать Сахъуá его отныне. Но кому какое дело?..

«Пусть я прославленный Хафúз — мне в этом мало проку»

34 423. «Пусть я прославленный Хафúз — мне в этом мало проку.
Из милосердья другом будь — ведь слава стоит мало!»*
34 424. И, если, дважды проиграв, восстану я из пепла –
Чем это можно объяснить? Откуда всё восстало?..
34 425. Не знать глаголов и времён, от мира отрешившись,
Счастливых снов не наблюдать, хоть видел их немало.
34 426. Тебе, везунчику времён, что, больше в бесконечность,
Идти случалось напролом, забывши про забрало…
34 427. Так мне откуда это знать? Ведь не был постоянством
В былом тогда обременён, и Небо потакало…
34 428. Я счастьем в счастьи жил всегда, того не раскрывая,
И отменил весь ход времён, течёт с поры той вяло…
34 429. О чём опять завёл я речь, ныряльщиком искусным?
Мне жемчуг надо посмотреть, на солнце чтоб сверкало…
34 430. Его подлунный люд давно от Бога ожидает,
Как мне доплыть до них сейчас волною до причала?..
34 431. И, если ты всегда такой, неизмеримо важный,
Тогда ответь — к чему весь бор, что заварил сначала?..
34 432. Не мне про это рассказать доверено судьбою,
Хватает Функций мне своих, что Ас-Сафú вобрало…
34 433. Тебе ль, Сахъуá, о том молчать, чтоб в речи повседневной,
Всё Мэгги, нам Сакрадеми, с тобою лишь бывала?..

«Ради Бога, дай Хафúзу хоть глоток! Тебе за это…»

34 434. «Ради Бога, дай Хафúзу хоть глоток! Тебе за это
Ежедневно на рассвете я слагать молитву стану»*.
34 435. Как иначе? Благодарным быть Аллах нас наставляет,
Только так для верных можно и приблизиться к султану.
34 436. А тюльпан оранжеликий, гордостью в грозу раскрывшись,
Больше душу не смущает. Ни к чему он каравану.
34 437. Розы ранней свет лучистый сердце в темень озаряет,
Лишь его прохлады жажду, повезло же истукану.
34 438. Как понять метаморфозы, что весь мир не понимает,
Коль, жучком я малым ставши, проползаю по стакану?
34 439. Там и роза, что степенна, и нарядом в мир блистает,
Будет головокруженье, непомерное по дану.
34 440. Хоть в боях и отличился, бился честно и достойно,
Но её не удаётся мне забыть, и тем восстану…
34 441. Мне нельзя назад смотреться, чтобы вновь не удивиться –
Невозможное творится, не подвластное обману…
34 442. Отчего ж я, горемычный, не взалкавший поднебесья,
Удаляюсь постоянно?.. Этим что, скажи, достану?..
34 443. Мэгги мне моя сказала, чтобы ночью не отбиться,
В мраке смело рассекая, воскрешая Панораму… –
34 444. Что ж, Сакрадеми-заноза, здесь на пользу, мне сдаётся,
Чтоб Сахъуá страданьем новым жил, как подобает сану…

Газели 281–293

«Не сетуй в сердцах на бесчувственность друга, Хафúз»

34 445. «Не сетуй в сердцах на бесчувственность друга, Хафúз:
Виновен ли сад, коль дурная трава в нём росла?..»*
34 446. Опять он в «десятку» великою речью сломил,
И гений Ширáза до нас весть Востока несла.
34 447. Чего же желать, коль желаньями не был силён?
Всё целью лети, выбрав сокола в тени орла.
34 448. Иль к — цели. Хоть первым я речи былые писал,
Ни разу та весть горемычного не подвела.
34 449. А слабый в стихах всё завистливым взглядом смотрел,
Купюры считая, с темна и до поздне бела.
34 450. От зависти скривившись и в полусмерть полетев,
Где цветом сирени моя вся газель расцвела…
34 451. И, если всё так, как ты людям всегда говоришь,
Ответь мне — зачем та подлодка из моря всплыла?..
34 452. К глубинам привычный, уставший от мира людей,
Неужто тебя в этот мир затянули дела?..
34 453. Откуда мне знать? Был тот промысел Бога опять,
А мне рядовому команда из Штаба пришла.
34 454. Хорош притворяться, и голову нам не крути,
Вся весть о разлуке надолго уж обогнала.
34 455. Разлучником не был Сахъуá, вновь его Милосерд пожалел,
Из волн бытия в неизвестность тропа заросла…

«Клянусь я старцем харабата и мудростью его бесед…»

34 456. «Клянусь я старцем харабата и мудростью его бесед:
Хочу Ему я быть слугою — других желаний в сердце нет!»*
34 457. Таких великострашных слов я в жизнь не говорил,
Не говорить их никогда был ранее обет.
34 458. А ты, аскет, что долго жил, и почести презрел,
Не тем стремился не туда, пусть, именем аскет.
34 459. Меня Всевышний пожалел, не дал сломать дугу,
Чтоб больше в мире не нашлось всем в понедельник сред.
34 460. Всегда легко ты уходил, погони не узрев,
И, философий не приняв, их камень не воспет.
34 461. Чего хотел, себе скажи, и, мудростью кляня,
Витиеватой рифмы вновь почудился мне след.
34 462. Того всегда ты избегай, теченьем лишь плыви,
Тогда Поэтом сможешь стать, пока хоть не поэт.
34 463. Оно и ни к чему, поди. Тебе ль дано решать?
Коль знаешь это наперёд и выучил ответ.
34 464. А людям трудно в мире жить? Ну, я бы не сказал –
Дирхамом и динаром вновь погиб весь белый свет.
34 465. Деньга шальная разнеслась, все души покорив,
Чтоб Иисуса увидать — воскрес в бесцветный цвет…
34 466. Ты был, Сахъуá, всегда такой, чтоб мёртвых воскрешать,
Лишь Мэгги любит всё тебя и шлёт тебе привет…

«Не страшно, если враг ругал Хафúза»

34 467. «Не страшно, если враг ругал Хафúза –
Бог милостив: не друг меня срамил!»*
34 468. Упал давно с капризного карниза,
И, слава Богу, сердце не разбил.
34 469. Его ломать народ давно приучен,
Но я все семинары пропустил.
34 470. Скучал давно — Сакрадеми явилась,
Тот образ снова смерть мою сломил.
34 471. Как это удаётся ей — не знаю,
И объяснений даже не спросил.
34 472. Их, скажет если, я не понимаю,
Всё стал с годами непомерно хил.
34 473. Надеждой жив, иного не придётся
Мне в жизни испытать, и не просил.
34 474. Как долго здесь шагать мне остаётся?
Меридианом карту расчертил.
34 475. Экватор где-то рядом. С Полюсами
Я столп опорный веры Богом вбил.
34 476. И, если цель навеки остаётся,
Её достичь, Аллах, придай мне сил:
34 477. Ведь Мэгги здесь, Сахъуá, не отвернётся,
Да и Аллах тебя давно простил…

«О сердце! Юность прахом, беспутная, пошла»

34 478. «О сердце! Юность прахом, беспутная, пошла,
Хоть в старости яви мне достойные черты»*.
34 479. И, если бы желанья сбывались все подряд,
То как бы ты добрался вершиной до мечты?
34 480. Такая отговорка понятна дуракам?
Быть может, я не знаю, в причину простоты.
34 481. Но верить был привыкший я в лучшие дела,
Чтоб Богом открывалась мне тайна Красоты…
34 482. Застывшие каменья, сердцами у людей,
Всё в золоте купались волною маеты.
34 483. Но мне, страны провидцу, с таким не по пути, –
И так уже вкусивший вселенской пустоты.
34 484. С таким уставом Правды из-под Небес гляди,
А люди подустали, об этом знаешь ты.
34 485. Был в силу одиночки волнением силён,
Чтобы Газель по нраву сложилась с высоты.
34 486. Иначе не бывает, цена известна всем,
Чтоб человек заблудший назад сжигал мосты.
34 487. И как же обаяньем небесного крыла
Опять сносил задворки безудержной касты?
34 488. Сахъуá своей дорогой шёл, никого не звал,
А Мэгги это знала наитьем доброты…

«Страданий войск твоих не стоит блеск победы»

34 489. «Страданий войск твоих не стоит блеск победы,
Поверь, о властелин, весь мир завоевавший!»*
34 490. Раз, это начал понимать и мудростью воспетый,
Видать, не зря весь небосвод тебя давно взалкавший…
34 491. И страшным взором в мир смотрел, хоть вида и не кажет –
Устои мира вновь стоят, был силы им придавший.
34 492. Не зная что и почему, приказы выполняя,
Две тайны вновь перемешав, стал повар настоящий.
34 493. Легко писать, легко лететь, и «в ясную погоду
Девчушка может пастухом быть», Бога кто познавший.
34 494. И речь такая, по уму, и мудростью блистает?
Слова такие говорят такие, был кто старше.
34 495. А мне идти лишь одному, и спутников не видно,
Ну, что ж, Аллаху вновь видней, догонит опоздавший.
34 496. Текли стихи своим путём, их хода не меняя,
К чему-то я стремлюсь внутри, той цели не предавший.
34 497. Легко поётся соловью пред розой, что блистает –
Ему, певунчику в ночи, рукоплесканья наши.
34 498. А рыцарь бьётся в битве вновь, сомненья не имея,
Чтоб перед фрейлиной, поди, быть на колени павши.
34 499. Опять, Сахъуá, ты учудил, себя превозмогая,
А то не знает мир земной — с тобой не сваришь каши…

Так легко лететь Стрелою

34 500. Так легко лететь Стрелою,
Раз из лука улетел.
34 501. И легко мне быть с тобою,
Раз, Аллах того хотел…
34 502. Позабытый лебедою,
Зверем серым посерел.
34 503. Ну и что? Зато средою
Среди пятниц преуспел…
34 504. Мэгги разводил бедою,
Вишней спелою поспел.
34 505. От красы святой водою
Я ожил и долетел
34 506. До границ… Уже не вою,
Мир подлунный одолел.
34 507. Дел предвечных чередою
Бог меня и пожалел…
34 508. Чтобы дело за собою
Не тянул в потоке дел.
34 509. Ничего уже не скрою,
Не поспал и не поел.
34 510. Мэгги, кровью молодою,
Ждёт Сахъуá, чтоб песню спел…

От печали задыхаясь, к радости проложен Путь

34 511. От печали задыхаясь, к радости проложен Путь.
То, душа моя больная, среди скуки не забудь.
34 512. Был неясен непонятен даже сам себе, признай.
А для рацио в подлунном наводил до жути жуть.
34 513. Был удел такой, признайся, и не в том твоя вина.
Без вины вину признавшим станет всяк, познавший Суть.
34 514. Очень просто изъясняясь и запутав все следы,
Зверем мрачным уходивши от земного в Неба круть…
34 515. Слов неясно-непривычных, сочетаний в мир любых
Наплодивший? Мне ли этот мыльный пузырёк раздуть?..
34 516. Злопыхателям без меры всесарказмом возвратив,
Ты шагал своей дорогой, отметая мира муть.
34 517. Так легко тонуть в соблазнах и, судьбу свою кляня,
Всю ничтожность понимая бытия, чтоб оттолкнуть.
34 518. Своего. Не мирозданья. Коего удел велик,
Там, себя не находивши, вновь поник, не продохнуть.
34 519. Бог счастливых испытаньем вновь испробовал, поверь.
Только с Ним не расставайся, повернув навеки грудь.
34 520. Мэгги то мне нашептала, что познала до краёв,
Сирому мне, Боже правый, миру чтоб не обмануть.
34 521. И текла газель по праву, чтоб Сахъуá угомонить,
Чтоб с пути, во Свет зовущим, он не смог уже свернуть…

Всё — легко. Когда — со Светом. Что — понятные дела

34 522. Всё — легко. Когда — со Светом. Что — понятные дела.
Говорили мы об Этом, вновь дорожка привела…
34 523. Легче слога в мирозданьи тяжело и мне сыскать,
Чтоб пирогой в Миссисипи мысль до Мэгги доплыла.
34 524. Без неё нет вдохновенья, в ожиданиях поник.
Что спасала расстояньем, жизнь дыханием дала.
34 525. Образов сей строй отменный незадачею смутил?
Что ж, легко и безначально всё опять она взяла…
34 526. Чем ответить року в силе уступавшему, скажи?
Ничего с тебя, о сирый, миром этим не крала
34 527. Жизнь пустая блеском странным, насыпая жемчугов…
Складом этим утомлённый стал ты, видно. Отошла
34 528. Пара словосочетаний, предложеньем преуспеть,
Тем не менее, зазнайкам не помогут удила.
34 529. Чтобы рифмы подгоняя, Мáдада не зная строй,
Фолианты заполнявшим, их черешня отцвела.
34 530. Скороспелкою? Не знаю. Ни к чему мне разговор,
Грань межи установивши, хватит мне и помела.
34 531. Иль — помело из Китая. Что — особенной красы,
Мэгги белизной сверкая, в исступленье привела,
34 532. Знать, тебя, Сахъуá, случайно?.. Ну зачем и не скажи?..
Только в ней я воскрешённый, лишь она и забрала…

И улыбкой озадачив странной, вверг в сомненья мир?

34 533. И улыбкой озадачив странной, вверг в сомненья мир?
Редко, каюсь, улыбался — разгрызая сочный жир.
34 534. Стиль твой всё «константой» блещет для завистника опять?
Мне-то что? Я — писарь статный, для зазнаек и придир.
34 535. Что талантами стяжали злато мира день за днём,
Им со мною уживаться тяжелей бездонных гирь…
34 536. С дном тех впадин был знакомый я давно, и так скажу:
В каждом деле, в мир упёртом, будет разрушенья штырь.
34 537. Энтропии не пеняя, лишь намереньем, поди,
Он разрушит всё… В том деле мне не нужен поводырь.
34 538. Разрушенья старых мифов я давно уже желал,
Чтобы Правда воссияла, лишь она мне в деле сир.
34 539. Что поделать — так устроен, и не я себя творил,
Чтоб воздействовать иначе. Я не Дарий и не Кир.
34 540. Почему-то знатных родом ты на деле избегал…
Значит, в этом вся разгадка, что не знал Мункáр-Накúр*.
34 541. Вот опять ты лихо скрылся, вновь из вида уходя.
Что ж, тем лучше — открестился шоколадом, где зефир.
34 542. Если ты узрел бестактно непочтение в делах –
Значит, рифмою простою жил без смысла твой пунктир.
34 543. Мэгги душу отогреет, чтоб Сахъуá не леденел,
Лишь она всё понимает и закроет мира тир…

Был жесток я выше меры и приличия забыл?..

34 544. Был жесток я выше меры и приличия забыл?..
Буду с этим я согласен, если — Мастер говорил.
34 545. Что — Познал. Ему виднее, там я голову склоню.
Виноват коль — беспощадно голову мою рубил.
34 546. И других такая участь поджидает, не робей,
Коль про зверя кладезь тёмный страх забывший приоткрыл…
34 547. Бог вершил Свои веленья и ошибки в том не знал.
Что и как случится позже — Он в предвечности решил.
34 548. Что мне с Мэгги, мудрой-яркой, предстоит век коротать
Боже, что Къаххáр-Склонивший, тем решеньем не забыл…
34 549. Слава Богу… Боже правый, что лишь Длань Его всегда
Открывает иль лишает, как Он Сам предупредил.
34 550. Нет другого утешенья, для лишённого в миру,
Бог одарит все творенья, кто бы что не учудил.
34 551. Так, река, всё извиваясь, тем теченьем знает ход,
Ход её — подобен стали, что каньоны все пробил.
34 552. Будь в смирении упорен, целью в мире не ветшай,
Видит Он — не сомневайся, дабы не лишиться крыл.
34 553. Просто всё. А на поверку — проще будет во сто крат,
Если в сердце эго тёмно поминанием убил…
34 554. Мэгги в сторону уводит, чтоб Сахъуá не забывал –
Только в ней Аллах Великий дал источник вечных сил…

Как Хафúзом вдохновиться, чтобы тайны бытия…

34 555. Как Хафúзом вдохновиться, чтобы тайны бытия
Разом в мире все открылись, расцвела душа моя?..
34 556. Образов их Ханаана ряд предельный был знаком,
Пусть, и раз не посетивший те Восточные Края…
34 557. Чтоб Юсýфа продававшим за ничтожный тот дирхем
В мыслях не уподобляться — вот такая там стезя.
34 558. И за малые все цены, за большие пироги –
«Книгу ту, лужайку сада с тишиною» выбрал я…
34 559. Всем, Хафúза всласть читавшим, был понятен я всегда –
Был для них я сверхудачен в качестве поводыря…
34 560. Даже в русском переводе сотрясает, а фарси
Мне себе представить трудно, тем сойду за дикаря.
34 561. Что ж — дикарь, уж очень складно, чтобы дело прояснить,
Чтобы летние морозы в середине января
34 562. Всех синоптиков смущали. Но моя ли то вина?
Ведь в апреле цвёл подснежник, позабыв про снегиря…
34 563. Очень складно объясняешь, стиль такой, что ль? — не пойму.
Я про стиль свой только слышал, критику благодаря.
34 564. В чём задумка заключалась, если стих течёт Рекой
Я не ведал — как и ране, в красный цвет календаря.
34 565. Строй газели нарушаешь, так не принято писать –
У меня был свой начальник, что не скажет так, зазря.
34 566. Лишь ему и подчинялся зверь, талантов что лишён,
Потому такой удачный Станов строй потихаря…
34 567. Что-то стал ты непонятен. Дескать, был понятен до?
Что ж, приятные мгновенья для слепого глухаря.
34 568. Что смущало и смущает в этом деле? — проясни:
Что здесь стало в край угольный, чтобы обрести себя?..
34 569. Если б знал, тогда ответил, рангом средь существ высок,
Кто, скажи, тебя узнает, кто признает там тебя?
34 570. За признанием, что ль, гнался — коль из списков исключён?
Что-то в деле нестыковка, проще если говоря.
34 571. А красавиц знойных туча обступила-то зачем?
Я на Мэгги был запавший, чтоб все знали пахаря…
34 572. Не пахал я плугом земли и лекарствами не брал
Соль земли, как могут думать в Поднебесной лекаря.
34 573. Муравей же Сулейману дело лихо объяснил,
Чтобы «сильным не претила даже просьба муравья» …
34 574. Если ж «Бог не дал им Света» — нету блеска там в делах,
И «блистать они не смогут и песчинкою горя».
34 575. Лампами себя считали, а на деле — ничего,
Светлячки их обсмеяли, никого тем не коря.
34 576. Что ж, не в первый раз такое — где иллюзий карнавал,
А другого в мире — нету, знай, подлунная земля.
34 577. Колдовство и чары мира — магии любой сильней.
Это точно я проверил, отрубив все якоря.
34 578. Неслучайно и не странно, что поделать — наш удел
В этом мире чертыхаться, вслед — прощение моля…
34 579. Мэгги, всё же, отмолила и меня, что грешен был…
Вся Сицилия страшилась — да на Небе, знать, своя…
34 580. Как же долго спотыкался, крыльев позабыв полёт,
Чтобы выбраться до Света, в Поднебесие летя…
34 581. Сколько снова спотыкаться? Я не знаю, Бог Велик,
Чтобы новым испытаньем испытать. Его пройдя,
34 582. Может быть, лишусь я сана. За него хоть не дрожал.
Не надейся — повышенье снова ждёт, тебя крутя.
34 583. Бесконечно, что ль, движенье? Отдыха там нет в Пути?
Никого туда не звали и кому не попадя
34 584. Приглашений не вручали. Радуйся, коль получил.
И с дороги той заветной даже в мыслях не сойдя…
34 585. Вот уж точно — удивленье. Удивил так — удивил…
Что с Великим там бывает — Бог лишь знает, нам Судья.
34 586. Звон в ушах от этой битвы всё стоит… И не забыл.
Что же делать, как пробиться — не монеткою звеня?
34 587. Чтобы мышкой не считаться, что за сыр ценила мир…
Выгодой не побираться, мусором мундир ценя.
34 588. Хоть мундир себе оставлю, как Хозяин завещал –
Много звёзд там на погонах. Не завистников кляня.
34 589. Хоть они не ожидали, чисел хоть не вспомнят впредь.
Мне-то что? Наотцветали сакуры, весной маня…
34 590. Самурайка же, катаной что владела лихо, знай –
Зверя тем не остудила, Кельвином под ноль гоня…
34 591. Он и так к тому привыкший. Если тайну приоткрыть.
Много тайн там пропустили, над могилой простыня.
34 592. Что ж — тем складней, непонятней, как того хотел всегда.
Мне желанья — запретили. Жёлтым тмином имбиря
34 593. В том хоть деле не заменишь — плов готовил я, правы:
Бухаринскою приправой разогнал во мрак коня,
34 594. Чтобы, эго сокрушая, мрак снести — дойти до дна,
Чтобы этим ввек достойным стать Имама Шамиля…
34 595. Как песчинка от — Пустыни. Каплей малой — в Океан,
Разрешил коли Хозяин: рви, мечи, копьё вонзя.
34 596. Бился мастерски на копьях сам Пророк, не забывай…
Что ж, удачен был нам Хéйбар — чтоб Али узнал меня?
34 597. А ему зачем ты сдался, неудачей сирый в мир?
Иль — чего не понимаю, где IQ для сентября?
34 598. Лишь — Весенний в деле месяц, что Рабúгъом дело знал,
Потому удачей пышешь, в ночь последнюю цветя.
34 599. Очень много здесь загадок — загадал. Ответ — один.
Краем поля лишь прошёлся, всё намёками шутя:
34 600. Ничего не проигравший был Сахъуá, Небес Илья,
С Мэгги что, своей любимой, в Бесконечность Всю войдя…

Как бы в Мэгги так влюбиться, сердце как о том твердит?

34 601. Как бы в Мэгги так влюбиться, сердце как о том твердит?
Этого легко достигнешь, коль Хозяин разрешит…
34 602. Начинаньями нескладно начинавший как всегда
Был аскет, вином Предвечным зверь лишь сердце молодит…
34 603. То — вино Любви к Аллаху. Скажем прямо — знай, народ.
Есть такое разрешенье. Потому и не молчит
34 604. Та зверюга, что пугает. Критик что-то поутих,
Свет лишь дело продвигает, что опять своё внедрит.
34 605. Сильный — правилами снова всё вокруг определял.
Слабому не подчиняться? Та дилемма — не стоит.
34 606. Почему-то дело знавший, завистью что жил во тьме,
Там молчал. Молчаньем этим — суть свою определит.
34 607. Мне-то что? Мне приказали. Воин жил приказом вновь.
И из Штаба та депеша бег часов опередит.
34 608. Бился мрак со Светом? Если б. Кто придумал этот сказ?
Свет пришёл — и мрака нету. Снова здесь младой пиит
34 609. Для себя все континенты Картой Мира приоткрыл…
Знавший до — лишь укрепился. Верой сильный устоит
34 610. В снег любой и ветер страшный, горы что сметал легко.
Олимпийское где злато — Чемпион лишь добежит.
34 611. Это ясно проясняли. И не раз, не два, не три.
Духом дело продвигалось. Кормит тело и летит
34 612. Лишь такая передача или Сила средь людей,
Добротой что добывалась — ни к чему кто так сердит.
34 613. То есть, нет тебя там, враже? Или друже, знает Бог.
В одиночестве движенье. Долгий путь нам предстоит…
34 614. Почему-то разогнался кто-то где-то для чего?
Ни к чему там объясненья. Дело, что ль, то не горит?
34 615. Посторонних — не пускали, те за сахаром пришли.
Мышкой сыр навыбирали. Здесь завистник замолчит.
34 616. Искренних всегда, знай, мало. То — особая Страна…
Смелое то утвержденье? Чтобы был вконец добит
34 617. Всяк барыга, что за сыром бегал в мире, как всегда,
И во сне уже он видел Дéбит-Крéдит, что кредит.
34 618. Про Любовь — не заикайся, сыром рот набит коль был,
Полостью пустой кто в деле Вечностью не позабыт.
34 619. На себя всё примеряю, про меня весь этот сказ…
Зверь слегка угомонился… Знать, душа его болит.
34 620. Правда есть перед Аллахом, лучше знать её всегда…
Свет Пророка лишь надежда, что и в дождь не погодит…
34 621. При такой лихой погоде есть надежды, знай опять,
Хоть был неучем как прежде — Дождь приятно моросит…
34 622. Сокрушающая Правда подоспела в самый раз,
И песчинкою надежды Крутит-Вертит. В Свет залит…
34 623. Чтобы было нам возможно Вечной милостью Творца
Преуспеть. Поник завистник. В горле у него першит?
34 624. Так ему и надо? Может. Небо Счётом коль добьёт
Мышку жадную. Барыга делом был давно забыт.
34 625. Истекая из Начала, отправляясь в вечный путь,
Путник, к Богу устремившись, Вечной тенью будет скрыт.
34 626. Ничего. Иль незадача? Не сказал бы, не скажу.
Сокол с княжеского стана в небе радостном кружит –
34 627. Оба мира созерцая, не из них его строка.
Потому метаморфозой в море штормом будет смыт
34 628. Образов весь рой ненужный, что замучил сердца стан…
Поджидал его за это — Чудо-юдо-рыба-кит.
34 629. Отдохнуть бы Каравану, песней ранней удальца…
Есть чинар. Но мне — берёза. Не растёт у нас самшит.
34 630. Подуставший от страданья, Бога в сердце не забыв,
Путник, быстро достигавший, перед глазом мельтешит.
34 631. Как завидовать такому, пусть, и белой вся была
Зависть? По дороге к дому Всё подсветкой догорит…
34 632. Почему-то незадача ускоряла дела ход,
Видимо, там кровью-потом сердолик и был добыт.
34 633. Неудачные старанья, не понятны никому?
Может быть. Но камень этот Богом был для нас разбит:
34 634. Всех на Хáндакъ отправляю, чтобы карту мир узнал.
Бог одним лишь повеленьем судьбы мира все творит…
34 635. Где есть «кун» что «будь» арабов, прояснением у дел,
«Фаякýн»ом всё «бывает», простотою Путь раскрыт.
34 636. Верой сильный — прирастает, просто дело у него.
Ничего не отрицает у такого скромный быт.
34 637. С модой в корне незнакомый, миром позабыт, поди,
Сердцем всё и победивший, бесконечно будет сыт.
34 638. Есть там ход, определенье, что и зверь уж подзабыл,
Хоть не раз за жизнь лихую был баклушами он бит…
34 639. Тем не менье, затерялся, стал забытым средь людей,
Не найдёт его пещеру самый лучший мира гид.
34 640. Выкопал свой ров удачно, вечной волею Творца,
Персом, видно, в мир родился, ямой вечности что рыт.
34 641. Как же лёгок строй Газели, что Хафúз мне завещал…
Сам Хайдар заулыбался… От Маймýновых копыт
34 642. Снова искры разлетелись, не в первой ему, видать…
Рыбкой золотой вернули бабкам жадность у корыт.
34 643. Строй стиха прекраснословый, что завещан, как Восток,
Чтобы был Пророк доволен — ярким Светом нарочит…
34 644. Мрак, понятно, растерялся. Неожиданный ведь ход.
До сих пор с поры Великой в сердце мрачном всё горчит…
34 645. Мне ли знать. Хоть мрак знакомый был для зверя лучше всех…
Потому он часто в мире, под луною что, молчит.
34 646. Мáдад дело разгоняет и покоя не даёт,
Потому все Станы книги то чудовище строчит.
34 647. Неумело-беспрерывно. Писарей, что ль, нет в миру?
От тоски той безысходной критик весь давно кричит.
34 648. Репутацией известный, степеней там шквал и книг.
Видно, что сей стих восточный — как бельмо в глазу висит.
34 649. Я же — в Мэгги был влюблённый, хоть боялся всё сказать…
В Красоте всё позабывший, нафс был Светом тем забит.
34 650. И краса жемчужин мира вдруг поблекла перед ней,
Потому красотка эта душу морем бередит…
34 651. Поясненья опуская, в Примечаньях ходу нет,
Пусть, зазнавшийся невежда молча про себя корит.
34 652. Проясненья утомляли? Знали всё там наперёд?
Что ж, такому — незадача, не его тоннель пробит.
34 653. Отвечать ему придётся искривленьем тонких губ –
Азраúл, мой брат, найдётся, коим был злодей убит.
34 654. В День Суда пред Богом Вечным будет он ответ держать,
В мире этом почитался Люцифером среди свит.
34 655. Я — сказал, предупрежденьем, чтобы не было греха.
Хоть несчастный вновь доносы не туда — но дострочит.
34 656. Непонятен ход вселенной, где Миррúх с Зухрóй опять
Будут долго препираться, победит, в итоге, МИД.
34 657. В Министерстве же Военном, что на Небе штаб имел,
Ясно дело понимали, поддержавши школьный КИД.
34 658. Пусть, все люди ненасытны? Ну не все же. Часть из них.
Много есть фамилий славных, среди них известен — Рид.
34 659. Битвы все — необходимы? Маршал что-то промолчал…
Он всё знает, пусть, и мрачный очень дядечка на вид.
34 660. Ясным станет ход у дела, пусть, народ не ожидал,
Только в сердце, зависть если, тень сомненья пробежит.
34 661. Не моя то незадача — минотавров истреблять,
Не Эгейским морем плывши, посещая остров Крит.
34 662. Дарданеллами — к Босфору, Морем Чёрным процветал,
Белым* Морем в Красно влился, соблюдая профицит.
34 663. Чёрным дело прирастало? Мне ли знать, что неуч был.
Почему-то с пор давнишних был в почёте антрацит…
34 664. Пережитком не считаю, мудрость древних — велика…
Современность нигилизма? — Этот казус пережит.
34 665. Мáдад сердце ускоряет, стих течёт рекой младой,
Океан не за горами… Воем в Небо что навыт
34 666. Всезавистливых творений горький крик — привычен стал,
Сердцем крик уже не слышен. Ведь Замзáмом будет мыт
34 667. Стан у тела и у сердца, Бога милость — велика…
И Идрúсом, так любимым, в мир кафтан мой будет шит.
34 668. И рубашку от Юсýфа тоже как-то получил,
Тем отсеялся от мира самым тяжким среди сит…
34 669. При параде стал нежданно, самурайский меч в руке,
Эта сабля мрак подавно в сон земной легко морит.
34 670. Мир всегда предпочитавший, войн я в деле избегал,
Только добротой, запомни, внук Пророка победит…
34 671. Как — и дед… Что ж, научили книги вечные в Пути,
Глупость зверя, что невежа, Мэгги в деле упредит.
34 672. Слава Богу, я — везунчик редкий в мире, знай, народ,
Потому Его Опекой Мэгги снова сохранит
34 673. Тайну мира, что предвечна, и святому лишь сродни.
Весь народ для дела лишний — Мэгги верой оградит.
34 674. Мне-то что. Лишь созерцаю ход у дела, что земной.
Даже зверя в мраке мёртвом Мэгги духом оживит…
34 675. Потому, знай, неумеха, так прекрасны все дела,
Потому и мне, невеже, Мэгги чтить Аллах велит…
34 676. Дрогнут — все. И зверь ужасный исключением не стал,
С давних пор хоть сердцем слыл он твёрже, чем любой гранит.
34 677. Страхом сердце поседело. Испугался-то чего?
Знает люд земли священный — Бог к тебе благоволит…
34 678. Тем — тем более до страха было впредь легко бежать,
Хоть любовью вне творений мой убит метеорит.
34 679. Есть всегда — Любовь к Пророку. Что — основою у дел.
И другого — не признаю. Этим путь всегда открыт.
34 680. Путь туда — через святого, почитаньем кто силён.
Ясно это вновь сказал я, не был речью здесь размыт.
34 681. Нет пути туда другого, можно долго всем искать,
И ненужною медалью лживых был мундир расшит.
34 682. Китель мой — сокрыт от мира, иногда лишь посмотрю,
Чтобы гордости-зазнайству путь навеки перекрыт
34 683. Был в миру, и за пределом. Речь моя опять течёт,
Блеском чудо в сердце манит свет прекраснейших ланит.
34 684. Красоту не понимал я, до — ведь Мэгги не видал…
А теперь она понятна, вот от счастия чудит
34 685. Зверь, вина испивши, видно, от Предвечности Вина,
Потому молчит он часто, речью в мире не сорит.
34 686. Нет здесь страха. Испытанья много в деле пережил,
Там и луч от света, Боже, в вечность, пусть, не пролетит…
34 687. Тем не менее, приятно стало там всё естество,
Потому смиренно долго чудо-юдо там лежит.
34 688. Если выбрал — то навеки, нет пути обратно, знай,
Если смерти абсолютной был бокал давно испит.
34 689. Страшные значенья мысли, что народ пугают вновь?
Нет, зачем. Весь смысл вечный от людей давно сокрыт.
34 690. Был сокрыт — их нежеланьем, отречением в делах,
Где миндаль от злата мира даже зверя леденит…
34 691. Если понял — удаляйся. Если нет — тогда пропал.
Речь — проста. Не Демосфеном речь по месту удлинит.
34 692. Весь античности значенья процветающий портал
Мне — неясен. Пусть зазнайка от души здесь повизжит.
34 693. Разонравилось Хафúзу — стал рабом каменотёс,
Что поделать, очень просто Небо снова расчертит.
34 694. Потому, хоть слаб в сужденьях, как Али мне завещал,
Ведь суждение любое — дело только тормозит.
34 695. Если знаешь — будь спокоен. Если нет — живи в тиши.
Остальною же дорогой мышка сырная грешит.
34 696. Снова топором махаешь? Что поделать, ранг такой.
Чтобы знающего только мир подлунный тем почтит.
34 697. В этом — зверя вся задача, чтоб до русла довести.
Остальное встанет пазлом — русло у реки бежит.
34 698. Неожиданно-нежданно вдруг закончилась Газель?
Сам Хафúз тут улыбнулся, сердце светом зеленит
34 699. Та улыбка Корифея, что Хайдара Свет принял,
Светом Вечного Аллаха дело он и воскресит…
34 700. Чтоб Сахъуá не заигрался, в небылицах утонув,
Вечной милостью Аллаха Мэгги рядом сладко спит…

Начинать…

34 701. Долго ль, коротко ль бежалось — непонятно снова здесь,
Тем не менее, заждался — дело чтобы начинать…
34 702. Наигрался, настрадался выше крыши в мире вновь,
Чтобы глупостью безмерной путь и дальше продолжать…
34 703. Поумнеть пора пришла бы… Коль ума был не лишён.
А его наличье надо в мире этом подкреплять,
34 704. А иначе — незадача. Что ж, Емеля, ты — такой.
Потому на печке тёплой можешь дальше сладко спать.
34 705. И забудь заветы эти. В молодости что давал?
Нет, лишь этим состояньем буду Бога вспоминать.
34 706. Чтоб спокойно-безучастно цель конечную достичь,
Чтобы волею Имама в Бухаре мне умирать…
34 707. Чтоб Медины край волшебный в сновидениях пришёл,
Чтоб Имамову могилу дал Аллах мне целовать…
34 708. Слишком много желаешь. Да, желаньями силён
Был без меры. Поздно, друже, в этом деле отступать.
34 709. Так прожил с рожденья много, что в полтысячи опять
Мне началом отсчитали, пеплом кудри посыпать.
34 710. Так Газель Бог разгоняет, чтобы критик не зачах,
Чтоб не смог он рыбку эту на посылках посылать.
34 711. Бабка эта — неуёмна и желанием вредна,
Старого не пожалеет, детям то полезно знать.
34 712. Сказку эту — почитайте, арапчонок что писал,
Чтоб поэзии начало русской этим отличать.
34 713. Я ж — в Востоке затерялся, где Хафúзова Страна,
Чтоб строй газелей новых станом в битвы надвигать.
34 714. Тех Газелей свет предвечный неустанный в сердце есть…
Ими Бог повелевает мир по новой открывать.
34 715. Раз, такое дело стало — некуда и мне взлететь,
Чтобы ночью среди моря землю эту покрывать.
34 716. Ни к чему уже сомненья, ни к чему весь этот строй,
Что поэзией зовётся… Значит, стоит забывать?
34 717. Все устои отрицая, всё ломая на пути?
Нет, такое разрушенье точно надо прекращать.
34 718. Классным прошлым и устоем от великих всё живёт,
Только так, поверь уж друже, будет дело процветать…
34 719. Обученье тоже нужно, хоть ты гением не стал,
Потому хороший мастер будет долго обучать.
34 720. Чтобы — вылепить, добиться. Чтоб клинок твой заиграл,
Чтоб булатом неизменным мне Дамаска достигать.
34 721. А иначе — не бывает. Раньше был такой уклад.
И сейчас уклад — такой же, буду это повторять.
34 722. Чтоб сомненья одолели только слабого? Уволь.
Мне хорошего до Рая к Богу надо отправлять.
34 723. Сильный, слабый иль какой-то — нету дела до того.
Всё одним стремленьем сталось, чтобы Вам не докучать.
34 724. Лишь стремленье суть пронзило, что и сутью можно здесь
Без натяжки мне назвать бы, этим только побеждать.
34 725. Где ж ту суть крутую в деле обрести? Не знаю я.
Лишь на складе выдавали, чтобы мне не проиграть.
34 726. И Любви начало ясно, полюбил кто — мастер здесь,
И его на сечу можно без сомненья выдвигать…
34 727. Утонул в любви, не видно и следов от в мир таких,
Можно им легко любую тяжесть в мире отменять.
34 728. Бог такое повеленье дал таким, и было так.
Где углов уже не будет, можно смело округлять.
34 729. Блюда — разные бывают… Это точно уясни.
Чтоб в меню абзац ненужный можно смело опускать.
34 730. Надоел всем поученьем? Есть другие письмена,
Коих в мире много, друже, чтоб меня не проспрягать.
34 731. Потому склоненьем скучным сам себя не береди,
Молод ты ещё, мой враже, чтобы стариков склонять.
34 732. Старых тех зороастрийцев, коих Мастер поминал,
Часто видел зверь в Газелях, чтобы мысли швартовать.
34 733. Как же был язык там, враже, стилем-мощью так силён –
Чтобы глупость вслед любую мудрым словом забивать…
34 734. Вот таким пером Востока, что в Ширазе Бог привнёс,
Можно летопись любую о Любви к Нему писать…
34 735. А иначе — не бывает. В подтвержденье — Шах-Набат,
Что Али с Небес высоких приносил, чтоб нам читать.
34 736. Этим Свет здесь укрепился в Поэтический Язык,
Персы вышли вновь войною, чтобы с Рýмом воевать.
34 737. Войско же румийцев снова хабашитовы войска
Обратило в бегство, что же, субмариной мне всплывать…
34 738. И уклад у мира ясен только мудрому, поверь.
Остальным пилюли можно все заумные глотать.
34 739. С остальными — не ужился, вслед того опять моги?
Снова бреши в обороне зверем будет Бог латать.
34 740. Значит, нужен для чего-то абы хны ненужный зверь?
Нет, конечно. Так зазнаек можно в мире добивать.
34 741. Каждый в деле был устроен, как устроен этот мир,
Чтобы уголок свой малый малым светом освещать…
34 742. Тишина приятна уху, коль усталость вся прошла,
Чтоб сомнения навечно мрака в сердце зарывать
34 743. В самую бездонну яму… Что ж, всегда был Топором,
Этого хоть не скрываешь, нечестивцам закричать,
34 744. Азраúла поминая, коего так полюбил,
Брат мой старший, почитая. Будут дальше причитать.
34 745. Нечего им «прибедняться» — всё нечестием в миру
Иисуса дожидались, страсть устал перечислять.
34 746. Старый говор, что славянский, старику ласкает слух,
Старым — всё моё почтеньем, масло сыром отжимать.
34 747. Старых кто не уважает — в старости узнает, всё ж,
Горечь полной что бывает, Небом станут позволять
34 748. Ту вендетту неучтивым, гордецам и подлецам,
Коих нам не стоит, друже, даже словом здесь ругать.
34 749. Проще стоит жить, коль можешь — Небом ход определён,
Чтобы предопределеньем мрак, что в сердце, разгонять.
34 750. В этом ты не сомневайся — Книга в небе знает всё,
Только тем письмом и можем здесь мы судьбы догонять…
34 751. Выбор тоже есть, признаю, что учтён был тем письмом,
Потому все бейты выше можем Свету посвящать…
34 752. Что — Основа и Начало. Космогоний не терплю,
Чтоб Восток и Запад снова чушью полной посещать.
34 753. Культурологу по нраву? Дарвинизмом у руля?
Скоро Иисус ответит, чтоб вопросы закрывать.
34 754. Мне-то легче, неумехе и невеже посему,
Всемолчаньем отмолчаться, что получится опять.
34 755. Говорить — удел Великих, лишь таким оно к лицу.
Писарь — занят писаниной, повернуть не сможет вспять.
34 756. Потому побритый снова, чтобы волос не мешал,
Старики как завещали, оттолкнуть не в силах прядь.
34 757. Так — сложилось, получилось, Небом так мне привели,
Чтобы так в уста вложили — так сказала моя мать…
34 758. Строй стиха прекраснословый, что Хафúзом был рождён,
Даже мёртвых оживляет, заставляет рифмовать.
34 759. Харакáтами Востока где есть — «а» и «у», и «и»,
Как в Коране для гъаджáмов Бог дал сил огласовать.
34 760. Чтоб читать могли мы Книгу, что последней в мир пришла
От Великого Аллаха, чтобы всё согласовать.
34 761. В День Суда — она решала — что есть Правда, что есть ложь.
Потому теченьем Света нам уклад образовать.
34 762. Нечего «чужих» чураться, все чужие, умер кто,
Чтобы милостыню снова вслед такому раздавать.
34 763. Горизонтами Познанья Бог не всем глаза раскрыл,
Суть вещей чтоб понял сразу, чтобы Светом раздвигать
34 764. Все препоны. Глупость мира сокрушала и святых,
Сам Гъисá был неспособен те завалы расчищать…
34 765. Чтобы глупого с рожденья уберечь, как мотылька,
От огня… И долго следом, как ребёнка, пеленать.
34 766. Этим все — и занимались от Аллаха кто в миру.
Бодхисатвою не стал бы звать таких, чтоб волновать
34 767. Мир сегодняшний до краю. И у нас есть имена,
Чтоб чужою «доминантой» стены дома сотрясать.
34 768. Доминанта — вслед за силой. Силой только Бог владел,
Коему не к месту место, мыслью глупой прогибать.
34 769. Бог сегодня нужен людям? Только Он и нужен им.
Пусть, того не понимают. Есть геенна выпрямлять,
34 770. Что кривым навек скривилось, потому и вечен Ад
Для таких. Да трудность эту мы привыкли огибать.
34 771. Не за всё же я в ответе, что и в школу не ходил,
Чтобы «двойкой» по диктанту вновь на осень отсылать.
34 772. Сотни Три нас ожидает, чтобы рифмой учудить,
Удивлением святого перед Богом оживлять.
34 773. Чтобы сердце не стремилось к образам пустым уже,
Потому не стоит, друже, сердце людям убивать.
34 774. Слишком многого уж стоит, Богом нам дано в завет,
Чтоб Его не забывали, дьявола чтоб побивать
34 775. Джамарáтами у Хáдджа, Бог всем в помощь, пилигрим,
Дюжиной пришёл тот Месяц, верой в мир уведомлять.
34 776. И обряды Хáдджа снова исполнял земли народ,
Чтоб светильник этой веры всякий смог бы зажигать…
34 777. Вслед Поста такой обычай, пару месяцев прожди,
Потому легко нам масло стало молоком взбивать.
34 778. Рамадáн для дела нужен, нафс утихнет, голод где,
Чтобы вслед не смог наш враже в сердце больше лютовать…
34 779. Все обряды — не случайны, лишь глупец всё отрицал,
Коего и Ад заждался, там научат понимать.
34 780. Бога чтить — всегда святое, хоть насильно не зовут,
Волей доброй стоит, враже, дело это завершать.
34 781. Без смиренья не найдётся даже уголёк один –
Чтобы ночью обогреться, чтоб любимых обнимать.
34 782. А смиренья плен великий, что Исламом назову,
Есть души успокоенье, чтоб к великим причислять.
34 783. Не по праву эти речи? Бог рассудит, что Судья.
Мне легко так говорится, им легко всё отрицать.
34 784. Почему-то неуставший от страдания в миру,
Не устану всем доспехом в мире чёрном громыхать.
34 785. Конь — поднимется по стенам, раз, ему Аллах велел:
Полностью что в латах будет — будет дело продвигать…
34 786. Бог так хочет. И довольно. Рассужденье — не моё.
Только так сомненья сможет каждый до и вслед кромсать.
34 787. Почему-то неумеха, завистью что был силён,
С завистью опять посмотрит на обычную кровать.
34 788. Нет там ложа царска в деле, не видать и паланкин,
Всё накидкою простою на земле, чтоб полыхать
34 789. Аскетизма от Пророка мог светильник, Бог Велик…
Только так Асхáб любимый мог прожить и полагать.
34 790. Неужели есть такие? Ты сомнением, что ль, жил?
Чтоб длань царя мирскую на людей всех налагать?
34 791. Мне зачем оно, мой враже? Славен Бог, мне — ни к чему.
Потому рабом в галере стал на вёсла налегать…
34 792. Чтобы дело продвигалось, чтобы был доволен Бог…
А иного — нет в помине, мне на Небе полетать.
34 793. Воссиявшею звездою? Нет, невидим ветерок
Мой, что Богу покорился, есть другие воссиять…
34 794. Много в деле сочетаний… Здесь опять я промолчу.
Чтоб любителям от речи легче было заседать.
34 795. Одиночеством просевший и отбившийся давно,
Стало вдруг легко, мой друже, мимо много пропускать.
34 796. Ни к чему и мне такое. Коли нет зерна у них.
Нечего пустой затеей время в мире поедать.
34 797. Время — дóлжно уважаться, а иначе, Бог Велик,
Чашу горькую до боли станет всякий испивать.
34 798. Потому цени секунду многой долею в делах,
Чтобы в Боге преуспевши, вечность чтобы успевать.
34 799. Нелегко оно, признаю, коли ленью обречён –
Сам такой с поры давнишней, потому могу стращать…
34 800. Неужели — получилось? Я не знаю, не мастак.
Легче, проще и быстрее выдам темы на печать.
34 801. Ас-Сафú, пред Богом славный, вечной волею Творца,
На печи писал Емеля, всё же — Бога там Печать…
34 802. Ни к чему оно — зазнайство, между делом говорю,
Богом в Свет всё уходило, мрак чтоб до смерти стращать.
34 803. Почему-то получилось? Все дела — их ясен ход,
Ничего не ускользало, всё пришлось нам успевать
34 804. Вечной волей провиденья, чтоб в Шираз попал старик,
Чтоб Любви бездонну Чашу дном сквозь донья испивать.
34 805. Не уставши, без просыпу, чтобы время не слилось,
Чтобы печень в деле сладком как печенье поедать.
34 806. Не случайно или фартом? Значит — Мáдад не признал,
Что такому объясненья? Их я должен пропускать.
34 807. Если кто такой влюблённый, чтобы, в небе всё забыв,
Устремиться в бесконечность… С кем ему там заседать?..
34 808. Одиночкой дело стало, что в народе — Гъурабá.
Именем таким смущённым можно смело воссиять…
34 809. А — не спесью, не по месту, что без дела, ни к селу.
Городов там не бывало, змеев нет, чтоб полетать.
34 810. Детский сад среди знакомых, коим паспорт выдан был,
Тем не менее на фантик будут все там налегать.
34 811. Дело каждого, понятно, там — своё. Не я судья.
Потому и штрафы эти не инспектор налагать.
34 812. Между прочим замечанье, чтоб туда не двинул сам,
Чтоб мирское отстранилось от меня, но полагать
34 813. Был всегда не дюже мастер, в том признался здесь, увы,
Чтоб невежеством, без знанья, от стыда не полыхать.
34 814. Ведь признания — довольно, статус этим прояснён,
Потому так широченна и спокойна мне кровать,
34 815. Где я снова примостился, между делом отдохнуть.
Долго, даст Аллах, придётся мрак до мрака вновь кромсать.
34 816. Отдых в деле — не помеха, коль с умом и отдохнул.
Правый к миру распорядок есть сезонов продвигать.
34 817. Путаницей подустали — что ни глянь — сезон иной.
То ли дождь, жара иль слякоть, или громом громыхать…
34 818. Стал народ уже привычен, посильнее кто в делах.
Остальному остаётся ностальгией отрицать.
34 819. Дескать, было в детстве нашем… Сам такой и тем грешу.
Потому легко мне, друже, к делу дело причислять.
34 820. Никого — не обижая. Про себя лишь разговор.
Если кто опять такой же — буду сильно обнимать…
34 821. Чтобы встретить там по духу хоть кого-то… Неужель?..
Хочется таким аккордом Путь участком завершать.
34 822. Неужели то возможно? Неужели-неужель?..
Трудно было мне, аскету, логарифмы понимать.
34 823. Гиацинты на ромашки, видно, променял давно,
Чтобы эго — подавилось, мне отныне лютовать…
34 824. Мэгги, образ Скандинавий, иль Японских берегов…
Может, буду дале снова образ образом взбивать.
34 825. Чтобы, в Битве Континентов, мир вконец объединить.
Этой новою крамолой можно тоже зажигать.
34 826. Неспроста и неслучайно, междометий рой угас.
Пунктуацией труднее станет всех уведомлять.
34 827. Философий непонятных? Философии — просты:
Эго мутит бесконечно, камнем надо побивать.
34 828. Потому и пуст лекторий, кампус мой давно увял:
Был заядлый я прогульщик, чтобы ленью убивать…
34 829. Камни всех каменоломен в грады зверем перенёс,
Только так сложилось, друже, дух навеки оживлять.
34 830. Сус отстроил, в Дарданеллы был пробит проливом вновь,
Чтоб корабль отплывавший по компáсу отсылать.
34 831. А иначе — незадача, как проплыть материки?
Есть Панамы перешеек, чтобы путь не огибать.
34 832. Очень просто и удобно, снова — в Тихий океан…
Тишину любил всегда, коль надо эллипс выпрямлять.
34 833. Непонятные значенья, не понятны никому?
Писарь я. Не забывайте. Не дугу нам прогибать
34 834. Сотрясеньем горизонта в полихромные края,
Потому земные своды буду долго сотрясать.
34 835. Нет волненья у мембраны, солью воду что звала,
Потому, пиит знакомый, есть стихи — чтоб волновать…
34 836. То волненье — неизбежно, есть волны удел в миру,
Чтоб корпускулы нежнее дуализмом пеленать.
34 837. Ничего здесь не поделать, Бог устроил дело так,
Чтобы люди — изучали, бурелом чтоб расчищать.
34 838. Неслучайно и не сразу, дважды в два вначале путь.
Потому легко усердным стало шторы раздвигать
34 839. Те, что дело покрывали. Слава Богу, есть народ,
Что работы не чурался, чтобы знанье раздавать.
34 840. А без них — тоска лихая, захлебнулся бы смартфон,
И вайфая сети в мире трудно без образовать.
34 841. Технология занятна, техногенно движет люд,
Чтобы жизнь легко давалась, чтобы всё согласовать
34 842. Установками диодов, и транзистор тоже тут,
Физикою глас народа, формулой огласовать.
34 843. Неизбежные то ритмы, не получится у нас
Дальше проще обходиться? Моё дело — рифмовать…
34 844. Дальше — трудно, проще будет или как ещё и где
Мне ли знать? Любите, братцы, в этом мире прежде мать.
34 845. Остальное — приложилось баракáтом, как не глянь,
Если ей Вы угодили вновь в серебряную прядь…
34 846. Этим дело облегчалось, волны-части отдохнут,
Этим дело продвигалось, стрелки этим двинут вспять…
34 847. Кто не понял — знать, несчастен. С ними впредь не говорю,
Чтобы Ада начисленьем не стращать народ опять.
34 848. В мире это — позабыли, что поделать — времена?
Времена в сердцах творились, двери этим закрывать.
34 849. Ничего не упустили, ничего там не нашли,
Чтоб могилы тех несчастных в суперзироу посещать.
34 850. Мне сказать то указали, просто очень речь лилась.
Проще — лишь Святой Эпохи может в дело посвящать.
34 851. Почему-то упустили все вагоны паровоз.
Как же мне, что черепахе, спринтеров тех догонять?
34 852. Догонять коль не придётся, слишком просто будет сказ.
Разгоненьем разгоняя, как и прежде разгонять.
34 853. Ни к чему уже, мой друже, стон заветный в Небо лить,
Чтобы враже потихоньку втайне мог меня ругать…
34 854. Бог ему то позволяет. Потому согласен я.
Кто же может вслед такому в мире что не позволять?
34 855. Строй у слова необычен? Слышу так, уж, всяк, прости,
Непонятные значенья чтоб у лингвы отжимать.
34 856. Нет искуса, умиленья. И стремленья не найдёшь.
Песни за окном звучали, много их перечислять.
34 857. Наполнение знакомо? Что поделать, знать, повтор.
Чтобы критик мог с усердьем очень долго причитать.
34 858. Никого не задевая, лишь плохим одна печаль,
Чтоб хорошим счастья киком можно в Небе закричать.
34 859. Устали в том деле мало, коли выбрал этот Путь,
Чтобы клад вдали от мира для влюблённых зарывать…
34 860. Остальным же незадача? Ну, зачем, им злато всласть.
А попутно — не бывает, дело стоит освещать.
34 861. Лишь — в одном, в одно значенье, притяженьем без конца.
Потому барыгу снова будут бейты добивать.
34 862. Сыра нет — их не увидишь. Вслед кричать, что ль, там хотят?
Не получится такими мира балки здесь латать.
34 863. Никого не обижая? Проясняя. Знай, народ.
Кто давно определился — есть манты, чтобы глотать.
34 864. Не вареник отвергая, — в Бухару ускорив ход,
Чтобы новым озареньем в благочестие всплывать…
34 865. Нет иначе нам дороги, пилигрим, не обессудь…
Потому пришлось так долго с нафсом в поле воевать.
34 866. Не за чтением Корана нараспев, чтоб люд поник,
А таким, чтоб — сердце Бога Речь могло уже читать.
34 867. За страстями не погнавшись и течение сменив,
Чтобы летопись иную под луной в миру писать.
34 868. Не у всех то получилось. Мало кто хотел того.
Олимпийскими делами на ковре чтоб забивать
34 869. Лень извечную стараньем. Нет иного там пути.
Хоть не всем, что указали, в порт позволят швартовать
34 870. Субмарины океана… Да, такие там столпы.
Потому такого в деле невозможно мне склонять.
34 871. Остального — удаётся, красноречьем кто силён,
Смысл дела отвергая — можно будет проспрягать.
34 872. Не хотел того, конечно, не моя работа там.
Выходные же не стоит в это дело опускать.
34 873. Неизвестное начало? Всё известно. И — давно…
Всё понятно, просто очень, чтобы в нолик округлять.
34 874. Мэгги что-то улыбнулась. Видно, чуть переборщил.
Извинения любимой: ей — по силам отменять
34 875. Зверя странные решенья, от неё хотя пришли,
Был Хозяин в этом деле, чтоб условья выдвигать.
34 876. Малому — за малым дело, по течению плыви,
Раз, течение от Бога — невозможно проиграть.
34 877. Смайлик нужен в этом деле, чтобы дух мой укрепить,
Хоть, отвыкши от веселья, зверем страшным побеждать.
34 878. Строй газели незаметный ни о чём и лёгок сказ,
Чтобы, страшному в знаменьях, не до смерти докучать.
34 879. Упрощением мы плыли, чтобы легче всем спалось,
Плаванье — океанично, трудно очень отправлять.
34 880. Лаконичные значенья Спартой продолжали путь,
Здесь античность пригодилась, буду это повторять.
34 881. На Эльбрусе отдыхая, чтобы двинуть не в Балкан,
А в Эдем? Ну, очень долго ту станицу достигать.
34 882. Не Эдемовым движеньем иль к Эдему мы пошли…
Чтобы снова мирозданье теме вечной обучать.
34 883. Есть — одно, в многообразье ты увидишь вновь — одно.
Этой странною идеей буду дальше процветать.
34 884. Метафизика у мира, всё одно, в главе угла,
Потому в дебаты эти — ни к чему нам, прекращать.
34 885. Я не склонен был в стараньях край у дела перейти,
Чтобы в спорах, вновь никчёмных, Бога всуе забывать.
34 886. Поминанием Аллаха дышит только человек,
Да и тварь в миру любая, зúкром сердце покрывать.
34 887. Нет другого там стремленья и пути другого нет,
И «Америку» такую не по силам открывать.
34 888. Просто всё в передвиженьи, вектор только избери,
Потому такие грёзы ни к чему нам надвигать,
34 889. Чтобы сердце в мрак склонилось, чтобы, Бога позабыв,
За деньгой в миру утопло — Правду надо отличать.
34 890. А иначе — незадача, люд в миру затем погиб,
Правду, мой младой пиит, придётся очень чётко в деле знать.
34 891. Коль нужна она — по праву. Коли нет — твоя беда.
Вряд ли будут не просившим ту посылку посылать…
34 892. Слёзы лить там вслед придётся, чтоб геенну потушить.
Только так она — не тухнет, пеплом слёзы посыпать…
34 893. Люди рано отстранились, позабыв уклад какой
Был у мира изначально, поздно нонче отступать.
34 894. Поздно в деле — не бывает, покаяния врата
Вечностью для нас открыты, чтобы ручку целовать.
34 895. Нет, не стоит умиляться, упрощать до нельзя всё,
Очень просто той занозой сердцу в вечность умирать.
34 896. Что, понятно, неудача. Окончательный финал,
Вслед которому уж нече будет больше вспоминать…
34 897. Не к такому шли финалу. Мне такой зачем, скажи?
Потому спокойно очень буду я ночами спать.
34 898. Неумехою прослывши, критиков настропалив
Дальше некуда — ну, что же, буду делом подкреплять.
34 899. Мне-то что? Чинов нарядных, слава Богу, избежал.
Нет в карман отягощений, легче будет продолжать.
34 900. Начинанием у трио, чтоб вконец кого добить,
Чтобы правилом несносным снова дело начинать.
34 901. Чтобы рифма надоела, чтобы, эго умертвив,
Зверь последнее стремленье мог к Пророку начинать…
34 902. Что там в мире приключилось не успеет он узнать.
Что ж, тем лучше — легче снова начатое продолжать…
34 903. Мир поэзии нескладный, что пришёлся погодя
В этом мир — Аллаху только это славой подкреплять.
34 904. Коль она неинтересна. Слава Богу, не моё.
Я устал с дороги давней, потому прилёг тут спать…
34 905. Не нирваной отклоненья, не заблудшим ходом в мир,
Только Светом в сердце вечным и — Творца лишь вспоминать.
34 906. Мне ноу-хау от них любое — ни к чему. У нас — своё.
После смерти Бог рассудит — всем придётся умирать.
34 907. Там всё сразу прояснится и назад не будет ход.
Может, там и мне придётся лик любимой целовать…
34 908. Может быть. Там разберутся. Кто какой и кто зачем.
Не придётся вслед там, друже, в мир по новой отступать…
34 909. Нет попытки там повторной. Я сказал — а ты решай.
Чтобы пеплом раны Ада солью в век не посыпать.
34 910. Не геенной всех пугаю, хоть она страшна, поверь.
Ни к чему в такие дебри всех несчастных посылать.
34 911. Кто в нечестьи укрепился — мне такого вновь не жаль.
Там «отель» их поджидает «семизвёздный», им чтоб знать.
34 912. Я не юмором блистаю, просто дело говорю.
Проще — некуда, чтоб Раем мрак геенны отличать.
34 913. Но и знание любое, коли с пользою оно,
В этом мире пригодится, сессии чтоб надвигать.
34 914. К знаньям путь всегда нелёгкий, да и лень при деле тут.
Олимпийскую неделю здесь придётся открывать…
34 915. На коврах кто спал — тот знает, как нелёгким отдых стал,
Чтоб финал Олимпиады блеском злата покрывать…
34 916. Что — так долго ожидался, что так пóтом орошён,
Остальные все страданья здесь легко нам забывать.
34 917. Олимпийским чемпионом стал уже — где нету «экс»,
Даст Аллах, за сим все речи стоит здесь мне прекращать.
34 918. В парке дети всё гуляли, отдыхали, в мир резвясь,
И покоем в мире этом будет счастье процветать…
34 919. Реверансом непонятен? Быть понятным обещал?
Есть значение такое в Ас-Сафú, чтоб обучать.
34 920. «Дидактического» склада, «философского» ума?
Ну, зачем. До Цели надо мне Заветной достигать…
34 921. Остальные все значенья, образов пустых обман
Мне — мешают. Долго буду это людям повторять.
34 922. От страдания уставший? Есть поболе кто страдал…
Речь такую буду эгу я депешей отправлять.
34 923. Чтобы больше не мешался под ногами, коль иду.
Крыльями от Бога буду я мерзавцу докучать…
34 924. Как Хафúз многообразен… Вдохновенья клад в веках,
Что от Бога был дарован, нам чтоб вечность побеждать…
34 925. Здесь она — не устояла… Что — понятные дела:
Коль Хайдаром приложились — то не страшно проиграть.
34 926. Я ж, победы не видавший, почему-то поутих,
Счастьем вечным от Великих армии мне выдвигать,
34 927. Чтобы мрак, в Свету зачахший, как Кощей над златом чах,
Лукоморьем в дуб зелёный стражей моря отменять…
34 928. Сказки эти так понятны, коль стихами не дошёл,
Чтобы ясно все укладки к делу ромбом округлять.
34 929. Графоманией страдаю? Смайлов много здесь стоит,
Чтобы рифму не пугали — мне пришлось их опускать.
34 930. Скуки в деле избегаю, академий не терплю –
Как Пророк стругал Асхáбов?.. Нету парты проспрягать.
34 931. И дипломов там не видно. У меня их тоже нет.
Тот один — в счёт не берётся, просвещение склонять.
34 932. Той бумагою прикрывшись, нечестивцев ход силён –
Только силы в деле нету, слабаками швартовать.
34 933. Потому «сильны» так речи, коль делами не срослось.
Гвоздь последний в гроб нечестья Бог позволил забивать.
34 934. … О Любви кто стал слыхавшим иль попробовать Бог дал
Подустал, что видел выше, о другом велит писать…
34 935. Чтоб Мани бездарным снова мне назвать Хафúз велел –
Очень много, мой читатель, в книгах до пришлось читать…
34 936. Песен лад косноязычен? Знать, бездарен ты вконец.
Стал гонцом от Света, друже, прежде — следом воевать.
34 937. Всё подводною армадой продвигался я в морях,
Субмариной утонувши — больше не к чему всплывать…
34 938. Мира свет навек забывши, от себя устав вконец,
Жадно буду воздух снова я другой уже глотать…
34 939. Сердца раны позажили… Слава Богу, озверел
Я вконец, чтоб Бухарою мог для света Свет латать…
34 940. Речь такую понимает только враже, зависть жжёт
Хуже Ада… Только донья будут Адом добивать…
34 941. Подуставший был сначала, подуставшим стал в конце,
Что ж, тем лучше — проще будет все аллеи освещать.
34 942. Математике — привычный, для поэзии — чужой.
Не пристало, всё же, друже, мне талант свой зарывать,
34 943. Чтобы критиков бомонды содрогнулись разом в мир,
Чтобы было от чего им хором зычным закричать,
34 944. Чтобы долго голосили, неуёмно все и враз,
Чтобы квартетом междометья Бог помог им причитать.
34 945. Нет таланта, слава Богу. Бог Великий есть в делах,
Лишь его Одним Веленьям в мире честь перечислять
34 946. Выпадала, знай, по праву. Люди всё себя опять
«Гением» считать пытались, славу Бога «отжимать» …
34 947. Мне такая незадача ни к чему, лентяем был,
Чтобы этим всем стараньем брешь такую позволять.
34 948. Потому ругал зазнаек, что прибились в сей удел,
Потому продолжу, друже, вновь зазнаек всех ругать.
34 949. Чтоб они не забывались — Бог прислал нам Ас-Сафú.
Чтобы тучей грозовою смрад от духа разгонять,
34 950. Чтобы этим ветрами Елисей нашёл её,
Чтобы спящих всех красавиц можно было догонять.
34 951. Коли нрава вновь такого и — тиха, мила, кротка.
Только Мэгги, что такая, мне стихи все посвящать…
34 952. Чтоб, Пещеру посетивши, там нашёл её и я,
Чтобы вместе с ней, зазнобой, ту Пещеру посещать.
34 953. Восемнадцатого края, в середине знал её,
Чтобы глухо эту тайну зверем в мире закрывать.
34 954. Зулкъарнáем покоривши мир подлунный вновь и здесь –
Вновь от мира чтоб отречься, стать отшельником опять.
34 955. Нет другого исчисленья, ход у времени — один.
Потому позволил, враже, Бог часы мне двинуть вспять.
34 956. Сединою, пусть, сверкаю, Ибрахúма выбрав путь,
Локон есть от Мэгги, чтобы мне поправить снова прядь.
34 957. Так случилось? Или будет? Иль несбыточна мечта?..
Есть в дороге указатель, что дала тогда мне мать.
34 958. Чтобы, рифмой обмельчавши, на глаголе встав в упор,
Можно было неумехе, или мне, стих рифмовать.
34 959. Гласным слогом стал согласен и, глагол опередив,
Взял Восточной Стороною я стихи огласовать.
34 960. Существительным строеньем слог второй я укреплю,
Чтобы с Западным твореньем ход игры согласовать.
34 961. И ментальности надрывы, коих много повидал,
Тоже в деле пригодились, Тома строй образовать…
34 962. Плыть недолго остаётся, и маяк уже видать,
Слава Богу, бури нету жертвы морю раздавать.
34 963. Тихим плыли Океаном, именем его прошли,
Чтоб широты грозовые тихим миром раздвигать.
34 964. Подуставши от стремленья той души, что злом жила,
Вслед завала в вечность духа стройку силой расчищать.
34 965. Все сомненья отрицая, Бог — Один, и краток сказ.
Чтобы больше, как ребёнка, вновь не стали пеленать
34 966. Созревания порою, дух созревши — возмужал,
Чтобы мир, что окружает, Силой Бога волновать.
34 967. Волнами всё приоткрылось и корпускулой, поди,
Чтоб частицей в элементе своды мира сотрясать.
34 968. Непонятные значенья? Значит, глуповат внутри.
Не мои слова то, враже, под себя чтоб прогибать.
34 969. Друже-враже, всё едино, коль твоя там сторона,
Остальное очень просто будут в мире выпрямлять.
34 970. В этом, пусть. Или загробном, Ахырáтом что зову,
Смерти там дугу лихую всем придётся огибать…
34 971. Не придётся отвертеться или плясом припустить.
Потому лжецов застывших вслед за ложью отсылать
34 972. Будут просто… Вот — расплата, что заждались. Ничего.
Честных в Боге за заслуги будут в вечность оживлять.
34 973. Честный честью углубился, в Правде самого нашёл,
Чтобы эго той же Правдой беспощадно убивать.
34 974. Не взалкавши получили? Может быть, не знал он сам,
Но — в душе всегда стремился камнем чёрта побивать.
34 975. Без стесненья, без зазренья, без сомненья — поделом.
Что такого в деле мрачном снова там уведомлять?
34 976. Не за горным перевалом спрятался он, где Кавказ,
Не в Японию доплывши будут стоном «зажигать».
34 977. Как — его предупреждали. Только он «умнее» был.
Коли в деле ум имелся — будут сливки там взбивать.
34 978. То бишь — мудрость. Не слыхали? Мельком я тогда слыхал…
Чтоб, в невежестве тонувший, вслед не смог бы лютовать.
34 979. Мудрость дело упрощала — знает всё он наперёд:
Где и что кому как надо… Мудрость так и понимать.
34 980. Много ль их в миру подлунном я не знаю, не считал.
Чтобы счёт тот наднебесный цифрой сладкой завершать.
34 981. Нет крамолы там в знаменьях, только чёрт их разглядел,
Чтоб себе подобных снова лживым словом обнимать.
34 982. За святыми не угнался? Или не хотел идти?
Чтоб себя, поди, «святошу» к лику в мире причислять.
34 983. Я не груб. И пунктуален. Не капризен. И без слов.
Только в «истинах» заблудший будет это отрицать.
34 984. От Хафúза разрешенье получил так говорить.
Чтобы бейтами повыше во вселенной громыхать…
34 985. От газели приутихли мира все уж гордецы –
Запах смерти помогает дело Правды продвигать,
34 986. Коего зверь не боялся. Остальному — страшен он,
На словах они все будут страх от смерти тот кромсать.
34 987. А на деле — неутешно, Азраúл пришёл, поди…
Я спокоен, и заправил сам давно свою кровать.
34 988. Чтобы дело — получилось, чтоб от мира — отошёл,
Чарами что околдует, в сердце мраком полыхать.
34 989. Бог помиловал, мой враже, потому и разрешил
Сказ сказать в сей книге важной, смею, друже, полагать…
34 990. Не случайно. Но — о Главном. Хоть детали все сказал,
Что приходится по чину, рангом славы налагать.

34 991. Те Великие из сказа — все такие, знает люд,
Чтоб сильней в своём стараньи нетерпеньем налегать.
34 992. Кто стремился — дело знает, пусть, давно привычен бег…
Бегать так не научился, разрешили полетать.
34 993. И недолго остаётся, чтобы завершить газель,
Чтобы, с глупостью простившись, и не мне там воссиять.
34 994. Есть кому тем заниматься, звёзды, слава Богу, есть.
Небосклон для них привычен, чтоб Диуáном заседать.
34 995. Потому неторопливо речь свою веду, друзья,
Чтобы лишние значенья в этой речи пропускать.
34 996. И на старость нарядившись, приударив за судьбой,
Чтобы сладкие коренья в ниве славы поедать.
34 997. Нет фанфар, трубы там медной, к тишине давно привык.
Чтобы чашу эту быстро и исправно испивать.
34 998. За — мгновенье… Иль — быстрее. Славен Бог, что разрешил…
В самом малом измереньи чтоб теперь всё успевать.
34 999. Потому трепещет враже, потому в восторге друг,
Остальных же в деле нету, чтобы некого стращать.
35 000. Мэгги снова улыбнулась, видно, зверь ей угодил:
Только вслед за ним он ходит, что — Пророков всех Печать…

Часть 2. Водопад Любви

Газели 294–310

«Я любому скажу, хоть Мани самому: ты бездарен…»

35 001. «Я любому скажу, хоть Мани самому: ты бездарен,
Коль не можешь понять моих песен высокого лада!»*
35 002. Как с Хафúзом тягаться вслед этих словес, времена?..
Вечным Светом для вечности меркнет любая награда…
35 003. Как уже быть, скажи мне, что сирым без меры прослыл,
Чтоб смели жернова после старого в деле разлада?..
35 004. Стиль Газели давно сокрушил сердце бедное в мире моё,
Что уже не спасает гора и любимого мной шоколада.
35 005. Битвой мира не знай и борись до конца, вот удел,
За которым ты шёл далеко, не изведав ни Рая, ни Ада.
35 006. Ямб с хореем беззвучно ушли не мешать дабы битве твоей,
Непонятной вотще никому, да тебе это, впрочем, не надо…
35 007. А Поэзию что ты приплёл в этот час не по месту сюда?
Не бывал никогда и не ведал ты запаха здесь маскарада.
35 008. Приблудился я, что ль, не пойму, в этот мир и случайно попал,
Или будет когда-то кому-то и здесь вся мирская отрада?
35 009. Что про мир ты запел, иль неверием стал отлучать
Сам себя от Любви? Ты приди уж в себя, вся монада…
35 010. Мэгги снова, Сахъуá, смотрит вечной печалью в тебя, –
Видно, был только с ней ты единого кроя и склада…

«Веселей, Виночерпий! Полней мою чашу налей!»

35 011. ««Веселей, Виночерпий! Полней мою чашу налей!»
Была лёгкой любовь, да становится всё тяжелей»* …
35 012. За Газелями вслед этот мир навсегда позабыв,
Чтоб не ждал от него зверь забытый отныне вестей …
35 013. «Мир забудь — полюбив» … Проще как это дело сказать?
Чтобы понял и я, неучтивый средь Бога зверей…
35 014. Мэгги хочет меня, [и смогла], оживить, наконец…
Чтобы с ней я ушёл навсегда в Край Заветный скорей.
35 015. Выбирал я давно? Коли был так же глуп, то скажи –
Как, не видя, мне выбрать заветную среди дверей?..
35 016. Чтобы сокол не сбился в ночи — тот нежданный полёт
Навигатором движет, поможет ему соловей.
35 017. Опоздать мне нельзя — я и так уже долго плутал
Средь речушек немалых в пустынях у брега морей…
35 018. Чтобы снова меня упрекнуть уже в том не могли
Кто бы ни был — инсáн, ангел, джинн или чёрт средь чертей.
35 019. Той Заветной Газели всё запах драконит меня,
Чтоб Тацý оживить, чтоб ожил поскорей дуралей…
35 020. Самураем я — не был. Так мир, что земной, полагал,
Не знакомый доселе что был с самурайкой моей.
35 021. Мэгги снова укрыл ты, Сахъуá, — за собой… Хоть себя пожалей.
Лишь её я признал среди верных пред Богом друзей.

«Прочь отсюда, проповедник! Слушать крик твой — надоело!»

35 022. «Прочь отсюда, проповедник! Слушать крик твой — надоело!
От меня сбежало сердце — а тебе какое дело?»*
35 023. Я, от мира поотвыкший, ясно дело понимаю,
Потому лихой бравадой вызова труба запела…
35 024. Тех «святош», что криком правым сотрясают «небосводы»
Повидал я выше меры и сказал об этом смело.
35 025. Их, рябых, кусать не стану — нет, мой враже, не дождёшься.
Это «воинство» лихое вестью этой поредело.
35 026. Почему? Не вижу смысла. Должен в деле быть порядок,
И таким там будет место — чтобы дело преуспело.
35 027. Жёстким — я прослыл в народе, мягким — друже только знает,
Большинство таким раскладом мигом этим посерело.
35 028. Ничего. Они — такие, что к любому перепаду
В этом мире привыкали, этим всё у них седело.
35 029. Приунывшие народы снова в мире встрепенулись,
От удачи самой малость в их палатки залетело…
35 030. Всё узнал пассионарий, так Историей любимый,
Чтобы гунновой стрелою вновь до Рима долетело…
35 031. Я ж — далёк от нигилизма, критиком не стану, вряд ли.
Потому легко всё сердце гимн святой любви запело.
35 032. Ты, Сахъуá, — изменник явный, это смело заявляю.
Мне-то что? Со мною Мэгги, что лучами отогрела…

«Талия любимой — редкость, Бога тонкое творенье…»

35 033. «Талия любимой — редкость, Бога тонкое творенье,
Ни одно созданье Божье лучшей статью не владело»*.
35 034. Мэгги, что со дна морского Бог явил как радость в душу,
Зверь увидел, наконец-то… Сердце тут же онемело…
35 035. Отдых нужен был, газели чтоб до срока завершить,
С помощью Аллаха вечной, дело чтоб не одолело.
35 036. В пятницу одну зимой душу солнце отогреет,
Значит, солнцем Мэг была, чудище что отогрела.
35 037. Ей спасибо я скажу, превеликой стороною,
Чтобы вслед ей рассмотреть — в чём же будет Бога дело,
35 038. Что придётся мастерить, ничего-то не умея,
Потому легко ему — Бог всё делает умело.
35 039. До Евфрата дохожу, чтобы слёзы бессомненья
Просушить, аскетом Бог смёл печаль, что так задела.
35 040. Что же делать, неясна людям мира вся картина,
Потому шагал один, потому тоска заела.
35 041. Что ж, разгрызть не удалось, мир подлунный отвернулся –
Понял: обмануть не смог. Биться, что ли, надоело?
35 042. Мне врагов хватало ввек: ненавидящий и любит.
Первый — в Гневе Бога жил. А второй — заблудший зело…
35 043. Отстранившись вмиг Сахъуá, Богу поручил творенья:
Боже Мэг оставил зверю. Здесь газели кончил смело.

«Благоприятны подлецам вода и воздух Фарса»

35 044. «Благоприятны подлецам вода и воздух Фарса.
Пришла пора свернуть шатёр. Пришёл конец постою».*
35 045. Величием кто в мир шагал, всё это — не пристало,
Он точно знает поворот, секрет тебе открою:
35 046. Он был вторым, где Третьим Бог в пещере находился,
Чтоб всё с лихвою окупить, великою лихвою…
35 047. И потому так скорым сказ явился в мире этом,
Чтоб всяк, кто размышленьем жил в сём мире под луною,
35 048. Задумался о деле вновь — где чистота витала,
Она одна виной всему. Где жил пустой корою,
35 049. Про сердцевину позабыв, где вечные стремленья,
Разбили всех иллюзий план — пошёл на них войною,
35 050. Чтоб окончательно разбить: победою отмщенье.
Он может даже быть таким — огонь готов герою
35 051. На помощь в деле приходить, с мерзавцем расправляться,
И потому весь мир луны речами перекрою.
35 052. Что можно или нет — не мне, невежде, распыляться
Стихами речи в этот мир, ведь голова седою
35 053. Покрылась нынче сединой, чтоб утвержденьем стало,
Обычай был у них такой, арабики покрою
35 054. Пристало что. И тем Сахъуá учёным посчитался?
У Мэгги то сейчас спрошу, она всему виною…

«Лень и праздность нас гнетут на земном пути»

35 055. «Лень и праздность нас гнетут на земном пути –
Но и деятельность тут смысла лишена».*
35 056. Коли мягкостью пришлось далее шагать,
Быть я мягким захочу в вечны времена!
35 057. Восклицанием убил? Что ж, меня прости.
Восклицаньем только Мэг мне обречена
35 058. «Кабаргой святой ножу», пожалел её,
Потому Аллахом Мэг мне была дана…
35 059. Слабостью кто посчитал действия мои –
Что ж, хозяин всяк себе в деле, старина.
35 060. Я оттаял до корней, кравчему скажу
Славословие стихов в ночь черней, черна –
35 061. Чтобы ярко осветить мир подлунный весь,
Если красота в миру той луной полна.
35 062. Но и просто сдаться так на войне не смог,
Старостью опять восстал — ноги в стремена.
35 063. Чтобы всякий в мире знал силушку мою,
Что особая была, хоть и не видна.
35 064. Равных в этом деле нет, скромностью удел
Кто познал, он сеет в мир счастья семена…
35 065. Что ж, Сахъуá увидел вновь правоверья свет:
Мэгги равных в деле нет — взглядами томна…

«Земные радости навек перечеркнул Хафúз»

35 066. «Земные радости навек перечеркнул Хафúз.
В тот день он гимн любви к Тебе сложил — и стал велик».*
35 067. Прекрасны эти все слова, значения полны.
Но сможет это кто понять? Кто только — солнцелик.
35 068. Иллюзии все отметай, что в деле чехарда,
Сомненьем вечным нувориш от мира только сник.
35 069. А остальному — ни к чему. Так топай, остальной.
Ведь времени всегда в обрез, открыл тебе тайник.
35 070. Хоть кажется всегда в миру — что много впереди,
Шагай быстрее и мощней — до Инда нам, старик,
35 071. Идти осталось, где Мултан, Севилья в стороне,
Чтоб Самарканд с Кашгаром взять — души открыть родник.
35 072. Чтоб каждый в мире знать бы смог — великие дела
Лишь в сердце можно отделить, умерив эга рык.
35 073. Иных путей там не найти: кто в битву не вступил –
Напрасно время лишь терял. Нокаутом стал кик.
35 074. Иного ожидать грешно, вся правда на виду,
Чтоб это можно отрицать, блестел где жизни шик.
35 075. Так потому во времена все эти под луной
Нам часто слышать довелось — как важен духа стык.
35 076. Здесь Мэгги махом превзошла весь бренный мир опять,
Что с вечным был. Итак, Сахъуá — стал боевой ты штык.

Где-то — банджо, где-то — гъуд… Чтоб развеяли печаль…

35 077. Где-то — банджо, где-то — гъуд… Чтоб развеяли печаль…
Реквиемом Брамса тоже закалялась где-то сталь.
35 078. Подустал я от историй, долгими что были в ночь,
Сокращением, молчаньем станет дальше магистраль.
35 079. Чтобы, старших поминая, уважением почтив,
Шёл — один, в одно шагая, где одна всего централь.
35 080. Где нет двойственности двери, многим стало где одно,
Где одно — как бесконечность, чтобы упростить мисаль.
35 081. Переводов не давая, чтобы специей прибить
Вкус гурмана приунывший, что давно не видел даль.
35 082. К Иисусу самый близкий будет в дали зверь стоять,
Потому он отрицает плащаницу и Грааль.
35 083. Где за страстью удалился заплутавший в мир народ,
А потом в примеры сбился — «маль-ямúлю», снова «маль» …
35 084. Хоть и жёстко разъясняю, вновь врагов себе нажил,
Будет зверь с Гъисóю, знаю. Но не будет с нами враль.
35 085. Что так долго извивался и за сыром был горазд
Бегать в мире. А теперь вдруг интерес — где орбиталь?..
35 086. Он планет простых не знавший, от земного сыра что
Позабыл у дела сущность — хочет Неба L’etoile?
35 087. Мэг смеётся, отстраняясь от жестокого Сахъуá –
Сердцем ближе станет дива, ей тебя совсем не жаль…

Устал я воевать с безумным роком

35 088. Устал я воевать с безумным роком
И Воле Бога подчиняюсь в N-й раз…
35 089. Дела решать привычные наскоком,
Не оценили перса парафраз,
35 090. Пусть он и был в том вольном исполненьи,
И временами года ноет саз,
35 091. И лютня тоже здесь не затерялась,
Хоть и не в моде нонче будет джаз.
35 092. Ветра свободные, что дули, — им велели
До истины доставить бедных нас.
35 093. Гъарúбовы Факъúры уцелели?..
Ликуй тогда, Япония-Кавказ:
35 094. Без них дышало в мире обречённом
Безвыходностью в сей последний час,
35 095. Хотя народ по-прежнему пытался
Поститься, даже делая намаз…
35 096. Без них — не то. А с ними — покоенье,
Чтоб в покаянье я склонил и Вас,
35 097. Покаявшись до этого так много,
Что не засохнет эта пара глаз.
35 098. Сахъуá застыл, не ожидал такого:
Здесь Мэгги — красивейшая из Ваз…

Не моё — моим не станет, так и сяк как ни крути

35 099. Не моё — моим не станет, так и сяк как ни крути.
Потому в дилемме этой нечего уже сказать…
35 100. В мире всё витиевато, циклами всё вправо гнёт,
Баррикады возводившим — не придётся их ломать.
35 101. Их ломать не приходилось мне, всё как и возводить,
Да и к слову не хотелось про такое Вам писать.
35 102. Вот такие бейты Моря для чего-то здесь сказал,
Чтобы зверь в тиши кромешной мог об этом размышлять.
35 103. Неслучайное стеченье, неслучайные дела –
Мало Гъáрифов на свете людям Светом указать…
35 104. Чтоб они не заблудились, чтоб заблудший устоял,
К праведности возвратившись — рангом святости считать.
35 105. Без таких — всё плохо в мире, без такого — мира нет.
Триста Шестьдесят их было, счётом будем дело знать.
35 106. Ничего из страха нету, чтобы страшным в мире зла
Что-то мы уже считали — Иисуса ждём опять,
35 107. Что за старшего остался нашей ýмме до конца,
Потому его мы будем очень сильно почитать.
35 108. За Муддáссиром мы ходим, нету нам поводыря
Уж другого во вселенной, это надо понимать.
35 109. Чтоб Сахъуá, вконец влюблённый, отдохнул на старость лет,
Как Хафиз ему пророчил — Мэгги будет обнимать…

Чтоб унылый стон гонений от стихов не перенесть

35 110. Чтоб унылый стон гонений от стихов не перенесть,
Нужно чтоб Сабеи ветер мне принёс благую весть…
35 111. За удодом полетевши, в небе что-то заплутал,
Цеха Неба не роняю этой вестью в мире честь.
35 112. Ведь ошибкою достойной станет Гъáриф высоко –
Коих в мире было много, чтоб числом достойным счесть.
35 113. Совершенным коли видел ты себя — то заплутал,
Эга будет беспощадной в этом деле тебе месть.
35 114. Потому не забывайся, хоть с красоткою стоишь,
Коей мир вовек не видел, и такой же там был тесть.
35 115. Птицей по небу летаешь? Коли нет, тогда почти
Всех пернатых поднебесья, коих в деле будет шесть.
35 116. Если ж был совсем влюблённый, чтоб цифры поминать, –
Не придётся, зверь мохнатый, поджигать чужую шерсть.
35 117. А придётся греблей вечной, как рабы галеры той,
Всё грести. Готов ли, враже, рядом в океане гресть,
35 118. Чтоб о Мэгги заикаться, дескать, почему со мной?
Ты ещё ответ не слышал, сталью что. Пока же — жесть.
35 119. Прояснением у дела. Что вдобавок и без дел.
Чтобы каждый мог у сердца вопрошать: «А Боже есть?..»
35 120. Что не знаньем — ощущеньем — должен был понять вовек.
Если Мэгги стал достоин, можешь здесь, Сахъуá, присесть…

Что может знать Шираз о красоте её?

35 121. Что может знать Шираз о красоте её,
Воспетой в сотни раз, Иосиф чем прекрасней?..
35 122. И я о том пою, чтоб было побольней
Хитрюгам всех мастей — зверюга поопасней
35 123. В пути их поджидал, пощады он не знает,
Он к Мэгги не пускал, и делом он ужасней,
35 124. Чем можно представлять, киношек насмотревшись,
Не принял Голливуд и посчитал за басни.
35 125. И правильный подход, где гриму нет путей –
Звезда моя в ночи, мне светом не погасни…
35 126. Я шёл, глаза глядят не там, где люди знали,
Удача где моя сверкает ежечасней…
35 127. Таков подход зверья, что был давно забыт,
Предшественник ушёл — ещё что был опасней.
35 128. И род в падеж клоня, увёртками живя,
Отступников пути — без жалости всех хрястни.
35 129. Таков обычай тут, чтоб лишний не пришёл,
Чтоб лишним не бывать, что сердцем безучастней.
35 130. И — паузу тут взял, чтоб ввек передохнуть,
Вселенную забыв, и ямб хореем квасний.
35 131. А я — счастливей всех, и звать меня Сахъуá.
Кто Мэг не увидал — тот самый всех несчастней…

Если Къéйсом сможешь стать — то найди свою Лейлú

35 132. Если Къéйсом сможешь стать –
То найди свою Лейлú,
35 133. Хоть Маджнýном его звать
И остался на мели.
35 134. Ничего, не обижайся –
Многих до тебя смели.
35 135. Как и многих, чистых сердцем –
К цели истинной вели.
35 136. Хоть сейчас такой герой –
Карачаевцев «тели».
35 137. Коль обидно сознавать –
Правдой вечною коли,
35 138. Чтобы мрак земли сбежал
И кричал другим «вали».
35 139. Ведь не зверь его позвал,
Не Марокко, не Мали…
35 140. Он посулами солгал –
Потому и не сули…
35 141. Чтоб жемчужиной сверкать,
Файл ненужный удали.
35 142. С Мэгги ты, Сахъуá, опять…
Розы Вечностью Цвели.

Никого. Чтоб не обидеть. Никого здесь не видать

35 143. Никого. Чтоб не обидеть. Никого здесь не видать.
Никого чтоб зверю было чем открыть его тетрадь.
35 144. Что — давно не открывалась и забыта, почитай,
Ничего такого нету, можно просто забывать
35 145. Всё ненужное, годами что копилось в память дней,
Месяцами мы решали, чтобы год не обижать.
35 146. День же — многое решает, где секундой будет счёт,
Чтобы «если» древних песен мы могли бы почитать
35 147. Не стихами — а былиной, воплощённою в делах,
Для того оно писалось, джунглями чтоб понимать.
35 148. Те же образы в сравненье, жизнь одна для всех была.
Мир такой унификаций помогает упрощать
35 149. Дело общее мирское, хоть и в вечность нас зовёт,
Только ей всё доставалось, бренным нужно покидать
35 150. Бренный мир, в одну что ночку, веком что назвал поэт.
Век тот быстро разлетался — мигом правильней считать.
35 151. Для того тот бой ведётся, чтоб не с мёртвыми сидеть,
Чтобы спящих, коль найдутся, словом резким пробуждать.
35 152. Этим вся задача встала, чтоб своих опять найти,
Коих мало хоть бывало — удаётся оживлять…
35 153. Красоты ценитель слабый был Сахъуá, пришлось сказать –
Всех красивей Мэг бывала, лишь у ней такая стать.

Льётся стих, строку слагая, чтоб газелью возлететь

35 154. Льётся стих, строку слагая, чтоб газелью возлететь.
Зверю много удавалось, удаётся не хотеть.
35 155. Всех дорожек избегая, что на Небе не видать,
Он желал один остаться, чтобы подле не вертеть.
35 156. Проще так и откровенно, но не так Аллах решил,
Мэгги зверю снарядил, чтоб не сильно там потеть
35 157. Приходилось горемыке, что в страданьях преуспел,
Хоть не сам того хотел, кто хотел в огне гореть
35 158. Пламени геенны хуже и намного, есть такой?
Если есть — респектом в деле можно будет уцелеть.
35 159. Получалось так нечасто, хоть удача завсегда
Богатеев обходила, чтобы с бедным посидеть
35 160. Рядом в мире этом бренном, где бедняк в цене всегда,
Лишь рука его решала, лишь руке его велеть
35 161. В ночь молитвами пред Богом, чтоб доставить в Божий суд.
Чтоб плохих опять нашла бы Бога в мире чудо-плеть…
35 162. Для хороших разнарядка попестрей-повеселей,
Что обычно для порядка, где, покинув ввеки клеть,
35 163. Дух отправился далече и обратно хода нет,
Потому таким счастливым долго можно вслед смотреть.
35 164. Я же — Мэгги любовался, что привычней и быстрей,
Вкус особенный у дела, чтоб Сахъуá в нём преуспеть…

Краткость у поэта — главная черта

35 165. Краткость у поэта — главная черта,
Вот где будет словом сердцу маета…
35 166. Долгим растяженьем слова коль страдал –
Всё прости, мой Боже, власть Твоя крута.
35 167. Чтобы — всепрощеньем. В мире же земном –
Станет дело златом, тучностью скота.
35 168. Коего чурался только в сердце я,
Остальное было слепотой крота.
35 169. И в кармане тоже злата слышен звон –
Чтоб не сыпать главы пеплом. Простота
35 170. В деле коль ценилась — золото раздал,
Чтобы людям легче было в холода.
35 171. И копить не стану — Боже Сам давал
Самому Пророку, вот где красота
35 172. Будет упованья, наделил коль Бог.
Вот куда стремиться надо, темнота.
35 173. А не в банк счетами, сердцем в страх живя,
Не помогут в мире банки и счета.
35 174. Если стал свободен веры полнотой –
Был достоин чести полной, господа.
35 175. Полным отреченьем дела взял Сахъуá:
В сердце будет Мэгги, что одна и — та…

Пушкин ямбом пишет, знаю

35 176. Пушкин ямбом пишет, знаю,
Как статистик, в основном.
35 177. Сказки Пушкина читаю,
Где хореем поделом.
35 178. Был поэт он, корифей,
Разгрызавший бурелом.
35 179. И талант тот — почитался,
Хоть не бью ему челом.
35 180. Чтобы бить челом Хафúзу,
Говорили всем о том.
35 181. Раз, на небе так хотели,
Чтоб ценить в миру во всём
35 182. Нам Газель, что беспристрастна,
Соколом — а не орлом.
35 183. Путь Востока затмевает,
Западом хоть в горле ком.
35 184. Не рекой вся аква движет,
Хоть немалый в деле сом,
35 185. Да с китом что не потянет,
Писком как не тянет гром.
35 186. Пусть Сахъуá поэт бездарный –
Мэгги ценит жемчугом…

Газели 311–325

Запад и Восток — сражались?.. Вам о том не говорил

35 187. Запад и Восток — сражались?..
Вам о том не говорил.
35 188. Корифеи обижались?
Но не я их разозлил.
35 189. Если этой битвой стало –
Кто же в битве победил?
35 190. Нет, конечно — не бывало,
Я депешу получил,
35 191. Заключивши перемирье,
Хоть и я уж удивил,
35 192. С коих пор возжаждал мира?
Это Бог, не я, решил.
35 193. Чтобы люди в мире жили,
Чтоб «философ» не мудрил,
35 194. Дескать, «всех мы победили»,
Коли предок сильным был.
35 195. Ахинеей той все войны
Начинали — не забыл.
35 196. Тем ценителям металла –
Целлофан я прикупил.
35 197. Был Сахъуá предельно мудрым –
Мэгги снова заценил…

Как покинуть этот мир, если — всё не удаётся?..

35 198. Как покинуть этот мир, если — всё не удаётся?..
Долго думать я устал, всё там было как придётся…
35 199. Нету силы, фарта нет? Или просто в деле сдался?
Если так — всего больней напоследок дело жжётся.
35 200. Чтоб иллюзии не знал. Чтоб вполсилы ты не дрался,
Враг жалеть не собирался — добивать его? Добьётся.
35 201. Или милостью ты жил, как заветом от Пророка?
Станет в мире одиноко, был таким ты, как сдаётся…
35 202. Жёсткость в деле — не порок, коль по месту применялась,
Где мерзавцев ждёт урок, где экзамен не пройдётся.
35 203. Постараюсь. Не пущу. Топором перерубая,
Сад детишек охраняя, нечисть мира не пробьётся,
35 204. Мне иншá Аллáх сказать, чем подмога вся бывала,
Зверю лихо помогала, с курса этим не собьётся.
35 205. Потому лихой такой, где задача ранг давала,
Мир подлунный подгибала, на коленях он согнётся.
35 206. Перед — Богом. Хоть они добровольно не хотели?
Сыром их дела летели, сыром больно всё прибьётся
35 207. В нужный час и в нужном месте, чтоб воздать остывшим вновь,
Запекались долго в тесте, не звездой на дне колодца.
35 208. Оставляя все дела, отойдя на старость лет,
Стал Сахъуá добрей втройне — Мэгги лишь тебе найдётся…

Был Хафúз свободен в слове, — явно, скрыто сокрушал…

35 209. Был Хафúз свободен в слове, –
Явно, скрыто сокрушал…
35 210. Истина была в основе,
Если кто того не знал…
35 211. Этой истиной прекрасной
Разрушается завал
35 212. Из иллюзий в этом мире,
Если раньше кто проспал.
35 213. Здесь прекрасно разрушенье –
В остальном хоть избегал,
35 214. Стройкой больше занимался,
Строить я любить. Ломал
35 215. Только старые строенья,
Что мешали править бал
35 216. Правильному в это мире,
Если кто не понимал.
35 217. Терминаторов стремленья
Зверь давно не разделял.
35 218. Хоть народ ему не верит –
Слишком сильно напугал
35 219. Их Сахъуá, забытый миром,
Только с Мэгги что бывал…

Стрела в колчане для чего стоит?

35 220. Стрела в колчане для чего стоит?
И в цель какую молнией летит?..
35 221. Чтобы удачу в этом бренном мире
Нам подменить, неужто подфартит?
35 222. Где фартом, где удачей промышляли,
А воз и ныне был всё там, пиит.
35 223. Да, ничего — к тому давно привычный,
Слеза скупая больше не блестит.
35 224. И что такого будет в этом деле –
Ведь рифмы строй в бою том победит,
35 225. Последним что бывал в войне последней.
И вслед тому тот грохот замолчит.
35 226. Наступит тишина благословенна,
Хоть и не ждал её почти, и не горчит
35 227. От этого в миру упокоенья,
Хотя душа по-прежнему болит.
35 228. Чтоб раны залечить — ей нужно время,
Ну а пока тот зверь ещё рычит.
35 229. Хоть и не злобно очень, и не страшно…
Давно любимая, обнявшая, молчит –
35 230. И правда с ней, такое наслажденье:
Сахъуá был с Мэгги. И не знаменит.

Жизнь пленительна опять. Понесёт опять ветрами

35 231. Жизнь пленительна опять. Понесёт опять ветрами.
Чтобы лютней песню спеть, чтоб послушали мы с Вами…
35 232. Тот пленительный напев, опьяняющий навек,
Не забыть — не получилось, буду петь его веками.
35 233. Чтобы птицей долететь, где мечты разбились раньше,
Я пришёл туда опять с новыми уже мечтами…
35 234. Что поделать — поумнеть ведь не каждому даётся,
Кто влюблённым не бывал — проиграл под Небесами.
35 235. И его не жаль совсем, знать, всё сыром увлекался,
А иначе почему бой повёл он вдруг часами,
35 236. Коих зверь не наблюдал? Погружённый в Бога милость,
Потому подлунный мир посчитал не чудесами
35 237. Эти вести, что пришли и завистника пугали,
Потому что потому — скрыто всё. Но в Панораме
35 238. Будет новый элемент, чтобы старый подтвердился,
Путь такой укоренился, подтверждённый был стихами.
35 239. Чтоб Хафиза почитать, приобщиться к вечной тайне,
Вдохновившись им опять, обойти Энею. Нами
35 240. Вряд ли гордость обретут, к коей мы и не стремились,
Никого не видно тут, растворились полюсами.
35 241. Тем Сахъуá и удивил, что от рук совсем отбился:
Богу это загадал — с Мэгги чтоб остались сами…

Поэтический язык может быть корявым снова

35 242. Поэтический язык может быть корявым снова.
Не привык я говорить, коль в молчании — основа.
35 243. Можно всё легко сказать, если к тайне приобщённый,
А для этого в подсказку, где в Коране есть Корова.
35 244. Тысячами всё считать там приходится, узнай,
Скажет нам Султан крутой, не найти уже другого.
35 245. Хоть и Четверо их в деле, чтобы всех не забывать.
Ход Аллах установил, значит, нет уже иного.
35 246. Кто сумел найти свой ритм, чтобы вновь не выделяться,
Многого уже достиг — Счастья у него подкова.
35 247. А пока метался вновь, никого не подпуская,
Мэгги зверь сумел найти — стоит это дорогого.
35 248. Драгоценнейшая стать, что себе не знает равных –
Почему со мной ей быть, что нашла во мне такого?
35 249. Может быть, ошибкой вновь небо дела суд вершило?
Неужель, сама любовь? Самого что есть крутого
35 250. Что полёта до Небес? Да, мой друже, не ошибся.
Этого кто достигал — ранга уж достиг святого.
35 251. Хоть святым мне и не стать, чтоб народ не баловался,
Можно мне Газель читать Мастера в миру большого.
35 252. Догадается Сахъуá или нет — пока не знаю.
Мэг — где сердце, голова — ей даётся право слова…

Слово фотоаппарат, миг удачи печатливший

35 253. Слово фотоаппарат, миг удачи печатливший.
Коль удача та была, коли помнит не забывший.
35 254. Я с удачей был знаком, и доселе то знакомство,
Что притворства лишено, так решил его лишивший.
35 255. Людям так не повезёт, что хитрили всё без меры,
В деле что не пионеры, пионером был где бывший.
35 256. Потому и не удел нувориш всегда остался,
Что за сыром всё метался, и от Бога дело скрывший.
35 257. Только Бог его снабжал, и Его заслуга только.
Благодарных видел сколько? Не сказать что выше крыши.
35 258. Благодарных я видал, счётом многим дело знаю,
Хоть других не приобщаю, упомянуты что выше.
35 259. Мир поделен пополам, половины различались,
Где от сыра избавлялись — там приятно всё и тише.
35 260. Этот в мир простой закон в книгах люди не писали,
Специально забывали и забыт его открывший.
35 261. Что печали в том не знал, всё благополучно в деле,
Розой ветра расцветал, где завистник был поникший.
35 262. В одиночку он дошёл, в одиночку доборолся,
Мастер рядом всё стоял, ранее всего достигший.
35 263. Потому и Мэгги с ним, в деле ясно разбиралась,
Приближеньем приближалась, хоть Сахъуá давно почивший…

«Ночь беременна рассветом» на Востоке говорят

35 264. «Ночь беременна рассветом» на Востоке говорят,
Чтобы этим тень завесы нам над тайной приоткрыть.
35 265. Приоткрыть и не пытаюсь — открывать пришла пора:
Так хотелось полной грудью в старость славную пожить…
35 266. Чтобы эти разговоры прекратить уже навек,
Где «мистические тайны» видят люди. Говорить
35 267. Нам о них не подобало — был далёким от всего,
Чтобы эти разговоры в корне мне искоренить.
35 268. Проще так жилось на свете, без условности преград,
Чтобы всем второстепенным главное не позабыть.
35 269. Чем все люди и грешили, зверь грешил с людьми опять,
Чтобы следом измениться, чтоб ненужных не таврить.
35 270. Слава Богу, слово это оказалось в словаре,
Что критик разъярённый зверя бы не стал учить
35 271. Как на русском изъясняться, дескать, зверь его не знал.
Да, конечно, азиату трудно стих такой вершить,
35 272. Чтоб по нраву он пришёлся всякому, кто слаб умом.
Если честью сильный будет — тот не станет мельтешить,
35 273. Чтоб делами отличиться, не словами в бурю дней,
Как сегодня всем привычно — словом дело осветить.
35 274. Да оставим эти склоки, чтобы проще нам жилось.
Ведь Сахъуá, приятель детства, с Мэгги должен только быть…

Без взаимности в любви, знаем, — нечего ловить

35 275. Без взаимности в любви, знаем, — нечего ловить.
Пусть, она любила страстно. Или он мог так любить.
35 276. Тот закон давно известен. Был я фартом в нём силён –
Ведь никто не хочет рядом с тем чудовищем побыть.
35 277. Потому отсев обычен, лёгким станет разговор,
Посторонних не бывает, чтоб эссе любви строчить.
35 278. Есть преимущества у дела, не скрываю и горжусь –
Чаек много пролетело по другие души гнить.
35 279. Я ж в сторонке находился, ждал чего-то, зная сам,
Люди все, махнув рукою, постарались позабыть
35 280. Про меня. И право дело, им спасибо говорю –
Чтоб лицензией отбора мне людей не отцедить.
35 281. Отцедились сами миром, слава Богу, Боже спас
От таких лихих страданий, Голливуду подсобить.
35 282. Я тихонько проживаю, дело делаю своё,
Пусть, никто не понимает — всё не каждому же быть
35 283. Зверем в мире кровожадным, на ночь чтоб плохих пугать.
Это лихо удавалось, день чтоб присовокупить.
35 284. Днём и ночью вахта мира — во миру. Вот чаша та,
Что испить пришлось до доньев в донья дном и не борщить.
35 285. Так старался. Мэг явилась — удивления полна:
Как Сахъуá такое сможет от Аллаха получить?..

Что ж, пора, видать настала, чтоб газели нам писать

35 286. Что ж, пора, видать, настала, чтоб газели нам писать.
Сердце долго трепетало в ту Заветную Тетрадь…
35 287. В коей много написали, скрыв навек от всех людей,
Про неё они слыхали — но не смогут увидать.
35 288. Что же был там, мой враже, ты к чему стремился там?
Или, может, друже знает? Нет? Не может отвечать?
35 289. Сам-то хоть ты что-то помнишь иль морочить был злодей
Те головушки, что бедны, мастером? Твоя печать
35 290. В этом деле пригодилась, чтобы доступ получить –
Сердцем чистым только сможем эти двери открывать?
35 291. Где же взять такое сердце? — В нём утонет Небосвод
Малою частицей пыли, не получится сыскать.
35 292. В сердце верного дорога для Аллаха только есть –
Он Один над ним Хозяин, Он и будет всё решать.
35 293. Как же просто и печально, прямо дух переведу,
Чтобы далее сакрально перед умником вздыхать.
35 294. Им такие вздохи очень, как я слышал, по душе –
К чуду все они стремятся? Чтобы Бога забывать?
35 295. А иначе чудесами не детей же усыпить?
Если так — тогда возможно деток малых ублажать.
35 296. Был Сахъуá предельно ясен, чтобы Правду в деле скрыть.
Хоть она — чужая людям. Так и хочется скрывать…

Нам фаúза не хватает мир подлунный сокрушить?

35 297. Нам фаúза не хватает мир подлунный сокрушить?
В жизни всякое бывает, продолжаем дальше жить.
35 298. Так и жил, лишь как умея, чтоб другому не мешать,
Чтоб побасенками мира не мешать другому плыть
35 299. По теченью, как сложилось, как Сам Боже повелел,
Что рабов Своих жалеет, помогает в мире быть
35 300. Им самим собой по праву, а не бабочкой опять
Крокодила наряжая — чтоб дождём не моросить.
35 301. Моросила крыша дома, а не дождь таких людей,
Что до боли мне знакомо — «философии» учить,
35 302. Коих зверь терпеть не может, Богом прислан был Ислам,
Чтоб повадки прохиндеев на корню разоблачить.
35 303. Что как «гуру» всё шагают — нету нрава, битвы нет
С эгом, зверь лишь понимает — словом будет молотить
35 304. В Ас-Сафú их, не жалея. Ведь нельзя таких жалеть –
Адский пламень много хуже, тянут за собой ту нить
35 305. И людей той нитью тянут, в суть иголкой вдев опять.
Кто же здесь виновен, люди? — Позволительно спросить?..
35 306. Явно здесь не Бог виновен. И не дьявол, хоть и тот
Он ещё завистник людям, чтобы людям навредить.
35 307. Все дела легко случались, коль началом им — среда.
И Сахъуá, про это знавший, будет Мэгги всё любить…

Снова грустью всё о Лейле, в молодости что видал

35 308. Снова грустью всё о Лейле, в молодости что видал:
Только сердцем буду с ней ли? Боже Мэгги зверю дал…
35 309. Не метаться, не стремиться, не играть и не лететь –
Потому такие вести я безудержно искал.
35 310. Как же мне не торопиться, чтобы Мэгги увидать?
Потому летит страница, потому и успевал.
35 311. Что по нраву подходило, чтобы суть определить –
Этим только кузни ковкой закалялся мой металл…
35 312. А иначе не бывало — так и сяк, как ни крути,
Долго же раскрыть я сущность изнутри себя мечтал,
35 313. Чтоб, иллюзий не имея, разобраться, наконец:
Кем я был и кем я буду, кем же, наконец, я — стал?..
35 314. Всё — одно, без измененья. Это только смог понять.
Потому от этих песен зверь давненько подустал.
35 315. Что же делать — воплощенья не предвидится, увы.
Если кто про ту красотку и про чудище слыхал.
35 316. Даже сказка есть про это, что былиною была,
Только в ней тот чудик странный человеком восставал.
35 317. Здесь же — нет. Себе признался — был и есть, чтоб дальше быть
Тем же самым. Расписался. Впредь чтоб сам не забывал.
35 318. Удивительно веленье: Бог Сахъуá хапар прислал –
Мэгги встретить вслед газели этой Боже обещал…

В дни Маўлúда начиная окончательный рывок

35 319. В дни Маўлúда начиная окончательный рывок,
Лишь на этом оказался окончанья дела срок.
35 320. Лучший день в году был — этот, лучшая была здесь ночь,
Чтобы каждый отличиться в мире перед Богом мог.
35 321. Мэгги радостной улыбкой освещает горизонт,
Гонит зверя к скандинавке безучастно-властно рок.
35 322. Жизнь степенною казалась, коль степенною была –
Зарисовками с натуры Зулкъарная станет рог.
35 323. Власти этой не взалкавши, зверем кáхфи выбирал,
Где, в итоге, снова будет Искандера мне урок.
35 324. Как же люди надоели завистью в миру тупой,
Сколько сена накидали в сплетен зверя скирдов-стог.
35 325. Я — не буйвол-вегетарий: мяса в жизни много съел…
Чтоб травою тех баталий тем несчастным был итог.
35 326. Чтобы, хúльмом обделённый, дело в мире своё знал,
Из врагов в пространство-время выжимая жизни сок.
35 327. В Англии кто самый умный, может быть, и оценил,
Чтоб по праву в этом деле мог сказать: «Всё просто, Док»,
35 328. Автономностью режима в автономность скоростей,
Турбулентности не зная, субмарины в море кок.
35 329. Чтобы с Мэгги рядом видеть мог Муддáссир, что Пророк,
Ты, Сахъуá, уж постарайся, да поможет в этом Бог…

От печали говорить — всё трудней. Молчаньем взяло

35 330. От печали говорить — всё трудней. Молчаньем взяло.
Что же, мне не привыкать, дескать, и трудней бывало?
35 331. Может быть. Да позабыл — много лет уж проносилось.
Был печали — благодарен: ею дело процветало.
35 332. Хоть грустить я не любил, и мизадж не позволяет,
Что весёлым лишь бывает — людям это помогало
35 333. От меня, хоть и плохой, пользой дело получать,
Голос был хоть громовой — и доселе громыхало…
35 334. Да, вот так. И неспроста. Веселясь, живи, народ –
Всё печаль тоской берёт, штормом в море пропадало.
35 335. Большинству людей, поди, та печаль и не под силу,
Только зверю-крокодилу всё по меркам — разрешало
35 336. Небо, коему видней. Сердце там особым будет,
Где квартетом, как людское, кровь почти и не мешало.
35 337. Почему-то до сих пор люд, того не понимая,
Не проснётся — умер, что ли? Неужель, живых не стало?..
35 338. Как не быть — такой народ на земле не перевёлся,
За такими зверь и плёлся. Только — Мэгги оживляла:
35 339. После ней — уж ничего мне значенья не имело.
Да кому какое дело? Зверя счастьем распирало,
35 340. Чтоб Сахъуá спокойно спал, от усталости обычной,
Нету криков, нету звука — Счастье даже не шептало…

Как же стало всё газелью в этот день и в этот час

35 341. Как же стало всё газелью в этот день и в этот час,
Лань прекрасная металась, где Япония-Кавказ…
35 342. Скандинавских фьордов море тоже в деле подошло,
Да и раньше так бывало, викингами где был сказ.
35 343. Принчипесса-самурайка не сдавалась — нет конца,
Потому и был влюблённый я в неё где парафраз.
35 344. Хоть и образов там много, чтоб читателей смутить –
Всё одна. И не такое сделал бы, ведь был приказ.
35 345. Ты такая — вся в отличьях, чтоб не спутал я-дурак,
Небо про меня всё знало, выделяя среди масс.
35 346. Ведь с тобой судьба-кокетка всё свести меня должна.
Абы как? Да нет, постой-ка — здесь не ванночка иль таз,
35 347. С — океаном не тягайся: был на зверя стороне,
Жемчугами изумрудов в россыпи попал алмаз.
35 348. Вот таким святым деяньем Небо ублажить меня
Почему-то вдруг решило — скажете что, гъуд и саз?
35 349. Соглашаться, не печалясь и о прошлом позабыв,
В бурю будущих стремлений утонуть? — Японских ваз
35 350. Всех милее самурайка, скандинавских пусть кровей –
Мэгги зверь её назвавший знает всё про пару глаз…
35 351. Зарисовками с натуры нас, Сахъуá, не удивишь. –
Удивительно для сердца встанет где стремленье враз.

Газели 326–340

Где газели был порядок в этом мире под луной?

35 352. Где газели был порядок в этом мире под луной –
Бейты, в Станы устремляясь, выстроились было в строй…
35 353. Хоть я, строя и не знавший, хаосом соря вокруг,
Был любимцем Неба — вскоре начинался главный бой…
35 354. Я, о нём почти забывший, чуть очнулся неспроста,
Ведь дела мои под гору шли обычной чередой,
35 355. За мирское чтоб цепляться — только Мэгги в деле есть,
Чтобы с нею оставаться, для неё один герой
35 356. Почему-то вечным зовом станет — зверь, и раньше был,
Хоть про то он сам не ведал, Боже скрыл ту весть. Порой –
35 357. Раньше срока не явилась, чтобы дело разрушать,
Чтобы битва сократилась скоротечной стороной…
35 358. Милости не распознавши, на луну хотя не выл,
Рыком в сердце завывая — Бога чтил, таков устой.
35 359. Боже лучше дело знает, как той Кузницей ковать,
Что Муддáссира творенье — саблей выйти мне лихой.
35 360. Чтобы в битве не ломалась, чтоб летела во врага,
В одиночку мир подлунный истребить могла не в ой…
35 361. Чтобы мастер древних знаний тем на пенсию ушёл,
Ведь искусство боя снова будет новым: не открой,
35 362. О Аллах, его ты людям — хватит и Сахъуá-зверья,
Добротою бесконечной наделённого Тобой…

Строй газелей разгоняя, что Особенная Стать

35 363. Строй газелей разгоняя, что Особенная Стать,
Зверем во поле летая, где летала Божья Рать.
35 364. Не в первой Тацý стремленья в той Небесной Высоте,
Ведь привык давно знакомый в небе соколом летать…
35 365. Попирая свод небесный, что огромен. Где любовь
Всё решать имела силу, ей одной дано решать.
35 366. Боже, давший разрешенья всем рабам во ипостась:
Кто к такому — не стремился, этим будет получать.
35 367. Чтобы всяк аскет-зазнайка, что за чудом стонет вслед –
Людям вред не причиняя. Не позволит причинять
35 368. Уж таким доселе-позже всякий, рангом наделён,
Будут там свои законы, и не все дано понять…
35 369. Не доселе и не позже, не побасенки в пруду –
Лицемерию дороже стало всё… И ожидать
35 370. Иисуса продолжаю. С ним тогда поговорим
С клоунами цирка жизни. Перед ним и отвечать
35 371. Им придётся. Что, не знали? Дескать, книга увела?
Им «опять» не рассказали? Хватит, враже, в мире врать.
35 372. От вранья и от зазнайства твоего давно устал,
Только зверю повелели месть холодной подавать…
35 373. Слышал я, Сахъуá ночами продолжал себе желать:
Чтобы Мэгги правом вечным стала зверя обнимать…

Не за мёдом я гонялся этой вольной стороной

35 374. Не за мёдом я гонялся этой вольной стороной,
Где Брильянтом будет Мэгги — слышен только рык и вой…
35 375. К бриллиантам равнодушен. Только здесь случилось вдруг
Что-то — что-то изменилось, и подход уже иной.
35 376. Ничего не понимая, ведь совсем не ювелир,
Но такого, всё ж, сиянья я не видел — лишь прямой
35 377. Разговор где подобает, чтобы Мэгги не смущать,
Ей одной во всём признался в первый раз, лишь ей одной.
35 378. Соловей был занят розой, тех двоих известен сказ,
Потому, душа простая, канареечкой пропой…
35 379. В Небе равных не имея, так Всевышний пожелал
Зверю, высоту отдавши — хоть не «миг» он, не «сухой».
35 380. Дирижабли уважая, их не стоит обижать,
Ветреностью нет мне хода — слышишь ли турбин лихой
35 381. Звук, из сердца что сметает, и реакция идёт
Там покруче, чем цепная, химий-физик рушит строй?..
35 382. Сердце всё определяло на начальном вираже,
Чтобы следом усиленья дожидаться пред войной.
35 383. От неё — не отвертеться. Эго, что тиран, впотьмах
Будет к нам идти. Сломаю. Ножны выкину, не стой.
35 384. Было головокруженье у Сахъуá, легко понять:
Мэгги любит зверя, что ли? Повезло же, Боже мой…

Если «просьба малых в мире Сулейману не претила»

35 385. Если «просьба малых в мире Сулейману не претила» –
Почему молва лихая зверю милость запретила?..
35 386. Я не знаю. Мне отчёты не приносят, и молчу.
Но судьба Небес и свыше — мне всегда благоволила.
35 387. Кто видал во мне коварство, что бытует в сердце, дескать, –
Не случайно оступился: Служба Неба, значит, слила.
35 388. Потому и я сливаю, хоть умом с напёрсток был,
В зеркале, что отраженье, — мне о многом говорило.
35 389. Потому Аллах Всевышний, что ума в миру лишил,
Этим пользоваться даром — разрешил. И мне фартило.
35 390. Неслучайными делами в неслучайной стороне
Мира этого стремленья все — душа давно забыла…
35 391. Я с пропойцами равняться в деле вряд ли том смогу –
Где любовью все значенья, виски пусть, пускай текила.
35 392. Их понять не всякий сможет, я признавший — хоть и слаб
Был умом, про то сказавший. Не видал в миру дебила.
35 393. Самого себя хватало, чтоб улучшить всё нутро,
Хоть и рифма обмельчала, репликами мельтешила.
35 394. Коль свободою сложенья был стиха живой разгон
В этом мире — бейтов много жатва нам наколосила…
35 395. Чтоб Сахъуá отвагой жатвы полюс мира удивлял –
Отпадали все значенья. В Мэгги будет зверя сила…

Пред закатом, до рассвета в мире делались дела

35 396. Пред закатом, до рассвета в мире делались дела.
Ни к чему мне песнь аскета. Зверя всё тропой вела
35 397. В непонятные глумленья сила рока злой судьбой?
Не такой я был с рожденья. Роза в сердце зацвела.
35 398. Хоть её ценил не всякий, может быть, ума лишён.
Мне-то что? Свои сомненья — чтоб расправились крыла –
35 399. Удалил бы в сердце каждый, если лётчиком уж стал:
Авиации святыня, не признавши, отмела
35 400. Не своих. Летать не сможет. Потому не тот штурвал,
Хоть его не отметали даже с первого числа.
35 401. Я, на стройке заплутавший, уж не знаю как попал,
В небе этом не летавший — да моя опять взяла,
35 402. Хоть завистник от сомненья глаз не сможет отвести,
Сглаза больше не боялся, не моя это юла.
35 403. Ванькой-встанькой не слонялся, и устал уж от людей.
Их в миру числом поболе — в океан не затекла
35 404. Их река. В пустыне водной затерявшись. Чтобы знал.
Я — отвлёкся. Не от Мэгги, лишь она была мила…
35 405. Ты — стройна и грациозна, статью ровни не сыскать.
Так ответь — ну как такого только полюбить смогла?
35 406. Ты, Сахъуá, смешон доселе, хоть Хайдáрова Стрела:
Я в намазе чтоб не сбился — Мэгги сердце берегла…

Позабывши все страданья и к любимой устремясь

35 407. Позабывши все страданья и к любимой устремясь,
Зверь рычал на расстоянья, пред Жемчужиной склонясь…
35 408. Если «струны проводами» в даль-дорогу позовут –
Не задумываясь, сразу, разрешеньем вознесясь –
35 409. Я отправлюсь Иисусом, чтобы мир весь оживлять,
Излеченья с оживленьем так прекрасна ипостась.
35 410. Непредметные страданья непонятны для людей,
Ожиданием скорее удаляйся, годом связь
35 411. Здесь, скорее, развлеченьем, чтобы в холод поостыть.
Ничего иного нету, чтоб не злился и карась,
35 412. Чёрным асом что считался, если понимать язык.
Чай любил с лимоном очень, отстраняясь ахом в ась.
35 413. Где Любви свои законы, хоть народ их и не чтил,
Сыром больше увлечённый — их любовь не удалась.
35 414. Кто виновен кроме сыра? Я не знаю. Человек?
Натюрморты поведенья знанием опять раскрась.
35 415. Коль — в тебе оно имелось. Если ж, неучем прослыл,
Как и я, тогда, наверно, жизнь тебе не зря далась…
35 416. Мало мудрецов бывало, спрос на них был невелик,
Люди хоть про то кричали — крикунами коновязь:
35 417. Азиат давно привычный, что Сахъуóю звал народ,
Почему-то вновь не виден. Отступила мира грязь…

Бог, газели разгоняя ходом дела наперёд…

35 418. Бог, газели разгоняя ходом дела наперёд,
Мир подлунный сотрясая, где народ земли живёт
35 419. Что-то хочет рассказать, чтобы люди понимали?..
Им-то что нам написать? Пароход давно плывёт…
35 420. Если им газель в отраду, чтобы бренное забыть,
А не сыром мир любить — значит, был читатель тот.
35 421. А не с тем что говорить? Про тюрчанку и каба?
Или про язык фарси, на котором речь речёт
35 422. Сам Хафиз? Останусь с Мэгги, потому как лишь она
С Неба до меня спустилась, и она одна поймёт.
35 423. С ней легко и без затей, хоть и тот я чародей,
Что подлунные дела делал просто и вперёд,
35 424. Не особо углубляясь, ведь не ведал о любви
В годы бренные, увы, Мэгги в сердце хоть найдёт
35 425. Бог всегда. Ей был и жив. Сам того не понимая,
Как тюрчанка из Ань-цая, гуннов ожидал поход.
35 426. Мир сотрясся от копыта, конь в пути уж боевой
В этом мире под луной, конницею был оплот
35 427. Мира битвы в старину, как читать нам доводилось,
Суть у битвы приоткрылась, каждый истину найдёт.
35 428. А Сахъуá нашёл чтоб Мэгги, самурайку-красоту,
Канула печаль в Летý. Ждал её не первый год…

Океана брызги в море, чтоб волною Бирюза…

35 429. Океана брызги в море, чтоб волною Бирюза…
Мраку станет всё на горе, и неверию гроза.
35 430. Так о чём же нам писать, чтобы Богу угодить,
За Муддáссиром поплыть? Вплоть до этого раза
35 431. Дело это удавалось, с Неба мáдадом прислалось,
Всякий в мире удивлялся, чтобы знала егоза.
35 432. Если рифмы разгоняя, ветер дует с океана,
Значит, вышел ты не рано, раскрывая паруса.
35 433. Всё неспешным в деле стало, Мэгги знатно успевала,
Всё сияньем затмевая, так сильна её краса…
35 434. Почему же я не сразу это дело оценил,
В миг — второй? Простите зверя Семерицей Небеса…
35 435. Видно, был я, без сомненья, миром бренным увлечён,
Бога позабыв Закон — с сердца не ушла роса,
35 436. Что меня и пробудила в этот жаркий зимний зной.
В этом мире под луной продолжались чудеса.
35 437. Я их ждал, ведь волшебство душу сразу освежает,
Кто видал — тот понимает, где баран был, где коза.
35 438. Мэгги дело разъяснила, сердца раны все омыла,
Красотою поражая, так длинна её коса…
35 439. Стал Сахъуá совсем спокоен, не был хоть её достоин,
Погрузился он навеки в самурайские глаза.

Как же бейты, разгоняясь, всё в газели растворив

35 440. Как же бейты, разгоняясь, всё в газели растворив,
В мир подлунный не внедряясь и Жемчужину почтив –
35 441. Чары колдовства имея, магам мира в зависть всем,
После жемчуга навеки остальное всё забыв…
35 442. Тайны этой не имея кто живёт, от страсти млея,
Наше дело не поймёт. Тайны им не приоткрыв
35 443. Дальше я один шагаю, никого не приглашаю,
Ведь была она со мною, остальных опередив.
35 444. С Неба мáдад присылала, спящего меня узнала:
Смерть со мною всё ходила, двери все свои раскрыв.
35 445. Мэгги это не пугало, зверя хорошенько знала,
Хоть себя не знает он, правду от других сокрыв.
35 446. Не в первой такой случалось, следом где-то повторялось,
Но и я уже привычный, подустав от мира див.
35 447. Что ж, сверхновая опять ярко будет мне сиять,
Лишь её сиянье в силе для меня, что, оживив –
35 448. Больше к смерти не пускало, видел я её немало,
Чтобы трио уж в квартет напоследок посетив.
35 449. Всё спокойствием восстанет, Мэгги духом тут воспрянет,
Все её досады разом разлетятся, мрак убив.
35 450. Сколько же, Сахъуá, терпела та красотка? Станет дело:
Следом всем её стараньям с Мэгги будет зверь учтив.

Коль сомнениями стало, вдохновенья нет следа

35 451. Коль сомнениями стало, вдохновенья нет следа –
Небо Мáдад посылало зверю, горе-не-беда…
35 452. Я был с Мэгги без остатка, чтобы это замечать,
Мне писать газели надо, в мире этом череда
35 453. От газелей мне досталась, критика хотя смущалась,
Мне же не было в ней дела, где в горах была слюда.
35 454. Стал спокойным больше меры, сам того не ожидая,
Что-то в мире происходит? Хочется, чтоб лебеда
35 455. Мир свой здесь не покидала. Не был, всё же, привередой,
Хоть в погоне я за Ведой Пятой. В путь, уже среда.
35 456. Биатлонного сраженья избежать не удалось,
Где в pursuit для притяженья — сёла будут, города,
35 457. Страны, даже континенты, Небеса (их счётом Семь),
Битвы этой все моменты проясняя. От винта…
35 458. Хоть турбины нонче в моде, человеческой природе
Ускоренье предписалось, чтобы я сказал тогда,
35 459. Коли в спину мне дышали? Никого сюда не взяли.
Путь далёкий намечался — где работы суета
35 460. Непомерной исполинам, лишь от Бога где Мужчинам
Стал понятен ход у дела. Остальным же — маета.
35 461. Все системы покидая, Сам Аллах того желая,
Чтоб Сахъуá усвоил твёрдо: с Мэгги будет только «да» …

Почитания не знает только в горе человек?

35 462. Почитания не знает только в горе человек?
Может быть. Но к Океану русла все бегут у рек…
35 463. Был прощён Абу Суфьян. Абу Джахля — не прощайте,
Фúкъхом дело понимайте. Был где игрек, где игрéк.
35 464. Я не то чтобы грущу по плохим среди людей,
Для прощенья без затей, мне хватило пары тег:
35 465. Осознал и сожалеет. Коли нет — тогда беги,
Снова он ударить хочет, нет прощенья там вовек.
35 466. В первом случае прощенье — обязательно для нас.
В остальном — не выдавайте тем мерзавцам жизни чек.
35 467. Как узнать? Да очень просто — на лицо таких смотри,
Не сказал бы C’est La Vie, как обязывает век.
35 468. В общем, сложная затея для прощенья в этом мире,
Плюс и минус не в пунктире — непонятен где-то бег.
35 469. Справедливости теченья в этом деле избегай
И на Милость уповай — Бог-Рахман лишь дела Бек…
35 470. Так и делал зверь в начале, и в конце к тому пришёл,
Мэгги этим он нашёл, чтоб её назвал он Мэг.
35 471. Видимо, звездою счастья был когда-то взят компас –
В Океане он и спас, а не Джордж иль даже Джек.
35 472. Потому Сахъуá спокоен, в сердце умиротворён:
И зима приятна стала — с Мэгги так приятен снег…

Кто «учил жестокосердью» зверя в мире — проиграл…

35 473. Кто «учил жестокосердью» зверя в мире — проиграл…
Всё любовью к Мэгги стало. Зверем это избирал.
35 474. Вот уж всем на удивленье, все привыкли-то считать –
Что зверюга та опасна, неприятно всем рычал.
35 475. Не спонтанно неслучайны Бога в мире все дела,
Лишь Познавший это дело в корне дела понимал.
35 476. Так приятно то теченье, коль теченья видеть ход,
Утомляет где незнанье, много коего видал.
35 477. Хаос где-то отыскали пионеры без затей,
Почему-то не видали что и я уже узнал:
35 478. Всё течёт теченье вечным, хоть началом ход берёт,
Небосвод предельно ясно нам задачу указал –
35 479. Не стремиться в этом мире ни к чему, проигран бой.
Только к Мэгги я стремился, разрешенье получал.
35 480. Почему Аллах Всевышний благосклонен так ко мне –
Я не знал. Так интересней, где карт-бланшем правят бал.
35 481. Если речи утомили гордецов уж «в сотый раз»,
Про Кавказ они не слышат и Японию не дал.
35 482. Я — не злой. Предельно ясно Бог про это говорит,
Если кто понять захочет — Боже ясно разъяснял.
35 483. Нет до этого мне дела, ведь Сахъуá уже влюблён,
Чтобы, мир навек забывши, Мэгги он с собой забрал…

Обращением к Газелям коли мир я утомил

35 484. Обращением к Газелям коли мир я утомил,
Знать, не тот читатель в теме. Тот — не выбьется из сил…
35 485. Если «словом вылетавший воробей не пойман» снова,
Мне хватало в этом мире — чтобы Мэгги я любил.
35 486. Вот такая незадача Поднебесной гордецам,
Если с эгом не боролись — нафс таких давно убил.
35 487. Сам аль-Джáми, мастер древний, целых пять прибегнет раз
К Первой Мастера Газели, этим всё и разъяснил…
35 488. Чтобы я её чурался? Не дождёшься, враже мой,
Этой лямбдой устремлялся в космос, хоть народ забыл.
35 489. Непонятные веленья? Непонятные кому?
Непонятностей предвечных в Ас-Сафú уж час пробил…
35 490. Чтоб загадок много было, коим не найти числа,
Потому-то в Примечаньях слишком много опустил.
35 491. Интересней чтобы было непредвзятому читать,
Остальным же — как придётся, зверь читать их не просил.
35 492. Потому-то просто стало, речи коли опускать,
Поднято уж в край забрало — Вам сказать я позабыл.
35 493. Штуки место есть, достойно, чтобы пару раз подряд
Мне сказать, и потому-то в трио дело завершил.
35 494. Потому Сахъуá счастливый, ведь приказ он получил
От Всевышнего депешей: чтобы с Мэг зверюга был…

Я пока не понимаю многого, в чём проку нет

35 495. Я пока не понимаю многого, в чём проку нет.
Зверь легко там отвертелся, дав такой простой ответ.
35 496. На подачах и тай-брейках много упустил, поди, –
Матч мне выиграть было надо, проигравши первый сет.
35 497. Если будет волейболом — доигровщиком я был,
Чтобы бить диагональю, первым темпом дав привет.
35 498. Чтоб иппон или ваззари можно было получить.
Не хотел чемпионатов. Этим избежавши бед.
35 499. Дух соревнованья может эго злостью разбудить,
Только Сплинтер смог в турнире видеть блеск простой побед.
35 500. На него и я равнялся: он — простой супергерой,
Славы не хотел, и тихо тренировку вёл в обед.
35 501. Не такой народ. И боле. Не такой, таким не стал.
Потому в их горькой доле не найти чести завет.
35 502. Для побед любой ценою много сделали они,
Потому и жизнь, что вечна, не для них. Таков секрет.
35 503. Хоть не я такой пропиской в канцеляриях потел,
Чтоб делить удел, что вечен. Между блэком в уайт и рэд…
35 504. Ни к чему им все гоненья, ни к чему про эго спор,
Вся земля им в упоенье. Им не нужен мой совет.
35 505. Потому советов боле не давал Сахъуá, увы.
Мэгги снова выбираю. Остальному будет кет…

Зверь и зверь, и в чём тут дело? Миром всей земли народ

35 506. Зверь и зверь, и в чём тут дело? Миром всей земли народ,
Не боясь, спросил бы смело. Им ответ Аллах даёт…
35 507. Про зверей давно читали, в сказках можно их найти,
Шесть Веков уже минуло — снова Бог на землю шлёт
35 508. Зверя, чтобы беспорядок беспорядком в хаос сместь,
Это дело удавалось им легко — таков подход.
35 509. Одиночеством сломивший мироздания уклон,
Ничего о нём не знает даже Бога небосвод.
35 510. И легенды не слагали, и героем не почтут,
Только верный кто и чистый — зверя за душу берёт.
35 511. Вера может в покаяньи тоже выход в мир найти,
Это дело принималось проще даже и вперёд.
35 512. Кто споткнулся — понимает, в небо гордо не глядит,
И цена ему двойная, хоть не каждый и поймёт.
35 513. Понимал легко такого зверь страшенный завсегда,
Потому Аллаха двери он открыл легко в тот год,
35 514. Как монадой сотворился. Свет Пророка жизнь давал,
Лишь к нему всегда стремился — остальной не подойдёт.
35 515. Из печали удаляясь в беспросветную тоску,
Лишнего он избегает, лишним пауза не идёт.
35 516. Мэгги, что ж Сахъуá в печали, коль ты рядом, красота?
Иногда такое нужно — зверя сущностью грызёт…

Газели 341–355

Поднебесною сверкая, где драконы все живут

35 517. Поднебесною сверкая, где драконы все живут,
Цвёл Восток. Такого края люди больше не найдут…
35 518. Про красивые творенья час приходит говорить –
Здесь нет конкурса, сомненья: только Мэгги будет тут.
35 519. Как она благословенна, континенты впору ей,
Скандинавий и Японий почитатели возьмут
35 520. Из основы, Италийский тоже воздух впору ей,
И египетскою ночью образ ей изобретут.
35 521. На фарси давно запавший, из Шираза ветер дул,
Персиянку иль румийку чтобы красоты той суд
35 522. Обошёл, ведь ровни нету. Мэгги-Мэг со мной всегда,
Хоть и многие по свету королеву эту ждут.
35 523. Быть со мной она хотела. Удивленью нет предела,
Как такое может быть? Неужель зверюга крут
35 524. Был настолько? Нет, конечно. Мэгги — добрая душа,
Добротой своей неспешно вылечит меня. Чтоб плут
35 525. Завистью извёлся впору, лишь ему она в конец,
Помогала, чтоб усилить бесконечный эга зуд.
35 526. Я ж, давно забытый всеми, был забыт самим собой,
Да Аллах был Милосердный, что послал рабу тот къут…
35 527. Был Сахъуá уж привередой, им считался завсегда –
Ничего не подходило. Речи Мэг ему идут…

Я из Персии ухваткой не до Индии дошёл

35 528. Я из Персии ухваткой не до Индии дошёл:
Самаркандом, Бухарою азиата дверь нашёл…
35 529. Не хотел идти украдкой, Мэгги чтоб спасла меня –
Озверел, вконец, от злобы, хоть ни сокол, ни орёл.
35 530. На Востоке весть обраткой — где молчанием дела,
Потому молчанье это возводило частокол.
35 531. Если показалась сладкой речь базарного певца –
Убегай оттуда живо, колесо уж проколол.
35 532. Бейты, рифмою не падкой, разлетались в мир опять,
Ими славу мировую в тайне мира приобрёл.
35 533. Сплетней новой снова гадкой уколоть хотят меня,
Подойти же не решились — страх опять их поборол.
35 534. Не в первой и не в последний, даст Аллах, то было раз.
Почему-то тот завистник школу даже не прошёл
35 535. С аттестатом поприличней. Золотой был медалист?
Этот двоечник? Скорее, я чего-то не учёл.
35 536. По лицу там всё понятно из претензий через край,
Говорить он не умеет — классиком себя почёл.
35 537. Классиков и мы видали, отношенья в деле нет
Хоть к таким, а жаль. Однако, единицей будет кол.
35 538. С добротой коль разошёлся зверь — ищи её скорей:
Только Мэг народу в помощь, только с ней Сахъуá не зол…

Белым жеребцом, на радость, за берсерками гналась

35 539. Белым жеребцом, на радость, за берсерками гналась
Мэгги крови скандинавской, ей погоня удалась…
35 540. Самурайка-принчипесса быт лихой мой оценив,
Почему-то удалилась — с вестью новой возвратясь:
35 541. Стал что я совсем прощённый, чтобы боль ушла вовек,
Той заветной цели в мире ниточка в душе вилась.
35 542. Только с ней такое можно, чтоб возможным посчитать,
Видимо, она такое сделать может. Ей далась
35 543. Та заветная идея, чтобы людям угодить,
Чтобы мышь чужая больше в этот дом не прокралась.
35 544. А своих там не ценили, потому и строгий счёт.
Риндов Кябой звал коль Мастер — Мэгги снова здесь бралась
35 545. Всё уладить полюбовно, чтобы мир не угасал,
Где любви к Творцу предвечной вечеринка началась.
35 546. Чтоб мгновения отселе и до вечности в покрой
Мы ценили больше жизни, за отсчёт она. Вжилась
35 547. Той задачей в мире этом Мэгги милая моя,
Не считался я аскетом, не моя то ипостась.
35 548. Прожигавши жизнь нещадно, окружения не знал,
Одиночеством задача за решение взялась.
35 549. Мэгги мне моей хватало, остальное позабыть.
Кто ж Сахъуá — пескарь иль щука, скат, акула иль карась?

Жгучий зной на юг Италий зверя холодом загнал

35 550. Жгучий зной на юг Италий зверя холодом загнал,
Где Сицилии защиту за игрою всякий знал?..
35 551. Чтобы смыслами страданья все простые обойти,
Коих столько много было, обыватель как страдал,
35 552. Чтобы в очередь большие не стояли, трудно ведь,
Их Мужи, что в сокровенном, могут выдержать навал.
35 553. Я к таким не относился, почему же в Божий день
Каждый может навалиться всех печалей мира шквал?
35 554. Боже лучше это знает. Мэгги потому даёт,
Хоть её в подлунном мире всякий получить желал.
35 555. Не получат. Ты — хозяин, не судьбы своей почти,
Той жемчужины вселенской ведь никто не получал –
35 556. Кроме зверя. Вот страдалец, мир от зависти подох,
Хоть до этого мне в ухо бесконечностью кричал,
35 557. Дескать, плох я. Так и эдак. Ничего не изменив,
Я такого поворота точно тут не ожидал.
35 558. Нет — жило то ожиданье, а иначе бы — подох.
Бесконечной чередою я по Мэг тогда скучал…
35 559. Как её мне получилось получить? Аллах Судья,
Он Один для всех решает, зверь того не забывал.
35 560. Чтоб газель за Пять Мгновений, что минутами назвать,
Мог Сахъуá для Мэгги-лунной посвятить. И посвящал.

Яблоневый сад Весною в тишине я посетил…

35 561. Яблоневый сад Весною в тишине я посетил…
Коль Весна была со мною — станет зверь и тих, и мил…
35 562. Там задача неуёмно так стоит, не воплотить,
Тем не менее, Всевышний Сам легко её решил.
35 563. Из Шираза уезжая, я немного погрущу –
Всё никак родного края рок навек меня лишил…
35 564. Да в Тебризе все творенья находили стык души,
Потому печаль уходит, потому так говорил…
35 565. Непонятные теченья в непонятные дела
Может быть? Да нет, мой враже, что враждою удружил.
35 566. Зная точно-несомненно, и отчёт себе даю
В том. Конечно, незабвенно кто-то правдою служил.
35 567. И такому нет стесненья на Земле и в Небесах,
Будет срок у всяка дела, если кто про то забыл.
35 568. Изменить теченье дела смертным в мире не дано,
Потому легко живётся, мира ход установил
35 569. Сам Аллах. Ему виднее, где «Миррúх и где Зухра»,
Чтобы враз остановилось «злом движение светил».
35 570. К сече той был неготовый, чтобы встать и выйти в бой,
Но Аллах давал все силы, хоть об этом не просил
35 571. Милостью: Сахъуá и Мэгги. Вот дуэт, что Он любил.
Что за смыслы Боже правый в те газели Сам вложил?..

От любви, что настоящей, всё сгорает без следа

35 572. От любви, что настоящей, всё сгорает без следа.
В этом деле зверь пропащий, чудесами череда…
35 573. Он любви совсем не знает, чтобы Правду говорить,
Потому такой чудесный он бывает иногда
35 574. Простотою без смятенья, хитрости не ведал он,
Был прямой — как током к морю устремляется вода.
35 575. Если на меня пеняли в том, что хитрости не знал,
Русло рек — витиевато, что не пятницей среда.
35 576. Сам Всевышний всё решает, всем внушает стон души,
Что стремится «горним делом путь найти, дабы стопа»
35 577. Быть могла, чтоб «к ней припавши» миром управлять в себе,
Это многим удавалось — раньше, позже и тогда.
35 578. Потому народ беспечный милость Бога потерял,
Сам того пока не зная — мимо не прошла беда,
35 579. Ведь ценить он не умеет, и не тот приоритет –
Бижутерией страдает. Был алмаз — пришла слюда.
35 580. Жаль такого мне нисколько, может, снова перебор –
Сутью двигались планеты, сутью брались города.
35 581. Нет сомненья и стесненья, образов весь мир угас,
Потому легко даётся мне без сыра маета.
35 582. Отстранён Сахъуá предельно, что-то нам уж не понять –
Оживила, всё ж, страдальца Мэгги, чудо-красота…

Шаг до веры остаётся, чтоб безверья ввек лишиться

35 583. Шаг до веры остаётся, чтоб безверья ввек лишиться.
Всё неверие — смеётся, этим только воплотится.
35 584. Почему ненастоящий крик души так звонок стал?
Чтоб народу обмануться? В лицемера превратиться?
35 585. Не смогу, ведь лицемером можешь смело ты считать
Зверя этого. И этим не дано тому случиться.
35 586. Веры нет достойней в мире, нет ценнее, не ищи –
Только в ней вся горечь мира может сердцу позабыться.
35 587. Как — на дне бокала только, что от «горького вина
С ног меня свалить сумеет», чтоб от мира мне отбиться.
35 588. Мэгги смотрит с грустью что-то, знать, не понял я чего,
Вот такая красатуля, вот такая мне девица
35 589. Небом выдана с Причала, где немногий побывал,
Вот такая бриллиантом выписана мне страница.
35 590. Я — глупец, и не скрываю, ведь удел не скрыть никак,
Потому легко дышалось, чтоб не перевоплотиться.
35 591. Лицедеево искусство зверя явно не прельстит,
Слаб он в этом начинаньи, зверем хочет в Небо биться.
35 592. «Человеком чтоб не стать, он не пьёт совсем вина»,
Но и Мастер этим делом там не хочет отстраниться.
35 593. Перлы редкие Газелей снова смог собрать Сахъуá,
Чтобы Мэгги от Аллаха Щедротой Его добиться…

Географии стремлений не видать давно конца

35 594. Географии стремлений не видать давно конца,
Параллель с меридианом повела коль разговор…
35 595. Этой страстью увлечённый, что заметна миру здесь,
Был давно, и не считалось вынес из избы что сор.
35 596. Где материков движенье метеорный сор судьбы
Враз легко удвоить сможет силой вечной древних гор.
35 597. Был и так я сломлен, враже, радостью тебе людской,
Чтобы снова пережить мне беспощадности весь мор.
35 598. Бог хранил. Его Затея вновь на славу удалась,
Подивились очень в деле Один-отче, сын что Тор.
35 599. Тесть и шурин, если проще. Скандинавских Мэг кровей,
К викингам неравнодушен был давно не в этот спор.
35 600. И легко средь них летаю, привилегий — пруд пруди,
Видно, к сердцу им пришёлся удивлением в простор.
35 601. Почему же заценили, где другим немилым был?
Очень стал им интересен. Разогрелся тут мотор,
35 602. Чтоб задачу выполняя, всё довольствие Творца
Мог тот чудик бы добиться, передёрнув тут затвор.
35 603. Долго он к тому стремился, даже Мэгги получил,
Мир подлунный содрогнулся, потерял надежду вор,
35 604. Что в окно уж не полезет, окна все Сахъуá сломал.
Мэгги, вся моя задача: Джанынга чтоб стал я къор…

Вымучено без стремленья и изюминку тут нет?..

35 605. Вымучено без стремленья и изюминку тут нет?..
Луком Азии стреляю. Ни к чему мне арбалет.
35 606. Ой, темнишь ты свыше меры… Меры кто определил?
Завистью уж пожелтевший, слёг в горячке всяк аскет.
35 607. Я, к Вину имевший доступ, больше пьяным не бывал,
С Джамом часто оставался уж не раз и в тет-а-тет.
35 608. Эти вести и убили всех аскетов, их вина,
Что вина в миру не знали, горечь всю испив из Лет.
35 609. И не канут их страданья, речки этой не нашли,
И не жалко вновь такого, гордости где весь завет.
35 610. Почему же беспощадный зверь опять не дрогнул? Вновь
Все болезни проявились — где-то в пси, а где-то в мед.
35 611. Чем же их тогда лечили, КПД всё — ноль и ноль?
Точкою отсчёта люди избегали долгих сред.
35 612. Им помочь тут нету силы, отвергали Силу вновь,
Лишь в себе её искали, а её простыл там след.
35 613. Сила — в Нём. И зверь свидетель Мощи вечной и лихой,
Хоть не все её взалкали, выбрав сыр пустой в обед.
35 614. Что с таким не поделивши, можно в мире отыскать?
В моно только утопая? Звуки стерео в ответ.
35 615. Где Сахъуá узнает Мэгги — третьих больше не ищи.
Зверем созданный, и этим снят с него был этикет…

Я понятья не имею, чем поэзия живёт

35 616. Я понятья не имею, чем поэзия живёт,
Только бейтами Газелей направленье узнаёт
35 617. Всяк заблудший. Иже с ними, были вслед за остальными…
Есть приколы и томленье, коих всяк читатель ждёт.
35 618. Зверь на них горазд не очень, он и Мэгги получил
Без изысков и без шика, простотой одной идёт.
35 619. Бог бесчисленных брильянтов мог, конечно же, прислать,
Только как так узнал бы истинных друзей я счёт?
35 620. Не за сыром что ходили, не из славы в ряд влились –
Как таких я отличил бы? Та проблема годом в год
35 621. В мире этом приключалась. А меня Он сохранил,
Потому изысков в очень водоём мой обойдёт.
35 622. Повезло. А я-страдалец долго глупостью страдал,
Мудрости не понимая, потому молва зовёт
35 623. Дурнем. Нужно согласиться. Был согласен я, увы.
Что поделать. Улыбнулся даже Бога небосвод.
35 624. Ведь легко признать старанье, чтобы правду разглядеть,
Хоть она сейчас не в моде, лучезарностью прожжёт.
35 625. И прожгла меня — на сквози, скажем, вдоль и поперёк,
Рок от зависти согнулся, суть у дела не поймёт:
35 626. Если Мэгги согласилась быть со мной — войне конец.
Взял Сахъуá удачей вечной бриллиант один, народ…

Рядовым чтоб стать остался шаг с обратной стороны

35 627. Рядовым чтоб стать остался шаг с обратной стороны,
Со звездой не расставался, ею на войне сильны.
35 628. Все сомненья угасали, коим счёт совсем забыл.
Рядом в мире хоть стояли всесомнения сыны.
35 629. Речи эти так смущают, коих смысл неясен стал –
Был, что ль, ясен он когда-то? Толкованием вольны
35 630. Стали люди, в кои меры ум Всевышний им давал,
Потому молчанье в деле лучше всякой вышины.
35 631. Или разговор не в тему, чтоб «сакральностью» добить,
К коей так народ стремиться, хоть не знает глубины.
35 632. Книг ненужных начитавшись, нужных книг не знал совсем –
Ценится ноу-хау любое порицаньем старины.
35 633. Как с такими мне ужиться — силы что корней не знают?
Остаётся отстраниться. Белой ночью все черны.
35 634. К их анафеме привычный, им бы в хоре надо петь,
Микрофонов избегая в стадионах — не стальны,
35 635. Их стремленьем диспозиций рок не видит, им в игнор,
Вот такая неудача лицемерам, хоть стильны.
35 636. Стилем глупым порицая всех вокруг, кто не такой,
Не таким лишь я остался. Остальные — им верны.
35 637. Был Сахъуá всегда учёный, и от мира всё скрывал:
Людям про неё — не скажет. Мэгги не поймут они.

Мэгги сердце отогреет, Мэгги душу исцелит

35 638. Мэгги сердце отогреет, Мэгги душу исцелит.
Не завидую другому, мне зачем оно, пиит?
35 639. Свет от Истины доходит — где бы человек не был.
Книга ясно это дело нам стихами говорит.
35 640. Потихоньку речка бегом океана добралась,
Не Кубань одна такая — речка каждая бежит.
35 641. Жемчугами море полно, где ныряльщик подзастрял?
Старых жемчугов, наверно, много он собрал и спит.
35 642. Сон во сне уже не снился, вечною работа мне,
Ничего — переживали и похуже. Град стоит
35 643. В буйном море-океане, хоть его и не видал
Человек. Читавший в книге только это подтвердит.
35 644. Шах Накъшбанда построенье, ясно дело, в ореол.
Чтоб подобно отыскалось — мало верится. Открыт
35 645. Путь искателям. Ну, что же, Боже в помощь, коли чист.
Видел зверь таких немало — остальному вход закрыт.
35 646. Топором перерубая, был обычай там такой,
Если кто того не знает — то зачем себя морит?
35 647. Упрощеньями шагая, до предела упростил,
Чтобы люд не бесновался, правды в деле что не зрит.
35 648. Выбрал Мэг Сахъуá-счастливчик. Ведь указ Его велит:
«Мэгги выбери. За это — ты не будешь знаменит».

Из Сабеи весть удодом в Скандинавию летит

35 649. Из Сабеи весть удодом в Скандинавию летит –
От Билкис да в наши эры? Да, далече будет путь…
35 650. К ней другого — не пускаю, верой стали отсекать.
Ты — к чему такой упёртый? Не пойму я что-то суть.
35 651. Мэг, особенная в мире, чтобы доступ к ней иметь.
Ты же — снова зашибаешь, не отступишь и на чуть.
35 652. Недостойный был я, знаю, чтобы рядом с ней стоять.
Ты же — был один на свете, что не ценит мира круть.
35 653. Рядом с ней иное вовсе всё течение светил…
Ты ж — такой, пусть, спят другие: сам себе не дашь уснуть.
35 654. Рядом с ней себя не вспомнишь, память в вечность потеряв…
Ты же — снова отрицаешь, лицемерам нож воткнуть.
35 655. Почему же с ней так вольно? Почему она свята?..
Ты же — стал преградой вечной, чтоб людей не обмануть.
35 656. Ясна с ней предельно просто суть вещей, не продохнёшь.
Ты же — ясный день у мира, хлеб в сметану обмакнуть.
35 657. Потому она священна къиблой зверя, как итог.
Ты же — всё уничтожавший, Богу не в чем упрекнуть.
35 658. За удодом полетевший Сулейману услужить,
Ты — достиг в пути стремлений, вызвав у аскета жуть.
35 659. Ты, Сахъуá, охранник верный, дело знаешь лучше всех:
Мэгги огради, зверюга — ни к чему ей эта муть…

Чтоб сокрыться с глаз далече неприятность обойти

35 660. Чтоб сокрыться с глаз далече неприятность обойти,
Нужен ясно-громогласно сокрушающий всё глас…
35 661. Но молчание — сильнее, чтобы правду обрести,
Объяснит оно с годами, впору будет где как раз.
35 662. Ждать там трудно и печально, миром отвернулись все.
Что ж, поделать в одиночку переплыть легко. Баркас
35 663. Не поможет субмарине, что скрывается легко,
Ей так трудно попадаться в череду ненужных глаз.
35 664. Я ж, уставший от застоя, не приемлю половин,
Только лучшую в Китае выбираю среди ваз.
35 665. Чтоб застой пришёлся впору, чтоб его мне обойти,
Час пришёл, как мне сказали, зверя пробил звёздный час.
35 666. Не случайно? Или фартом? Бог решал, всему Судья.
Я не знал про то исстари, чтоб ввести в курс дела вас.
35 667. Я от сглаза был спасённый, чародей бессилен был
Зверя надломить, даётся — Сýра Фáлякъ, следом Нас.
35 668. Чтобы зла поползновенья разрубить — со мной она,
Что спасала из затменья, огонёк когда угас…
35 669. Мэгги… что б я делал, друже, если б в мире не она?..
Чтобы знал великий враже — не найти меня у касс.
35 670. Потому Сахъуá указы не читал, Аллах велел.
С Мэгги чтоб навек остался. Типа, ты теперь Ильяс?..

Разрифмовками у дела не слоны в бою метут

35 671. Разрифмовками у дела не слоны в бою метут,
Это ясно представляя, остановимся мы тут.
35 672. Боевой уклад Востока, где слонами бой вели,
Где их страхом, тела мощью — мощь противника согнут.
35 673. И фаланги так сметали, остальным перепадёт,
Лишь бы зверя защищали, и враги не подойдут.
35 674. То понятное явленье — интернета в те года
В мире этом не бывало — сказкой многие почтут.
35 675. Что же, так и говорили. Басней слышал даже я,
Но слонов устои в силе. Продолженья люди ждут.
35 676. В Африке и Индостане в основном водился зверь,
Приручён что был успешно, пользу люди всю возьмут.
35 677. Про бои мы говорили, конница уж побежит.
Вслед войне слона ценили, где нелёгкий мирный труд.
35 678. Добрый он, ещё большой. Боже людям подчинил.
Что ж, поделать — служит он, очень даже very good.
35 679. Если же сравнить с павлином, что опять Востока стать,
Можно видеть различенье — хоть немногие поймут.
35 680. Почему ж такая цифра про слонов тут занялась?
Я не знаю, Боже правый, что же мудрые найдут?
35 681. Был Сахъуá для Мэг приятен, непонятные дела.
Мэг зверей всегда любила — по душе был Слон Махмуд.

Газели 356–370

Шахиншаха не признает северян где сторона

35 682. Шахиншаха не признает северян где сторона,
До Хиджáза дошагает черноокая она.
35 683. Беден был он иль богат — нет до этого мне дела,
Так велела зверю раньше сердцем добрая весна.
35 684. Если «кубок винный свят» — только этого хватало,
Пусть, был Персии обряд иль пустыни там страна.
35 685. Нафс-дунья: на дне у мира где-то вечностью застрял,
Солнце уж пускай в зените — ночь в глазах черным-черна…
35 686. Мечется в груди широкой всё сомнением тревог
Рой неясный. Что случилось, где ничья опять вина?
35 687. Я, совсем не разрушитель, суть у мира так узрел:
Если что происходило — значит, тут нужна стена,
35 688. Чтобы Гога и Магога окончательно в миру
Муровать в мои два рога — и на вечны времена.
35 689. Зулкъарнай хоть постарался, что Двурогим тоже был.
Эти бестии дождутся Иисуса, старина…
35 690. Он сметёт в одно мгновенье, как Аллах и обещал,
А пока не жди почтенья: медь, свинец тащи — война.
35 691. Фаагъúнуни опять, как в Пещере говорилось,
Реплик Зулкъарная рать, чтобы выстроить родмá…
35 692. Слабости Сахъуá познавший, знал всю силу наперёд:
Слабость-сила — нет значенья: Мэгги только мне сильна.

Дух газели исходящий всю Энею чуть смутил

35 693. Дух газели исходящий всю Энею чуть смутил,
Англо-франко-говорящий итальянец говорил…
35 694. Подустал в пути я что-то, чтобы далее идти,
Этим здесь на постоялый двор зашёл. Опередил
35 695. Там меня уж злой завистник, что молвой опять несёт
Чушь людскую в оба края — чем ему не угодил?
35 696. Я не знал, пока не знаю, и узнать надежды нет.
Что ж, не в первый под луною я уху не досолил.
35 697. Соль из моря-океана рыбам всем по нраву ведь,
Чтоб не портилась рыбёшка, чтоб рыбак не уходил.
35 698. Чтобы злобная старушка вновь корыто обрела,
А «неведомо зверушку» в лебедь снова Бог влюбил.
35 698. Хоть та лебедь, спору нету, красотой и всем взяла –
С Мэгги зверя не сравнится, что Всевышний сотворил…
35 700. Мне, летающему в небе, ни к чему в век скоростей
Соплами турбин шумевшим объяснять про пару крыл.
35 701. Шумом деток не пугаю, хоть погоны на плече
Будут много круче оных, Сам Аллах от всех сокрыл.
35 702. Что ж, такая незадача — враже мой, детерминант.
Зверь на Бога полагался, коего боготворил.
35 703. Вновь Сахъуá, разведчик неба, истребителей патрон,
За девицей приударил, Мэгги звать. Аллах Решил…

Заголовками газелей ярко бьют всему вослед

35 704. Заголовками газелей ярко бьют всему вослед
Вести Неба, предвещая — скорый в деле ждёт ответ.
35 705. Ковш Большой, а с ним и Малый, ярко светят нам в ночи,
Предвещая мне Полярной величайший звон побед.
35 706. Так Къаххáр решил. Мой друже, может быть, опять смутил?
Этим враже самый дюжий свой найти не сможет след…
35 707. Так Муддáссиром водилось — в упрежденье только бил,
Жертвы меньше там бывало иль почти её там нет.
35 708. Ох, газель крута стихами, с ней сравниться нету сил,
Бейт за бейтом наступает и не знает где куплет.
35 709. На охоту выходивший, пуль не множество имел,
Подфартило — этой пулей выбивает он триплет.
35 710. Три в одном? Про то слыхали? Уж не сказкой ли морил
Ты читателей простецких? Был же старый, вроде, дед.
35 711. И обману не учился, в том учителей не знал,
Ни к чему такие вести, коли честью жил, без вед.
35 712. Есть Коран, чтоб обратиться, чтоб не плакать, как велел
Сам Хафиз… и отступает перед зверем белый свет…
35 713. От Аллаха повеленье зверь до смерти получал:
«С Мэг останься». Вечным зовом будет вечности привет.
35 714. Тем Сахъуá и удалился, тем не знал он в мире бед:
С Мэгги быть одной. Такой же там Муддáссир дал совет.

Не хочу, не понимаю, не зову мольбой вразнос

35 715. Не хочу, не понимаю, не зову мольбой вразнос,
Долго был карьер копавший, трижды в деле водонос,
35 716. Чтобы — тут остановиться, чтобы дело прекратить.
Продолжал в горах обычный для овец весенний чёс…
35 717. Что ж, читатель приунывший, от Восточного питья,
Шурба значила «напиток», что лишала в мире грёз.
35 718. Тем напитком поднебесным Небеса снабдили вновь
Лишь немногих в этом мире, понимающим всерьёз
35 719. Всю картину мирозданья, Небосводом купол здесь,
Потому не часто слышал в пору мая грохот гроз…
35 720. Чтобы зверю удалиться — розы аромат хватал,
Что особенной бывала среди мира, честью роз…
35 721. Потому и к ароматам он стремление питал,
Хоть страшенный был он очень, и к тому же весь зарос.
35 722. Что поделать, у профессий есть излишки, чтобы знать
Их издержками работы, зноем дело иль в мороз.
35 723. На него не уходивши, если рядом Мэг была,
Удивительно прекрасна — в чём секрет её — вопрос…
35 724. Я, к ответам непривычный, чтобы мудрость отбелить,
Был совсем уже обычный, как дворняга иль барбос.
35 725. Был Сахъуá к красе не слабый, слабиною тут просел:
А у Мэгги скандинавской красивейшая из кос…

От имён не устающий, кои мало кто поймёт

35 726. От имён не устающий, кои мало кто поймёт,
Не виниловой пластинкой меломан давно живёт.
35 727. Чем же нонче промышляет в мире этот меломан?
Я не знал, сейчас не знаю — рэп по миру с ним бредёт.
35 728. К этой теме непривычен, хоть мила она порой,
Нотами других мелодий топал уж не первый год.
35 729. Непривычные теченья надо в деле признавать,
Бог Всевышний Сам решает где и как послать нам мёд,
35 730. Что, порой, на удивленье закадычная пчела
Снова людям приносила, заполняя Бога Сод.
35 731. Ас-Сафú уже привычен непонятным именам,
Что и сам, порой, не помню, память коль не подведёт.
35 732. Да, такие перемены перед Светом у Конца
Духом слабого смущали. Сутью дела знает брод
35 733. В мире этом лишь немногий, чтобы проще уж сказать,
Сколько было их не знаю — невеликий будет счёт.
35 734. Что ж, к дотошности привычный, чтобы сразу отметать
Пересмешников обиды — Бог бетон на них везёт,
35 735. Коль воды уж не хватает всем таким, не я виной,
Очередь краёв не знает, ожидая свой черёд.
35 736. Да Сахъуá опять укрылся, дураком признал народ,
Вестью этой приоткрылся неприступный в деле дзот.

Как писать, о чём не зная, на лету газель хватать?

35 737. Как писать, о чём не зная, на лету газель хватать?
Стрекозы не понимая, соколом царя летать.
35 738. Как поверить в дело, друже, чтобы делалось легко?
Что же делать, чтобы Мáдад мог границы все стирать?
35 739. Я не знал пока. Не скрою — Бог вершил Свои дела.
Как же предопределенье миру принесло печать?
35 740. Тех вопросов всем страшенных, кто умом был наделён,
Я, не слышавший доселе, слаб умом запоминать.
35 741. Люди — на одно лицо, чтоб от мира отвернуться.
Это важное значенье был обязан указать.
35 742. Если есть там различенье — значит, души знали толк,
Коли в мире этом бренном согласились вместе ждать.
35 743. Почему такой серьёзный вновь завязан разговор:
Вся серьёзность разлетелась, чтобы вновь людей пугать.
35 744. Как же это удавалось, как же мне себя найти?
Что бы ни было иль сталось — как же от себя отстать,
35 745. Чтоб не видеть это боле, чтоб картина понеслась
В поисках получше доли, образы чтоб забывать,
35 746. Что — так ранили когда-то, что так ранят и сейчас.
Или, только заблуждаясь, можно снова всё начать?..
35 747. Чтоб Сахъуá под старость древней силы оборот нашёл,
Чтобы Мэгги согласилась каждый день его встречать…

Птица гордая родною неба высоте была

35 748. «Птица гордая родною неба высоте была»,
Чтоб Хозяин за Хафиза мог охоту продолжать
35 749. И успешнее намного, хоть стихов он не писал.
Чтобы что-то получалось, дескать, что-то предпринять?
35 750. Чтоб, себя не забывая, пользу человек нашёл? –
Про такое я не слышал и не стану забывать.
35 751. Диктофоном в услуженье рок на помощь приходил –
Запись бейтов облегчалась, так ведь можно записать.
35 752. Если кончилось терпенье — стратегический запас
Обязательно включайте, этим можно побеждать.
35 753. Что же сделать — чтобы сразу, сразу всё и на подбор?
Палочек волшебных много, их на складе получать.
35 754. Не шучу, что проще стало, коль в простое верить смог.
Но сегодняшний читатель вряд ли сможет прочитать.
35 755. Хоть писать гораздых много, а с читателем — беда:
Мало стало понимавших, чтобы дело продвигать.
35 756. Тридцать девять — Бог оставит для раба, ответ простой.
Жадина — сороковую будет только наблюдать,
35 757. Что зекятом отдаётся, потому и — сера мышь,
Благодарности не зная, хочет сыр один стяжать.
35 758. От таких — держись подальше, сокол гордый, что Сахъуá.
Мэгги щедрою бывала, Щедроты на ней Печать…

Яркость злата утомляет, серебро красой манит

35 759. Яркость злата утомляет, серебро красой манит,
Мэгги слаще всё бывает в свете шёлковых ланит…
35 760. С ней я только забываю всё и вся, и лёгок сказ,
С нею всё легко бывает, разгрызается гранит.
35 761. С ней одной всё притяженье гравитации ловлю,
Чтобы сразу удалиться — далеко мой дух летит…
35 762. С нею только удавалось самоё себя забыть,
С ней легко — на поле битвы был сегодня вновь убит.
35 763. С ней такое лишь возможно, с ней одной так лёгок сказ –
Чтоб дела, особо важны, разлетались вмиг — решит.
35 764. С ней одной, что красотою всё сносила до утра,
Это может удаваться. Пусть завистливый молчит.
35 765. С ней и с ней, одно мгновенье можно в вечность растянуть,
Потому-то был я молод, старости хоть будет вид.
35 766. С ней. Одною простотою можно горы мне свернуть.
Пусть стоят — ещё сгодятся, мир на них давно стоит.
35 767. С ней и с ней, лишь с ней возможно опрокинуть Небосвод,
Что давно воздвигнут будет, — вся вселенная, пиит,
35 768. В Небосводе помещалась. Потому так малым он
Для меня вдруг показался — как песчиночка лежит
35 769. В бесконечности пустыни, где Сахъуá потерян был.
Мэгги только отыскала, зверя впредь и сохранит.

Техникой для исполненья Герострат всегда силён

35 770. Техникой для исполненья Герострат всегда силён,
Но пожарников командой был давно потушен он.
35 771. Есть в Аду все упражненья, кто до славы слабый был,
Там пожарников не будет — Ад был в пламя увлечён:
35 772. Что один имеет пламень цвета чёрного. Увы,
Не найти его — пусть, красный или белый был в закон
35 773. Для огня вселенной только, что от Ада был далёк.
Потому, до славы жадный — тренируйся, не спасён…
35 774. На Земле огонь — оттуда. Семь Десятков раз подряд
В Божьей Милости студили, этим будет приручён,
35 775. Чтобы сталь земли — хранилась, чтоб её не прожигал
В пепел. Этим суп детишкам был в обед ухой сварён.
35 776. Да — с огнём все шутки плохи. После Мэгги — абы хны,
Жжёт сильнее. Несравненно. Потому в неё влюблён,
35 777. Хоть и к мясу равнодушный, мясо любит красота,
Потому и маринаду стать бы знатным шашлыком…
35 778. Мясо ведь король для пищи, следом — рис, как ни крути,
Потому такой счастливый, что удачно запечён.
35 779. Не скучал и не скучаю — самобранка скатерть здесь,
Если кто того не понял — значит, в вечность обречён.
35 780. Всё Сахъуá давно забывший, разницы не видит. Сон?
Нет. Ведь Мэгги рядом будет, королевский бастион.

Для Джордано бесполезен тот огонь, спалили зря

35 781. Для Джордано бесполезен тот огонь, спалили зря,
Всех учёных-атеистов до сих пор несётся стон.
35 782. Что — так Бога не любили, хоть и церковь там виной.
Что однажды утвердили старых знаний весь закон,
35 783. Дескать, всё уже узнали. Остальному — нет пути,
Коль себя пообижали — знанья путь уж предрешён?
35 784. Нет, конечно. Различали, где — носители идей,
Что и грешными бывали, хоть читатель тут смущён.
35 785. Где — идея. Самородок. Хоть не всякий чистым был,
Кто к идее притирался, в сыра власть тем облачён…
35 786. Мышек сырных — повидали. Про идею — так кричат,
Что аж жуть, меня седого, тут берёт — ну, прям, «патрон»
35 787. Он идеи. Что — простая: больше сыра получить,
Что деньгами или властью. Вот такой у них уклон.
35 788. Этим правду «выпрямляли» уклонисты. Что сказать?
Все от них давно устали. Не был речью я силён,
35 789. Чтоб, такого обличивши, на костре опять сжигать.
Как они тогда сжигали — Адским Пламенем загон
35 790. Для таких готовил Боже. Что тягаться с Ним в миру?
На Него и оставляю. Вот такой я мастер Чон.
35 791. Если был Сахъуá отличник выучки всей боевой –
Мэгги просто так давали, хоть поставил всё на кон.

Где супергерои Штатов? Все в Сеул перевелись?

35 792. Где супергерои Штатов? Все в Сеул перевелись?
Что игрою автоматов в Голливуде удались.
35 793. Мне лишь Сплинтер был по нраву, что уже и говорил.
Остальные же в браваду что-то сильно подались…
35 794. Скромность сильно украшала. Даже здесь пошёл пиар –
Постановкой перед сценой. Вот такая будет «жись» …
35 795. Потому и жил в подполье мастер древнего битья,
Чтоб от мира удалиться, чтоб не слышать мира «брысь».
35 796. Всё заранее он понял, потому и Мастер он.
Потому-то, зверь страшенный, уважением стремись
35 797. К тем высотам недоступным, якорями не кидай –
«Якай» ты намного меньше, этим устремляясь ввысь…
35 798. Поостыл? И слава Богу. Значит, был не обречён.
Даст-то Бог. Таким в дорогу нелегко шаги дались…
35 799. Потому легко шагает перекатышем судьбы,
Вверх он топает уклоном, остальному — вниз катись.
35 800. Как такое удаётся? Сам спрошу его тогда,
Коль увижу в мире снова. Встречи раньше забылись.
35 801. Мэгги что-то улыбнулась. Лишь её запомнил я,
Якорем сюда приставши, утонувши. Торопись.
35 802. Опоздавших не бывало, где Сахъуá погиб опять,
Мэг других уже не пустит. Тигра или даже рысь.

Запись дело облегчала, чтоб в миру стихи слагать

35 803. Запись дело облегчала, чтоб в миру стихи слагать,
Было строчек уж немало, можем даже посчитать.
35 804. Файлы видео в народе, что привык народ смотреть,
Не пристало сети мира постоянствами лагать.
35 805. Что жаргоном попривычней языка устой менял,
Станет жизнь совсем другая — Иисуса ожидать
35 806. Чтобы легче получилось, всё надрывом и не год
В этом мире проживает: Правда будет отступать?
35 807. Нет, совсем. Включили фильтры, чтобы дело упростить:
Потому что дивергентно надо мир отфильтровать.
35 808. Воздержавшихся — не будет, где болото тянет вниз,
Потому не сомневайся — сутью будешь ты шагать.
35 809. А куда — твоё решенье, суть опять определит,
Что совсем не утешенье, виноватого искать.
35 810. Как всегда оно бывало — дескать, виноват другой.
Ясно дело. И немало. Распорядок тот ломать.
35 811. Потому Конец у Света для гротеска обречён,
Коего не хватит силы даже долю описать.
35 812. Да, вот так. И так случилось. Книгой Неба утвердив,
Людям сразу сообщили, коим должно проживать
35 813. В это время. Потому-то стал Сахъуá так нелюдим,
Только Мэг свою признает, чтобы рядом полагать.

Я к хорею пристрастился, ямб навеки позабыв?..

35 814. Я к хорею пристрастился, ямб навеки позабыв?..
Ничего, обратным будет ход судьбы, и не забудет.
35 815. Стихотворными делами я вбурился в мир лихой,
Хоть давно его обитель позабыла здесь о чуде.
35 816. Я — волшебник, почитай. Может быть, не отрицаю.
Богу всё под силу, знай, хоть живёт народ во блуде
35 817. Слов пустых без содержанья, от которых зверь устал,
Взяв себе обет молчанья, что слова навек остудит.
35 818. Как обеты нарушал, чтоб газели записать?
Право есть у Бога в людях, с Ним вся правда и пребудет.
35 819. Лишь глупец, а с ним хитрец, что умом не отличался,
Языком чесать готов и опять другого судит.
35 820. Бог — Судья. А он забыл? Топором ему напомню,
Чтоб сознание раскрыл — блеск его легко пробудит.
35 821. Как — палач подле царя: лишь приказы выполняя,
Потому и спроса нет, потому пугал до жути.
35 822. А «не просто по себе», горделивый как считает,
Суть у дела искажает, что и он туда прибудет.
35 823. Абы хны и абы как? Нет, такого не пускали.
Топором перерубали, ревности во барракуде.
35 824. Ты, Сахъуá, что ль, заплутал? Мелешь чушь, пугая люд?
Мэг со мною. Потому ни к чему весь мир и люди.

Как блистать «тап-тапом» в шаг?.. Затаился, что ли, враг?

35 825. Как блистать «тап-тапом» в шаг?..
Затаился, что ли, враг?
35 826. Я не знал и продолжаю,
Пусть, пустынею овраг,
35 827. Географии не зная
На копейку и пятак,
35 828. Продолжал повествованье.
Не поверю я-простак.
35 829. Хоть подвоха не искавший.
Ни к чему был самый смак.
35 830. И свистеть не получалось,
Как свистел уж горец-рак.
35 831. И пустынными делами
Разгоняя сердца мрак –
35 832. Я далече удалился,
Хоть и был Иван-дурак.
35 833. За царевной молодою
Не бежал, вперекосяк
35 834. Как другие набегали –
Отсекаясь в мира шлак.
35 835. Ты, Сахъуá, добился Мэгги.
Объясни случилось как?

Чтобы главный град земли мы Мединой звать могли

35 836. Чтобы главный град земли
Мы Мединой звать могли:
35 837. Надо очень постараться,
Нам в том деле — помогли.
35 838. Если ты прошёл Пустыню,
Сердца были корабли
35 839. Уж во всех широтах мира,
Параллели просекли –
35 840. То тогда остался космос
Далеко от нас вдали.
35 841. Если там ты отличился,
Не смогли хоть короли,
35 842. Был и вправду ты особый,
Так тебя и нарекли.
35 843. Я — простой, не отличался.
И такого берегли
35 844. Службы Неба для чего-то,
Сам был в деле сескекли
35 845. Почему-то… Бог простил же…
Что тебе и донесли –
35 846. Понял чтоб Сахъуá никчёмный,
Мэгги как мы извлекли…

Газели 371–385

Как же бейтами разбиться вдребезги в Пустыни край?..

35 847. Как же бейтами разбиться
Вдребезги в Пустыни край?..
35 848. В мире может всё случиться,
Был араб иль карачай.
35 849. Мощь и пафос отвергая,
Просто в мире прошагай.
35 850. Так Великие шагали,
Следом так же повторяй.
35 851. Почему? Да очень просто:
Счастья этим достигай.
35 852. Больше дела, больше мысли?
Больше стресса — посчитай.
35 853. Я и так уж постарался,
Хоть и тот ещё лентяй.
35 854. Надрываться же — не стоит:
Бога сердцем созерцай.
35 855. Нет таланта и уменья?
Сам такой был, почитай,
35 856. Потому, легко врубаясь,
Я леса сносил, пускай.
35 857. В Кáхфи ты, Сахъуá, прибился.
Знать, прошёл уже Синай…

Наилучший вариант — собиравшим провиант

35 858. Наилучший вариант –
Собиравшим провиант,
35 859. Чтоб вдохнул от удивленья
И давно почивший Кант.
35 860. Что же в этот раз ты скажешь,
Проявив в миру «талант»?
35 861. Кто талантом обладает –
Пусть и движет в Самарканд.
35 862. Я — невежей слывший в мире,
Кран что называет «крант», –
35 863. Бухару не позабуду,
Обитает где Накъшбанд…
35 864. С теми только пребываю,
Наделён кто званьем Гранд.
35 865. Остальным, кто не при деле,
Механический сервант,
35 866. Если роком лютня стала,
Позабывши про джаз-банд.
35 867. [Мэгги только понимает,
Самой лучшею из Sant:]
35 868. Ты, Сахъуá — умалишённый…
Мир хоть думал, что гигант.

Гибель средств передвиженья — может дело означать

35 869. Гибель средств передвиженья — может дело означать,
Что достойно всепочтенья, миром целым почитать.
35 870. Может, ты, достигши цели, хочешь повернуть домой?
Не получится, дружище, не найти дороги вспять.
35 871. Красота — хоть непривычна — дураку, каким я был,
Даже зверь различьем сильный, видит надо как сиять…
35 872. Раз, дошёл — ломай преграды, все колёса проколи,
Только дурни, что подобны все тебе, отодвигать
35 873. Могут счастье, что так долго пробивало дверь твою,
Все тоннели мира сохнут — так бы их попробивать.
35 874. Ты — счастливый, спору нету, чтобы зеркальцем чудить,
Пальму эту, закрепивши, милой Мэгги чтоб отдать.
35 875. Лишь она достойна. Впору. Только ей и подойдёт.
Потому что красивее в мирозданьи не сыскать.
35 876. Сыском Шерлока пытались, Марпл, Пуаро Эркюль,
Никого не оставляли — пирамидой сокрушать
35 877. Древний мир, его красоток, разом все что чахнут тут –
Но Сакрадеми, ятúма, здесь единственна опять.
35 878. Зверем дело допускавший, на виду у всех что был,
Есть чутьё — не подводило, чтобы запахом узнать…
35 879. Мэгги дело разъяснила, хоть Сахъуá был шебутной,
Успокоив, наконец-то… Почему так тянет спать?..

Почему-то без сомненья стало всё подвластно мне

35 880. Почему-то без сомненья стало всё подвластно мне,
Близко было иль далёко, в чуждой где-то стороне.
35 881. Йоги переполошились, словно я-Чиштú пришёл,
Туркестанского был края, камнем в чуждой бороне…
35 882. Неприглядно коль соваться в монастырь, ведь не аскет,
Что же делать, чтобы снова мир устроить всей стране?
35 883. Зверь далече снарядился и далёким видел путь,
Восвояси возвращаясь, весь закованный в броне.
35 884. Чтоб красотами Алтая не смущать привычный глаз,
Иностранные сеченья — станут снова не по мне.
35 885. Завсегдатай вечеринок, что-то снова приотстал…
Что-то нонче малахольный, вижу, он искрой во тьме.
35 886. Что ж потух, ты, враг давнишний, что так речью приуныл?
Смерть твоя уж недалече. Мне-то что, не «старине».
35 887. Радости такой уж злобной в деле том не испытал –
В Водопад Любви попавши, ставши снова на коне.
35 888. Если Мэгги здесь, со мною, чтоб удачу принести,
Дабы всякая красотка утонула в трясине,
35 889. С ней пытаясь состязаться, хоть и ровни не найдёшь,
Потому я-зверь кромешный лес рубил в едином пне.
35 890. Чтобы следом расстоянья большее в веки не видать,
Чтобы Мэгги оставалась, где Сахъуá на вышине.

С серебром не расставаясь, со щитом иду в руке

35 891. С серебром не расставаясь, со щитом иду в руке –
Что-то предстояло, братцы, в Персии святой игре…
35 892. За Хафиза отомстивши, хоть меня и не просил,
Чтобы, точки забывая, всем воткнуть одно тире.
35 893. Как газель пошла рекою, хоть того не ожидал,
Видимо, Хайдар открылся самой чёрной мне-дыре.
35 894. Чтоб поэзию сметая, коей строй давно поник
Вслед Джамú, нести такое — стало тошно мошкаре…
35 895. Все сомненья отвергая, жёстко выжигая мир,
Если правил кто не понял, прыгав следом кенгуре.
35 896. Столько раз про то сказали — чтобы снова повторять?
Иисус шутить не будет в этот раз в земной норе…
35 897. Чтоб метафорами снова неумелого сразить
Мог бы сноб. Чтоб раскалиться и сгореть уже в жаре
35 898. От такого ликованья, самомненьем распалясь –
Был такой не первый в деле, как сказал Пуанкаре.
35 899. Биться в битве чтобы можно, силу мира всю крушить –
Не фалангами там топай иль выстроив в каре.
35 900. Коль Любви одну Песчинку так не сможешь получить –
Самый, значит, был ничтожный… Кореяночка Ми Ре,
35 901. Пусть, меня не оценила, сам стремленья к ней не знал,
Чтобы Мэгги-скандинавке стал Сахъуá родным в Поре…

По Одиннадцать Шагов это дело мы мостили

35 902. По Одиннадцать Шагов это дело мы мостили,
Видимо, Аллах Хотел — ничего не упустили…
35 903. Чтобы, делу придавая подобающий уж вид,
Мы, шагами обретенья, мир подлунный исходили.
35 904. Ведь газели строй занятный и познавшего смущал,
Вслед Хафизу чтобы люди этот вид стиха любили.
35 905. Чтоб мне Мэгги описать силы в мире будут вряд ли,
Силой Неба мне помогут — тем газели зарядили,
35 906. Чтобы зверь, никчёмный в деле, мог уменье проявить,
Хоть Газели он боялся, коль Вы это не забыли.
35 907. Но для Мэгги утешеньем все мои слова являлись,
Чтобы девушки уж краше во всём мире не явили.
35 908. Как же ясно мне на сердце, если рядом свет её,
Что, струясь, заходит в сердце — мертвечину оживили,
35 909. Коей я всегда считался, чтоб никто не подходил,
Запах этот страшным будет — потому не подходили.
35 910. Только клад так укрывали, чтоб другим не в пору взять,
Мэгги только и согласна — все от радости завыли,
35 911. Что такого усмирила, только верный ей что был,
Потому рекорды эти вслед тому уж не побили,
35 912. Где отчаянье творенья в Бога милость растворялось,
Чтоб Сахъуá и Мэгги вместе долго-счастливо зажили…

Спешки в деле кто не знает, мощью дела что зовётся

35 913. Спешки в деле кто не знает, мощью дела что зовётся –
Вряд ли правильно шагает, возвращаться не придётся?
35 914. Чтобы стало различеньем, а не лексикой у дела –
Мало, меньше, мало-мальски не всегда таким даётся.
35 915. Как турбиной размещая, в многоплановом аспекте,
Термоядерного края мощь и грохот раздаётся,
35 916. Что послушен изначально, люди хоть того не знали,
Только чистым это дело знаньем чистым выдаётся.
35 917. Чтобы скоростью предела разогнаться сверхдалёко,
Чтобы вслед нам поглядевшим, телескоп менять до Солнца.
35 918. Не был хоть я космонавтом, в космос выходить случалось,
В день победы возвращаясь, званьем новым щедрость льётся.
35 919. Что ж, от родины отвыкший, в стан врага на дно залёгший,
Может быть, и понимает. А возможно — не найдётся.
35 920. Радостью не утомлённый, чтобы люди поотстали,
Чтобы зов от мира смачный частотой ко мне пробьётся
35 921. Если — зверь его не вспомнит, в силу полного забвенья,
Только это оставалось бы ему и остаётся.
35 922. Всех был сбивший, заплутавши, хоть враги предполагали –
Дескать, был ты очень умным, всяк умом таким собьётся.
35 923. Я ж — не сбился, потерявшись изначально и предвечно.
Мэгги, радостью сияя, лишь тебя, Сахъуá, коснётся…

Гимны мне напоминая, что во славу чью-то пелись

35 924. Гимны мне напоминая, что во славу чью-то пелись,
Стали здесь газели больше, все сомненья растворились.
35 925. Ведь писались по порядку, буквой алфавит не зная,
Стародавними делами в вечность славную чтоб влились…
35 926. Чтоб с газелью не случилось — Бог Всевышний будет с нею,
Чтоб завистники той вестью вечною тоской убились.
35 927. Нет, не жалко. Много будет, в Ад навечно кто стремится,
Все они в подлунном мире в Ас-Сафú не поместились.
35 928. Чтоб метко помечая, всякого, кто в этом мире,
Был достоин просветленья — остальные позабылись.
35 929. Просветления душою в Мекке ты находишь вряд ли –
Потому для той задачи всем Святые пригодились.
35 930. Не Кааба нас лечила, хоть сомнением не зналась.
Человек был специальный — для него и мы трудились.
35 931. Пред такими всё склонилось, всё заветами Пророка,
Ничего другого нету, как бы бесы не бесились.
35 932. Быть такому бы подмёткой, чтобы в деле не причиной,
А хотя бы вспоможеньем, быть — такие сны приснились.
35 933. Но удачливей не сыщешь, чем был тот, кто неумеха,
Коему, для этой цели, цели поважней томились:
35 934. В океане был по пояс ты, Сахъуá, уверен в Боге,
Чтобы с Мэгги в постоянство все мечты из детства сбылись…

Что такое происходит? — «В море парусник уходит»

35 935. Что такое происходит? –
«В море парусник уходит».
35 936. Мыслями отмашка стала? –
Мысли больше не находит.
35 937. Чтобы в пору одеяло –
Не по свету кто-то бродит.
35 938. Убегать дороги нету –
Светофор не переходит,
35 939. Лишь дорогу показавши,
Чушь глупец один городит.
35 940. Чтобы Счастием признаться –
Ты не думай о свободе,
35 941. Честь забывши самурая,
Хоть была с тобою вроде,
35 942. И от Нобеля бежавши,
В этом будет тебе годе.
35 943. Почему-то всем зазнайкам,
Так заложено в природе,
35 944. Удивляться приходилось
Счастья вечного тут моде:
35 945. Мэгги чтоб с Сахъуá осталась –
Говори в честном народе.

Как же быть — хитросплетенья рока, что забыты всуе

35 946. Как же быть — хитросплетенья рока, что забыты всуе,
Потому, видать, забыты (никуда хотя не делись),
35 947. Может быть, предположеньем, словословьем утомляя,
Чтобы мира все лошадки в унисон когда-то спелись?..
35 948. Что ж, дивиться силы нету, вновь словами сокрушаешь,
Может, плохо ты учился? Все устазы разлетелись,
35 949. Чтоб с тобой не пересечься? Был таким ты привередой?
Почему из древних песен бейты заново пропелись?
35 950. Сам того не понимая, ты слова к словам приставил,
Повелением всевышним — чтоб коллоиды уселись.
35 951. Химий, физик не «читамши» оперируешь словами?
Все, кто это понимают, — уж давно на зверя взъелись…
35 952. Так мешает им, дубина, (он иль средство истребленья?)
Чтобы новыми стихами вести мира разогрелись.
35 953. Холод в мире всё решает, так считали, кто глупее?
Если Солнце растопило — испарениями вделись
35 954. В ушко игл провиденья, чтобы вслед не оставалось
Даже малого томленья — все томленья разгляделись…
35 955. Так что, скрыться неумехе будет вновь труднее, друже,
Только мрачным ортодоксам вновь почудилась тут ересь.
35 956. Что ж, с такими разлетелся ты, Сахъуá, давно. В начале
Где-то даже приунывши. Те деньки давно прогрелись.

Я — служения не знавший, баснями кроивший дело

35 957. Я — служения не знавший, баснями кроивший дело –
Покаянья не признаю: жить так мне не надоело.
35 958. Злостью пахнущие речи? Иль кого-то что задело?
Слушать сплетни мира нынче и всегда мне надоело.
35 959. Что — не свойственно ухватке? Зверя мы таким не знали?
Ваши речи, знанье ваше — выше крыши надоело.
35 960. Спеси вашей, что набрали, почему-то так удачно,
Мне — не нужно. Ваше дело, как и сами — надоело.
35 961. За Хафúзом повторяя всё рефреном, толк не зная,
Но и речи тех поэтов слушать зверю надоело,
35 962. Что — про сердце не слыхали, томным мира вожделеньем,
Обезьяна где и Дарвин, всё враньё их надоело.
35 963. Злой я стал и выше меры? Значит, добрым был когда-то?
Те сравненья, в пику умным, в глупость слушать надоело.
35 964. Гимна ярости заждались? Получайте. Распишитесь.
Лицемеров очи видеть в этом мире надоело.
35 965. На Коране слушать клятвы нечестивцев, их молитвы,
Слёзы их в богослуженьи — видеть зверю надоело.
35 966. Слушать их призыв к молитве, слогом в ноты пропадая,
Чтоб неверные бежали — каждым днём уж надоело.
35 967. Есть религия Аллаха, что — Любовью называлась,
Стал Сахъуá спокойней сразу: Мэгги лишь — не надоела…

Без сознанья, в полном теле, с разумом был в зёрен сколько

35 968. Без сознанья, в полном теле, с разумом был в зёрен сколько –
Шёл домой… Такие речи, видно, многих удивили.
35 969. Войны все в миру не выиграть, хоть и много их бывало –
Потому пора расстаться с битвами, что кровь будили.
35 970. Не пора? Или сомненья? Старости, увы, не знаешь –
Ведь тебе, для пользы дела, жизнь до вечности продлили…
35 971. Что бы стало с расстояньем, если, времени не зная,
Ты не пёкся о народах — хоть они не Правдой жили?
35 972. Волей Неба всё решало, чтобы стих из бейтов вышел
Баснословный, этим биржи мира снова укрепили.
35 973. Стал Хафиз немного сладок, приторным он не бывает,
Чтоб Газели в сердце тёмном Светом Бога осветили…
35 974. Не скрывал я намерений раньше, в годы молодые,
И сейчас пеняют люди — и тогда, и вновь сокрыли.
35 975. Что с таким, в подполе жившим, делать мне, увы, не знаю.
И они, сказать чтоб очень, не могу что согрешили.
35 976. Если явным что-то стало — нету здесь моей заслуги,
Бог скрывать поступки любит, болтуны хоть говорили.
35 977. Хоть — свои, пускай — чужие. Люди речью обольстились.
Дело делать в этом мире — лишь немногие любили…
35 978. Ты, Сахъуá, везучий очень, жемчуг Бога получивший:
Только Мэгги верной будет. Остальные все — забыли…

В ней — себя лишь замечаешь, трижды зверем хоть ты будь

35 979. В ней — себя лишь замечаешь,
Трижды зверем хоть ты будь.
35 980. Тихо-мирно заскучаешь,
В мир не зная где копнуть.
35 981. Самоё в ней обретаешь,
Чтоб Сакрадеми вдохнуть,
35 982. Мэгги так легко узнаешь,
Чтобы на руки не дуть.
35 983. Что прибьётся жеребёнком,
Взрослой поступи ничуть?
35 984. Нет, конечно. Пострелёнком
Быть ей можно, и на чуть
35 985. Взрослым стало всё движенье,
Чтоб тебе передохнуть,
35 986. От надуманности взрослой,
Пафосом не продохнуть.
35 987. Было мне пятьсот от роду –
Как увидел мира жуть,
35 988. До сих дитём остался,
Не жалел об этом, круть.
35 989. Восклицаний не любившим
Был Сахъуá, и в этом суть.

Был предел у дела в мире — так и сяк как ни крути

35 990. Был предел у дела в мире –
Так и сяк как ни крути.
35 991. Потому не растерялся –
И хвостом уж не верти.
35 992. Если было и влюблялся –
Не было же позади.
35 993. С Мэгги истинною знался,
Мне её не обойти.
35 994. Самурайкой называю,
Чтоб в Киото мне идти.
35 995. Кимоно уже не в моде?
Мне-то что — всё впереди.
35 996. Не сдержать и не пытались,
Как Тацý опять лети.
35 997. Образ, было позабытый, –
Как катаной накати…
35 998. Что ж поделать, обретаешь
Целью истинность пути.
35 999. Долго ль бегать приходилось,
Чтобы сердцем не сойти, –
36 000. А, Сахъуá? — Что, странник вечный? –
Вслед за Мэгги лишь кати.

Брызг изысканности ждали? Да Хафиз не разрешил

36 001. Брызг изысканности ждали?
Да Хафиз не разрешил.
36 002. В деле этом — не мешали,
Свод Небес опять решил,
36 003. Мастером как предвещали –
«Записей он не хранил».
36 004. Что ж, опять мы удивились –
Зверь секреты нам раскрыл?
36 005. Абы хны, никто не понял –
Трижды хоть он говорил.
36 006. Почему-то мирозданью
Стал чудовищем он мил.
36 007. Видно, будет назначенье,
Коим мир ему фартил, –
36 008. Он же, ярый забияка,
Про удел совсем забыл
36 009. Кратким слогом у газели,
Замысел всего простыл,
36 010. Сломлен красотой был вовсе,
И удар тот оценил.
36 011. Что ж, Сахъуá, твоя задача:
Мэгги сердца — в кровь чернил…

Газели 386–400

Если долго и упорно в мире якобы трудиться

36 012. Если долго и упорно в мире якобы трудиться,
Можно, говорят, бесспорно, очень многого добиться.
36 013. Был кого добить я должен хоть не очень понимаю,
От обыденности речи так охота испариться.
36 014. Если «деятельность в мире этом смысла лишена» –
Лучше Мастера, что ль, знают в этом мире что творится?..
36 015. Лицедеев строй знакомый, что на вечны времена,
Чтоб «кареты, не просивши» в «ба, знакомые всё лица»
36 016. Уходил? Предпочитаньем тех ненужных встреч в миру –
Избежать. С такой красоткой можно зверю порезвиться,
36 017. Лишь её он — признававший. Чтобы речь не удлинять.
Почему же до подстанций сложно было дозвониться?
36 018. Ничего не ожидали. Потому и в этот раз
Эльдорадо — не свидали, может быть, и не приснится.
36 019. Я, ацтеков уважавший, к майя, инкам не стремлюсь,
Пирамидами Востока из Мисúра устремиться.
36 020. Как в Каир благословенья мне добраться, подскажи –
Чтобы снова всё уладить, чтобы мыслью освежиться?
36 021. Не нуждался боле в этом, хоть к святыням строг всегда –
Не аскетовой тропою зверь ходил, чтоб заблудиться.
36 022. Из пустыни удаляясь, смерть пройдя вдоль-поперёк,
Стал Сахъуá — как птица, что же: Мэгги мне перепелица.

Самурайка-Причипéсса — делом сердцу дорога…

36 023. Самурайка-Причипéсса –
Делом сердцу дорога…
36 024. Не забыть её порою,
Где прозрачная тога.
36 025. Ударений не признаю –
Пусть не каркает карга.
36 026. За Хайдáром отправляюсь –
И на мне его Диргъá,
36 027. Что кольчугой назовётся,
Не изюм иль курага.
36 028. Чтобы в битве порезвиться –
Полюсов топить снега.
36 029. Чтобы выкопать ущелье –
Мне достаточна кирка.
36 030. Чтоб достичь красы надземной,
Что до Бога высока,
36 031. Мне придётся потрудиться
Очень сильно — где тонка
36 032. Смыслом света от познанья
Плёнка, Бога где Рука:
36 033. С Мэгги был Сахъуá, не скрою,
В океана берега…

Если, смысл понимая, раз хоть что-нибудь писал

36 034. Если, смысл понимая, раз хоть что-нибудь писал,
То заслуги эти глупо на свой счёт бы принимал –
36 035. Безусловно. Без сомненья? Чтобы что-нибудь сказать?
Знающий о деле Бога ранее уже сказал.
36 036. Жёстко, глупо, неудачно? И кого это вина?
Не винил. И мне хватало отражения зеркал.
36 037. Как газель лечила душу — Мастер может понимать,
С дозволения Аллаха, мастером газели стал…
36 038. Ох, предъява из претензий, чтобы снобов сокрушить… –
[Их не зверь], Аллах Всевышний этой вестью сокрушал.
36 039. За Хафúзом, не пеняя в мир подлунный боле здесь,
Зверь летит, Тацу японский как уж ранее летал.
36 040. Этой новостью смущённый и забыть её успев,
Тот страдалец из подлунной славы этой не взалкал,
36 041. Хоть — и рад неимоверно. Юности былой мечта,
Чтобы в мощь, когда случится — тех газелей написал…
36 042. Как — и Сúру у Пророка, Сóда будет Первый Том,
Где Муддáссира зверюга слабо очень описал…
36 043. Но — хоть так, чем в безызвестность стал бы уходить паром,
Чтоб в пустыню мирозданья рыком больше не рычал.
36 044. Ты, Сахъуá, — сердечно болен? Или болен был душой?
Не имело всё значенья? — Мэгги, значит, повстречал…

Если что-то противленья проявляет в деле след

36 045. Если что-то противленья проявляет в деле след –
Не твоё. И отрекайся. Взяв себе такой обет
36 046. В — будущее, на удачу, и назад уж не смотри.
Этим следует лечиться, избежать чтоб в мире бед.
36 047. Коль душа к душе прибилась — как у Мэгги и зверья –
Лексикона измененья, не услышать боле «нет».
36 048. Как же просто глас Небесный людям дело разъяснил,
Хоть давно, потугой живший, то не смог земли аскет.
36 049. Если долгим препинанье было в деле, то — беги,
Вот такой тебе на память будет в беге мой совет.
36 050. Безусловностью признанья, и сомнений нет в душе,
По сегодняшней линейке, драйвом буду тем согрет.
36 051. Хоть — не часто он бывает? Позабыты времена,
Без него когда лечились — помню это, даже дед.
36 052. А тем более — моложе если будут на земле,
Им дела легко давались, молодости был завет.
36 053. Мэгги, в годы молодые, что не знает и преград –
Оживила — смерти вечной был мной пройден турникет.
36 054. Как же — образы меняя — не оставив на потом,
Ты дошёл? Не открывался почитателям секрет.
36 055. Ведь Сахъуá, обеты давший — верен был им до конца.
Долго ты пыхтел, пора бы: завершай уже скелет.

Вчера то было иль сегодня, иль завтра пробудилось вновь

36 056. То — Вчера или Сегодня, или Завтра будит вновь? –
Чтоб по новой, в спешке юной, дело сердца начинать.
36 057. Быстротечностью теченья, тавтологий не боясь,
Можно двигать — чтоб по праву мастером газели стать.
36 058. Хоть то звание давалось выше бейтом в мир луны,
В мире — Солнца — зверь летавший, продолжающий летать.
36 059. Подтверждение урока, что получен ране был,
Надо днём и еженощно статус зверя подтверждать,
36 060. Что к Газелям чрез Хафúза путь узнал, что был закрыт
Много сотен лет, аль-Джáми может только понимать:
36 061. Злата века завершенье на седого мудреца
Приходилось — Накъшбандии в сердце что носил печать.
36 062. Шейх Шамъуúли в Табакъáте очень многое сказал,
Чтобы, знающий арабский, — мог оригинал читать…
36 063. Век газелей, хоть ушедший мастерами в глубь веков,
Отблесками полыхает, чтобы — пламя зажигать…
36 064. Пламя плазмы — хоть не вечно, бесконечным будет счёт,
Если брать нулём начало, следом правильно считать.
36 065. Я ж был слабым в мир подсчётом, говорил тебе не раз,
Калькулятором затеи этой мне не отыскать.
36 066. Как, Сахъуá, ты представляешь императорский свой трон?
Да никак. — Дворцы поэзий с Мэгги будешь открывать.

С роком биться — силы нету, силы эти береги

36 067. С роком биться — силы нету,
Силы эти береги:
36 068. Я, оставивший потуги,
Не скажу тебе «моги».
36 069. Кто ныряет за ежами –
Морем будет Zan Ze Ghi,
36 070. Что в душе безумно мягкий,
Все колючие круги
36 071. Для защиты полагались –
Не для греческой тоги,
36 072. Не собакою и кошкой
Где погони. Не беги.
36 073. Ты — уже в мой мир попала,
Средь изюма-кураги,
36 074. Всё смешав в едино-время,
Где граната без чеки.
36 075. Сердце вечное пройдётся,
Где не ходят дураки
36 076. Даже, чтобы понималось –
Как дела твои легки,
36 077. Что Сахъуá, паук-отшельник:
С Мэгги будет бек иги…

Череда из неудачи заменилась чередой

36 078. Череда из неудачи заменилась чередой,
Где другая передача в этом мире под луной.
36 079. Неудачами задачи всё давались раньше мне,
Был тогда в ударе-силе, был я парень молодой.
36 080. И сейчас всё прибывало силой новой в кровь, тепло –
Экстравертом величая интровертов сердца зной.
36 081. Им — видней: поизучали много знанья и наук,
Только я один остался горемыкою с метлой.
36 082. Ничего, давно привыкший, зарисовки будут те,
К коим так привык читатель, понимавший зверя вой.
36 083. Ничего не объясняя для других, кто понял сам,
Потому и будет выстрел в нашем деле — боевой.
36 084. Те же — холостым стреляя, утомили мир людей,
Суть у дела упуская, эго был у них герой.
36 085. За таким мне ходу нету, чтобы проще объяснить,
Дьяволу где поклоненье, эгом-нафсом — вот отстой.
36 086. От таких давно уставший, к их речам уж тяги нет,
Потому и ненавидят — холодом беру зимой.
36 087. Им же снег нулём под Кельвин — ни к чему, где сыра власть,
Не считал таких иначе — мышей серой и простой.
36 088. Ты, Сахъуá, переборщивши, весь обидел уж народ.
Был — один. Один остался. Мэгги будет лишь с тобой.

На второй уже секунде был нокаут счёт открыть…

36 089. На второй уже секунде
Был нокаут счёт открыть…
36 090. Снова света нету в зале –
В том нокауте побыть.
36 091. Мэгги, лихо расправляясь,
Может зверя и убить.
36 092. Так прекрасна, спору нету,
Чтобы зеркальце ценить.
36 093. Кроткою царевной сказки,
Коей ей одной и быть.
36 094. Я — ценил её без меры,
Чтобы меры все забыть.
36 095. Красотой её и шармом
Все системы изменить.
36 096. Чтобы всех сомнений старых,
Душу чтоб не бередить,
36 097. Не бывало больше в мире –
Страны все дано открыть
36 098. В Свете Старом, следом в Новом,
Континенты уточнить.
36 099. Потому, Сахъуá, запомни –
Мэгги есть, её любить…

Как бы не было начало — середина всё решала

36 100. Как бы не было начало –
Середина всё решала.
36 101. Мне Посланник разрешает,
Зверю этого хватало…
36 102. В мире этом — незадача,
Видел так всё сплошь-немало.
36 103. Мимолётом в понедельник,
Вся неделя восхваляла,
36 104. Кто достоин восхваленья,
Коих в мире этом — мало…
36 105. Свежестью из океана
Бригантина навевала
36 106. Юности былой напевы,
Струны все перебирала…
36 107. В окромешном мраке мира –
Полюса компасом знало
36 108. Лишь чутьё у зверя, в мраке
Светом Бога освещало:
36 109. На врагов идёшь походкой –
Поднято твоё забрало.
36 110. Всё романтикою стало –
Мэгги где с Сахъуá бывала…

Если хочется чего-то — можно смело отвергать

36 111. Если хочется чего-то –
Можно смело отвергать.
36 112. От тоски, тоски кромешной –
Чтобы выть, не завывать.
36 113. Этот мир такой блестящий –
Жалом яда добивать.
36 114. Яд был у меня сильнее,
Мир стал это понимать…
36 115. Что идти — заранье ясен
Был исход, чтоб начинать
36 116. Им ненужное сраженье,
Чтоб быстрее проиграть.
36 117. Да они не понимали,
Коли не дано понять –
36 118. Вся дунья из пяток в пятки
Уж ушла, не продолжать:
36 119. Бухаринского покроя
Плов где был благоухать…
36 120. Из Хиджáза разрешенье
Не Сабеей передать:
36 121. Мэгги в путь Сахъуá потянет,
Где — Пророчества Печать…

Если голова под прахом и давно в круги пошла

36 122. Если голова под прахом и давно в круги пошла –
Было всё единорогом, вот такие там дела…
36 123. Три газели остаётся, чтобы дело завершить,
Дотянуть дай, Боже, силы до окраины села…
36 124. Къат, охотникам завидный, не даётся просто так.
И не просто не давался, где Кубань-река текла.
36 125. Лицедеям, лицемерам, дипломатам всех мастей
Эта битва не по нраву, да летит уже Стрела.
36 126. Лучник в деле будет знатный, из степей лихих гонец,
Новою метлой историй уж История мела…
36 127. Что излишек не знавала, как не знала в деле торг,
Вот такой всегда бывала в мир Аллахова Метла.
36 128. Всех прекрасных излияний, словоблудий ток угас,
Про ампера-вольта-ома им не скажут. Расцвела
36 129. Здесь Пустыня, что молчала много тысяч лет подряд,
Розой уж заполыхала — ароматами взяла…
36 130. Тех святых благоуханий я источник точно знал –
Мэгги, словно в коробчонке, не лягушечкой была:
36 131. Скандинавий дух отменный, воли знавший холод ввысь, –
Отогрел меня-скитальца, отогреть она смогла.
36 132. Потому я к Мэгги этой так привязан в Áзаль. Что ж:
Ты, Сахъуá, такой никчёмный, не отмоешь добела…

Поездами в рельсы Неба — можно долго убегать

36 133. Поездами в рельсы Неба –
Можно долго убегать.
36 134. Этим — я и занимался,
Надо срочно прекращать.
36 135. Хоть я к миру под луною
Не привык, чтоб баловать,
36 136. Всё ж, привязанный тобою,
Чтоб тобою оживать –
36 137. Как Сакрадеми наречий,
Части речи обновлять,
36 138. Чтоб планеты, звёзды мира
Из вселенной доставать
36 139. Для тебя — на утешенье,
Чтобы этим утешать:
36 140. Нелегко тебе со мною,
Остаётся мне признать…
36 141. Почему ж ты — не бросаешь
Горемык царя? Сказать
36 142. Мне не хочешь? Добротою
Будешь дальше опекать?..
36 143. Что ж, Сахъуá, гъарúба века,
Мэгги будет ожидать…

Дело было там не в том, будь я трижды водоём

36 144. Дело было там не в том,
Будь я трижды водоём,
36 145. Мы в миру чего хотели –
Бог там будет лишь причём…
36 146. Ну а в чём то дело было –
Здесь молчаньем обойдём.
36 147. Долго добираться будешь –
Крутизною был подъём.
36 148. Молний на небе уж много,
И услышат люди гром.
36 149. Чтобы все не сомневались –
Небеса прольют дождём
36 150. Милости от Бога снова,
Где во славу речь ведём
36 151. Мы Аллаха, нет иного,
Этим мы идём путём.
36 152. Мусорных тропинок мире
Непомерный бурелом –
36 153. Не по мне. Не обижайся –
Тока вольт, ампер и ом.
36 154. Ведь Сахъуá — уже влюблённый
В Мэгги… Там и был твой дом.

Газель 399. Чтобы Правду всю глазами сердца в мир запечатлеть

36 155. Чтобы Правду всю глазами сердца в мир запечатлеть –
Надо в битве с эгом духу в Боге до конца сгореть…
36 156. То — нелёгкая задача. Редко в мире по плечу,
Мало в деле том, мой враже, просто знанием уметь.
36 157. Ясно дело проясняя, тавтологией грешу –
Можно это в деле нашем, разрешили мне хотеть.
36 158. И неясными словами буду дело усложнять,
Чтобы неучем привычным средь людей опять пестреть.
36 159. Незадача? И не страшно? А чего бояться мне?
Славы нету неуёмной, медною трубой гудеть.
36 160. Разгонялся я неспешно, речь далёко впереди,
Чтобы тихим разговором не медведем мог реветь.
36 161. В мире мало дней даётся, чтобы спать всё на печи,
Потому придётся, друже, нынче стройкой попотеть.
36 162. Если б знал о чём тут речи будут, ну хотя бы раз, –
Мастером мог почитаться, где Поэзии Мечеть.
36 163. Мэгги делу обучила горемычного меня,
И для этой цели буйной не закидывала сеть.
36 164. Я ж, далёкий, как и ране, ничего не понимал,
Бриллиантовым сияньем уж не замечавший медь.
36 165. Только Светом тем волшебным путь во тьме и отыскал,
Чтобы всяким заблужденьем не блуждал уже я впредь.
36 166. Неудачами забитый, лузером прослыл в миру,
Только так все люди кличут, не слыхал другого ведь.
36 167. Ничего. Переживали и похуже времена
Кто — Великими считался, слухом над землёй лететь.
36 168. Что-то я заулыбался про себя, другим в тупик…
Для того придётся, друже, вне иллюзий умереть.
36 169. Тут завистник встрепенулся, что заснул уже, поди,
Чтоб тоской до Джаханнáма вечной в вечности сереть…
36 170. Беспощаден стал к такому, чтоб другим не смог такой
Навредить. Пришлось такого к стенке малой припереть.
36 171. Чтоб «Мани не говорить мне о бездарности его»*,
Поэтических строений в мире будет Бога Плеть.
36 172. Этим строем — и шагаю, хоть поэтом не бывал.
Рифмоплётам-графоманам дело чтобы расхотеть.
36 173. Был я малым водоёмом, это в деле не скрывал.
Но — талантом бейта в мире миру, знай, не оскудеть.
36 174. Это я легко признаю, в ожидании живу –
Что Великого стихами сердцу стоит замереть…
36 175. Их во тьме на страх читаю, чтобы вдохновиться вновь –
Слогом тем, во Свет летящим, может зверь заматереть.
36 176. И иного — не найдётся там пути, коль смелым стал,
Чтобы ночкой в мир никчёмной не пришлось заиндеветь.
36 177. Мир гремит, грохочет страстно, криками томит опять –
Эти все воспоминанья Бог позволит мне стереть.
36 178. Чтоб Любовью к Мэгги только мог воспеть я красоту,
Чтоб заветное желанье в сердце мог опять иметь.
36 179. Чтобы литерой заглавной больше в деле не грешил,
Обоюдоострый меч чтоб из значения мог сметь
36 180. Попросить. И, получивши, разрубить легко опять
Всё ненужное для дела, чтобы полюбить суметь
36 181. Так — как надо. У Великих есть значения свои,
Те значения у слова трудно в мире разуметь…
36 182. Если их с тобой узнаем — то в психушку путь открыт,
Только Истиной без края был готов я очуметь.
36 183. Не пустым всё словословьем, так привычным что сейчас,
Тем картину мирозданья до конца чтоб досмотреть.
36 184. Не на полпути оставшись в миражах — что цель вот здесь,
А до самого финала марафона дотерпеть.
36 185. На Востоке нет заглавной буквы, где арабска вязь,
Чтоб зазнайкам и придирам этой вестью околеть.
36 186. В иероглифах навряд ли ты заглавную найдёшь…
Чтобы простотой Востока грудь по полной распереть.
36 187. Солнце ведь оттуда всходит, чтобы делу ход начать,
Новой жизнью каждодневно можно в мире молодеть.
36 188. А заход на Запад будет? Не спеши, там ясно всё –
Есть обычай заведённый молодым, чтобы стареть.
36 189. Так и так, там всё по месту, всё гармонией живёт,
Чтобы крыльями-на-пару в поднебесие взлететь.
36 190. Чтоб, от мира отказавшись этого, что тленным был,
Вечной песней, гимном Света, сердцу в вечность одуреть.
36 191. Чтобы слогом сладкогласым и прекраснословым всем
Сердцу, к Мэгги устремившись, в бесконечность опьянеть…
36 192. Мэгги, Мэгги, чудо-Мэгги… Те слова так хороши…
Чтобы этою приправой Бухаринской натереть
36 193. Сердце, впредь чтоб Правду знало. И медовая страна
В этом деле поджидает, где правителем медведь.
36 194. Сладость на десерт даётся. Я же — с плова начинал,
Чтобы рисом снова в мире сладким звучно прозвенеть.
36 195. Был Хаййáтом, то признаю, за Идрúсом вслед иду,
Чтобы нитку мирозданья в ушко Света вновь продеть…
36 196. Потому и мне придётся специальность обрести,
Чтобы мир земной Аллаха приобуть и приодеть.
36 197. И — не только… Есть и дале. Краток сказ опять в делах,
Чтобы многими словами в деле многое успеть.
36 198. Не слегка и не случайно — капитально и всерьёз.
Водонос поможет вряд ли нечестивцев всех согреть.
36 199. А хотя… Метаморфозой оживающий портал
Всё подскажет — есть геенна, им помогут там гореть.
36 200. А пока они в дороге, зверю вновь дела нашли –
Он таскает всё дровишки, ту систему разогреть…
36 201. В мире этом не желали? Выбор есть, его уважь.
Потому огонь им будет, коль не сможешь одолеть
36 202. Их в дебатах, что без спора. Спором не идут дела –
Сердца смертью лицемеры могут в том лишь преуспеть.
36 203. Я же, спора не чураясь, избегал — святой сказал,
Этого вполне хватило тишиной закаменеть.
36 204. Стариком давно родился, был в полтысячи из лет,
Так что, можно будет, друже, зверю здесь и поумнеть…
36 205. Не случайно всё давалось от Аллаха, знай, народ,
Чтоб казною не из злата вся казна здесь пополнеть
36 206. Шанс от Бога свой имела, потому и тороплюсь,
Хоть в той спешке не забуду песни снова людям петь.
36 207. Песни — гимны, славословья. Причитаний не найдёшь.
Только лучшим пожеланьем можно всё преодолеть.
36 208. Лишь надеждою и верой, Бог от нас того хотел,
Чтобы в Нём мы утвердились, чтобы мне повеселеть.
36 209. На земле вся жизнь от края и до края так горька,
Стоном сердце всё грохочет, чтоб пружиной распереть.
36 210. Но по сторонам не стоит всё смотреть и ожидать,
Вектором всегда единым коль идёшь — не окосеть.
36 211. Нет сомнения у дела, дело то — всего одно.
Вот тогда судьба-злодейка и не сможет мной вертеть.
36 212. На неё был не в обиде, коль «светила в небесах,
Что Миррúх с Зухрóй не в силах изменить»*, и мне смотреть.
36 213. Всё — от Бога приходило, мир земной чтоб испытать,
Испытанием Великих — Супермену онеметь.
36 214. Не под силу Супермену те страданья перенесть,
Что судьба им подносила в мире этом в жизни клеть.
36 215. Никого не обижая, сил таких не умолив,
Marvel и DC придётся ранг такой пересмотреть…
36 216. Не фантастикой стремленья, где, своих не воспитав,
В космос мрачный углубились, чтоб пришельцами нам млеть.
36 217. Есть пророк в отчизне святый — и его легко найти,
Будет он всегда, мой друже, — справа, слева или средь.
36 218. Коль диковину искавший был — его ты не найдёшь.
Или близко подошедший — трудно будет рассмотреть…
36 219. Не простым всё поученьем удлиняю этот сказ,
Чтобы фразами скупыми средь весёлых поскучнеть.
36 220. И поверить мне придётся, кто не хочет — право есть,
Что — возможностью зовётся, в мире вечном почернеть.
36 221. Кто признает без сомненья, коли счастлив в Боге был,
То такому — оба мира будут в радость побелеть.
36 222. Кто скрывал своё неверье, приблудившись нам в ответ,
Может где-то наслаждаться — вслед придётся покраснеть.
36 223. Тот, кто стал врагом заклятым, чтобы Свет сей потушить –
От досады будет вечно мраком сердца зеленеть.
36 224. Есть — счастливые творенья, что легко идут Путём,
Мне за Мэгги всё даётся, ей легко всё хорошеть…
36 225. И Сакрадеми не просто был тот громкий титул дан
Как зазнобе, зверю в радость, это тоже ты заметь.
36 226. Почему она красива больше всех во всём миру?
Я — узнал. А ты, мой враже, сам себе в тиши ответь.
36 227. Всё сомнением живущий, завистью в бессонну ночь,
Не способен станешь скоро есть любую в мире снедь.
36 228. К Богу я зову любого. Если — хочет тот любой.
Потому легко и просто в мире будет присмиреть.
36 229. Мир сей — тлен, иллюзий домна, состраданья не имел.
Лишь глупец, слепой что в сердце, мог подлунный мир воспеть.
36 230. Мне такая незадача — ни к чему. Ведь — Мэгги есть…
Как с красоткой тою знойной рядом зверю усидеть?..
36 231. Есть задача поважнее, чем простой аэродром,
Полосу что предоставил — надо будет уцелеть…
36 232. Слабый кто — надежды нету, всё снесёт её краса,
Есть такой закон у чуда — чтоб чужих не пожалеть.
36 233. Если был готов к страданью, если долго шёл путём,
Если смог в конце дорожки сердцем в радость огрубеть –
36 234. То тогда дадут, быть может, и тебе узреть её,
Чтобы — жемчуг перламутром — отцедить, и всё допеть.
36 235. К бижутерии не склонный был всегда, не знаю сам,
Чтоб на склоне лет от счастья мог я с Мэгги поседеть…
36 236. Чтобы песня новым гимном, повторением всего –
Новым светом приоткрылась, чтоб своим могла звенеть.
36 237. Ты прости меня, читатель, стиль такой, видать, в стихах,
Что не сможет тут успехом вслед капустою хрустеть.
36 238. Чтоб, карманы набивая, сердцем всё навек терять,
Чтобы в зной лихого солнца — сырниками там сыреть.
36 239. Не игрой, игрою слова, сломом, возвышеньем дел
И всего нагроможденьем — вход в пещеру запереть.
36 240. Чтобы с образом знакомый, на Востоке был что свой,
Мог строкою здесь любою в вечность всю оцепенеть…
36 241. В зеркалах — не видно мира, там себя лишь разгляди.
Потому так трудно будет Правду снова усмотреть.
36 242. Коль её — внутри не видно. Знать, чужая сторона.
И грибком погано-синим будет ложью плесневеть.
36 243. И оттуда есть исходы, если есть желанья стон,
Чтобы баней лихолетья вновь под солнцем пропотеть.
36 244. Не случилось, не придётся? Но моя ли в том вина?
Если он не торопился сам, на поезд чтоб поспеть.
36 245. Мне зачем его старанья, достижения и суть?
Самому бы в цель заветну той стрелою долететь.
36 246. Думает, что он мне нужен? Но — к чему, ты мне скажи.
Нет такого повеленья кругом гончара надеть
36 247. Мне все ухищренья рока, простотой одной живу,
Чтобы всех лжецов от мира напоследок, всё ж, отпеть.
36 248. Им всё это — тоже в тягость, в День Суда рассудят нас.
А пока мне можно, друже, в путь далёкий улететь
36 249. До Тебриза, чтоб Ширазу вновь дышалось в мир легко
Без меня. Скажи им только — запах твой куда им деть?
36 250. Этой малой незадачей напоследок всех смутил.
Не получится твой панцирь как напёрсток в дело вдеть.
36 251. Чтоб, добравшись серединой, разрубить напополам,
Чтоб иллюзией пустою всех заблудших уж не греть.
36 252. Как без «уж» и «ведь» писалось, если разума лишён?
Сердцу «только» остаётся напоследок опустеть,
36 253. Чтобы Царь там поселился, что ревнивым очень был –
Должен быть Один Он только, чтобы полностью велеть.
36 254. Лишь таким тропа открыта, лишь такими движет ход…
Много ль ты таких увидел, чтобы бурей налететь?
36 255. Геммами чтоб облачиться, как доспехом, полон что,
Чтобы отблеск бриллианта сам позволил золотеть…
36 256. Чтоб, пружина распускаясь, всё сносила на Пути,
Чтобы Силою Предвечной мог по праву золотеть.
36 257. Чтоб ордою Чингисхана тюрков древних, где монгол,
Ясно дело, заправляет, на улýсы налететь.
36 258. Мир живёт своим укладом, у него права свои,
В деле коли отличился — можешь миру сам велеть.
36 259. Если — он тебе так нужен. Красотой коль не сломлён.
Духу будет там команда — всё оставив, опустеть.
36 260. Чтобы мог он дальше, друже, не стеснённый впредь ничем,
Долго мирно пробираться и вселенную всю греть.
36 261. «Тепловой» где смертью дело. Да энергии — полно,
Только веру остаётся от Создателя там вдеть.
36 262. Не простые измышленья — а проверенны дела.
Атеистам не удастся никуда ту Правду деть.
36 263. Пусть, не раз они пытались, и не два, не миллион.
Ветром пыль всю разносило, Бог позволил улететь.
36 264. До чего ж они несчастны… До чего во мрак чела,
Люцифер и тот не хочет гвардию его отпеть.
36 265. Чтоб — не пачкаться без меры. Вот такой там краток сказ.
Чтоб нечестия одежды на века таким надеть.
36 266. Раз, так гордостью разбиты. Что ж, гордыня хороша,
Чтобы всяк такой напастью мог в несчастье долететь.
36 267. И иначе — не бывало. Ты кругом лишь посмотри –
Калькуляторам так трудно будет счётом вслед поспеть.
36 268. Только им всё по карману, лишь мгновением живут,
В баньке русской не придётся в третий раз им пропотеть.
36 269. Алгоритмом разрушенья и забвения идут,
Не французскими сырами на прилавках плесневеть.
36 270. Не сарказмом унижаю, не речами в мире бью –
Чтобы всякому, кто в деле, Правду в деле усмотреть.
36 271. И за рифму не цеплялся, чтобы критик подустал
От моих всеискажений, так привык оцепенеть
36 272. Тот хранитель что у лингвы, что уже не дует в ус.
Что ж, усами не придётся нам в чуланчик запереть.
36 273. Юмор дело облегчает, хоть смеяться нет причин.
Да в печали нече, друже, нам до старости сыреть.
36 274. Путь земной и так нелёгкий, чтоб без меры нам грустить,
Стоит драйвом в старость счёта косточками нам хрустеть.
36 275. Что печалиться без меры? Может быть, Аллах простит.
И тогда задорным гимном всепрощенья мне звенеть,
36 276. Чтобы каждый в мире слышал, чтобы ноты не забыл,
Чтобы всем врагам у Правды беспробудно поседеть.
36 277. Пусть слова употреблялись все не так, оно видней
Будет, ясно, корифею — чтобы песенку допеть.
36 278. Я ж с такими не тягаюсь, сирым всё в миру хожу,
Чтоб рубахой к телу жёсткой шёлком внешне огрубеть.
36 279. Вот такая незадача, кто за внешним всё идёт,
Не получится такого зверю здесь не пожалеть.
36 280. Где коробочкой от перстня двигались всегда дела,
Мне же перстнем Сулеймана, на персте чтоб уцелеть,
36 281. Много думать приходилось… Думами хоть не силён,
Да на троне в этом мире не способен усидеть.
36 282. Было проще всё движенье, и вдали от мира жил,
Чтобы суть вещей простую дождевым червём воспеть.
36 283. Зúкром червь тот промышлялся, Бога в сердце не забыл,
Был меня намного лучше, зверю чтобы присмиреть.
36 284. И за миром не гонялся, и с землёй в ладах он жил,
Что — гордыней не страдала, поставляя людям снедь…
36 285. В той землице — нет гордыни, из неё весь будет род,
Человеком что зовётся. Почему? Себе ответь.
36 286. Я ответил, с той землёю, разрушеньем что сильна,
В дружбе жил, такое дело не забудь и то заметь.
36 287. На земле Пророк родился, Небеса себя лишив,
Волей вечною Аллаха чтоб земле всей хорошеть.
36 288. Потому мы не в печали, хоть подлунные дела,
Светом вечности в Пророке будут души зеленеть…
36 289. Славы красный цвет был к месту, чтобы дело завершить,
Чтобы славой той пред Богом без стыда нам покраснеть.
36 290. Светом чистого движенья, светом в мире естества,
Продвижением во свете тоже стоит побелеть…
36 291. Власть, что чёрною бывала, как «суýда» знал араб,
Если велено то Богом — можно даже почернеть…
36 292. Объяснением грешивший будет зверь, чтоб образ тот,
Западу понятней ставши, не заставил поскучнеть.
36 293. Чтоб, началом продвигая в середину и в конец,
Можно тут деталь любую ради Правды рассмотреть.
36 294. Что — с заглавной всё писалась, упрощением у дел,
Чтобы тем всегда понятна и отлична будет средь
36 295. Остальных обозначений. Разрешили мне, силён.
Вряд ли будет враже лютый от вестей таких уж млеть.
36 296. Бейты всё что здесь считает, силу слога не поймёт,
Мáдад — дали нам. Ему же — всё пора пересмотреть.
36 297. Сам себя такой лишился, в зависти сгорел дотла,
И ему уж не поможет золотая даже клеть.
36 298. Не придётся вслед такому счастья чашу уж испить,
Безразличиями к бейту на века чтоб онеметь.
36 299. Мне его совсем не жалко, раз, так долго шёл во тьме
И на Свет Аллаха в мире не согласен был смотреть.
36 300. Думал он, что всё сподручно, сладко всех перехитрил,
Миром всем хотел подлунным жизнью тленною вертеть.
36 301. И теперь — винит другого? Он опять «не при делах»?
Как такому, хитрым в сердце, слепотой не окосеть?
36 302. И чего он так боялся — вдруг нашло? Я предсказал.
Чтобы друже, коли был он, грудь по полной распереть
36 303. Мог такою незадачей хитрецам земли родной,
Что ж, пора и бейтам нашим праведным повеселеть.
36 304. Чистых много в этом мире, ожиданьем что живут,
Много им придётся, враже, здесь с лихвой преодолеть.
36 305. Не скучали, не стонали и терпели, и дошли…
Потому всё гимном славы могут дальше песни петь.
36 306. Их не мало — но не много, Гъурабá* — особый сказ…
Чтоб дивизии отборной комсоставом пополнеть.
36 307. Не случайно и не страшно ничего им — Ведь Аллах
Сам Определил им участь, чтоб другому поумнеть.
36 308. Эти, братцы, — люд особый, Гъурабá их назову,
Иисуса ожидая — в Истине закаменеть.
36 309. И получится, не спорю, сорт особый теста там,
Чтобы пекарю любому тестом этим преуспеть.
36 310. Если был товар исходный выше всех похвал, поди,
То тогда любую тяжесть мог купец там одолеть –
36 311. Чтобы, долгими путями сквозь пустыни и моря,
Пилигримом от торговли тайну мира разогреть…
36 312. Что в пути с такими станет? Мир давно забыт таким…
И динаром, и дирхемом сердцу не дано гореть.
36 313. Он другим там устремленьем вышел в этот путь, не спорь,
Чтобы, тайною явившись, души стылые согреть.
36 314. У него — своя задача, у меня — свои дела,
Каждому на ниве Света можно многое успеть…
36 315. Если был Хаййáтом, друже, — очень славная страна,
Чтобы зверь, полютовавши, мог другого приодеть.
36 316. Почему бы нет, мой враже? Пользу людям приноси.
Только научись вначале ниточку в иглу продеть.
36 317. Коль пришло к тебе уменье — значит, дара не лишён,
Можешь гъýдом* на Востоке в ночь Востока прозвенеть.
36 318. И недолго остаётся, чтобы сладости достичь –
Мёда будет свой хозяин, что тайги лихой медведь.
36 319. И к нему я обратился, к мёду с детства не привык,
Чтобы славные значенья воском славы натереть.
36 320. Не напитками покрепче, не смущать чтоб глупый слух,
Что, Хафúза не признавши, ввек не сможет опьянеть.
36 321. А без этого, мой друже, нет успеха в тех делах,
Коими мечтали в мире напоследок одуреть…
36 322. Как же быть? Того не знаю. Есть — дорога. Есть — Пути.
Чтобы лётчику до неба только удалось взлететь.
36 323. Ведь закон не изменили ради глупых простаков,
Коим мудростью навряд ли здесь получится стареть.
36 324. Молодым во мрак стремились, молодыми то нашли,
Даже в старости такие вновь мечтают молодеть.
36 325. Как — разбойник, что бессильем прекратил разбоя путь,
Если б силушка вернулась — вновь разбоем распереть.
36 326. Действие — цены не знало, всё намереньем опять,
Чтобы этим лицемерам в вечность Ада околеть.
36 327. И немного им осталось, чтоб «отель» тот обрести –
Лет всего с десяток-сотню нужно было дотерпеть.
36 328. И тогда уже — поплачут, и тогда уже — конец,
Хоть молитвами старались на остаток досмотреть.
36 329. Если — сердце содрогнулось, если — слёзы полились,
То тогда от счастья может там, конечно, очуметь.
36 330. Много ль ты таких встречавший? Я — ни разу. Но — пока.
Всяко в жизни ведь бывало, умному чтоб разуметь.
36 331. Ведь пути исповедимы не бывали до конца,
Чтобы тайны мирозданья дали нам понять суметь.
36 332. Я, грешивший стихоплётством, знаю то наверняка,
Чтоб подобною сатирой дело двигать в мире сметь.
36 333. Гордость — знай, не то начало. Что — до Ада довела
Многих, коим приходилось и талант в миру иметь.
36 334. Потому, лишённый чванства, сердцу был всегда и мил,
Чтоб таким всю спесь последних в сердце начисто стереть…
36 335. Лишь Любовь всё позволяла, ей одною все дела.
Чтобы души, оступившись, в мрак… Не дай заиндеветь.
36 336. В Боге всё любовью стало, там один её причал,
Чтоб Хафúзом, мэтром вечным, мог и я заматереть…
36 337. Всё в Газелях нам сказавший — и не раз, не два, не три…
Чтоб счастливая монада в бесконечность замереть
36 338. Бейтами фарси сумела, обрела чтоб свой удел,
Чтоб земля, подлунна если, не стремилась оскудеть.
36 339. Мэгги всё во мне решала, ею был навек сражён,
Чтобы участью другою всё иное расхотеть…
36 340. Ни к чему уже страданья, все остались позади,
Выполнила назначенье у судьбы из рока плеть.
36 341. Чтобы плыть по назначенью, океаном вне морей,
Чтобы старой субмариной снова где-то припереть.
36 342. Небеса своё решали, штаб оттуда был земли,
Серой* лошадью придётся ангелам в пути сереть.
36 343. Или — белой. Всё спокойно в измерениях у них,
Нам же в битвах с эгом, друже, стоит вместе умереть.
36 344. Пусть — его не победивши. Но сражались, как могли.
Этого вполне хватает, чтобы в небеса лететь.
36 345. Обоюдным уж значеньем, где мудрец нашёл своё,
Стих мечом таким воткнулся в эго напоследок ведь…
36 346. Чтоб оно — не оживало, чтоб отстало, наконец,
Чтоб нигде не появлялось в прошлом, нынешнем и впредь.
36 347. Сталь железом укрепилась, саблей повела войска,
Чтобы в прошлом оставалась из сомнения вся медь.
36 348. Мэгги, вытащив умело, дела ход определив –
Неводом дела решала, отодвинув мою сеть.
36 349. В ней одной и укрепился, зверем хоть для всех прослыл,
Чтоб михрáбом моим стала, что украсила мечеть…
36 350. Долго и бесплодно очень рыскал по степи пустой,
В общем, друже, приходилось очень плотно попотеть.
36 351. От страдания уставший, но привыкший по чуть-чуть,
Чтобы долгими ночами на луну уж не реветь.
36 352. Мёдом в деле промышляя, чтобы пчёлы, зная толк,
От души могли нектаром в сотах волею гудеть.
36 353. Монохромом отсекая, в монотонность уходя,
Стар уже, чтоб в песнь лихую слогом новым вновь пестреть.
36 354. Воли начисто лишившись, волю Богу поручив,
Ни к чему уже на старость лет чего-то и хотеть.
36 355. Что ж, удачно получилось. Бог был Щедрым сверх Краёв,
Чтобы книга эта стала всем — захочет кто уметь.
36 356. Ты, Сахъуá, сокрывший много, тем дотла хотел сгореть,
Океаном Бирюзовым Мэгги чтоб запечатлеть…

400. Завершающая Наджúб Сóда

36 357. Был всегда я слаб душой — и легко опять признаю,
Чтобы не кривить дугой — не того, видать сословья…
36 358. Мир подлунный всё живёт хоть потехою бесправной,
Ничего не видит он за стеною пустословья…
36 359. Почему? Не мой удел странным дело объяснять,
У любви — свои права, что не терпит малокровья.
36 360. Отчего? Не знаю я, в тех делах давно привычный
Был не зверь, незнамо кто, и не даже страсть коровья.
36 361. Почему-то охладел люд земли иль был такой же?
Пусть, и сыр ценили все и любовь была морковья.
36 362. Многого не понял я, чтобы дело ускорялось,
Чтобы люди все дошли остановкою зимовья.
36 363. Труден Путь, порой, бывал… Это тоже пригодилось:
Прямо дело прояснил — ни к чему мне песня совья.
36 364. Сокол в деле… Им Хозяин чтоб доволен был всечасно,
Чтобы вечностью стал гимн для того многочасовья…
36 365. Помощь в деле всем нужна, а иначе — не бывает,
Хоть шнурки те завязать — нотами мне песнь шнуровья…
36 366. Долго бегал и летал, и метался сталью в домне,
Чтобы смог, познав мосты, утонуть, вконец, в Любовь я:
36 367. Тем опять Сакрадеми, Мэгги что, Сахъуá спасала –
Чтоб навек во Свет влетел Розою у изголовья …

17.04.2023
Шукур Тебуев

Тебуев Шукур Шабатович (9 мая 1944 года / 17 Джумадаль-Уля 1363 года хиджры - 29 сентября 2021 года / 22 Сафар 1443 года хиджры) - актёр, поэт, прозаик, сценарист, кинорежиссёр, журналист. Выпускник Shota Rustaveli Theater and Film Georgia State University (1972). Актёр карачаевской труппы Карачаево-Черкесского драматического театра (1972-1985). Главный режиссёр, редактор и журналист ГТРК "Карачаево-Черкесия" (1993-2007). Член Союзов журналистов (1996) и писателей (2020) России. Заслуженный работник культуры КЧР (2012). Автор окталогии "Ас-Сафи" – эпической драмы с элементами лирики философско-дидактического содержания в 8 частях, 40 книгах, 124 тысячах бейтов – крупнейшего поэтического произведения мира одного автора (~343K/~920K, материалы готовятся к публикации). Литературный колосс карачаевского писателя уже обошёл по объёмам греческую "Илиаду-Одиссею" Гомера (29К), индийскую "Рамаяну" Вальмики (48К), персидское "Шах-намэ" Фирдоуси (120К) и индийскую "Махабхарату" Вьясы (180K), уступая лишь кыргызскому эпосу "Манас" (396-416~500К). Окталогия ни в печатном виде, ни в электронном варианте не продавалась и не продаётся – находясь в свободном доступе для всего человечества.
Внешняя ссылк на социальную сеть Мои работы на Author Today Стихи YaPishu.net Мой срвер на Discord


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть