Ас-Сафи. Фикх. Полотно (сонеты 1 – 601, вне общей нумерации)

Прочитали 188








Оглавление
Содержание + серии

As-Safi Octalogy. Fiqh. Volume III. Canvas (601 sonnets)

Free sonnets

Одобрено Председателем исполкома координационного центра мусульман Северного Кавказа и Муфтием Ставропольского края Мухаммадом-хаджи Рахимовым

Ас-Сафи. Полотно Фикха

/ Стратегический запас /

601 Stans
1
Размышленья о былом
Сути мне не добавляют,
Был я малый водоём
И давно об этом знают.
Чтобы Станом в даль шагать,
Полотном всё закреплять?
Я не знаю, не читал,
Много в жизни пропускал,
Что обычным людям стало,
Я же – выпал с колеи,
У судьбы витки свои,
Да и вновь твоё забрало,
Что пугает всех подряд,
Люди прямо говорят…
2
Что-то всё осточертело?
Мне ль об этом говорить,
Коль Стрелою в цель летело,
Чтобы Богу угодить.
Легче, проще и ясней – 
Кредо снова в день из дней…
Как арабы говорили,
Красноречьем что сразили
Не меня лишь одного,
Пусть, язык я их не знал
Как хотелось бы для дела,
Рифма сходу подоспела,
Чтобы критик там не спал.
Что ж поделать – времена…
Не моя коль сторона. 
3
Сторона – всегда у Бога,
Хоть лишён Он всех сторон.
Там находится дорога,
Всех лишённая Времён.
Чтобы дело поспевало,
Ничего не упускало.
Лёгок стих чтоб дале был,
Чтоб читатель не остыл?
Мне ли знать. Не успеваю
Стих писать тот под луной,
Был лентяй всегда такой,
Этого хоть не скрываю.
Лучше Правду говорить,
Что с Заглавной Буквы быть…
4
Никого чтоб не пугать?
А кого мы здесь пугали? 
Прямо дело записать
Было надо – записали…
И не гением пробился,
Писарем определился.
Коли темы нет в стихе,
Не сказать чтоб во грехе – 
Не пустое ль пустословье?
Или «лирика» такая,
Что течёт себе без края?
Не моё всегда сословье,
Где Поэзии страна
До и в после Времена… 
5
Неужель?.. О, Боже правый…
Нечего мне здесь скрывать,
Тест из психики, что бравый,
Суть мою определять.
Интересно самому – 
Или жемчугом ко дну
Истина не утопала
И ловца смиренно ждала,
Чтоб – за Мэгги я пришёл?..
Как же рад я буду встрече,
Неспонтанные всё речи,
Мэгги в сердце приобрёл…
Значит – соколом летаю,
Хоть того и сам не знаю…
6
Полотно интригой манит?
Мне-то что? Других печаль.
Что судьбою одурманит
И затянет нитью вдаль. 
Что ж, тем более – занятно,
В мире странном адекватно,
Чтобы рифмой удивить,
И читателей «сносить»
В те поклонные края,
Слава мира где витала
И спокойно обитала,
Слава Богу, не моя.
Легче в тишине прожилось,
В сердце всё угомонилось…
7
Неужель? И, слава Богу…
Ты артист, видать, всё тот,
Собирается в треногу
Всё стреноженный народ.
Не его эта печаль,
Хоть такого мне не жаль,
Если – Правды не искал,
Наперёд всё отвергал.
Может, глупостью отвергнет.
Ты же тоже не купец, 
Чтоб понять, где был глупец,
Эга гнёт однажды свергнет.
Слава Богу, хоть тогда
Не напрасно вся вода… 
8
Тюрков край в Стране Восточной,
Что Манáс нам породил,
Целью выстроился точной,
Боже в этом убедил…
Что – в Пятьсот из Тысяч строк,
Эпос выдать столько смог.
Что ж – нам есть на что равняться,
Вслед за делом разогнаться.
Промежуточный этап
Пятой Ведою считаю,
В Индостан за ней шагаю,
Хоть был гъáджам, не араб:
После Двести Двадцати
В даль полегче нам идти…
9
Полотно мы приплюсуем,
Может быть, в Наджúб Десятый.
Цифрами не забалуем,
Чтобы все дошли солдаты.
Всё в Седьмом мы посчитали – 
Шах-Намэ там оставляли.
И Девятый уж готов – 
Краткой ясностью суров.
Цифра – делу помогает,
И про то уж говорил,
Видно, всё ж, не досолил,
Повторением мотает
Тот же ус, не домотал,
Боже снова помогал…
10
Поотвыкши от работы,
Я немного заскучал – 
Хоть и много в том заботы,
Хоть до нельзя зверь устал…
Дело двигалось достойно,
Пусть, для многих рукомойно,
Коли завистью живут,
Остановимся мы тут.
Зависть та – неизлечима,
Мне в том деле не помочь,
Пусть, за сына или дочь,
Пусть, душа легко ранима.
Люди с эгом не боролись,
Тем на то и напоролись…
11
Так что – сами разгребут.
Или в этом – или в том,
Миром в мире что зовут, 
Был я малый водоём:
Не со мной они тягались – 
С Богом в прятки «заигрались»:
Эго «богом» своё чтили,
Бога все они забыли…
Что ж, напомним – и добью:
Гений многих затухает,
Чахнет златом, затихает.
Кол осиновый вобью.
Жёсткий? Жёсток Иисус,
Скоро разрешит конфуз…
12
Пара у щеки – не та
В этот раз, и не при деле,
Всё мерзавцам маета,
Раз, на Небе так хотели
Иисуса нам вернуть – 
Показать где дела Суть:
«Богом» ли считал себя,
Был ли он убит, друзья,
Скоро – сам и объяснит,
Песня вот тогда начнётся.
Мир узнал – где всходит Солнце,
Знай и ты, младой пиит,
Что для рифмы нам нашёлся,
Запад и Восток сошёлся… 
13
Вот такое Полотно – 
Ни о чём и ниоткуда,
Очень странное оно
И всплывает в форме чуда,
Как Пустыню мы читали,
Что в Султанах записали…
Вольный стих у нас зовётся,
В Много Бейтов соберётся – 
Стратегический запас,
Значит, надо запасаться,
Чтоб до цели уж добраться,
В этом деле должен ас
Все нюансы подсчитать,
Чтобы с песней вдаль шагать…
14
И меня не утомляет,
Можно просто отдохнуть,
Мыслью по полю гуляет,
Проявляя в деле Суть,
Чтоб читатель понимал – 
Вольный стих нам помогал.
Место чуду тоже есть,
Но Закона знаем честь.
Что – Божественен, и он
Только всё определявши,
По-другому не бывавши, 
Вот таков Его Закон.
Можно биться. Иль признать.
Рай геенной разменять.

15
Адом не пугал, друзья.
Стиль не мой, и мне не надо.
Такова уж песнь моя – 
В мире этом мармелада
Шоколадом брал в авось?
Ни к чему такая ось.
Есть давно меридианы,
Отделить Востока страны.
Был я к Западу привычен,
Хоть и тот был азиат,
Всё зашивший из заплат,
Голоском до боли зычен:
Петь-то не умел совсем,
Прояснением для тем…
16
Всё сарказмом заплывает?
Ну, зачем так упрощать?
Не банальностью шагает,
Не привыкший кто шагать…
[Сам себя не узнаю,
Много воли мне в краю,
Что стремится к Океану,
Славой вечной ставши Стану…]
Веет всё Хафúзом в Вечность,
Чтобы зверь легко шагал,
Цели этой достигал,
Углубившись в бесконечность…
Что ж, такие, знать, дела.
Песня воли всем взяла…
17
Всё вот так из ниоткуда.
Всё легко течёт путём,
К коему и я прибуду,
Будь я трижды водоём.
Трижды водоносом звать
Тоже можете, как знать…
Эти образы с Востока
Грели сердце одиноко,
Чтобы двигаться, лететь.
Ничего не забывая,
Ни к чему не обращая
Взора. Чтобы не хотеть
В этом мире ничего.
Даже менее того.
18
Не к печали и не к спеху
Зверь движеньем приостыл.
Подобало так Доспеху,
Что Божественным и был… 
Чтобы биться с мраком славно,
С эгом гнусным и подавно.
Нет иного там пути,
Чтоб проехать и пройти.
Если кто того не знал – 
Много времени теряет,
Налегке хотя шагает,
Главным в деле угасал.
Главным – подчиненье было,
Где Великим движет Сила…
19
Ветром веяли ветра,
Чтобы сырость удалилась,
Коей уходить пора,
Неспроста укоренилась,
Чтобы слёзы проливать – 
Здесь Пустыни в мир печать,
Что сушила грусть любую,
Тем теперь не забалую,
Чтобы двигаться вперёд.
А народ? Народу вряд ли
Это нужно? Пустошь, сад ли
Возводил из года в год?
Плод покажет – что там было,
Совесть что наворотила.
20
Из Пустыни сквозь просторы
Почему-то зашагал,
Не послушал уговоры,
Словно их и не слыхал.
Нече времени пенять – 
Чтоб дорогу сокращать
Надо топать неуёмно,
Быстро и грузоподъёмно.
Славен вольный стих в стиху,
Что разгоны упрощает,
Духу крылья расправляет,
Быть что снова на слуху.
Что и требовалось нам,
Остановка. Уа с-салáм.
21
Бледнолицые устои
Тем святым не помогали,
Не помогут уж обои,
Если стены не спасали.
Непонятные дела?
Вновь дороженька свела.
Чтобы речь была забавней?
Чтоб Теченьем полноправней
Все устои соблюсти,
Что лишь формой отступают – 
Суть у дела сохраняют,
Суть у дела лишь в чести. 
То не забывай, пиит.
Не забывший победит…

22
Вольный стих течёт Рекою,
Чтобы Океаном стать.
Волен путь для нас с тобою,
Чтобы Мэгги снова звать
В путь-дорогу разрешили,
Зверя в деле не забыли.
Был уклон клавиатуры
Непонятной всем структуры.
Что ж. Привык давно и сам.
Если дело делать надо,
Мне хватало Шоколада
Славой вечной Небесам:
Как Брюс Ли мячом играл,
Что пинг-понгом кто-то звал…
23
Непонятные страданья
В непонятные обеты?
Чтоб хватило мирозданья
Разгадать всего секреты.
Я к секретам не стремился,
Этим в Путь укоренился.
Да заставили постичь
Зверю дикому всю дичь…
Что ж там странного такого,
Чтобы дело упустить?
Если надо – в Боге быть,
Не находится иного,
Чтобы речи опускать,
Топором перерубать.
24
Что-то всё остановилось?
Передышкой преуспели.
Ничего не утаилось,
Раз, на Небе захотели…
Дальше двигаться придётся,
Где заходит в мире Солнце,
От Восхода путь начав,
Был такой у мира нрав…
Чтобы в деле преуспеть,
Чтоб Поэзия прижилась,
В мире этом полюбилась,
Чтоб Хафúзом долететь:
Так Газель всех оживила,
Леденца Хайдара Сила…
25
Полотно имело План,
Коего пока не знал.
Должен будет в деле Стан
Заполнять собой Причал,
Где пристанут Корабли, 
Почитай, со всей Земли…
Дело делалось приватно,
В общем, сносно, даже ладно.
Что гордиться неудачей?
Гордость в деле порицалась,
Униженьем возвращалась
Супер в скорость передачей.
Ты смиреньем в мир шагай,
Где Тауáдугъа был Край…
26
Сáран – значит человек.
Вновь кавычки опускали,
Чтоб полегче был наш бег,
Раз, кроссовки ноги сжали.
Ты – расслабься и шагай,
Дело просто своё знай.
Ведь дела Один Он делал,
Ты же – спал или обедал.
Лишь намеренья печать
В День Суда и возвращалась,
Где намерением сталось,
Чтобы Разум добавлять.
Тем Аллах и воздаёт,
Коль Прощение даёт…
27
Неудачей не смутили,
Нет смущенья в нашем деле.
Покраснения забыли
Бледностью, что на пределе.
Был не горд и не спесив,
Может быть, не так учтив.
Уважение – внутри,
Если сможешь – посмотри.
Я не мог и не смотрел,
Всё по запаху решаю,
Тем в вселенной и летаю,
Ничего – что улетел
Зверь опять по той привычке,
Видимо, искать кавычки…
28
Не к чему, что ль, нам стремиться?
Мир бездельником считает?
Всё знакомые там лица,
Ба ту речку дополняет.
Типа, я шутить любил?
Может быть. Да позабыл.
Шутка к месту, знай, бывала
Иногда. Познаньем знала,
Что – вреда от шутки больше,
В деле коль переборщить,
Семенам раздора быть,
Что продлятся многим дольше.
Чтоб раздора избежать 
Не шутилось, шуток рать.

29
Почему-то неумеха
Радует народ земли,
Что от радости и смеха
Так гогочет. Что ж, смогли…
Я же строгостью лишь взял?
Кто такое здесь сказал?
Если был спокоен, враже,
Или рад, быть может, даже – 
Виду не было. И что?
Значит, бука или бяка,
Если проще, задавака?
Смайлик нужен в решето?
Смайлы ставил много раз,
Где Япония-Кавказ.
30
Полотно своим шагает
В мир, не зная стороны.
Стороны компасом знает
Океан, его волны…
В море ярость остудило,
Через край уже что била.
Но причина здесь бывала,
В силу Поднята Забрала – 
Видно всё уж ясно очень.
Что другие не видали
Иль не очень-то желали,
Лето где – кричали осень.
Вот таких я сторонюсь
И на Мэгги лишь женюсь.
31
Вольность волею крепила,
Опьяняя в аромат,
Бригантину накренила
В Вал Девятый – так-то, брат.
Мне Жемчужиной был фарт,
Что от Бога, знай, азарт – 
Не заслугой иль в почёт,
Милостью Аллах даёт.
Не в зарплату до получки,
Не авансом чехарда,
Чтоб познать во все счета,
И не в визг собаки Жучки.
Просто так Аллах давал,
Что рабов не забывал…
32
Пастью Тигра восхищаясь,
Что не знал как стал – добычей.
Делом тем не умиляясь,
Много в деле будет дичей…
Я от мяса – поотвык.
Был сырым всегда шашлык, 
Зверь что сам предпочитал,
Что издатель умолчал.
Шаурма сырой бывает,
Что зазналась до предела,
Небо яростью летело – 
Шаурма же всё шагает.
И про то она не знала,
Что добычею уж стала…
33
Все устои языка
Сносит зверь без сожаленья?
И не дрогнула рука?
В понедельник воскресенья
Было трудно ожидать: 
День – другой, другая знать.
Почему-то по привычке,
Медвежатником отмычки
Я не взял – нет в том нужды:
Бог все двери отворяет,
Коих зверь и знать не знает,
Что напился всей воды.
Океаном устремлялся,
Каплей малой растворялся…
34
Не хватало нам чего-то?
Нам давали рацион
Полный. И не нам забота.
Нарушающий Закон
Лишь об этом щебетал,
Сам себя определял…
Зверь молчит, ведь так удобней –
«Мудростью» правдоподобней…
Самобичеванья стиль
Эгу был так неудобен,
И не сыром в масле сдобен,
Потому «ненужный» шпиль.
Эгу если подчинился – 
Проиграл, навек забылся.
35
Полотном тут задышалось,
Чтобы речью вновь смутить?
Как прислали – записалось,
Писарем не всем тут быть…
Так приятно записать – 
Как нунчаками играть,
Не в пинг-понг хотя играли,
Небом сильно нагружали.
Почему-то – всё забылось,
Память слабой что-то стала,
Ничего не поминала,
Или – заново открылось?..
Бог вершил Свои Дела,
Тем вселенная жила.

36
Семьдесят Станов – Тыща строк,
Надо там прибавить Два.
Математики урок
Проявленьем Волшебства.
Цифра с цифрою стояла – 
Числа многие давала…
Слоги – где-то проседали,
Почитатели узнали.
Я – ни рэпер, ни мастак – 
Речи эти записал,
Как Аллах сюда прислал,
Не Емеля хоть простак.
Потихонечку шагаю,
Вести с Неба обретаю…
37
Счастье, счастье… Где же было?..
Сколько я его искал.
Поостыла уж могила
Так моя средь моря скал…
Море с скалами дружно – 
В сердце, то-то и оно.
Hillman чтобы мне сказать?
Иль Пустыни, всё ж, печать?
Я не знаю. Был – землянин
Я пропискою пока,
Чтоб сказать наверняка,
И к тому же мусульманин.
Что постичь пытался Бога,
Где Суфизмом вся дорога.
38
Понемногу понимая
Тяготы того Пути.
Сил в себе не замечая,
Чтоб куда-нибудь идти,
В силе к Сильному воззвал – 
Мощь Немеренную дал…
Что ж, Аллаху всё видней,
Ни к чему уж корифей,
За Пророком кто пошёл.
Хоть букашка или зверь,
Здесь весь пыл в миру умерь,
Сокол пусть или орёл.
Здесь особая граница – 
Мироздания столица…
39
Нет провинции в столице?
Ясно дело – нет её.
Ни к чему перепелице
Окунаться в забытьё… 
Как удачно всё совпало,
Что удачней не бывало?
План у Неба в деле был, 
Что, понятно, зверь забыл…
Как всегда. Не человек
Был он, тем ему прощалось,
Где с других давно взыскалось,
Шесть Веков продлился век – 
Чтобы зверя видеть вновь
На земле – и в глаз, и в бровь…
40
Как комбайном пропахали – 
Все поля уже прошли,
Жатву славную нам дали,
Всё газетчики учли.
Я ж газеты – не читал,
Интернет всё изучал.
Чтобы «чайником» не стать,
Хоть, наверное, прозвать
Юзер право то имеет,
Что спокойно там летал,
Виртуальностью начал
Много в деле разумеет.
В ногу с временем шагай – 
Хочешь зверем тут летай.
41
Всё – непросто. Признаю.
И от слов не отвыкаю.
Станы новые Царю
В стиле ретро воздвигаю: 
Козней мира сторонись,
Златом к миру не вернись.
Вот и всё из квинтэссенций,
В мире чьих-то акциденций.
Сложно всё и отрекаюсь
Сутью там, где формой дело,
Духом зверя не летело
Более туда, признаюсь.
Что-то, видно, подустал
Я от временных начал.
42
Люди – людям помогают,
Бог чинил такой Закон.
И святого в мире знают, 
Первым в списке будет он,
Что Пророкам вслед придёт,
Чтоб спасать земли народ… 
Полотно так завертелось,
Правдой алою зарделось.
Что ж, Аллаху всё видней…
Что за Дело опасаться,
Что Небесным будет знаться
В будущем. Годины всей
Счётом я тому не знаю – 
Иисуса ожидаю…

43 
Трижды смелый вслед Хафизу
Может только стих слагать,
Не получишь эту визу – 
Можешь даже не мечтать.
Зверь, приказом удручённый,
Вовсе не умалишённый, 
Будет далее тянуть,
Чтоб с дороги не свернуть.
Здесь Хафиз мне улыбнулся,
Что от дела изнывал,
Всяк в миру лентяем знал,
Мир подлунный обманулся.
Да Хафиз меня простил,
Ремеслу он научил…
44
Заготовками у дела
Дело двигалось вперёд,
Небо знало всё умело
Сразу так и наперёд…
Ничего не понимаю,
Речи быстро набираю – 
Слава Богу, Ворд придаст
Фору в деле, не продаст.
Как надеюсь. Техник странный
В мире уж решает всё,
Заменяя самоё,
График у него пространный:
В мире всяк нуждался в нём,
Будь я трижды водоём.
45
И понятья не имею – 
Что и как тут понимать.
Славой, что ли, в мире млею?
Никому меня не знать.
Тем-то лучше и спокойней,
Разродилось дело двойней,
Чтоб быстрее вдаль идти,
Если дело всё в чести.
Рифмы Бог придал изрядно,
Что забыл, поди, давно,
В чёрно-белое кино,
Поминанием приятно…
Старым ретро в мире звалось,
В новое что превращалось.
46
Пусть считают, как хотят.
Мне-то что. Заранье пресно?
Не котят или щенят
Ждали здесь. Не интересно?
Слава Богу. Хорошо.
Не сказать чтобы ещё.
Неприятное сказать,
Чтобы дело завершать. 
Если Мáдад прошибает
Всей вселенной уж устой,
Что там в мире под луной – 
Зверя больше не смущает.
Критик тоже где-то был,
Жаль народ его забыл.
47
Тишины вдруг захотелось…
То ли я устал без меры.
Или просто не умелось
Сделать что-то ради веры?..
Может быть, Аллах – Судья.
Потому моя ладья
Просто так плывёт по миру
В Скандинавию. Пунктиру
Незачем ту карту метить,
Чтобы Мэгги разыскать – 
Нужно сердцем карту знать,
Чтоб заранее ответить
И ответ услышать вновь – 
Коль така была любовь…
48
Видно, начал я стареть
Неуёмно и без меры…
Чтобы вдаль Стрелой лететь.
Что застыли, пионеры?
Первый кто – тот пионер,
Чтобы задавал пример.
Иль – Имам, чтобы сказать
И Хайдáра поминать…
Был Али средь первых в силе
И в статье уже любой,
Знает это и простой
Как и просвещённый. Миле
Всё такой на свете быть,
Чтобы морем дальше плыть…
49
Юность, юность… Что же стало,
Как деньки те пронеслись?
Словно их и не бывало,
Духом возносило ввысь.
Мы же вдали всё шагали,
Счёт у дней не замечали.
Или же Годин расклад,
Что построились в парад.
Времени хоть вёлся счёт – 
Где-то времени не знают,
Если Вечностью взлетают,
Там всего один пилот.
Потому и не заждались,
Речи дивны удавались.

50
Автореверсом застряло 
Вот такое в живопись?
Или удовлетворяло?
Может, нет. Тогда – крепись.
Люди сразу не признают?
Позже следом всё считают?
В счёте слабым очень был,
Потому не заценил.
Всё тут в мире чередом,
Что Всевышний предписал.
Человек чтобы решал
Что-то хоть?.. Сказал о том
Много выше раз, поди.
Что там ждёт нас впереди?..
51
Полотно нам надо ткать,
Быть ткачом почётно очень,
Ведь Пророчества Печать
Шил когда-то, между прочим.
И паук пришёлся к делу,
Как доска подходит мелу.
Был он ткач средь знатных, знай – 
Гъанкабýта почитай…
Спайдермен был весь в него,
Видно, тем и приглянулся,
Чтоб ребёнок улыбнулся,
За имением сего.
Что ж, Нью-Йорк давно сменил
В град другой и к нам частил.
52
Нету времени чудить,
Нету времени для дела,
Правде только надо быть,
Раз, так Небо захотело.
Ничего не объяснять – 
Знанием одним шагать.
Как легко тем знаньем стало – 
Ничего не предвещало
Славы дальней и на чуть.
Слава Богу, грим надежды,
Что ценили так невежды,
Зверем был хотя – забудь.
Грим чудовище спасёт?
Кто сказал? Где умник тот?
53
«Лэ» обычно говорится
Мягко – чтобы «эль» читать.
В этом деле пригодится
Нам Расýлю Ллáх опять.
Мы – Расýлу Ллáх – сказали:
На Кавказе так читали.
Лингвы верные сыны,
Знанием что так сильны,
Осуждать чтоб не могли. 
Их я тоже понимаю – 
Академий строй ломаю,
Что так строго стерегли.
Нет унификаций здесь,
Сутью промысел был весь.
54
Был – Сират, Сырат, Зират – 
«Син» и «Сод», и «Зейн» был с ними.
Разночтения обряд 
Понесло перекладными.
Мáхир-шейх так говорил,
Шейху Сýккару что был,
Знай, – преемник. В Абу н-Нуре
Слышал сын о той структуре.
Сýккар – Двадцать был Восьмой
В сúльсиле, где только чтец.
Первым там – Пророк, отец.
В этом мире под луной
Всё преемственностью стало:
И иначе – не бывало…
55
Речи быстро забывались,
Что стихами записал.
Что ж, на Небе постарались,
Чтобы – далее шагал…
Планов я не понимаю,
Зверем во поле шагаю.
Но зато и в том секрет,
Что не вскроешь на обед.
Просто всё – коли не знать,
Или думать по привычке,
Не видать уже отмычке
Прелести такой всю стать.
Богом дело открывалось
И легко всё удавалось.
56
Про Коран сказать сказали,
Что основой в деле был.
Люди в мире всё читали
Книгу Бога, в меру сил.
Хáфс гъан Гъáсым – риуаят
Основным был в деле, брат.
Уáрши – Африка читала
И незнающих смущала.
Разночтенье – пользой дела,
Чтоб сомнения не взялись,
Чтобы люди не цеплялись
По незнанию. И смело
Это Вам смогу сказать,
Чтобы дело облегчать.
57
Десять там Асхáбов было,
Къираáтов Семь – от них. 
Так нам знанье говорило,
Так приходит в этот стих.
Шейх, что Мáхир, так сказал,
А мой сын запоминал. 
Люди – разные бывают.
И по-разному – читают.
Всех создал Велик Аллах,
Разночтеньем что смягчает,
Разным в разном помогает,
Чтоб не ущемить в правах.
Потому пора смещенью
На поправку и смиренью.
58
Страшно снова мне, друзья,
За Поэзию тут браться…
В том легко признаюсь я,
Чтоб зазнайкой не считаться.
Страшно снова в сотый раз,
Говорю что без прикрас.
Может, дело не пойдёт – 
Или будет стих не тот?
Бога сразу вспоминаю,
Что тот стих весь и давал…
Раньше так и впредь мечтал
Будет так, и умоляю,
Чтобы дело получилось,
Без меня хотя кроилось…
59
Мастер – есть свои ухватки,
Тем в отличие от нас.
Ведь с глупца и взятки гладки,
Что увидишь и сейчас.
Как Брюс Ли в пинг-понг играет – 
Каждый в этом мире знает,
Будет нужен Мáдад мне
В той Сэнсеевой Стране…
Только этим и шагаю – 
Словно мэтр-корифей,
Не признав ничьих затей,
Коих я и так не знаю.
Нужен в деле оборот,
Чтобы в дрожь бросало, в пот?
60
И сценарным ходом чужд,
Не моим там всё решалось,
Что во благо чьих-то нужд – 
Этим дело удавалось.
Подчинение – основой,
Конкуренции здоровой
В этом деле избежал – 
В одиночку всё шагал…
Чтобы дело доказать,
Чтоб сомнения не стало, 
Так пора здесь наставала – 
Про святых Вам рассказать.
Семь Томов в присест один?
Бог – Вселенной Господин…
61
Мы начнём – чтобы прерваться,
Непонятный в деле ход.
Не придётся объясняться,
Чтобы понял весь народ.
Строчки две для дела надо,
Одолела всё ограда…
Самому на удивленье – 
Так сварилось тут варенье…
Чтоб кого-то удивить?
Я не знаю, как сказали – 
Речи эти записали,
Чтобы дальше речкой плыть
В достиженье Океана
Властью данного нам Стана…
62
Не куплет и не строфа,
В стихотворности размера,
Не удобная софа,
Полежать чтоб для примера:
Где-то строчки Две стояли,
Где Мухáммасою взяли,
Где-то был простой куплет,
Всем известный как Квартет – 
Бéйтом это всё считаем,
Чтоб удобней разговор,
Был такой там уговор,
Что мы в деле почитаем.
Много нам ещё идти,
Если Бéйтами грести…
63
«Ночь беременна рассветом»,
Чтоб Восток нам посетить,
Говорили Вам об этом,
Где Газелям в Силе быть…
Парафраз известен был
На Востоке, кто забыл.
У Хафиза зверь видал,
Классика он почитал.
Лишь его, что в бренном мире 
Был отдушиной душе,
Избежавшего клише,
Не привязанного к лире
С музой из Эллады,
Чтоб не сочинять баллады.
64
Ростовщичество – харáм,
Все в подлунном мире – знают.
Что не новостью и Вам.
Не обижены шагают.
Кто ростовщиками были – 
Музе той, считай, служили?
Чтобы не переборщил,
Избирательным всё был.
Или я не понимаю?
Чтоб метафорой блистать,
Эллином, что ль, надо стать
Или Римом всё шагаю
Вслед быку, что не тягался
Там с Юпитером, сдавался? 
65
Типа, суфий понимает?
Где ты суфиев видал?
Настоящих – Боже знает,
Что рабов Своих создал. 
В небо прыгал что-то всякий
Наподобие собаки.
Шейх Саид как прояснил,
Крысу там определил:
Лицемер и псевдосуфий – 
Крысой и собакой были,
Мы про это говорили
Вам, не в Басре и не в Куфе
Люди Бога находили – 
Хúдмою святым служили…
66
Кто то дело отвергает – 
Не в Каабу шёл войной,
Хоть того пока не знает,
Всё подлунной стороной:
Чингисханом истреблял
Бог земли тупой навал.
Зверь всегда жестоким был,
Чингисхана чтоб забыл
Милосердного народ,
Что религией Аллаха
Торг ведёт, не зная страха,
Зверь такого и найдёт…
Как магнитом притянуло
Всё железо. Обмануло?
67
Поздним был apologize,
Извиненьем не вместился 
В установленный нам size?
Зверем в деле убедился.
Топором рубил Пророк – 
Аль-Муддáссир… Даже рок
В это дело не вмешался,
Расстояньем удалялся,
Чтобы Мустафу почтить…
Как завещано мирам,
Что уже известно Вам,
Ведь иному там не быть:
Бог Пророка избирает,
Мустафою называет.
68
Скоро Тыща первых строк
В Полотно, иншá Аллах,
Превратится, чтоб зарок,
Данный зверю в мира страх,
Наконец-то, воплотился – 
Малым отдыхом прибился.
Сам пока не понимаю
Те стихи, что здесь слагаю – 
Разрешенье, что ль, пришло
Слово запись заменить?
Вот где «классику» завыть…
Что на зверя вдруг нашло?
Зверь про то и сам не знал: 
Что прислали – то сказал…
69
Никому на удивленье
Не согласный был пахать,
Не в инжирное варенье
Чаем сладеньким вплывать.
Удивительное дело – 
И сказать могу Вам смело.
Что-то рифмой всё приелось,
Ведой Пятой разлетелось,
К коей путь теперь держали,
В Двести Двадцать уложиться,
Где в Сто Восемьдесят лица
Вечных «классиков» дрожали…
Не того хотя хотели
В деле мы, но так велели. 
70
Семь десятков и один – 
Иудея разделенье,
Первой из больших общин,
Верующим где почтенье.
Эти числа заменили
Где-то смыслом и сокрыли,
Чтобы дальше в мир блуждать,
Ничего не признавать.
Верных Богу признавал
Зверь, пускай, любой общины, 
Если в Боге те Мужчины.
Никого не различал
Из Посланников Аллаха
Зверь вотще. Вот так-то, птаха.

71
Семь и два – для христиан,
Их на столько разделили,
Единицей меньше дан
Счёт евреям. Убедили.
Что последней перед нами
В мир общиной, не врагами
Мы себе считали их,
Где успокоенья стих.
Богу «сына» приписали – 
Униженье тем нашли,
Вниз дела давно пошли,
Так униженными стали:
Сáггъара, Али сказал,
Их Аллах*, что дело знал.
72
В семь десятков с трио вслед
Нашу ýмму разделили.
Вот такой пришёл ответ,
Цифру очень где любили.
Только áхлюль-хáккъ идёт
Вслед Пророку. Знай, народ.
Что суннитами назвали,
Как про то уж Вам сказали.
Как пришло – так сохранили,
Нет избытка там в делах,
Недостатков слышен страх:
Внешним внутреннее чтили,
Чтобы чистая вода
Протекала здесь всегда.
73
Нету в деле вдохновенья?
Знать, пора передохнуть…
Чтоб не наварить варенья
Не того, хотя б с чуть-чуть…
Чтобы свежестью дышало,
Стоит в деле что немало,
Утомительны дела,
Знаний где метла мела?
Утомительны – для эга,
Деньги что гребёт лопатой,
Тренировкою горбатой,
И не выпросить там снега,
Как всегда, поди, зимой,
Жадиною был простой.
74
Что ж, деревья – элемент 
Для ландшафта очень важный.
Выявления момент, 
Не сказать чтобы портняжный,
Важным в деле очень был – 
Где хаййáтов зверь хвалил,
Начиная от Идрúса,
Повторением до биса,
Где приходит наш Пророк,
Чтобы тоже в деле шить,
Нас к тому благословить,
Раз, хотел Всевышний Бог
Чтобы люди дело знали,
Что портными мы назвали.
75
В зоопарке – только совы?
Или зверю показалось?..
Непонятные засовы:
Слава Богу, запиралось
Всё несчастие, поди, –
Всё любовью впереди
К Мэгги, только настоящей,
В жизни под луной чадящей.
Мэгги, что ли, получил?
Что, так радостью звенело,
Сердце зверя, что ли, пело?..
Он секрета не раскрыл.
Свадьбу в тишине сыграли,
Никого не приглашали…
76
Прикрываясь Богом, люди
Много мерзости вершили.
В мире, позабыв о чуде,
Люди явно учудили.
Думали, что всё пройдёт
На ура и соль дойдёт
Так до места назначенья
Для привычного варенья?
Не сказал бы. И не так.
Умными себя считают,
Остальное унижают,
В мире кроме них дурак
Только де обосновался?
Ад не зря им создавался…
77
Ад – чтоб выпрямить кривое – 
Видимо, и создан был.
В вечность будет что такое,
Чтобы всякий не забыл,
Препирательством вонзаясь,
Правды ложью не стесняясь – 
Белым чёрное назвал,
Суть у дел искажал
И – сознательно. Учти.
Что такого мне жалеть? – 
Сыром бегал преуспеть, 
Был преградой на Пути.
Чтобы в вечность углубился,
В Ад скорей поторопился.

78
Да, жестоким зверь бывает.
Если убивать детей
Нечисть мира пожелает
Как-нибудь в один из дней – 
Тоже зверю, что ль, молчать?
В Ад чтоб молча отправлять?
Или биться неуёмно?
Что там противозаконно?
Пёс бродячий, что кидался
На детей и убивал,
К жалости теперь взывал?
А в душе-то – измывался?
Шею рубят дикарям,
Людоедам. Будет Вам.
79
Будет зверя осуждать,
Что хирургом на пределе,
Будет опухоль срезать,
Чтобы люди не болели.
Несогласным кто там был – 
В терапию угодил.
Думаешь, ему помогут?
Да навряд ли там всё смогут.
Нужен нож-топор, считай,
Где пилюля не решала,
Что уже и не хватало,
Хирургии это край.
Зверь в хирурги записался?
Я не знал и не признался.
80
Видно, эта речь смущает
Неумех в земных делах,
Что метафоры не знает
В поэтических кругах. 
Ты подвоха не ищи,
Сутью уж не трепещи – 
Был подвох в делах твоих,
Коль искал его у них,
Где – подвоха не бывало.
Жёстко вновь определил?
Ничего чтоб не забыл.
Ничего не доставало
Чтобы больше в том пути,
Хоть далече нам идти.
81
Сердце вновь не обмануло,
Если есть оно иль будет.
Помянуть не преминуло,
Знамя флагом здесь прибудет, 
Разницы хоть никакой 
Не узрел, поди, герой.
Да и зверь не знал о том,
Был хоть малый водоём.
Всё синонимами стало,
Чтобы речью заблистать?
Нечего, поди, читать?
Или классиков так мало?
Я не знаю. Не читал.
В подлинник фарси не знал.
82
Чтоб Хафиза тем почтить.
Переводом сокрушался,
Что хватало мне убить
Эго. Зверем не метался
В мире всякий человек
Средь озёр, морей и рек.
Снегирями улетал,
Чтоб Весны пришёл аврал,
Жизнь блистала, бьёт ключом,
Чтобы снова просыпаться,
К жизни новой возвращаться,
Оживлением возьмём.
Что и нас уж ожидало,
Не при чём где всё бывало…
83
Непонятно? Что за речь?
Всё абракадаброй в силе?
Согревать создали печь,
Хоть не помогла в могиле.
Холод мира отступал – 
Каждый в мире умирал.
Но не каждый возродился
Духом, кто-то оступился.
Дай Аллах, чтобы – не мы,
Кто был с нами и любим.
Литераций херувим
Не нашёл опять кормы:
Не увидел нос стрелы.
Знать, не соколы-орлы.
84
Что-то всё пошло рекою,
Чтоб успели записать,
Почитали чтоб с тобою
Типографии печать.
Может быть. И ожидаю.
Спор давнишний продолжаю,
Не по сути, а по форме.
Зверь, по-прежнему что в норме,
Может долго. Долететь
Той Стреле Хайдáра сила
В этом мире подсобила,
Чтобы в вечность не болеть. 
Чтобы Рай бесценным стал,
Где цены уже не знал.

85
Речь течёт своей дорогой,
Чтобы стройных удивлять.
Ведь худых так стало много,
Можно даже не считать,
В счёт желавших не включая,
Калькулятор не ломая.
Люди модой падки были,
Чтобы стиль опять забыли.
Только духа корифей
В этом деле разбирался,
В глубь по форме не старался,
Тимофей или Матвей.
Люди имена избрали,
Всё стратегией шагали.
86
Чтоб душа походкой знала,
Именем своим идёт,
Что от мира отличало,
Это дело подойдёт.
Разным ходом разный люд
В мир пристроится. И тут,
Как и в мире что потом,
Непролазный бурелом – 
Бога в сердце коли нет.
Ничего не помогало,
Коль душа и не искала – 
То получит что в ответ?
Коль царя не попросили – 
Лишь себя и обделили.
87
Думали, он побежит – 
Чтоб просить их попросить?
Скажешь что, младой пиит?
Или «так тому и быть»?
Смыслом рока потакая,
У людей болезнь такая,
Слабости души своей,
Что судьбою «корифей»
Очень хочет признавать.
Руку протяни – возьми,
Очень просто всё вельми,
Вслед на Бога уповать.
Сердце с телом различали,
В Сóде ранее сказали.
88
Сердце – будет уповать.
Тело – средством пробиваться.
Два в одно там не мешать,
Чтобы в деле разобраться.
Дух и тело различали, 
Кто не глупый до печали.
Что ещё добавить там?
Всё понятно, ясно Вам.
Так надеюсь. Не устали
Чтоб от натиска идей,
Чтоб достигли Вы скорей
Цели, пусть, пока не знали
Точно карту всю пути – 
Всё намереньем в чести.
89
Коли – проще выражаться.
Разум и иннéт решают,
Чтоб намереньем прозваться,
Люди что не забывают.
Бог намеренье хранил
У святых. Что выше сил
Нам простым. Уже смирился
Зверь, в дороге утомился.
За намереньем смотреть
Надо долго, неустанно,
Хоть намеренье желанно,
Очень трудно преуспеть.
Плоскостей там Трио было,
Поминанье приходило.
90
Бог. Иль Рай. Или Дунья.
Нет смешенья в этом деле.
Дальше умолкаю я,
Так на Небе мне велели. 
Ничего там нам не ново – 
Мира где всего основа,
Много раз про то сказали,
Речью долгой утомляли.
Ничего. Нам не в первой
Людям Правдою солить,
Эгом где хотели жить
И тянуть чтоб за собой
Мир подлунный, чтобы стал
Рядом, в Ад легко попал.
91
Что же, так всё и бывало,
Был у жизни свой разгон.
Счастие души позвало
Реверансами в поклон.
Люди многие блуждали – 
Лишь бы Истину искали,
Что тогда сама найдёт
Их от Бога, тем вперёд
Можно просто продвигаться,
Чтобы речь не городить,
Философией убить – 
Не моё. Чтоб оставаться
Зверем диким навсегда, 
Нет где злобности следа.

92
Иль – учёный ошибался.
Или – нагло людям врал.
Кто и чем там промышлялся
Я не знаю, не сказал.
Плох учёный – хуже всех,
[Что злонравием утех
Много дьяволу дарил,
Хуже всех на свете был.
Праведностью тоже жили,
Что учёными мы знали,
Мало хоть таких видал
В наше время. Их ценили.]
Так в хадисе говорилось,
Видеть что нам приходилось.
93
Ранг черпает Полотно,
Никому досель не видный,
В чёрно-белое кино,
Лишь завистнику обидный.
Запись дела отменяли – 
Мы теперь стихи слагали?
Очень важный был момент,
Не совсем эксперимент…
От Поэзии далёкий 
Был всегда отшельник тот,
Зверем что народ найдёт,
И овражек там – глубокий:
Никого там не видали
С той поры как создавали.
94
Сам Хафиз отмашку дал,
Что Поэзии приятный,
Гёте славу воздавал – 
Реверанс ему обратный
От меня, не поняла
Вся Европа? Вот дела.
Гёте дело понимал
И Хафиза уважал,
Вдохновляясь многократно.
Что ж, понять его не сложно,
Надо двигать осторожно,
Где Хафúзом всё приватно…
Ведь не всех туда пускали,
Чтобы мудрость получали…
95
Вслед Хафизу не беда
В этом мире забытьё,
Не найти уже следа
В этом мире, не моё,
Чтобы в мир сей забуриться,
Славой блёсток не покрыться. 
Есть дела и поважнее,
Богу Одному виднее.
Что приказы присылает,
Чтобы дело утвердить,
Ас-Сафú нам воплотить,
Что Аллах и воплощает.
С нами славой поделился?
Фараон не мне приснился.
96
Что – себе всё приписал,
Тем людей и обманул,
Что Аллах ему послал,
Эгом уходя в загул.
Вместо Бога ставит он
Сам себя, кто – фараон.
Мне оно зачем? Скажи.
Не хочу всей дикой лжи.
«Классики», видать, хотели – 
Раз уж зверя им прислали,
Рифмой многой разрушали,
Унесут её там еле.
Будут тихо вслед строчить
Дифирамбы? Может быть.
97
Ни к чему хотя такое.
Мне-то что? Я не у дел.
Наше дело – молодое,
Потому не постарел,
Старым я хотя родился,
Этому не удивился
Удивительный аскет,
Равных коему уж нет.
Что-то песня та знакома
Стала тут из книги той,
Что читал не всяк герой,
Пусть, не знал ампера, ома.
Что же, в мире по привычке
Ставить забывал кавычки.
98
Сколько ж будет Полотно?
Чтобы речи забывать?
Чтобы то-то и оно?
Или что-то различать?
Смысла хоть не понимаю – 
Потихонечку шагаю.
В Сотен Пять там может Стан
Разогнаться в Караван…
Или – более. Что – тоже
Можно. Всё-таки, учти
И заранее прости,
Всепрощеньем дело гоже,
Если – человек споткнулся
Сутью добрый, промахнулся.

99
А иначе – глупым было
Мира подлецов прощать.
Плачет всё по ним могила,
Чтобы Адом вслед стращать.
Ничего не пропуская – 
Пролетели мимо Рая,
Чтоб не видеть никогда,
Где неверия беда.
Ведь – без веры умирают,
Чтоб с неверными стоять
В Гъарасáте, получать
Ад вослед – и получают,
Вечности где будет счёт.
Не ходи с таким, народ.
100
Так – до Сотни добирались
Первой этой Полотна.
В Новый год, считай, вписались
Всем узором у окна.
Следом в холод рисовало
Те узоры, и немало.
Чтоб детей развлечь, поди,
Строго малых не суди.
Бог им право дал делиться
Детской радостью своей,
Больше было чтобы дней
Светлых в мире, чтоб забыться.
Чтобы в Бога углубляться
Дальше-больше и сражаться…

101
Сколько б ты осла не бил – 
Лошадью осёл не станет.
Никого не оскорбил,
Поговоркою пристанет.
«Розовый бутон свиданья»
Мне придёт для оправданья…
Чтобы не глушить людей – 
Всё Создателю видней.
Был я зверь из чащи дикой,
Никого там не встречал,
Хоть и долго ожидал,
И никто не слышал рыка.
Всех созданий много было – 
Весть туда не доходила.
102
Птичка синяя летела,
Чтобы в Полотно попасть.
И, видать, не там присела – 
Зверю угодила в пасть.
Романтический уклад
Появился на парад.
Кто ж командовал парадом 
Между Раем и меж Адом?
Я не знаю, не читал
Новостей последних дней,
Отвлечённый до корней,
Многого не замечал.
Мне на улице кричали – 
Шёл, не слышал. Так сказали.
103
Вольный стих был не стеснён,
Потому не утомляет:
Выше правды будет он,
Правду только правдой знает.
Мне легко так говорилось,
Остальным хотя не снилось,
Чтобы слог мой изменить,
Академией прибить.
Мне обычный разговор,
Где-то даже мешковатый,
И «не дедушку лопатой»,
Расширяя кругозор,
Импонировал – так было,
Время в старость изменило…
104
Что ещё тут рассказать,
Коли случаем всё стало,
Провидения печать,
Что решает и решала.
Всё поэзией придётся,
Где стиха пора найдётся,
Чтобы сердце отдохнуло,
Выстрелило иль стрельнуло…
Скучным праздное бывает,
Главное не веет скукой,
Пусть, и трудной всем наукой,
Что Познавший снова знает. 
Не корейское кимчи – 
Экибетли тигимчи.
105
Вера, что владела миром,
Всё ж, Исламом называлась.
Хоть сейчас в халате сиром
И людьми не признавалась:
Ясно дело, стал не тот
Тот Ислам-наоборот.
Правильный же – отрицают,
За Святыми не шагают.
Что – Наместники Пророка,
Чтобы дело продвигать,
И иному не бывать,
Это – Бога в мире Око.
Про Джунýду Ллáх слыхали
И Святых не признавали?
106 
Стихотворные дела
Всей планетой удавались,
Где Поэзия цвела,
Рифмой люди развивались,
Свежестью так веет в стих,
Зверь опять-таки притих,
Дань таланту отдавая,
Где б какого не был края.
Что ж, талант – такая штука,
Штольни бурит, пробивает,
Скалы бьёт и прошибает,
Завистью там бяка, бука. 
Town с now подрифмовать,
Белой лошадью бежать…
107
Мáдад, коль легко даётся,
Дело быстро все решает,
Где стихами воздаётся,
Обязательно сверкает.
Видел это много раз,
Где Япония-Кавказ.
Чтоб отделаться быстрее,
Небу снова где виднее.
Что-то делалось впотьмах,
[Хоть дэд-лайна я не знал,
Ведь не комиксы писал], 
Что-то было впопыхах –
Не изысками стремились,
Не поэзией глумились…

108
Всё Великими решалось,
Их пора в миру настала,
Пусть, не сразу. Но давалось – 
Имя, кýнья выражала.
Был Умар из тех начал:
Абу Хáфсом в Бáдре стал…
Кýньей этой называет
В первый раз Пророк, что знает
Книга верная опять.
Уважения был штрих
Кýньей в мире древнем быта,
Та страница не забыта,
До сих пор живёт во стих:
Кто «отцом того-то» звался – 
В этом мире почитался…
109
Коль «из всех безумцев я
Был – безумней, видел Бог…»
Что сказать ещё, друзья,
Чтоб доволен был Пророк?..
Паузу в деле тут возьму,
Водоёму моему
Так молчание давалось, 
Не особо разрешалось,
И особо-то – как раз – 
В это время, Ас-Сафú,
Что не знает C’est La Vie,
Расцветает каждый час,
Чтобы мне не отдохнуть,
Продолжая давний путь…
110
Коль добрался ты до цели,
Снаряжение пути
Можно выбросить. Велели,
Больше некуда идти.
Заготовки помогали,
Как про то уже сказали,
Чтобы дело упростить,
Цель поближе подпустить.
Я – не гений, чтобы рифмой
Мир подлунный сотрясать
Иль претензию верстать
Интеграла-логарифма.
К Богу с чем идёт народ – 
Рифма только там придёт… 
111
Удивительные трели
Соловей в саду поёт,
Только что ушли метели,
И Весна в миру цветёт…
Коей мне всегда хватало,
Хоть на старости бывало
Я и зиму полюбил,
Осенью тоску лечил.
В разнобой иль по порядку?
Так случилось, так ведётся,
Синтез дела удаётся,
На Божественную Грядку
Чтобы фруктов отнести,
Овощей обет блюсти.
112
Сколь людей бы не пугали – 
Счастье манит их к себе…
Счастья в мире не додали – 
Что не в пику нам в судьбе. 
Так легко и беззаботно,
Продвигаются охотно.
Счастье так к себе манило,
Мир подлунный заменило,
Что – любовью называлось?
Иль то – счастья апогей?
Всё счастливому видней,
Коли счастье удавалось…
Кто понять такого сможет,
Коли сыр в тенёчке гложет?
113 
Если так и меньше грязи – 
Где же Небо и Земля?
Не находишь коли связи
Капитаном корабля…
Если спать одно желанье
Побеждает расстоянье.
Расстоянье – не беда,
Не цветная что слюда.
Разум волей побеждал,
Если это удавалось,
Что немногим лишь давалось,
Время частью принимал
Той картины постепенно,
Всё исчезло незабвенно.
114
Опечатки есть, ошибки – 
Что не буду отрицать,
Не правами первой скрипки
Там стоит уже печать…
Не набором в деле слов
Зверь в поэзии суров.
Он лишь записи ведёт,
Вместе с Вами что прочтёт.
Так – легко, и нет ошибок,
Чтобы речи продолжались,
Что в пустыни удалялись,
Не найти златых где рыбок.
Хоть не всякий их искал – 
Мэгги зверь наитьем взял.

115
Чтоб вселенная дивилась,
Как и сам был удивлён,
Тайна мыслью затаилась,
Глас безмолвия смущён.
Был Али – Отшельник Стали…
Вслед такого – не видали,
Сын Абдуль-Гъазúза знал,
Что нам дело рассказал.
Воина такого – нету,
Коль Пророков не считать,
Что Особенная Стать,
Остальному же аскету
Было что там разглядеть,
За Хайдáром вслед лететь…
116
Описания с натуры – 
Очень даже умиляют,
Чтоб утихли балагуры,
Радость людям доставляют.
Радости детей – века,
Где Стрелка рука легка,
Что Стрелою направлял,
Чтобы зверь не заплутал. 
Дети малые печали,
Что в миру тоской давались
И безумием метались,
Видом детским разгоняли,
Где иронии уж нету
Лицемерием к ответу.
117
Вера, миром что владела,
Был – Ислам. Как ни крути.
Иисусом станет дело,
Что предвидится в пути…
Он Пророка братом был,
Что Муддáссиром почтил.
Все Пророки – братья были,
Люди хоть о том забыли.
Дело делали одно – 
Светом мрак весь утомляя
И без края разгоняя – 
В Чёрно-Белое Кино.
Оконцовкой мира стало – 
Время в деле поджимало.
118
В ожиданьи Иисуса
Поднебесная склонилась,
Избежали мы искуса,
Не Кавказом сердце билось.
Мира люди равнозначно
К Свету двигались удачно,
Кто счастливым назывался
И муáффакъом считался,
Как о том и говорил.
Шейх Кафтáру прояснял
То не раз, где был подвал
Знанья с мудростью. Морил
Лишь несчастный с утаенья
Сил небесных Воскресенья…
119
Человеку не под силу
Ас-Сафú в миру писать.
Бога Мощью колосило,
Чтоб поставить ту Печать…
Думал как-то раз о том
Малый в деле водоём – 
Слишком быстро и опрятно,
Где-то весело, занятно,
Чтобы «гением» досталось,
[Эго потешать другие
Будут в деле, удалые],
Ничего там не осталось…
Рад что к делу вход имел,
Бог Всевышний так хотел.
120
«Рубище у них – из шерсти», 
Я «поджечь его желаю»?
Лицемерию же вести,
Как обычно, доставляю
Без ошибки в злобу дня
Из огня да в полымя.
Томный вид таких – пугает,
Знаться зверь там не желает.
Сам с собой опять сидит,
Нет уже обремененья,
Или к пустоте стремленья,
Просто всё, младой пиит.
Кто Познал – молчит опять,
Шёпотом чтоб не кричать…
121
Я уроков – не даю,
Если кто не понимает,
Курсом доллара к рублю
Бытие воспринимает.
Где менялы дело знали – 
Все не так, не то меняли.
«Мелочь жизни для нисара»,
Нелегко найдётся пара,
Создана что Богом вдаль…
Как друг друга все находят,
Восхождением нисходят?
Я – не знал, и тем печаль
Понемногу удалялась,
Миссия не отвлекалась.

122
Ты своих – не защищай:
Правды стороны держись.
Что не Ад, да и не Рай,
Там другая живопись…
Люди так не понимали,
В мраке жили и шагали,
Где «своим» и где «чужим»,
Не о том хоть говорим.
Что ж поделать, поделом
Им тогда, раз, отрицают,
Правду мира попирают,
Залезая в бурелом,
Выхода откуда нету,
Запирали всю планету.
123
Изотопы отмените – 
Мы отменим риуаяты.
Не под силу? Не хотите?
«Аты-баты шли солдаты»?
Чтобы знанье осудить,
Не по нраву коли быть,
Мрак цеплялся за детали,
Думаю, что замечали
Сами этот оборот, 
Канцелярские вопросы,
Где не курят папиросы,
Да и фильтр там не тот…
Что же люди так хотели
В этом мире? Не успели.
124
Намерéнье – как растенье:
Что посеешь – то пожнёшь…
Если тополем саженье – 
То черешню не найдёшь…
Много раз уж говорили,
Где примером расчехлили
Старой школы мастера,
Ими движется игра.
Чтоб со скуки помирать
Нравом юным не пристало,
Коего как не бывало,
Чтоб страницы посчитать.
Сколь ж будет, сколько есть,
Математике не счесть.
125
Не устал я поучать?
Сам себя лишь поучаю.
Коль не хочется читать – 
Никого не заставляю…
Где отрыжка не включала
Автореверсом начала.
Если кто того не знал – 
Зверь по ходу вспоминал,
Чтоб других не утруждало,
Автономно уживался,
Ни к кому не притирался,
Чтобы страхом не сужало
Поры вен и всех артерий
У любителей мистерий.
126
Александр нёс уклад – 
Силой, это забывали.
Эллинов в миру парад,
Что «особенными» стали?
Всяк болото снова хвалит,
Перебором стог навалит?
Дифирамбы по значенью,
Строгому предназначенью
И по месту коли были – 
Честь такому и хвала.
В мире хоть всегда хула,
Было так – где люди жили
Биологии сравненьем,
А не лексики значеньем.
127
Как приятно Полотно
В эту скорость заполнялось, 
Время – то-то и оно,
Во пространстве прояснялось.
И отбросив Белый Флаг,
Хоть не гордый я варяг,
Понемногу приближаюсь,
И на ноль не обижаюсь…
Субмарина утопала, – 
Море будет, океан,
Где не блюдце и стакан,
Небо что не всем давало…
Мой читатель, уж прости,
Что не княжеской кости…
128
Интересно самому – 
Что здесь и к чему ведётся…
Водоёму моему
Не размыслием даётся
Всё познание пути,
Коего уж не найти
В тех кварталах без интриги
Пониманием всей книги.
Коль закваской дело стало – 
Всё случалось на века,
Игреком для игрока,
Не Игрéком убивало.
Не капуста иль шпинат
Ось абсцисс и ординат.

129
До чего же мир – пустой…
Ничего в нём, братец, нет.
Выстрел в деле холостой,
Хоть ценил его аскет,
С сутью что не разобрался
И от мира запирался…
Я запоров там не знал,
Зверем топал и шагал.
Ничего не понимая
Оный год уже подряд,
Книги как мне говорят,
Да по-прежнему шагая,
Чтоб от ритма не отстать,
Цели быстро достигать.
130
Зверь страданья не видал, 
Издали звездой мерцало…
Свет далёкий долетал.
Коли с древними бывало
И в сравненьи посмотреть – 
Ничего там не узреть…
Промежуточные цели
Мы легко в миру узрели,
Чтоб про Главную забыть.
Так устроен мир, мой братец, 
Что заполнив детский ранец,
За мечтой всё скачет в прыть.
Что же, дело то ценилось – 
Сновиденье подтвердилось…
131
«Кабарга тебя учила,
Обречённая ножу» …
Где Любви святая жила,
Всё одно опять твержу…
Чтобы Газелями восстать – 
Зверя где любви вся рать,
Остальные же стихи,
Рифмою в миру штрихи,
Отблесками в мир величья,
От Газели что идёт,
На фарси её поёт
Мастер, знающий различья
Ступеней и степеней,
Где Аллаху всё видней…
132
Не «унылая пора»,
Где «очей очарованье» –
Гонит осень со двора
Лета буйное признанье… 
Хоть Весну я всё любил,
Остальное же ценил
Я по ходу стороной,
Почитания Весной.
Всё ж, сезоны хороши – 
Богом миру создавались,
Чтобы люди вразумлялись,
Мановением души
Приоткрылись снова двери – 
Вновь в лесу утихли звери…
133
Высунув язык хоть бегай,
Окромя судьбы там – нет.
И не то чтоб летом снега
Не нашёл в миру аскет.
Я же снега не искал,
Бедность вдоволь повидал,
Чтоб к богатству не стремиться – 
Где знакомые всё лица,
«Ба» забыл опять сказать,
Чтобы «бу» не говорилось,
Гуннам чтоб не покорилась
Поднебесной целой рать.
Те же все – к войне привычны
И убийствами обычны.
134
Полюсами заглянуть
В Карту Мира мне придётся,
Чтоб усвоить Бога Путь – 
Как он есть. Не как придётся
Ко двору сегодня нам
Или сереньким мышам.
Что за сыром баловали,
Остального не признали.
Сыр хотя всегда любил
С детства, то не отрицая,
Да метафора такая
Выбивает уж из сил
Вслед Антарктики побега
[Зверь не видел даже снега…]
135
Где есть знанье – остальное 
Бредом вправе называть?
Ну и что же здесь такое,
Знаний Бога где Печать?
И кобылу оставляя
Сивой, в мире не петляя,
Дальше следует идти,
Чтобы мира клад найти.
Станы в пазлы собирались,
Хоть и долгим был их путь,
Легионами сомкнуть,
Вслед до Рима добирались,
Чтоб патрициев сберечь,
Древности былую речь…

136
Сколько волка не корми – 
Мрака стороною ходит.
Побыстрее то пойми – 
Время понимать приходит.
Ведь – не мал иль слаб умом,
И не малый водоём,
Коль не зверь, а человек,
Проживавший в мире век.
Сколько бы ты ни шёл один – 
Одиночество ценилось,
Очень в деле пригодилось,
Стал ты мира господин:
Людям пользу кто принёс
Был – ценнее, водонос.
137
Люди – словно дети в саде,
Так и эдак всё хотят,
Быть всегда чтоб при параде,
«Знают всё» про всё подряд. 
Тем не менее – молчи,
Выше сказано, учти.
Кто с детьми соревновался,
Если взрослым им считался?
То-то, братец, и оно – 
Коль твоя другая лига,
И другая здесь интрига 
В чёрно-белое кино.
Я в Четыре Ка давно
Уж смотрю своё Кино…
138
Достигая ты борись,
Олимпийская медаль
Златом возносила ввысь,
Унося земли печаль,
Что Пророка принимала
И благословенной стала
Вслед тому, чтоб почитать,
Зависть Неба вызывать.
Бог Всевышний так решил,
Где Предвечные Решенья,
Не достойные забвенья,
Чтобы всяк в миру ценил:
Ангел, человек или джинн,
Раб простой иль господин.
139
Потому твоё старанье
Почитание найдёт,
Если искренних желанье
Бог Всевышний им зачтёт.
Чтобы дальше продолжаться
И тропинкой извиваться,
Магистралям града вслед,
Одиночества обет
В этом деле поощрялся.
Одиночества – душой,
А не телом под луной,
Речью снова удлинялся,
Чтобы всякому понять,
Где аскетов мира рать.
140
Где – и то, и то: враньё…
Про Любовь где говорят.
Вороньё или цевьё
Завершает здесь парад.
Где Любовь – молчаньем стало
Или шёпотом шептало…
Получается опять
Рифмою стихи слагать.
Лучше бы Газели снова
Я Хафиза почитал,
Время даром не терял,
Силой Мастера у Слова,
Что фарси преображает,
Рангом до Небес бывает…
141
Написать «фигни» побольше,
Рифмой дело «подлатать»?
Верфями чтоб старой Польши
Океан переплывать? 
Я, мой брат, и не старался,
Писарем обосновался,
Хоть теперь поэтом звали,
Так примерно величали
Силой старых арифметик,
Критики где будет строй
В этом мире под луной,
И давно уж не патетик,
С детства, почитай, пойди – 
Восклицанья знак найди…
142
Чтобы дальше продолжать.
Остановками предела,
Мне охота только спать,
Небо же – работ хотело. 
«Непрославленный» я зверь,
Вечностью закрыта Дверь.
Потому спокоен стал,
Был закрыт коль пьедестал
На него мне подниматься, 
Рэпом, джазом, роком где-то
Промышляла вся планета,
Чтобы мог я отоспаться… 
Отдохнув от всех затей,
Коих много, «корифей».

143
Иногда прям страх берёт – 
Вдруг не будется писать?
И такое в мир придёт – 
Чтобы следом вспоминать.
Бейся до конца, борец – 
Так велел всегда Творец,
Хоть и Битва эта стала
Трудной самой, как бывало.
Эго – просто не сдаётся,
Что набитое до боли,
Кентуса не знали доли
Горше, битва удаётся
Коль победой в этот раз,
Удивив Японий саз…
144
Дальше в лес пошли путём.
Кто уже туда ходивший.
Мы же – к Полюсу пойдём,
Целью лыжи навостривши…
Из Кавказа исходили,
Родину не позабыли,
Чтоб подальше удалиться
И в Медине воплотиться…
Дух Газелей здесь витает,
Как душа тут подсказала,
Запах древности узнала,
Зверем запах что узнает, 
Не обманывал он нас,
Да, Япония-Кавказ…
145
Был Хафиз – неподражаем.
Чтобы миру восхищаться.
Всем бессильем понимаем – 
Нету силы состязаться
С хáрфом даже там одним,
Так Газелями любим.
И бессилье подтверждало – 
Истинность пути, забрало.
С ним давно мы разговор
В эти темы не водили,
Поосев в дорожной пыли,
Обойдя и страшный мор,
Души мира что постиг,
Уничтожив блеска шик.
146
Интересно как сложилось. 
Интереснее всего.
Небо дождиком умылось,
Стало краше самого
Зверя – чудищем что был,
Вряд ли это кто забыл…
Красота всегда смущала,
Коли чистотой сияла,
Мэгги прямо как моя,
Что так сердце остудила
От огня, в котором было
Частью сущности зверья…
Ей спасибо. Бог Велик,
Лишь Его нетленен Лик…
147
Чтобы «быть или не быть»,
[Как Доккэби говорил,
Сериалом подтвердить,
Сериал и подтвердил] – 
Из Кореи выбирались,
До Японии добрались,
Где Киото мы нашли,
Гидом град такой прошли…
Что ж, прекрасные творенья,
Зодчих прошлых лет игра,
Были в мире Мастера,
Дали сердцу утоленья, 
Где to be or not to be –
Мы арабов ставим « ﺑ » …
148
Сколько ж нам идти придётся,
Чтобы Истины достичь?
Ох, не знаю, сердце бьётся,
Чтоб переключиться в switch…
Выключатель чтоб работал – 
Зверь по миру зверем топал,
Чтоб летать пришлось, порой,
Развлечения игрой.
Всё не букам бяки строить,
Чтоб морить людей земли,
Будут в мире корабли,
Силы только бы утроить,
Чтоб быстрее тот портал
Мощь Аллаха принимал.
149
Что же делать? Чтобы зверю
Мир подлунный верой встал?
Типа, «верю и не верю»?
Ну, и кто тут проиграл?..
Проигравших не бывает,
Если дружба заправляет.
Где её сейчас найти,
Путь-дороженьку пройти?
Верных сердцем в мире много,
Впопыхах уж не серчай,
Тюрок мира, карачай,
Коль до Бога вся дорога
Дорога тебе была – 
Расправляются крыла…

150 / Part I
Был народ давно привычный,
Чтобы Правду отвергать,
С ложью больше закадычный,
За сырами чтоб гонять.
Я ж Хафизу вслед шагал
И газели сочинял,
Чтоб его Газели снова
Заблестели мощью Слова,
Хоть фарси не знаю я.
И по-русски изъяснялся,
Этим делом не зазнался
В тюркские пока края:
В Индии Хафиз коль был – 
Зверю путь туда открыл…
151
Четверть Первая. Окна
Отдыхом не получилось,
Всё задумкой Полотна,
Что на деле воплотилось.
Воплощается опять,
Чтоб до Веды нам шагать.
А потом был путь к Манасу,
Всей Поэзии Парнасу,
Вновь иншá Аллáх скажу,
Чтобы делом продвигаться,
Прошлому не умиляться,
И вперёд опять гляжу.
Чтоб достичь и не боялись, 
К целям новым продвигались…
152
Зверь не с Ведою тягался,
Как «видать» со стороны,
Пятой счёт у коей стался,
Умные понять вольны:
До Манáса топать нам,
Чтобы во главу Ислам
Всей поэзии поставить
И язычество отправить
Всем в отставку был размах,
Вот задача где стояла,
Грандиозностью смущала,
Скажет зверь иншá Аллáх,
Чем дела в миру сбывались,
С правоверием коль знались…
153
Я пока не понимаю – 
Как обратный счёт вести.
Плаванием, что ль, летаю,
Полагалось где грести?
Гребля многих утомляла,
Сильных в мире стало мало,
Чтобы силушкой опять
Мили моря отверстать.
Да уж, правду говорю,
Чтобы сильный вразумлялся,
Греблей больше занимался,
Императоров Царю
Стал по нраву этот Стан – 
Зверю подарил Бустáн…
154
Десять, десять и опять – 
Доведи до Сорока:
Тридцать значит – людям врать.
Коль рука твоя легка – 
Лжи ты в мире избегай,
Плох лжецов у мира край…
Ясно то осознавая,
К Сороковнику шагая,
Столько будет книг у нас,
Даст Аллах, что Божьей Волей,
Наделял рабов что долей,
В первый и в последний час,
Изначально и конечно,
Что предписано Предвечно.
155
Чтобы дело начинать – 
Много пота проливалось.
Тяжко потому шагать,
Ленью дело забавлялось.
Ни к тому чтоб испытал
Грешных нас и наказал. 
Нет, по смыслу полагалось,
Верным делу устремлялось.
Чтоб – чужих там не видали,
Чуждых делу в мире много,
Сыром где была дорога,
Их сюда хоть приписали.
Но в Небесной книге было – 
«Был не ваш» – что говорила.
156
Назначение у мира – 
Чтоб от мира мы устали.
Каждой точечкой пунктира
Краски мира утомляли…
Ох, и удалось ему,
Не шелками в бахрому,
Зверя сильно удивить,
Как проклятьем миру жить…
Что так эгу помогает,
Сильный духом чтоб сломался,
Бой бессменно продолжался,
Передыха он не знает.
Сколько выдержим опять?
Гонга нет, чтоб посчитать.
157
Общество и униженье – 
Молотом и наковальней.
Чтоб сломилось притяженье,
Чтоб из стали стали стальней.
Закаляли так людей,
Не видать там, «корифей»,
Что ль, тебя? Не понимаю:
В одиночку всё шагаю?
Ты-то где там затерялся,
Что про «истину» кричал,
Речью длинной «доставал»,
И тогда ты отвращался,
Как отвёрнут был всегда – 
Дьявола пришла среда?
158
Чтобы быть и добиваться,
Чтобы стать и быть быстрей.
От такого отвергаться
И вулкана лавой лей – 
Всё вокруг там выжигая,
Дезинфекция такая.
Коли слаб – беги оттуда,
Песня есть для саза, гъýда.
Хоть рок-музыке чужой.
Извержения вулкана – 
Неподъёмностью у крана,
Силы нет в миру простой
Извержению поддаться
И живым чтоб оставаться… 
159
Слава мира и пиры,
Что привычными так стали,
Для поэзии поры – 
Мы и ранее читали.
Что ещё им описать – 
Кроме мира? Этим взять?
Слава воинская, слава – 
Не моя была дубрава.
Взять-то что в миру возможно – 
Дыркой бублика что был?
Потому и охмурил,
Отвечая односложно,
Эллинов тот славный эр,
Людям звать его Гомер.
160
Кто во времени застрял,
Тот других не понимает,
Где секунда правит бал,
Где секунда всё решает.
В вечность люди отправлялись,
Миром бренным забавлялись.
Персов вечности Парнас,
Где Хафиз пришёл как раз,
Чтобы сердце оживлять – 
Хоть на вид такая песня,
[Не Москвы что Красна Пресня].
Не Гомером тут читать?
Нет – маджáзи. Будет звон,
Что метафорой силён.
161
Чтоб доехать и пройти,
И на Эверест взобраться,
Марса горы обойти,
Им высокими считаться,
Ни к чему перипетия,
Лузером чтоб в лузу кия
В мир шарами не гонять.
А попроще коль понять?
Отвергая, удаляясь?
Можно так вопрос решить,
Мир хотя не удивить,
И во многом повторяясь.
Лучше – так, чем – проиграл?
Гъáриф дело это знал.
162
Как пробраться до Небес
И в высоты устремляться?
Пробирался в Небо бес,
Неудачею чтоб статься.
Я же землю выбирал,
В Небе потому летал.
Но – ни там, ни там – нет Бога. 
Правоверного дорога
Сердцем в Свет всегда лежала,
Чтобы сердце заполнять,
Там Аллаха отыскать,
Что одно Его вмещало,
Как в хадисе говорилось,
Знанье зверю не забылось…
163
А работать – неохота,
Прямо дело говорю,
Небесам нужна работа,
Эга потушить зарю.
Поразмыслить Шах велел,
Пользы мне всегда хотел.
Что ж, силён кто в размышленьи,
Не погрязший в удивленьи,
«Самоё себя» взирая – 
Дескать, я такой крутой,
Прямо парень шебутной,
Окруженье созерцая
Как статистов мизансцены – 
Ждите от таких измены.

164
Повидал уже таких,
Чтобы избегать зеркал.
Зеркалом разбился стих?
Не стеклянным я бывал,
Чтобы дело отражать,
Где argentum-а печать.
Ярче, проще отражалось.
Дело наше продолжалось.
Что же – дальше нам идти,
Бейтами за Станом смело,
Хоть не делали умело,
Много рифмы впереди?
Бадриюнов нам дождаться,
Чтоб Бустáном называться.
165
Диктофон пришёлся в меру,
Чтобы дело облегчать,
Следуя его примеру,
Можно просто начитать.
Къáлам был всегда в цене
В Поэтической Стране,
Что один всегда решал,
Он стихи всегда писал.
Он – и пишет. Как всегда.
Где клавиатуры строй,
Дирижёр у них такой,
Строгостью его вода.
Музыканты расслаблялись,
Как с концерта возвращались.
166 
Да погоня затянулась – 
С интересом мир смотрел.
И масс-медиа втянулось?
Надо же, каков удел…
Бейт за бейтом мы шагали,
Веду мира догоняли,
Чтоб к Манáсу подобраться,
Хоть и эпосом считаться – 
Человек его писал.
Был один или гурьбой – 
Ни к чему вопрос такой,
Одиночкой зверь считал.
Óvi тоже вдохновляет,
Что погоню продолжает…
167
Что ж, ценой любой победа – 
Был не профиль стиля мой. 
Не такой я привереда,
Стиль у дела будет свой.
Что Всевышний предписал,
Ас-Сафú что посылал.
В чувства хочет привести,
Чтобы люд почёл блюсти
Всех субординаций меру?
Ведь себе всё приписали,
Что от Бога получали,
Фараонову примеру
Подражая – и «поэт»?
Был простёхонький ответ.
168
Знай, любовь – не пользой дела
Делала дела людей.
Пользы запаха не смело
Быть там даже, «корифей».
Не за то, что – что-то дал – 
У вселенной тот портал.
И не получать опять
Что-то в пользу. Промолчать
Больше гоже здесь, друзья,
Коих мало и бывает,
Громом шёпот громыхает
В этом мире, знаю я.
Да сказать мне повелели – 
Речью громогласной сели…
169
Просто так любить кто сможет – 
Только там и будет всхожесть,
Семенам любви поможет
Бог взойти, простая повесть.
Просто так кто полюбил – 
Зверя только вдохновил.
И тем более – Аллаха.
Просто всё там очень, птаха… 
Хоть таких я не видал,
Чтобы толпами шагали,
Зумарó мы ожидали,
Бог фасовкой фасовал:
Зумарó – иль в Ад, иль в Рай.
Сутью снова избирай.
170
И безумное стремленье
В Зýмар эти попадать?
Общностью объединенье,
Чтоб читателю понять.
Так иль так – лишь дивергентно
Там решенье. Перманентно.
Не удастся избегая
Избежать – там накладная…
Никуда не деться нам.
Выбор был, его давали,
Чтобы люди выбирали,
Славой вечной Небесам.
Зумарó пришли отсюда,
Выбора людей где чудо.

171
И за шахматной доской
Быть в миру не та затея,
Чтобы мрака стороной
Не прошла его идея.
Фолиантов не читал,
Чтобы вслед не сочинял
Я стратегий, мир пугать,
Страны чтоб завоевать.
Полководцем быть не смею,
Ни к чему мне этот звон
Шпор и сёдел, сабель стон,
Поживу-ка как умею.
Чтоб вдали от мира быть,
Бога миром не забыть.
172
Что на фото мне смотреть – 
Рядом Мэг моя бывала.
Эта паутина-сеть
Паука уже поймала,
Чтобы дальше – там же был,
Счастьем сильно удивил.
Слава Богу, подфартило,
Небо зверя не забыло,
Чтобы далее летел,
Раз, Веление Аллаха
Таково. Скакала плаха
Страхом, зверь хоть поседел
Всё такой же – в мрачной силе
Мракобесия могиле…
173
Коль жирафа обезьяной 
Целым миром посчитать,
Всеучёности картиной,
Чтобы самым умным стать – 
Что поделать: зверем – пас.
Водонос, не волопас.
Ад Аллах, что ль, создал зря
Вечною Волею Царя?
Там – кривое выпрямляли,
Есть умельцы где от Бога – 
Лицемеров там дорога:
Их – на вечность оставляли,
Чтоб прямыми оставались
Те, что сильно препирались.
174
Если крыши тех домов
Тучи тяжестью прогнули,
Стал уж ходом всем суров
Мира ход, не преминули
Это тоже подмечать – 
Иисуса ожидать.
Стон земли давно несётся,
Хоть и ждать его придётся:
Богатей, а с ним чиновник – 
Кровь людей так сладко пьют.
«Передозом» не помрут?
Скажешь что, судьбы поборник?
Иисуса ожидал
Зверь, поэтому молчал.
175
Писарь маленький в штабу,
Что приказы разносил:
Мрак увидит во гробу – 
Наступленья час пробил…
Иисус спустился с Неба? – 
Нету зрелища и хлеба,
Есть другие тут дела,
Правда чтобы расцвела,
Ожидая Иисуса,
С коим был Имам Махдú,
Словно Тáха во плоти,
Всё Божественного Вкуса,
Чтоб порядки наводить,
Мрак земли во мрак тушить…
176
Что ж, Бустановым – Бустан.
Мне привычно и свободно,
Отправляя караван
Из Пустыни вдаль охотно…
Надо двигаться делами,
Парафразаво крылами,
Чтоб охотно достигать
Цели, там уже поспать.
Нам добить давно пора 
Цели старые в привычке,
Подобало как отмычке,
Что не дерева кора.
Доиграться ли хотел?
Вряд ли кто из них посмел…
177
Егеря лесов, полей – 
Математики не знали,
И дышали поскорей,
Зверем дело угадали.
Всё легко таким даётся,
Сердце унисоном бьётся,
Чтобы простотой прожить,
Больше в мире не тужить.
Жар я холодом студил,
Чтобы жаром угорали
Не друзьями мне что стали,
Зверь друзей своих ценил.
Вот такая незадача,
Где не будет слева сдача.

178
Чтобы в мире приключится,
Чтоб найти судьбы портал.
И душой, вконец, отбиться
Чтоб от нафса – умирал… 
Интересными шагами,
Не секретными врагами,
Боже движет Полотно,
Шёлком отделив сукно.
И, похоже, удаётся
Даже мне прибиться к делу,
Духом восприятья телу,
Мэг дождаться, всё ж, придётся…
Лишь она меня спасёт,
Красотою доведёт…
179
Егозы одной стремленье,
Что так радует сердца,
Богу в мире подчиненье,
К счастью Волею Творца.
Радует мне сердце вновь,
Силы солнца вливши в кровь,
Ей спасибо – егозе,
Молниею во грозе.
Что одна всегда спасала
Зверя лютого, поди,
Страшно было… Впереди
Много будет или мало
Не дано пока узнать,
Буду счастья ожидать…
180
И избрать опять должны
Корифеи от Парнаса, 
Выбором что не сильны, – 
Так, и чья же это фраза?
Наперёд уж зверь молчал,
Примечанья закрывал,
Чтоб всезнаек тех позлить,
Уровень определить.
Коего – у них нема.
Тема ясная с начала,
Хоть ушёл давно с причала,
Где крамолою чума.
Рода два из новой Мекки,
Капулетти и Монтекки.
181
Отличиться отличеньем
И похожим чтоб не быть
Новой выучки вареньем.
И – кому же услужить?..
Чтоб велеть мне не могли,
Хоть и трижды корабли,
Субмарина подчинялась
Капитану, охранялась…
Спецвойска там, что ль, какие
Иль особые дела,
Что творятся добела – 
Я не знал. Зато лихие
Все ответы позже ждут,
Только знатные найдут.
182
Ты – не бойся и не «парься»,
Стих легко найдёт тебя,
Бессомнением состарься,
Правды такова вода…
Коли не был рифмоплёт,
Как тебя прозвал народ,
Что в поэзии всесильный,
Разумом весьма обильный.
Рифмы думали легко
Так плести, вдали от дела,
Где стратегия поспела
Стороною далеко.
Как всегда, тот «выигран» бой
В этом мире под луной.
183
Ведь не строилась зараз
И Москва, веками стройка.
Да, Япония-Кавказ, 
Чтоб дуэтом пела двойка.
Чтоб Киото посетить,
Грусть-тоску там утолить.
Хоть и суши я не ем,
Не циклопов Полифем.
Морем плавание зналось,
Чтоб достичь мне Полюсов, 
Климат там хотя суров,
Мне одежда прилагалась,
Чтоб не мёрзнуть там в пути
И прямёхонько дойти.
184
Что же это всё такое?
Не пойму, не понимал.
Объяснение простое – 
Если сердцем принимал.
Просто Полотну чтоб течь,
Саблей где как нужно сечь.
Субмарина не всплывала
Без приказа, так бывало.
Я не знал всех мифологий,
Что обязан был бы знать
И Элладу изучать
С Римом, и добрать трилогий
Александром в персов стан,
За рекой где Индостан.

185
Что бы дальше ни писалось,
Мрака предвестив закат,
Не отставкой в деле сталось,
Маршалы мне говорят.
Если надо принять бой
В этом мире над луной – 
Всплыть команда поступает,
Следом где резня бывает
И никто не уходил.
Люциферы это знают,
В битву оных посылают,
Зверь их позже находил.
Чтоб задаток тот вернуть,
Подтвердивши зверя суть.
186
Свет – от Бога лишь бывает.
Если нет его там – мрак.
Умный сразу понимает.
Понял даже я-дурак.
Крокодилы это знали,
Сердце им такое дали,
Красоты кто не поймёт
И зелёным назовёт.
Нам-то что, мы – крокодилы
Простотой в миру живём,
Слёзы крокодильи льём,
Всё у вражеской могилы:
Нам велел уничтожать
Их Всевышний, дабы знать.
187
Нелегко когда даётся – 
Та жемчужина ценилась.
Коль на берегу найдётся – 
Не ценою упростилась:
Нашим глупым пониманьем,
Не сопряжено страданьем.
А цена – одна и та.
Простотою простота…
Станы долго разгонялись,
Чтоб до Сóда доходить
И рекорды там побить,
Хоть они «не засчитались».
Мы ведём Небесный Счёт,
Остальному в оборот.
188
Да уж, речи говорить
Был, зверюга, ты мастак
Завсегда. Людей дурить?
Или даже просто так?
Мне обманом доводилось
Не грузить – и не грузилось.
Правду только загружал,
Никого не обижал.
Кроме тех – что заслужили,
Им лицензия пришла,
Где Небесные Дела,
Потому и поспешили.
Я-то что, простой работник,
На лекалах поворотник.
189
Глупым – не дано уже
Излечиться от болезни,
Иисус на вираже
Смог не стать таким полезней – 
Что и мёртвых оживлял.
Но – глупцов он оставлял.
Нет лекарства, Карачай
И любой у мира край.
Потому с глупцом водиться – 
Знай, себе всегда дороже,
Буду с ним теперь я строже,
Постоянно сторониться.
Чтоб – вреда не получить,
Где медведем мух не бить.
190
Чтоб добраться до качелей,
Вдоволь следом покататься,
Средь берёз – не будет елей,
Зверю нечего бояться.
Коль Batul всего одна
И на вечны времена.
Остаётся-оставалась
И одна всего давалась.
Одиночества пути
Тяжкими для зверя стали?
Новости уже слыхали? 
Пел он, как тут ни крути,
До зари стихи Хафиза,
Исполненьем де каприза.
191
Мне десятка остаётся,
Чтобы Сýлюс завершить,
Первым в деле что придётся,
Полотну тем услужить.
И служить придётся верно,
Было как всегда, наверно.
Чтоб почётный караул
Хоть немного отдохнул.
Что почётом охраняет
Драгоценнейший алмаз,
Что один всего как раз,
Дело это лучше знает
Мира в мире остального,
Был стальней и из стального.

192
Сердце чтобы мягче стало,
Ну хотя бы на чуть-чуть.
Где каменьями сжимало – 
Созерцанья нету в суть.
Все Святые избегали – 
Мягкости они взалкали,
Чтобы Бог ощущать,
А не твёрдостью добрать.
Сердце твёрдое – не знает,
Не способно к ощущенью,
Предано давно забвенью,
Гъóфля где-то подыхает.
И не жаль её совсем,
Кровушки попила всем.
193
Чтобы биться и добиться,
И с дороги не свернуть,
И в гармонию не слиться,
Распирая мира грудь.
Мягкость сердца, дай-то Бог,
Что пускает на порог,
Чтоб заветные желанья
Не будили поминанья. 
Мне легко давалось это,
Хоть про то давно молчал,
Суть у дела понимал,
Что не нужная для света.
Потому молчаньем впредь
Надо двери запереть…
194
Апогеем до зенита
Можно ли добраться враз?
Астрономия закрыта
Или не дневной был час? 
Был я всех обсерваторий,
Не вводивших мораторий,
Не сказать чтоб в деле враг – 
Но не справился никак.
Как подводник был обычный,
Где глубины Океана
Бирюзой из Магеллана,
Миру зверем закадычный,
Чтобы далее поплыть,
Мира всю печаль забыть…
195
Проще как-то изъясняться
Я пытался – не срослось.
В деле на кого равняться,
Из Шираза понеслось.
Трудными речами вновь
Затуманил всю Любовь?
Так, тумана отродясь
Не бывало там, карась…
На фарси читай Хафиза – 
Ясно он про всё сказал,
Чтоб персидский изучал,
Подвисанием карниза.
Проще дело там простого,
Коли – Мощью Бога слово…
196
Просто очень, без сомненья,
Где Луна опять с Землёй,
Силой Бога притяженья
Всей вселенной, запятой.
Точки где уже нужны
И не менее важны,
Пунктуацией коль стало,
Речи тонкостью прознало.
Я особо не равнялся
На грамматики устой,
В пунктуации простой,
Лексикою обижался
Критик на меня давно,
В чёрно-белое кино.
197
Что-то ты темнишь, мой враже.
Другу что во тьме темнить?
Если даже – просто даже – 
Situation отменить.
Ситуациями плыл
Амазоний крокодил,
Коим зверь и восхищался,
Хоть зелёным не считался.
Чтоб следы все заметать,
Чтоб погони не бывало,
Направления не знала
Где и как кого искать. 
Были лишь предположенья,
Не находят отраженья.
198
Чтоб добраться за мгновенья?
Что-то долго ты сказал.
Не порою отчужденья
Был открытый карнавал.
Амазонки мне зачем?
Не войной я шёл совсем,
Чтоб такими в путь добраться
Или дальше отселяться.
Средний век давно прошёл – 
Хоть тут в латы наряжались,
Видно, долго потешались,
Или славой кто борол
Эго бедное в пути,
Чтоб добить и вдаль пойти.

199
Ох, уж эти все примочки,
Что богатыми в кино.
Доведут до ручки, точки.
Или довели давно.
Мир давно в тартарары
Полетел, не до игры:
Люди, что ль, – с ума сошли?
Или ручками дошли?..
Или же психоз повсюду?
Видно, так, не обессудь,
Выхватив у дела суть,
Чтобы зря не бить посуду
К счастью, много что бывало,
От людей умом скрывало.
200 / Súlyus
Чтобы в Сýлюс добираться,
Третью Полотна считал,
Чтобы Первым ему статься,
Открывая карнавал.
Хоть не в Рио-де-Жанейро
Возжелал Аллаха хéйра,
Далеко так чтоб заплыть,
Одолев морскую прыть.
Польза Богом лишь даётся,
Чтобы хéйром посчитать,
Божья миру благодать,
Хоть не многим удаётся
Уследить там за Рукой,
А не даром. Выбор – твой.

201
Я – шахсыю – оценил,
Мэгги коей зверю стала,
Виноградом оградил
Лучшим, что бы ни бывало:
Личность в деле всё решает, 
Зверь прекрасно понимает,
Следом ум всегда бывал,
Веру в сердце что давал. 
Как же встретить вслед газели – 
Был я старый, мудрый Ка
Джунглей, Индом где река?
Ждать прилежно мне велели.
Проиграл, что ль, этот сет?
Или *haven’t met you yet? *
202
Чтобы дольше продержаться
И, в итоге, – победить.
Чтобы самовыражаться
Или мир сей удивить?
Не таблоидом суметь
В этом мире преуспеть.
Есть другой ориентир,
Поважнее сыра, сир.
Что ж такое там за дело
Что тебя так притянуло
И не сыром обмануло,
Не материей заело?
Я не знал и не сказал,
В одиночестве шагал.
203
Чтобы статься, чтобы сбыться,
Чтоб достичь и лучшим стать.
Чтобы в памяти забыться?
Нет, не стоит баловать.
В век сегодний инноваций,
Сумасшедших информаций,
Старостью давно просел,
Так отстав, не преуспел.
Повторенье – мать ученья,
В детстве это нам сказали,
Жизнью позже доказали
Не сказать чтобы мученья:
Испытаньями назвали,
Чтобы верных проверяли.
204
Нет тайгою притаёжной,
Что в снегах белым-бела,
Массой сладкою, творожной,
Сердце радость замела.
Снег на радость выпадает,
Красотою что сверкает,
Отбелить что так черно,
В чёрно-бело кино…
Сажа просто отмывалась,
Если силу приложить,
Как судьбинушку отмыть,
Что с инструкцией там сталось?
Служба Неба отмывала, 
Хоть таких видал я мало.
205
Туфельки красавиц мира
Шила мастера рука.
Красотой сечёт секира,
Взглядом бьёт наверняка.
Вот война на загляденье,
Всех стратегий упоенье,
Александр что не знал,
Индию хоть покорял…
Как она себе решает – 
Так войною и идёт,
Чтобы знал земли народ:
Коль не та – пусть убегает.
Если ж будет в деле та – 
Соглашайся, простота.
206
Постепенностью в начале – 
Добиваются в конце.
Так и так мы причитали
Всеобидой во Творце…
Правду эту говорить – 
Чтобы эго отцедить,
Что такими всё делами
Промышляло. Знаем с Вами.
Битва духом укрепляет,
Чтоб не сдались впопыхах,
Одолеет коли страх,
И такое ведь бывает.
Хоть героем он боялся – 
Но за страхом не подался.
207
Полотно читать придётся
Даже умникам, учти.
Многим ли то удаётся
Я не знаю, впереди – 
Много времени и чуда,
Частотой и больше пуда,
Чтобы дело поднимать,
И неспешно почитать…
Что же здесь найти сумеют,
Что же сам я здесь нашёл,
Строфы эти что прочёл,
Что сердцами разумеют?
В отражении зеркал
Выбора уж Бог не дал…

208
Красками холста у моря
Распечалилась душа,
Позабыв упрёки горя,
Поправлялась не спеша… 
От ударов всех стихий,
Жизненных перипетий, – 
Как живая-то осталась?
Вслух нам не распространялась.
Был набит уже до боли,
Чтоб все боли позабыть,
Маршалом войны побыть
От такой солдатской доли.
Да война та завершилась,
Миром людям возвратилась…
209
Всех калейдоскопов мира
Я не видел, чтобы знать.
Сочностью и в сладость жира
Запеканку запекать…
Я шеф-поваром бываю,
Аллегориею краю,
Тяжела моя рука,
Вряд ли сладостью сладка…
Всё из сердца заливалось – 
Сладок кто в такой товар,
У него пройдёт удар,
Кухня сразу удавалась,
Чтоб поклонников найти,
Поле здесь перекати.
210
Есть во славу кулинарий
Что-то зверем поотвык,
Был я не пассионарий,
До сих пор хоть слышен рык.
Да поем уж как придётся,
Богом пища мне даётся,
Чтобы изысками пенять,
Простотой привык летать.
Сколько ж раз уже давалось
Право вето – отменить,
Продолжаешь городить,
Что поэзией считалось?
Писарь я простой в штабу,
Мира чтоб тянуть арбу.
211
Что-то к сущности вернулось,
Позабытой здесь пока,
Возвращенье затянулось,
Слава Богу, не в века…
Суть у зверя всё такая,
Что не человека края.
Чтобы буквами двоить,
Раны в прошлом бередить.
Гъáбдом – надо стать, рабом.
Где иначе не срасталось,
Ветка надвое ломалась,
Говорили и о том.
Что, срастётся думал вновь?
Молодых глупа любовь. 
212
Как бы человеком стать?..
Дело это – невозможно.
Можно далее мечтать,
Получалось это сложно.
Всё мечтою в мире стало,
Хоть из Трио выбирало – 
Или Бог, или Дунья,
Или Ахырáт, друзья.
Полыньёю засосало
В этом мире всё, увы,
Лишь немногие правы,
Коих поднято забрало.
Я ж забрала не спускал,
Хоть из них и не бывал.
213
Комп приглядом приглянулся,
Как его мне подарили,
Ноутбуком развернулся,
Чтобы люди не забыли.
Чтобы дело упрощать,
Ас-Сафú быстрей писать,
Скорость в деле прибавлялась,
В карандашик забавлялась.
Дело стоит довести,
Где у дела завершенье,
Таково земли теченье,
Что придётся соблюсти.
По-другому не бывает?
Я не знаю, Боже знает.
214
Заголовками строфы
Речь моя тут запестрела.
Строчкой пятою графы
Паспорта сменить успела.
Так и сяк, как ни крути – 
Был не русским ты в пути,
Чтобы русский человек
Прочитав твоё вовек,
Да к поэзии – вернулся.
Что ж, такой тут оборот,
Выбором живёт народом,
Сердцем коли встрепенулся,
Не царя чтоб избирать – 
К вечности пора шагать…

215
Воинов на войны брать
Приходилось для историй,
Чтоб кровинушку считать
Смрадом всех фантасмагорий.
До сих пор такой расклад,
Где парад, где маскарад.
Каждый роль свою имеет 
И профессией умеет.
Армию нам нужно чтить,
Всё ж, свою – себе дороже,
Непонятливым построже – 
Чтоб чужую не кормить.
Армии всегда цена – 
Высока, в миру красна.
216
Праведность где обитает?
Как туда добраться нам?..
Только Гъáриф это знает,
Что сумел добраться сам…
Я пока там не бывал,
Хоть дороженьку искал.
Где ж она запропастилась
Или просто мне укрылась?..
Может быть, чтоб отделить,
Чтоб чужой не затесался,
Что намерением знался – 
Не таким, таким не быть.
Мало их там зашагало,
Коим Небо разрешало.
217
Всех иллюзий что сильней,
Есть иллюзия у мира.
В мире что всего больней,
И не только властью сыра…
Мира чары – не всесильны,
Силою хотя обильны.
Кто не хочет – не пошёл,
Может, сокол иль орёл.
Видел зверь таких уж мало,
Был редчайший контингент,
Из алхимий реагент,
Cuprum – Aurum-ом стало.
Если Plumbum где-то был – 
Нам в Argentum превратил…
218
Магии такой не знали
Маг любой и чародей.
Поумней кто – убегали,
Всё подальше и скорей…
Мира сила тяжела,
Не отмоешь добела – 
Смерть сладчайше разлучала,
Лишь она и помогала.
Потому важна Фана,
Чтоб до смерти умирать,
Дважды коей нам не знать,
Лишь однажды нам дана.
Трус лишь часто умирал,
Поговорку кто читал.
219 
Как же Машеньку найти,
Что медведя охмуряла?
Мимо леса не пройти,
Где она тогда гуляла?
Я не знаю, не ходил
И в лесу давно не был.
Чтоб в пустыню удаляться
И с собою разобраться.
Легче это удаётся
Где песками был бархан,
Проясняя сердца стан,
Был как есть – не как придётся.
Даже ящериц тут нет,
Не сыскать души, аскет…
220
За плохими – не гоняйся,
Побыстрее отходи,
Сразу самоустраняйся,
Лучшее назло найди.
Не назло – хотя б во славу,
Что имелось лишь по праву.
Если к славе не стремился,
Миру бренному забылся.
Чтобы целью устремиться,
Всё ненужное отсечь,
Сердце бедное сберечь,
Тяжело ему отмыться,
Чтобы кровушку пустить
Всю плохую, удалить.
221
Отдохнуть давно хотелось,
Океана брег свидать,
Суша сердцу не приелась,
Хорошо по ней шагать.
Есть опора под ногами,
Кто летал под Небесами,
Даже в Небесах летал,
Никого хоть и не звал.
У земли был статус свой,
Равновесье соблюдала
И приют нам всем давала
В этом мире под луной.
Все на ней мы проживаем,
Воскресенья ожидаем.

222
Из пустыни как верблюд
Все барханы рассекает,
Удивляя мирный люд,
Даже на войне бывает.
Так – жена, чтоб пересечь
Мир пустыней. Этим речь.
Только Мэг мне подходила,
Только в ней такая сила… 
Чтоб от мира отдалиться,
Хоть остался насовсем
Я уж в нём, поспал и ем,
Бáтыном чтоб укрепиться.
Зáхир-явное опять
Будет в деле помогать.
223
Что ж, опустошенье к месту,
Чтобы снова наполнять.
Полагается невесту
Мне подарками встречать.
Чтоб Поэзия удалась…
[Лингва снова там ругалась,
Как я знаки расставляю,
Ударения меняю:
Уж простите азиата,
Что по-русски плохо знал,
Строчек в ряд он написал
Что-то в книге многовато…
Шуток я не признаю, 
Всё как есть и говорю…]
224
Как узнать свою погоду,
Как узнать свой жизни стиль?
Не менять дабы природу,
Океаном всё под киль…
Чтобы легче удавалось,
Меньше крови проливалось
Потом или битвы всё полями,
Под разбитыми крылами…
Что, война? – Один разлад,
Что надолго удаётся,
След глубокий остаётся,
Много лет затем подряд
От него чтоб отходили,
Люди всё пока забыли…
225
Если проще изъясняться,
Если проще в мире жить – 
Пацифистом не считаться,
Не милитаристом быть:
Есть всему уж в мире место,
Человечества где тесто
Всё давно уж замесили,
Алгоритмами пробили…
Так и так – уж пройден путь,
Будет в деле повторенье,
Что той матерью ученья,
Это тоже не забудь.
На ошибках поучись – 
У других. Не торопись…
226
Простотою дело стало, 
К этому клонил давно?
Говорил уже немало
В чёрно-белое кино.
Что нам биться и стараться,
В мир подлунный углубляться,
Если – скоро заберут,
Никого не будет тут?
Правда в этом. Но стремленья
Боже людям тоже дал,
Чтобы каждый выбирал,
Нету у зверья сомненья.
Сердце ж – Богу подари,
Главное всегда – внутри…
227
И чего ж ты добивался,
Столько мудрости прочтя?..
По Пустыне прогулялся,
Но не поиском дождя,
Хоть и он туда прибудет,
Что садами в мире будет
Очень скоро, как сказали,
Людям здесь напоминали.
То ли ледники вернут,
То ли что-то там ещё,
Плохо или хорошо,
Всё непросто станет тут.
А потом лишь Судный День
В мир придёт, откинув тень…
228
Под Луною или в Небе – 
Всё Аллаха жил народ.
Не единожды во хлебе,
Зрелищ тоже он не ждёт.
Просто жили, как велели,
Не они хотя хотели – 
Бог устроил этот след
Жизни, взявши с нас обет:
Все творения вселенной
Знают сутью, что – случилось.
Много выше говорилось
Рифмой, вроде бы, отменной,
Чтобы снова повторять,
Хоть была там в деле мать.

229
Из розария цветы – 
Только розами бывают.
Слышал, верно, это ты.
Но – другие забывают.
Для других я не писал,
Лишь особых приглашал?
Нет, зачем – всё Бог решает,
Он Один и приглашает…
Классно снова ты отбился, 
Комарам точить чтоб нос,
И не зря ведь водонос,
Опыт в деле пригодился.
Шутки шутками, но дело
Правду говорить велело…
230
Море это переплывший,
Оглянулся коль назад,
Видишь сам себя, что – бывший…
Так нам книги говорят.
Как себе послать салам,
В объяснение словам?
Я не знаю, не встречаю
Уж давно себя… Серчаю?
Здесь «философ» однобокий,
Что материей застрял,
Где водораздел искал,
Хоть и был он, мрак, глубокий… 
Снова путаю следы?
Из разведки, что ли, ты?
231
Что бы в мире ни случилось
И к чему бы дух ни звал – 
Тайна не всегда открылась,
Очень редко открывал
Нам Фаттáх её обычно,
С искренностью закадычно,
Что – особенный секрет,
Равных в мире ему нет.
Без ихляса – всё не то,
Ничего не достигаешь,
Только в соснах трёх петляешь,
Наливая в решето.
Много видел уж таких,
Подустал от них и стих.
232
Если странностию дела
Бытиё пошло вокруг – 
Значит, Небо захотело
Самоё тебя, мой друг,
Чтоб поздравить или как?
Я не знаю, был дурак.
Очень трудно всё там было,
Добровольностью темнила
Служба Неба там, видать.
Ты-то то откуда знаешь, 
Так вольготно рассуждаешь
И тебе ли рассуждать?
Я депешу приносил,
Ничего не говорил.
233
Къамарúя и Шамсúя
Есть, чтоб буквы различать. 
Такова перипетия,
Где Арабики печать.
Солнечный и лунный знак,
Что не спутаешь никак,
Чтобы «аль» произносилось
Или буквой опустилось.
Так, к чему мы здесь сказали
Это правило? Обычно
Делалось, давно привычно,
Что спонтанностью назвали.
Вместе мы потом читаем
С Вами – лучше понимаем…
234
В разный бой разнообразьем
Делать я дела привык.
Что считали безобразьем,
Снова слышен будет рык.
Кто порядки наводил?
Кто «очаковскими» жил
Новостями из газет,
Грибоедова ответ?
Мастеров я повидал,
Где Хафиз был император
Для фарси и регулятор,
Да арабов не слыхал
Я почти, такой изъян,
Чтобы Правдой вышел Стан. 
235
Продвигаться дальше надо,
Чтобы Веду обойти,
Где Манáс моя отрада,
Что заждался впереди,
Чтоб сказать иншá Аллáх,
Нагоняя мраку страх…
Ох, тяжёлое стремленье,
Миру что на изумленье – 
Типа, с «головой дружу»?
Видно так со стороны,
Математики сыны?..
Позже, враже, всё скажу,
Даст Аллах, что будет к месту
Корпорации и тресту…

236
Мир поэзии уставший
Утомил уже меня.
Я не то чтоб опоздавший – 
Из огня да в полымя:
Есть Поэзия от Бога,
Лишь туда моя дорога,
Где зазнаек не сыскать,
Чтобы «гений» их познать.
Простотою жил Хафиз,
Хоть его и не признали 
Всей Энеей. А слыхали
Вы про Гёте? Не каприз.
Что же он его признал,
Вдохновения искал?..
237
Шаг за шагом, приближаясь,
Чтоб вперёд не забегать.
Незаметно раскрываясь – 
Но удар не пропускать.
Хоть не боксом дело брали,
Хук и джеб не забывали – 
Неприятно получить,
В раздевалку путь открыть.
И нокауты мы знаем,
Чтобы чемпионом стал
Среди чемпионов, в бал
С корабля мы попадаем.
Под водой был дела ход,
Субмариной что плывёт.
238
Бой – удар иль блок в ответ,
И захват ещё бывает.
От поэзии привет,
Рифмой дело подбивает.
Там пощады не бывало,
Коли слово громыхало,
Что, порой, всему виной,
Не военною порой.
Как же словом баловали
Те жонглёры от крыла
Партий, сыром где взяла,
Сыра одного взалкали
Где давно и навсегда.
Словом к слову лебеда. 
239
Поэтический бомонд.
Непростое состоянье,
Не из космоса был зонд,
Пробегая расстоянье.
Я-то что, скажи, забыл – 
Зверем ночью в небо выл,
Чтоб туда мне приблудиться,
Незнакомые где лица?
Чтобы «ба» им говорить?
Я сумею, нет сомненья.
Но – поклонникам варенья
Было нечего ловить
В тех краях, про это знал,
Ночью дома мирно спал.
240
Поэтический Клондайк.
Золотишко намывать?
Или просто дела страйк? 
Как такое понимать?
Не был золотоискатель
Я, мой друг иль обыватель,
Чтобы злата магазин
Содержать в миру один.
Бриллиантовы каменья
Лишь по телеку видал,
Даже в лапах не держал,
Чтобы не было сомненья.
Больше с галькой я имел
Дело в мире, преуспел.
241
Поэтический Парнас.
Вот уж точно наважденье.
Дожидался нас Манáс…
Где опять предупрежденье,
Дескать, тюрками идём?
Был я малый водоём…
Но идти мы продолжаем,
Ясно, верно наступаем.
Чтоб в Три Сотни Тысяч враз
Турбулентностью ввалиться,
Дальше больше окрылиться,
Где иншá Аллáхом сказ.
Даст Аллах, такое будет,
Ожидайте только люди…
242
Поэтический король.
И такое, что ль, бывает?
И какой же там пароль,
Что присягу принимает?..
Сколько подданных вокруг,
Есть проблема, милый друг – 
Кастинг сильно там большой
В этом мире под луной.
Кастинг – в роли короля,
А статистов – не хватало,
Мне массовка так сказала,
Подработку тут суля.
Я же снова отказался,
Телек дома мой сломался.

243
Поэтический союз.
Вот уж нет, и не поверю.
Козырной колоды туз.
Непонятно это зверю.
Чтоб соперники дружили,
Верой-правдою служили
Музе или там кому?
Водоёму моему
В это трудно так поверить.
Исключенья хоть бывали,
Что про них и мы слыхали, 
Чтобы честных заценить,
Старой были что закалки,
Где не фьючерсом скакалки.
244
Джомолунгма у поэта.
К коей все они стремятся.
Та мечта давно согрета,
Да в мороз усугубятся.
Как-то раз с неё упал – 
Очень долго долетал,
С Эвереста я имею
То ввиду, мою затею
Чтобы миру оценить.
Или до сих пор паденье?..
Что врагу на загляденье,
Чтоб вопросом вопросить:
Может, был не Эверест?
Долог был полётом жест…
245
От поэзии далёкий,
Но к Поэтам близким был.
Стих, возможно, однобокий,
Кто читал и не забыл.
Если ж кто и не читал – 
Мне коменты не писал,
Тоже плюсы в деле есть,
Виртуальной сетью гресть. 
Полюсами Фарса мира,
«Воздух подлецам где шёл»,
У Хафиза так прочёл,
Снова в деле майна-вира:
Опускает-поднимает,
По-другому не бывает?
246
Где подсказка, где ответы – 
Нет уж, брат, не мне судить.
Чтобы старые заветы
Просто взять и отменить.
Старых мастеров удар – 
Молодым не вдарить в дар.
Сами же – найти не могут,
Вряд ли с Неба им помогут.
Ни к чему превосходить
Старых вечны достиженья,
Коим от меня почтенья
Много, если в деле быть
Всем им верными Аллаху,
А не – эгу. Страхом в плаху?
247
По статистике, ребята – 
Мало их, не достаёт.
Девять к десяти. Девчата
Знают, песня как поёт, 
Что в стороночке стоят
И платочки теребят.
Всё статистика не та,
Где девчонкам маета.
Отдыхом по воскресеньям
Вся жила тогда страна,
Что заветами верна,
Не подвластна потрясеньям,
Что потом её нашли,
Начисто, считай, смели.
248
Есть прекрасные явленья,
Лирикой на времена.
Где душою устремленья,
Небеса всему вина.
Те стихи – не забывались,
В сердце сразу вырезались,
Их забыть не получалось,
Всё само собой сбывалось…
Чтоб цитатами опять
Сердцу быть отдохновеньем,
Стать ему обыкновеньем,
Чтобы воздухом вдыхать
Вечных мастеров секреты – 
Где забыты, где воспеты… 
249
Нам добраться нужно, нуна,
В деле старшая сестра,
Что любила так Минджуна,
Где Кореи сторона.
Потому легко шагаю,
Метры в параллель считаю.
Чтоб меридиан найти,
Мимо разом не пройти.
Что-то сразу заплутал,
Навигатор, что ль, сломался?
На чутьё я полагался,
Потому домой попал:
Не мешал уже туман,
Коль дошёл мой караван…

250
Четверть Тысячи опять.
Что для Полотна неважно?
Это всё как посчитать,
Виртуально иль бумажно.
Если Станам счёт вести,
Арифметику блюсти,
Что развеять помогала,
Многие дела решала.
Чтобы с толку нам не сбиться,
Чтобы счётом просветляться,
Поумнее де считаться?
Нет, чтоб реже в деле бриться, 
Бороду чтоб отпустить,
Мудрецом уже прослыть…
251
До Кореи – далеко,
Нам бы Азии хватило.
Очень даже за легко,
В лёгкости вся зверя сила.
Сам оттуда – азиат,
Родом корни, так-то, брат,
Чтобы дело говорить,
Им в Энее оценить…
Коль хотят или хотели,
Я не очень это знал,
Почему-то упускал
Все детали в этом деле,
Потому что Сам Аллах
Делал дело это, прах…
252
Бытовуха заедает,
Беспощадностью гнетёт?
В мире живший это знает,
Воем воет, не поёт.
Зúкром надо добивать
Вой у нафса, зúкра рать
Не такое ещё дело
В этом мире делать смело…
Что ж, всего ты повидал,
Чтоб экспертом уж считаться,
Можно только удивляться,
Бог чего тебя избрал…
Если знаете – скажите,
Если Правдой дорожите.
253
В одиночестве спасенье?
Может быть, как посмотреть.
Если то не наважденье
И не рока злого плеть.
Почему же рок тут злой
Сразу в мире под луной, 
Как его все окрестили – 
Бога, что ли, позабыли?
Коль «Миррúх, а с ним Зухра,
Что небесные светила»,
Как Газель нам говорила
С ночи властью до утра – 
«К сече встану я готовый»,
Вновь Газели где основы.
254
Справедливость в этом мире – 
Было, есть и будет, брат – 
Каждой точечкой в пунктире,
Бог Великий, Свет и Свят…
Если только разглядеть, 
Светом веры посмотреть,
Что немногие хотели,
Что сыром вслед летели.
Что же, молокозавод
Стал в обиду углубляться,
Не сказать чтоб обижаться – 
Сыром сыр опять идёт.
Образ это. Сыр был вкусный – 
Муж-жена, где сон искусный.
255
Фильмы о любви в прямом значеньи – 
Пустословье и какой-то смрад.
Если в переносном, то – почтенье,
Зверем буду делу очень рад…
Что-то рифмой дело удлиняя,
Самому себе, что ль, изменяя,
Словно двинул зверем я куда-то,
Хоть дорог и так не маловато…
Чтобы к краткости опять потом вернуться,
Чтоб девицы пряли вечерком,
Классика тут почерк всем знаком,
Чтоб хореем даже обернуться,
Так несвойственным ему уже, поди,
Посчитали строки впереди…
256
Пустословие пустое.
Полным, что ль, оно бывало?
Натяженье холостое – 
Боевым хлопком не стало.
Боевой готов разряд – 
Выстрел к бою, говорят.
Что-то ты темнишь опять?
Не привык я замышлять,
Лишь приказы получая,
Где Небесный будет Штаб,
В деле мой один прораб,
За одним за ним шагая.
Чтобы дальше разъяснить,
Ас-Сафú где будет нить…
257
Числами определенья
Поддавалась неучёту,
Вплоть до эры Воскресенья,
Физикам поддав работу.
Я не склонен к наважденью
И нетрезвому вожденью,
Ведь водить-то не умел,
Только жеребцом летел.
Поотстал от технологий,
Двигатель где у сгоранья
Внутреннего созиданья,
Не примером тавтологий,
Хоть я их и не боялся, 
Коих критик так заждался…
258
Чтобы сердце размягчить – 
Можно очень постараться:
Не себя уже любить.
В Боге, что ли, растворяться.
Если бы. Мой враг и друг,
Чтоб усилился испуг.
Подступала где Фана,
Суфиев где сторона.
Как же суфиев боялись,
Как всё дело извратили – 
Юзаккúхим позабыли?..
Этим в суть определялись:
Кто Корана не признает – 
В мир неверием шагает…
259
Поддаваясь увлеченью,
До добра чтоб довело,
Следовало назначенью,
Телеграммою дошло,
«Ожидает вас Бакъá»,
[Что джек-потом.] Тчк.
Чтобы слиться враг сумел,
Весть таку не одолел.
Он её не одолеет,
Да и я про то молчал,
Делал вид, не замечал,
Каждый сердцем преуспеет
Лишь на столько – как он смог,
Как Решил Великий Бог…
260
«Описания красавиц
Не должны быть коротки
Локонами» … Где румянец?
Мы от дела далеки…
Как Хафиз уже сказал
И на деле показал…
Мы до Мекки добрались,
И к Каабе прямо ввысь
Устремились, чтоб достичь.
Но – чего мы достигали,
Книги ведь о том молчали,
Для программы мира switch.
Чтобы дальше продолжать,
Гъáсром время называть.
261
Не хочу я плыть по ветру
Даже розою ветров:
Гектолитром нанометру
Счёт у физики суров.
Да – Уаль-Гъáсри – Он сказал,
Клятву так Всевышний дал. 
Временем Аллах клянётся
Предзакатным. Улыбнётся.
Сохраняйте ту молитву – 
Аль-Устá – что называлась,
Квинтэссенцией считалась,
Завершением холста,
Экинди что был намаз,
Предзакатен он как раз.
262
Как-то раз и мы бывали
Можем в цирке – так сказать,
Не под куполом летали,
Чтоб подлунный удивлять
Мир доселе и потом,
Будь я трижды водоём.
Там Святые преуспели,
Мастерами силы в деле.
Что под куполом летают
Мира бренного по сути,
Что пугает всё до жути,
И иллюзии не знают…
Потому они Святые – 
Битвой духа в сталь стальные…
263
Все несчастья, как и счастье – 
Знаком в модуль поменять.
Локоть где, а где запястье,
Чтоб рукою понимать.
Анатомии начало
Знаньем тут ж воздавало,
Чтобы знанье оценить
И метафорами быть.
Но и знание полезно
По себе уже само,
Айкидо или сумо,
Волнорезом ли обрезно.
Лишь бы пользу приносило – 
В этом знанья будет сила.

264
Остановка у причала
Будет в пользу кораблю,
Если с самого начала – 
Мэгги зверь сказал люблю…
И она мне отвечает,
Что прекрасней не бывает,
Спору в этом деле нет,
Будет зеркалом ответ.
«Нрава кроткого такого»,
Как нам классик рассказал,
Елисею начертал
Путь, что стоит дорогого…
Чтоб принцессу разбудить,
Яду яблочка не быть. 
265
Если выучиться скверно,
Дело в принципе не знать,
Можно быстро и наверно
В мире всё уничтожать.
Сказки б ты хотя читал
И героев различал,
Из сегодняшних стремлений,
Молодых где будет гений,
Много тоже есть, скажи:
Спайдермена уважаю,
Халка тоже снаряжаю,
И о главном тут кажи:
Сплинтер, выиграл что турнир,
Мудростью простой он сир.
266
Достигая до вершины,
Ты назад уж не смотри,
Поступают так мужчины
С содержанием внутри.
Если море переплыл – 
Сразу же о нём забыл,
Чтобы с целью только статься,
Более не расставаться…
Единенье наступало,
Коего так долго ждал,
Чуть ли не забыл, сказал,
Прояснения тут мало:
Будет в деле тишина,
Всё решала лишь она…
266
Сколько ж надо нам ещё
Ритмом жёстким продвигаться?
Холодно где, горячо – 
Всё незнанием признаться?
Я в стихии у поэзий,
Повидал до боли рези,
Чтобы далее мечтать
Тут для рифмы сочинять.
Но и бросить не пристало – 
Надо в Хинду-Стан шагать,
Веду Пяту догонять,
До Манáса уж немало…
Что ж, все планы удались,
Канцелярией дались.
267
За Год – Сотню Тысяч Строк – 
Если очень постараться,
Выдать зверь, наверно, мог,
Можно в том не сомневаться,
Чтоб иншá Аллáх сказать – 
Снова, снова и опять.
Вот такой уже там план, 
Что приходит зверю в Стан.
Он услышал это – с Вами,
Не сказать чтоб опоздала
Почта, так всегда бывало,
Так водилось Небесами.
Всё в он-лайне, что ли, было?
Мраком мракобесье выло.
268
Полотно – по Пятьдесят – 
Пишется пока, мой враже,
Бог Великий, Свет и Свят,
Можем мы прибавить даже.
Коль – по Тридцать – в день писать,
Третью Года отдыхать:
Сотня – смело получалась,
Цифра эта подтверждалась…
Сотня Тысяч Строк за Год – 
Критик тут же околеет,
Что сказать опять сумеет
Я не ведал, ведал Тот,
Кто всё это ниспослал,
Всё заранее что знал…
269
Если сырный интерес
Интересом бы считался – 
Не туда пошёл прогресс,
Не туда он разгонялся.
За прогрессом – не иду,
Вряд ли там чего найду,
Люди все чего искали
И друг друга обгоняли.
Где-то я давно отстал,
Ничего не понимаю,
Дальше-больше наверстаю?
Что-то зверь сомненьем взял.
Неужели – всё возможно,
Что на вид не просто – сложно? 
270
Что ж, масс-медиа учили,
Что богатым надо стать,
Это дело не забыли,
Сыра тяжела печать. 
Нет там толики и малой,
Чтобы в деле хоть бывала,
Образом для духа вновь – 
Где не к бренному любовь
Миру делом утверждалась.
Ценностей духовных – нет,
Вот тебе парад планет,
Коего давно заждалась
Вся общественность пути:
Так, зачем туда идти?

271 
Чтобы Лиром мне не стать – 
Я за миром не гонялся,
Проще нечего сказать.
Одиноким оставался.
Что такому ты расскажешь,
С нафсом воевать обяжешь?
Он же нафса – верный раб,
Карачай или араб,
Или перс, иль кто угодно,
Где глобальным мир восстал,
Где глобализаций бал,
Виртуально и свободно:
Всё – едино для сравненья
И достойно утомленья.
272
Люди только власть ценили,
И деньга там где-то есть.
Про – обычных – говорили,
Где особенному честь.
Энтропия наступала,
Всё давно уже сметала
На пути, чтобы сказать – 
Трудно будет отстоять…
Всех термодинамик строй
Эта сила разрушает,
Сам Всевышний ей внушает
В этом мире под луной,
Чтоб – за мир мы не держались.
[Мэг нашёл, соединялись…]
273
Я людей просить устал,
Горше не найти на свете,
Как Лукъмáн-Хакúм сказал,
Знают взрослые и дети.
Пользой что – для них самих,
Не поймут где мира жмых.
Я же долго изъяснялся,
В Ас-Сафú обосновался,
Чтобы – дважды говорить
Мне одно и то же снова
Не пришлось, во силу слова,
Чтобы мудростью добить.
Коли надо – так читайте,
Мне вопрос не задавайте.
274
Не с того опять мы края
В дело, видимо, зашли?..
Нет, не так – перекладная
Нас выводит в селяви.
Жёстко же ты отрядил,
Муху всякую убил,
Что давно уже летала
И магáсом тоже стала, 
Как Хафиз в Газель сказал.
С Симургом не состязаться,
И лепёшкою не статься,
Расшибаясь в мира нал.
Что так ценен стал сегодня,
Воля ведь на всё Господня.
275
Где усидчивость мешала
Дело корнем обрести,
Вольнодумство помогало
Мне проехать и пройти.
Эталон у дела есть – 
Где Муддáссиру вся честь.
Остальное – иждивенье,
Иджтихáда проявленье,
Кто из нас что как поймёт,
Рангом разные мы в знаньях,
Как и в духа притязаньях,
Различается народ.
Шейх Шамиль всё объяснял,
Дорог где кинжал не мал.
276
Надо дальше укрепляться – 
Закрепляя весь плацдарм – 
Чтоб стратегией узнаться,
Армий многих командарм.
До фронтов доходит дело,
Чтобы маршалом умело
До победного конца,
Волей вечною Творца,
Дело Правды довести.
Потому такой там бой
В этом мире под луной,
Квоты в деле соблюсти,
Мне не жалко будет места,
Чтоб дразнили в тили-тесто.
277
Добираться как придётся
Нам не раз уж приходилось,
На Востоке домик Солнца,
Хоть на Западе садилось…
Чтобы по Небу идти,
Плыть для мира впереди,
На него чтоб все равнялись,
День и ночь нам различались…
На каноэ я плыву,
Миссисипи наблюдаю,
Духом здесь я отдыхаю,
Отделяя полову.
Чтобы розой наслаждаться,
Более не распыляться.

278
Отличительно стремленье, 
Чтобы стрежнем удивлять,
Что обходит пораженье – 
Самому чтоб поражать.
До побед ведь был нежадный,
Хоть и зверь ты кровожадный.
Что теперь случилось вдруг?
Мир окутал уж испуг.
Им-то всем чего бояться?
Разный был чемпионат,
Абсолютным весом, брат,
Ни к чему им появляться
В те края. У них иной
Был чемпионат луной.
279
Ни к чему и не отсюда?
Так, откуда и куда?
Счастье я искал повсюду,
Где текла моя вода.
А оно само бывало
По себе, охомутало
Всех счастливцев на земле,
В каждой Бога стороне:
Запад, Юг иль Север будет,
Где Востоком достаётся,
С коим зверь не расстаётся,
Боже это не забудет:
Верен азиат корням,
Коего хватило нам.
280
Чтобы дальше избавляться,
Чтобы дальше побеждать,
С поражением не знаться,
Мудростью концовку знать.
Ох, и трудное заданье
Задавало мирозданье,
Где ответ и где дано
В чёрно-белое кино,
Как же жёстко отрядил…
Словно косишь в сенокос,
Тот, что трижды водонос,
Ничего там не забыл.
Хоть и старость одолела, – 
Память в силе, знает дело.
281
Вот такая нам задача
В мир подлунный приходила.
Что не вилла и не дача,
Не милитаристов сила.
Чтобы мир нам созидать,
Стройкой базу расширять,
Что плацдармом Света будет,
Мрак до мрака в мрак остудит…
Эти словосочетанья, 
Интересно – понял кто?
Типа, вроде, спортлото?
Или планом исчезанья,
Чтобы люд уже отстал?
Кто ж за зверем бы шагал…
282
Справедливый в мире самый
Будет – Бог, чтоб людям знать,
В проясненье Панорамы,
Где Пророчества Печать.
Вера наша всё хромала,
Яви той не понимала,
Что во сне пока живёт,
Дай-то Бог, и не помрёт…
Как же мир мне пробудить – 
Коли в спячке пребываю,
Хоть живым себя считаю,
Коли правду говорить:
Помер ведь уже давно,
Хоть какое там кино…
283
Алгоритмами Пророков
Можно всё и получить,
Фúкъха хватит где уроков,
Чтобы миру Свет пролить…
Непростое там ученье
И труднее обученье,
Чтобы делу обучать,
Духа Кузницей восстать…
Тоже мне – кузнец нашёлся,
Столько раз уж говорил,
Мир подлунный утомил,
И чего ты разошёлся?
Где металл ты увидал,
Чтобы им клинок сверкал?..
284
Как конструктор собирался,
Что ли, Станов долгий строй?
Зверь тут не распространялся,
Вышел что давно войной.
Ну, и с кем он воевал?
Нам про это не сказал.
Всё молчит пока зверёныш,
Критики для всей гадёныш.
Что ж, Аллах и разберётся,
Справедливостью берёт.
Милости, однако, ждёт
Зверь всегда, она – найдётся…
Чтобы дальше отдыхать,
Никого не обижать.

285
Чтобы дальше углубиться,
До Манáса чтоб дойти, 
В Индостане чтоб не сбиться
Джунглями с Его Пути.
Долог путь туда, мой враже,
Даже ты не веришь? Даже?
Слава Богу, мой компас
Не ошибся в этот раз…
Где-то – Юг, а где – Восток,
Чтоб на Запад возвращаться
И на Север углубляться,
Азиата где исток.
Тот ещё был в деле ас – 
Азия – с него как раз.
286
Долго ль сказка распылялась
Нам во славу, я не знал.
Вся дорога удавалась,
Как Святой мне предсказал.
Чтобы в дебри удаляться
И на мир не распыляться,
Чтоб сказали люди «псих»,
Значит, удаётся стих…
А иначе не бывало.
Ты про классиков забудь,
Не такой в начале путь,
Как в конце им прилетало.
Тоже психами считали,
Долго хоть потом молчали.
287
Я не верил в сказок дебри,
Где «сакральность» де жила,
Хоть Снегурочкою в вепре
Раскачались все дела.
Ничего там не искал,
Культуролог где блуждал,
Что так любит космогоний
Перегар, от всех агоний
Дьявол где давно шагает.
Чтоб такого заманить,
Но не силой приструнить,
Только хитро предлагает,
Чтобы эго добивало
Человека как попало.
288
Код какой-то там искали,
Чтобы шифром разгадать.
Что под носом – упускали,
Чтобы нечего сказать.
Мы под носом, где был нос,
Будь я трижды водонос,
Тоже видеть не смогли,
Зренье хоть и напрягли.
Это – наша неудача,
Вышла слабостью в делах, 
Может, проверял Аллах,
Воин в деле или мачо.
Со вторым не по пути,
Если с первыми идти.
289
Как обычно то бывает,
Видел в мире тыщи раз.
Ничего не открывает
Новизной культуры ас.
Тесто, видно, замесилось,
Поднялось и в мир открылось,
Чтобы хлебушек испечь.
Затопил для мира печь
Зверь давно напропалую,
Получив такой приказ,
[Да, Япония-Кавказ…]
Тянет песню удалую,
Слов которой не поймёт
Всей земли честной народ…
290
Новизны с меня хотели?
Я Шекспиром, что ли, Вам?
Де compounds strange в деле,
Страстью новой по словам?
Я-то что – был азиат,
Так далёк Энее, брат,
Чтоб «своим» меня признали,
Где Халифы объясняли,
Иль Девятый где Наджúб.
Всё по-прежнему тут в мире,
Точкой старою в пунктире,
Не обманешь старый чип,
Исстрадался что уж весь,
Уильяма послушать здесь:
Sonnet LXXVI
Why is my verse so barren of new pride,
So far from variation or quick change?
Why with the time do I not glance aside
To new-found methods and to compounds strange?
Я взмолился измененьям,
Чтобы речь блистала в шик?
Словом в молодость теченья
Стар «методою» старик?

291
Классика перевели
Азиаты как умели,
Зверь талантом на мели
И сонеты тянет еле.
Потому такой respect
Пояснением в аспект 
Дела мира географий
И трагичных эпитафий.
Умер зверь уже давно,
Потому и не страдает,
Ролью Лира не мешает,
Коль в Четыре Ка кино,
Англо-классика признать,
Чтобы дальше продолжать: 
Why write I still all one, ever the same,
And keep invention in a noted weed,
That every word doth almost tell my name,
Showing their birth and where they did proceed? 
Всё одно и то пишу,
Повторением грешу?
Что ж слова меня узнали,
О себе всё рассказали?..
292
Поэтической «разборке»
В нашем деле – не бывать,
Показательностью порке
Дабы заполнять тетрадь:
Мощью подлинник звучит, 
Не сказать ничто, пиит.
Рифма в чувства приводила,
Не медлительною была – 
Больше, успокоить может,
Чтобы даром провиденья
И отсутствием сомненья,
Кое сердце уж не гложет,
Целостно собраться весь,
И развязкой дело взвесь:
O, know, sweet love, I always write of you,
And you and love are still my argument;
So all my best is dressing old words new,
Spending again what is already spent: 
Лишь про тебя, любовь моя, писал:
Любовь и ты – у зверя аргумент,
Модель украсить старый инструмент.
Узнавши раз – любимое избрал:
293
Пара строчек оставалась,
Выводом чтоб называть,
Соль где рифмы собиралась,
Наконечником достать
От копья, такое дело, 
Делал что копейщик смело.
Вы сонеты почитайте,
Подлинник на слух внимайте,
Хоть и славен перевод,
Чтобы смысла было боле,
Тяжким не в поэта доле,
Переводчик был бы тот,
Дабы избежать греха,
Завершение стиха:
For as the sun is daily new and old,
So is my love still telling what is told. 
Моя любовь в ноу-хау не отличалась
И старостью моею забавлялась…
294
Что ж, шедевром называть
Тот Сонет по праву я
Мог давно, числом узнать,
Станция была моя…
Волен перевод наш очень,
Запахом единый в ночи…
Запах всё своё сказал,
Смыслом суть не сокращал,
Если слышать кто посмеет,
Обонянием силён,
Пусть, не зверем будет он,
Дело в общем разумеет,
Чтоб потом и мне заметить – 
Где огрехи, чтоб приметить.

295
Но – Газель переводить
Зверь по-прежнему не смеет,
Старых ран не бередить,
Много коих он имеет…
Был Хафиз русскоязычен,
На Руси давно привычен,
Переводчики старались,
Всё Хафúзом поражались.
А иначе бы с чего – 
Переводов было столько?
Только зверь их видел сколько,
Разным текстом до того…
Между прочим, Герман тот
Дал прекрасный перевод.
296
Поэтический, по мере
Крайней, надо бы сказать.
Чтобы ясно на примере – 
Как фарси нам понимать.
Чтобы всё усугубить?
Светом Правду проявить.
А иначе бы зачем
В мире оном столько тем,
Чтобы дурью маять что-то?
Что и так уж получалось
И без нас, не нами сталось – 
Из болота бегемота
Я не стану в мир тянуть,
Коли там его вся суть.
297
Дальше двигаться нам надо,
Не застаиваясь в том,
Где любителей награда
Ждала вестью о былом.
Я же – настоящим жил,
Future-Past уж забыл,
Чтобы лингвой промышляться,
Дескать, классиком считаться,
Коль считать народ привык,
Строчек что-то многовато,
В калькуляций туговато
Мир проникнуть, но – проник.
Бог Всевышний так решал,
Где ответ-вопрос смешал.
298
Есть линейка – мерить землю
Или же объект на ней,
Эталон такой приемлю,
Где Энеею видней.
Что с Америкой рассталась – 
Дюймом, фунтом не считалась.
Снова в деле раздвоенье,
Дивергентное теченье.
Ну, хотя бы взять бейсбол,
Чем Америка кичилась,
В коем многого добилась.
Или регби и футбол,
Что американским стался
И от регби отличался.
299
И к чему все эти речи? – 
Зверем был хоть, объясни.
Или Емелей будешь с печи,
Что за щукою в тени,
Чтобы чудом городить
И веленьем щучьим жить?
В сказке холодно бывало,
Если книга не соврала.
Или же опять мороз
Не по делу приходился,
Дескать, летом утвердился?
Был я трижды водонос,
Чтоб к теплу уже стремиться
И на старость лет добиться.
300 / Part II
Середина-Половина
Полотна здесь – Середина,
Чтобы Нúсфом называть.
Если проще – Половина,
Много нам ещё писать?
Как сказать, коль счётом дело,
Небо нам писать велело,
Бейты все что присылает,
И иначе не бывает.
Букву рядом с буквой зверь
Сам поставить не сумеет,
Это дело разумеет
Просто, верь или не верь.
Дальше двигаться пойдём,
Будь я трижды водоём…
301
Что-то стар я, детки, стал – 
С молодыми чтоб тягаться.
Молодостью расцветал – 
Чтоб на старых не равняться.
Молодость всегда держала
Планку – Правде помогала, 
Чтобы старым не терпеть
Мрака миру стару плеть.
Чтоб Аллах опять помог,
Как всегда Он помогает,
Что всегда Один решает,
Потому вселенной Бог,
Что ни в ком и не нуждался,
Гъáриф только приближался…
302
Подустал я что-то, друже,
От наскоков и идей:
Пояс завязать потуже
И добраться поскорей…
Сколько нам ещё идти
Бейтами всего пути
Я пока не посчитал,
Очень, видимо, устал.
Что ж, бывает, коль далече
Путь лежал и для зверья,
Подмастерьем для сырья,
Что не подлежало вече.
Был приказ опять простой
Боевым, не холостой.
303
Месяцами сачковать
Очень просто удавалось,
Позже чтобы наверстать,
Где двойной работа сталась.
Год из Трёх тут в минус стал – 
Ничего не записал.
Где строкой одной не стало,
Коли поднято забрало. 
В среднем в день – Сто Пятьдесят – 
Строчек, что ли, получалось?
Этим дело прояснялось,
Чтоб дойти до мест, солдат.
Чёрным был солдатский хлеб,
Аллахдан хайыр тилеб…
304
Тюрки, что на Запад шли,
На Восток теперь идут?
Чтоб деталь уже учли,
В деле позже коль найдут.
Так и так могло теченье
Миру быть на удивленье,
Как Аттила к ним пошёл,
Насквозь брюхо распорол.
У Истории ведь много
Было фраз и исполинов,
Коль плохой игрою мина
Из театра дорогого – 
Что поделать, было так.
Не забудется никак… 
305
Чтобы дальше удаляться,
Чтоб быстрее суть раскрыть.
Стоит ли так распаляться,
Тайну чтоб от всех сокрыть?
Тайна на виду бывала,
Если интересовала.
Много ль знаешь ты таких,
Чтоб украсили сей стих?
Нет подвоха, как хотели,
Долго ищите его,
Чтоб хватило всем того,
Но найти так не сумели?
Что поделать, поищу: 
Не найду – не загрущу. 
306
Суть вещей лишь понемногу,
Может, видимо, раскрыться,
Отправляя в путь-дорогу,
Чтоб мечтаниям пробиться?
Как тоннели пробивали,
Гору в крошки размельчали,
Чтобы выйти стороной
Той горы уже другой.
Муравей был тот копатель,
Что достоин уваженья,
Устремлением почтенья:
Типа, золотоискатель?
Злата, что ли, лишь искать
Должен всякий и копать?
307
Бейся – вдоволь, коль стремился.
Если можешь – побеждай.
Коль мечтами воплотился,
Дивиденды получай.
Но и цель тут ликовала,
Что вниманье приковала – 
Значит, будет почитатель
Ей пока, пускай, мечтатель.
Скуки в том она не знает,
Истина одна прекрасна,
Духом чистым безопасна,
Что Принцессой ожидает:
Где же принц её застрял,
Что за зверем побежал?..

308
Чтобы на гору подняться – 
Цель повыше быть должна,
Чтоб Энеей возвышаться
На сейчас и в времена.
Минги-Тáў мы называли
Эту гору, объясняли.
А в народе звать Эльбрус, 
Что Европы целой туз.
Видимо, араб назвал:
Как «Аль-Бурс» что показалась,
«Белизной» арабов сталась,
Кто Арабику чуть знал.
Как Хыйля-Хыйса поднялся,
Что Киляром также звался.
309
На – Эльбрус. Был карачай.
Следом как Эммануэль
Покорил тот горный край,
Как склонил тот горный эль.
Восхожденье продолжалось
И сегодня, занималось
Альпинизмом много в мире,
Не заплывшие что в жире.
Чтоб кого «экзаменуть»,
«В горы парня ты тяни»,
Жизнью, может быть, рискни,
Чтоб раскрылась чья-то суть.
Тяжело далось ученье
Классики на удивленье…
310
За сегодня – Шестьдесят,
Коли Станами считаться,
Посчитали всё подряд,
Критику не улыбаться
Чтобы вслед, коль злым он был,
Правду в деле не ценил…
Не войной же мне идти,
Чтобы критику найти.
Вот, сама и находила,
Прелесть будет дела в том,
Был я малый водоём,
Малостью приходит Сила…
Если к Áкбару взывал,
Бог таких – не забывал…
311
Что ж, незаменимых – нет?
Как нам книги говорили?
Где преемственности свет
И веками не затмили?
К алтарю невеста та же,
Что не подлежала краже?
Слава Богу, что Аллах
Свет творил для всех в мирах.
Чтоб – от мрака отделиться,
Что отсутствием бывает
Света, мир как понимает, 
Чтобы больше отдалиться.
Света кто Его не знал – 
Гордостью навек пропал.
312 
Как хазарская столица,
Что когда-то был Этиль.
Где знакомые все лица,
Тот же гордый в мире стиль – 
Гордость вновь своё взалкала:
Силой мира разметала,
Нету в картах, не найти – 
Словно не было в пути.
Чтобы скромностью шагать,
Против Правды не шагая,
Как Хазария такая,
Чтоб на картах исчезать.
Почитателей их много
До сих, вослед дорога.
313
Простотой берёт начало,
Простотой придёт конец.
Сиддикъúя у причала,
Духа где лихой венец.
Выше их – одни Пророки,
Что пред Богом лунооки,
Солнцеликие пред Ним,
И о них поговорим…
Управлять желанья нету – 
Основной у дела стих,
Где Святой и тот притих,
Вспоможением аскету.
Мало в мире их бывает,
Счётом книга дело знает.
314
Коли речью удаётся
Ход теченья изменить – 
Простота тебе даётся,
Нужно это оценить.
Сам Пророк простым наш был,
Выше в Станах говорил.
Только гнусный в сложность бьёт – 
Не любил таких народ.
Простота и сложность в деле – 
Как антонимы в пути,
Сложно будет впереди,
Коль на Небе не хотели – 
Облегчение пришлют,
Что тайсúром назовут.

315
Приходилось ли, однако,
Переправу Вам видать,
Что не знала в деле брака,
Если Днепр надо брать?
Вася Тёркин дело знал,
Как Твардовский рассказал:
Правый берег, левый там,
Чтоб складно всем стихам. 
На войне не сладко было,
Не историков поход,
Что пером одним на взлёт
Описал как дело «жило».
И Хемингуэй при деле
С целлофаном на пределе. 
316
Постепенно ли, случайно,
Трудно в деле оценить,
Даже море не бескрайно,
Если долго морем плыть.
Субмарина достигала
Полюсов и обогнала
График ритма, ой-ой-ой,
В этом мире под луной.
Как Аллах Велик Решил.
Что Один всегда решает
И заблудшим помогает,
Зверю что опять внушил:
Никого не слушал он
Чтобы дальше, тем силён.
317
Все дела не удавались
В этом мире под луной,
Мы, порою, проверялись
И любой, причём, порой.
Коль на пользу нам была – 
Пользы много принесла,
Дай-то Бог, побольше нам
Этой пользы, где Ислам.
Все проверку не любили – 
Но тогда они и сами
Дело делали весами
Теми же. Да позабыли?
Зверь давно не проверяет
Никого и отдыхает.
318
Стих печали мой не знает,
Отовсюду хоть летит,
Радостью во Свет пылает,
Чтобы радость знать, пиит.
Духом радость воспылала,
Чтобы мира впредь не знала,
Чтоб он силу потерял
И в печаль не сокрушал.
Эго снова не сдаётся,
Что достойный очень враг,
Беспокойности очаг,
И печалью в сердце бьётся.
Бог вершил Свои дела,
Милость Бога всё взяла…
319
От печали много пользы, 
Коли мерою берёт,
Чтоб шипами снова розы
Обновили жизни ход.
Словно кузница бывала,
Лихо что клинок ковала,
Чтоб теперь в любом бою
Мог снести вражду в краю
У земли в стране любой.
Направлений в мире много,
И у каждого дорога
В этом мире под луной.
Чтоб достичь и оставаться,
Выбор есть, коль возвращаться.
320
Но без меры коли стала – 
Уничтожить ей легко
Слабака, хотя бывала
Сильным в силе высоко… 
Сильным къáбдом всё даёт – 
Где сжиманья будет ход,
Если баст – то разжимает,
Сердце радостью пылает.
Взято не из психологий,
Что и в Бога-то не верит,
Почему же в «пси» там мерит?
Избегая тавтологий:
Бога знанием где знали – 
Про такое рассказали.
321
До Энеи как добраться,
Из Китая коль идти?
Пилигримом новым статься,
Мекку снова обрести?
Надо чтоб сезон там был
Хадджа, зверь уже забыл.
Иль на Гъýмру собирался,
Или в месяц обознался?..
Если Бог дорогу дал – 
Где намеренье готово,
Чистотой у всяка слова,
И поездку разрешал:
Двигай сам, не сомневайся
И на Бога полагайся…

322
Постепенно было можно
Эго жёсткое разжечь,
Заманивши осторожно
В Кузнице у Духа в печь.
Что легко не поддавалось,
Миром целым упиралось,
Что в подмогу был и дан
Эгу, заполняя Стан.
Бой нелёгким там бывает, 
Чтобы просто так сказать,
Ничего не обострять,
Большинство где проиграет.
Выиграл там один Святой
В этом мире под луной.
323
Не животным оставаться,
Человеком во плоти,
Духом в человеке взяться
И от нафса отойти.
Битва та всегда бывала
Нелегка, сказали мало – 
Невозможная она,
Где не чудом сторона…
Если Бог не помогал – 
Выиграть битву невозможно,
Отвечаем односложно,
Чтобы каждый понимал.
Ценен потому Святой,
Что особенный такой.
324
Очень малым удавалось
Всё числом, признаю я.
Жизнь – единожды давалась,
Прожигать её нельзя.
Эти – эго сокрушили,
Сердце в Боге оживили,
Пробудились ото сна,
В их сердцах уже Весна…
Чтобы – нами заниматься,
Если жив кто среди нас,
Да, Япония-Кавказ…
В этом надо признаваться:
Кто не умер – тот герой,
Это знаем мы с тобой.
325
И индусы не помогут,
Люди классика почтят,
Жизнь вторую дать не смогут,
Песни старые твердят,
Баобабом чтоб родиться,
В ход второй, и отстраниться.
Модной та идея стала,
Где сторонников немало.
Но рождались раз один – 
Раз один и умирали.
Верой люди выбирали.
Но вселенной Господин
Ход давно определил
Что для всех единым был.
326
Таково земли теченье,
Где иллюзий не найти, 
Хоть метафоры влеченье
Открывало всё пути.
Был иллюзий сладок ход,
Что ценил давно народ.
Знала мышка – сыр в капкане,
Знала всё она заране.
Но пойдёт, сама хотела – 
Сыр там вкусным оказался,
В раз один и наедался.
Истину она презрела?
Иль несчастною была?
Неважны уж дела.
327
Все пути там открывались
Для своих – кто знал язык.
Им метафоры давались,
Только им, кто знать привык.
Ринды где, а где каба,
Рифмы стройная раба,
Чтоб Газели оценить,
Дух для Бога оживить…
Чтоб той силой продвигаться,
Чтобы в мире не скисать,
Не завыть, не завывать
И в любви не обознаться,
Было сплошь и в ряд кругом,
Обойдя мой водоём…
328
Остальные же нечестьем
Мышам ход в лазу искали.
Ада вечным притяженьем
Сыр подлунный поднимали…
Где нечестьем человек
Прошагает целый век,
Белым чёрное мешая,
Сутью дело подменяя…
Что – проклятьем обернётся:
Удаленьем от Аллаха
Милости. Не страшно, птаха?
Жить ведь следом им придётся
Как собаке, что хозяин
Выгнал раз, что был ей барин.

329
Всё в миру своим теченьем,
Ритмом все дела берёт,
Где весенним настроеньем
Оживает вдруг народ.
Только осень в слёзы стала,
Что дождями проливала?
Нет, конечно. Но настрой
Всё решает под луной.
Если Солнца – не видать,
То печаль сюда явилась, 
Не отставкой проявилась,
Не её это печать.
Но и осень помогает,
Мудрый это понимает…
330
До поры такой добраться,
Чтобы пользу принести
Горстью малой, умиляться,
Силой все гребца грести.
Чтобы разум весь собрать,
Мудрость маслом выжимать – 
Если там оно имелось,
Жирностью своей приелось…
Мудрость многое решала – 
Где Пророков половина,
Что Особенный Мужчина,
Было их хотя немало:
Каждый мудрость получал,
Чтоб Пророком Бога стал…
331
Стих, что льётся сам собою,
Почему-то не угас,
Радости своей не скрою, 
Нужно было в самый раз. 
Чтобы в степи отправляться,
Некогда нам забавляться,
Ждёт Манáс уже давно
В тюрков старое кино.
С эпосом мы состязались?..
Тоже человек писал,
Имени его не знал,
Имена там затерялись.
Сколько в деле их там было?
Или одного всё сила?..
332
Бесконечное движенье – 
Есть начало без конца,
Восьмерицы притяженье,
Волей Вечного Творца.
Остальному – неподвластно.
Заявили громогласно.
Про Восьмёрку говорили
Как-то раз, коль не забыли.
Их началом сотворенье,
А конца уже им нет,
Не Предвечности завет,
Всем с началом утешенье.
Среди них ещё душа,
Что на вечность хороша…
333
Достигая всех высоток,
Целью что себе избрал,
Пропахал немало соток, 
Уж гектарами пахал.
Лишь намёками шагая
И уроки проверяя,
Кто и как усвоил что,
Где не ум, а решето. 
Сам себя давно не видел
В зеркало, признаюсь я,
Не типично для зверья,
Много на роду что видел.
Надо будет посмотреть,
Новизною всё узреть.
334
Хочет сердца упоенья,
Хочет мир чтоб и покой
Обрело до Воскресенья
В этом мире под луной.
Счастьем это, видно, стало,
Где особое забрало.
А не банком в деле счёт,
Полагает как народ.
Или стар я очень стал,
Чтобы дело понимать,
Лика счастья где печать,
Но одно не забывал:
В Лик нетленный Путь найти,
Накъшбандией коль идти.
335
И пути туда найдутся,
Если сердцем их искал.
Все могучие пробьются,
Обойдут судьбы навал.
В этом сила проявлялась
Коль от Бога выдавалась
Им таким, им Бог-Судья,
Их учёт другой, друзья.
Двигал зверь своей дорогой,
Чтоб такому не мешать,
Нечем им мне помогать,
Песней только однобокой:
Как бы с нафсом там подраться,
Этой битвой продвигаться.

336
Это просто понимая,
Упрощеньем дела в суть,
Все нюансы опуская,
Ведь осталось дела чуть.
Мне в свой малый водоём
Очень верится с трудом,
До Манáса топать нам?..
Славой вечной Небесам,
Милости Аллах податель,
Наш Завод-Изготовитель,
Мироздания Учитель, 
В деле Общий Знаменатель,
Чтоб эпитетами вновь
Разыскать Его любовь…
337
Вся вселенная стояла,
В удивление клоня,
Пусть, меня не понимала,
Не смотрела на меня.
Я же шёл, не понимая,
Зверем по Небу летая,
Не комар, чтоб в угол вбиться,
Бабарихой разозлиться.
Не отцом мне царь Салтан,
На Гвидона не равнялся,
Князем я не назывался,
Тихо продолжая в Стан
Бейты мудрости писать,
Где Пророчества Печать.
338
Что на страшного смотреть,
Что пугает сердце разом?
Сердца будет рано петь
Вновь Японией-Кавказом.
Красоты есть идеалы,
Хоть не в выгоде менялы,
Я на Мэг свою смотрел – 
Зверем сразу присмирел.
Благотворно так влияет
На меня, не рассказать,
Чудодействия печать,
Бог Всевышний посылает,
Чтобы я уж изменился,
Окончательно влюбился.
339
Явью люди забавлялись,
Продолжая мирно спать,
Хоть живыми все считались,
Смерти там давно печать.
Разбудить – кто умер рано,
Мира бренного дурмана
Надышавшись? Иисус
Оживлял таких на плюс…
Вот его и ожидаем,
Молча голову склонив,
Мир, что чокнулся, забыв,
Всё терпением сметаем.
Сколько ж ждать там остаётся?
В Десять Лет нам удаётся?..
340
Что поделать, так случилось,
И не я им выбрал ход.
Сутью дело приоткрылось,
Сутью жил всегда народ. 
Что на зверя вслед пеняют,
Страшным самым называют?
Им не в зеркало смотреть – 
В Кузне духа пропотеть…
Я же знал, что некрасив,
В том претензии не знаю,
До Киото дошагаю,
На Востоке я учтив,
Чтоб, на Запад возвратясь,
Приоткрылась ипостась.
341
Чтобы жести меньше стало,
Чтобы мягкостью пройти.
Раз уж поднял ты забрало,
Не было назад пути – 
Так и двигайся степенно,
Всё константой, не надменно.
Бог таких ведь не любил,
В Ад дорожку им открыл.
Я дорогами не шёл,
Всё летать давно привык,
Топать что-то поотвык,
Этим многое нашёл,
Чтобы Божье всё Довольство
Мне простило разглагольство…
342
Если сильно захотеть – 
Дескать, всё и получалось?
Стоит только попотеть?
Волей Бога не решалось?
Зверь смеётся, чтоб сдержать
Хохот, сердце убивать.
Всё «философы» те знают,
Их на Небе ожидают.
На земле их тоже ждут,
Чтобы это дать вкусить,
Воле Бога где и быть,
Чуть попозже всех найдут.
Вот тогда тот семинар,
Чтоб преддверьем Ада в жар…

343
Сам который не болел,
Ведь других не понимает.
Раз, Всевышний так велел,
Зверь уж по Небу летает.
Все болезни он прошёл – 
Хоть ни сокол, ни орёл.
Быстро понял остального
В мире этом, из иного
Нет достоинства опять,
Чтобы зверем называться
И претензией считаться,
Где Пророчества Печать. 
За него уж не решайте
И сторонкой наблюдайте…
344
Что, до Ада далеко?
Смерть секундою бывала,
Приходила что легко
И до Ада доставляла.
Может в Рай, коль есть удел,
От Аллаха прилетел.
Так и так – всё очень быстро,
Не мечтою трубочиста…
Я не то чтобы мечтал,
Но надеяться пытался,
Этим в мире забавлялся,
О себе всю правду знал,
Чтоб мечтаньям ход давать,
Продолжая всё мечтать…
345
Вот такие расстоянья
Духу вмиг преодолеть,
Чтобы уделить вниманья
Чуть побольше, коль успеть.
Нет там тяжести пространства,
Тяжеленностью убранства,
Нет преград, что мир создал,
Телом где народ шагал.
Духа мы не понимаем,
Потому как не у дел
Был у нас, где нафс велел,
Одному ему внимаем, – 
Чтоб про дух нам говорить,
Чтобы Бога не гневить?
346
Дело делалось. Работа
Только больше становилась,
Радостью для полиглота,
Чтобы лингва позабылась.
Хоть не яма, что копалась,
Больше тем – чем больше бралось,
Чтоб загадку загадать,
На IQ опять печать.
Я в загадках слабым был,
Разгадать был не мастак,
Что, опять Иван-дурак?
Кастинг там огромным слыл,
Чтоб в кино мне подаваться
И без грима впредь сниматься.
347
Не сказать чтобы устал,
Может, больше утомился.
Что упущено – верстал,
На разгонах в Небо влился.
Надо ритмом ускоряться, 
В Океан быстрей вливаться,
Чтоб от речек отойти,
Где долинами пути.
Как когда-то Моисей
У Хафиза прописался,
Пастухом долины звался
Он любви в один из дней.
Как Хафиз уж поразил
В сердце, Боже не забыл…
348
Что упущено – сказать,
Бог не всяким разрешает,
Будет только Бог решать,
Он Один всегда решает.
Люди сцену заполняли,
Роли только исполняли,
Режиссёр всегда Один,
Что вселенной Господин…
Если кто не понимал
И претензией живёт,
Ничего не разберёт,
Веры, видно, не знавал:
Не словами, а на – деле,
Как на Небе всем велели.
349
Апогеем мира стал
Мракобесья мир научный,
Что так Бога отвергал,
Нобелем что, дескать, тучный.
Премия там, что ль, решала?
Видел дураков немало,
Что за степенью творили,
В мире смрадом мельтешили.
Лица их так утомляли – 
Нафсом за версту разит
Запахом его, пиит,
Света Бога что не знали.
Будут песни в мире петь,
До конца чтобы переть?

350
Ни к чему весь балаган,
Что так долго разбивали:
Иисуса ждали в Стан,
Только им вопрос решали…
Он один опять решит,
Мир из бездны возвратит,
Хоть на дне давно уж мы,
Раскусили ль то умы?
Я не знал и не стремился
Что-то в деле разъяснять,
Где терпеньем ожидать,
Промысел Аллаха сбылся,
Как всегда оно бывало, 
Небо для земли решало…
351
Чтобы снова оживил,
Как не раз уже бывало?
Прокажённых излечил?
Только – поднято забрало…
Воевать уже придёт
Иисус – чтоб знал народ.
Не щекою за щеку,
Как бывало на веку.
Чтоб – иллюзий не имели.
Их у зверя вовсе нет,
Знает что земли аскет,
Остальные разумели:
Коль меня он пощадит,
Не убьёт – ура, пиит…
352
Жёстко снова в дело взялся
Ты стругать, как ты умел.
Кто бы в этом сомневался,
Вновь Аллах тебе Велел…
Что ж, рубанок пригодился,
Хоть не плотником родился,
Видно, знаешь в деле толк,
Где фронтами в деле полк.
Чтобы дальше пробиваться,
До победы чтоб дойти,
Много ль вёсен впереди?..
Или же одной пробраться?
Дай-то Бог тут упрощенья
И Его нам всепрощенья…
353
Было что для предпочтенья
Предпочтением тебе?
Непосильно для варенья
Непосильно и судьбе?..
Я на Бога полагался
И в бессилии признался,
Чтобы даром не шагать
В мире мрак где был опять.
Что поделать, так устроен,
И признаться в том легко,
Не зашедши далеко,
Зверем в мире градобоен.
К рукописи мы вернулись,
Ретро стилем обернулись…
354
Снова всех ты напугаешь…
Потому опять молчишь.
Тихо по Небу летаешь,
В дверь не всякую стучишь…
Да, Тацý всегда такой
Был что ранее луной 
Мир ему, да позабылся,
И от мира отдалился.
Что поделать тут опять?
Шиком лингвы тут ликуешь,
Как умеешь – так шикуешь?
Не привык я шиковать,
Чтоб от Бога удаляться.
С шиком надо распрощаться?..
355
Как же Мэг мой поддержала
Дух, чтоб смертью не застыл,
Что одна всегда бывала,
Зверь её и ею жил…
Always write of you сказали,
Только те, кто – понимали,
Проявили тем себя,
Мироздание любя…
Я не смог бы так сказать,
Ведь любви такой не знаю,
Скоро рукопись латаю,
В типографию верстать.
Почерк что-то скверным стал,
Раньше краше он бывал.
356
Чтоб к Шекспиру возвращаться – 
Always write of you – вот сила,
Чтобы с Мэгги оставаться,
Сердце этого просило,
Чтоб от Бога получить,
Остальное всё забыть…
Получилось, слава Богу,
И отправили в дорогу… 
Мэг Аллах мне подарил.
А за что такая радость
Зверю, был что мира гадость?
Зверь ничем не заслужил.
Так и есть, чтоб согласиться
И молитвой обратиться…
357
You and love – пересказать
Аргументов не хватило,
Чтобы в платья одевать
Старые слова, где сила
Новым платьем создаётся,
Что из старого берётся.
Где слова меня узнали
И происхожденьем взяли.
Не такой я модельер,
Чтобы старые творенья
Оставлял бы без почтенья,
Ни к чему дурной пример.
Солнце снова восхожденьем,
Повторялось лицезреньем… 
358
Исчислением для счёта
Цифра в дело придавалась,
Чтобы числами работа
В мире проще удавалась.
Чтобы съехать в сотый раз
Где Япония-Кавказ?
Для чего ты извивался,
В руки никому не дался?
Да никто и не искал,
Кроме Мэг, она со мною,
Между Солнцем и Луною,
Где Начало всех начал,
Что ей то и разрешил,
Милосердом к зверю был.
359
Метка чисел – упрощала,
Математики где пыл,
Многое в миру давала,
Хоть я цифры позабыл.
В школе плохо я учился,
Если кто-то позабылся,
Многого не понимал,
Хоть оценки получал.
Детство упустил подавно,
Где задел в фундамент дали
Те, кто больше понимали,
Получилось очень славно.
Богом быть довольным надо,
Не страною шоколада.
360
Достижением начала
Суть у дела удавалась,
Коль добрался до причала,
Где всё дело начиналось.
Значит, суть свою познал,
В обязательность начал?
Я не знаю, Эталон
Там другой, другой Закон…
Измерения меняя,
Что-то ищет зверь давно,
Знать, ему не всё равно,
И, нисколько не плутая,
Он добьётся своего,
Воля бы была Его…
361
Коль дойти не удаётся – 
Носом хлюпать рано нам.
Духом битва в бой придётся,
Так велел Его Ислам.
Комп сегодня рубануло,
Много данных утонуло,
Чтобы дело подтвердить 
И по новой всё залить.
Ничего, и так бывает.
Ничего, что так случилось,
Сердцу всё ясней открылось,
Всё Аллах определяет,
Чтобы людям просыпаться
Ото сна и собираться…
362
Мир сегодний поленился
В самоё себя, чтоб в плен
Он попал – и тем склонился?
Эго – тут. И что взамен?
Рукописью сохранить,
Дело сильно утомить?
Но зато не пропадало,
Время много занимало…
Этим я и занимался,
Ну и что – что новизна,
Где хай-тэка крутизна,
Я же в ретро удалялся.
Хоть писать почти отвык,
Слышен злобный снова рык.
363
Что ж, не эта передача
Стать хитом, увы, могла.
Для TV не к месту сдача,
Не откроем два крыла.
Или чаще сохранять,
Чтобы следом не рыдать,
Всё никак забыть не можем
И сомнениями гложем?
Что-то я тут утомился,
Сила к сердцу приливала,
Что от Бога лишь бывала,
Зверем в Небо снова взвился…
Чем труднее – тем верней,
Стал я в деле корифей?

364
Упустить чтоб шанс опять?
Что не раз уже давался.
Локотки потом кусать?
Умным кто тут назывался?
Уж не я там точно был,
Комп что перезагрузил.
Чтобы больше не теряться
Там стихам, не опасаться.
Как же почерк разобрать,
Чтоб на комп переносить,
Ничего не упустить?
Академиком не стать:
Почерк был у них корявый,
Грелись что в зенитах славы.
365 
Люди сами пусть решают – 
Где когда чего хотят,
Сутью дело выбирают.
Было так всегда, мой брат…
Ни к чему уже спешить,
Чтобы дело облегчить,
Ход у дела будет свой
В этом мире под луной…
Только так оно бывало,
И иного – не найти,
Силы береги в пути,
Их понадобится мало
Или много – я не знал,
До Манáса всё шагал…
366
Но и знанием уместно
Выбор дела предварить,
Говорили повсеместно – 
Знаньем легче в мире жить.
Если кто про знанья знал – 
Сразу разом выбирал,
Если он их раскусил,
Пусть, учёным и не был…
Я со знаниями, враже,
Уж не очень-то дружу,
Ленью по себе сужу,
Или друже будет даже.
Что поделать: я – такой,
Зверь обычаем простой.
367
Виртуальная игра – 
Жизнь, компы где отдыхают.
Да, сейчас пришла пора
Их уже, все люди знают,
Только я один остался,
К играм кто не приобщался,
Геймеры не мне чета,
Ни к чему их суета. 
Типа, плюсом это стало?
Многого ты не умел,
Обучаться не хотел,
Упустил и так немало.
Что же делать будешь тут?
Люди мира долго ждут…
368
Люди миром увлеклись
И иного – не признают.
Видишь коли – отвернись,
Не туда они шагают.
Но – тебе оно зачем?
Добровольно в нафса плен?
Чтоб все ужасы вкусить
И в язычество прибыть?.. 
Я из плена лишь сбежал.
Всю охрану перебив,
Нафс свой ядом отравив,
В жилах что моих бежал.
Он не знал и согласился
Выпить кровь – и отравился.
369
Виртуальная реальность
Очень в деле пригодилась,
Ни к чему уже «сакральность»,
Хоть она и утвердилась…
Не по мне така забота
И никчёмная работа,
Небом это узнавалось,
Телеграммой подтверждалось.
Там ошибки не бывает,
Так и сяк как ни крути,
Если можешь, так – лети…
Штаб Небесный точно знает.
На Него я положился,
Опыт в деле пригодился.
370
Людям суд вести базарный
Ни к чему – не их этаж.
Мир подлунный, Богом тварный,
Раскрывает свой типаж.
Что и так давно известен,
Поминаньем неуместен.
Чтобы снова говорить,
Прошлое проворошить…
Видеть люди не хотели
Правду – в этом их беда,
Не виною провода,
Реки винные не смели
Своды Рая покидать,
Праведников им встречать.

371
Разбудить нам не дано,
Кто был смертью позабытый,
В чёрно-белое кино,
Двери там уже закрыты.
Если кто кого будил – 
Знать, живым он в деле был,
Чтоб отчаяньем пробраться,
Смыслом дела углубляться. 
Я от смысла так далёк,
Ручкой на листе писал,
Не сказать чтоб утверждал,
В Боге был что одинок.
Мэг тут в деле пригодилась,
Знать, душа уж воротилась…
372
Как же всё нам различить – 
Белым чёрное коль стало?
Поумнее, всё же, быть?..
Сердце силу обретало…
Сколько раз прошёл удар
От дуньи, попав в разгар
Битвы, что в провал ушла,
Вот такие всё дела.
Надо быстро поправляться,
Чтобы в битву был возврат,
Всё не поздно биться, брат,
Вслед за Светом устремляться,
Что всегда один бывал – 
Путь до Бога указал.
373
В деле есть всегда концовка,
Коль – не в Бога упиралось.
Там другая остановка,
Бесконечностью что звалось.
Бесконечное Познанье
В бесконечности. Заранье
Это дело говорю,
Бога лишь боготворю…
Непростые элементы
Не из химии, поди,
Почитаема, учти,
Есть у ней все аргументы,
Средь наук чтоб отделиться
И к известности пробиться.
374
Потихонечку идти?
Что-то редко так случалось.
Чтоб своё в миру найти,
Остальное забывалось.
Под дождём или под снегом,
Шагом или быстрым бегом,
Надо дело продолжать?
Мне – приказа ожидать.
С Неба же пока – молчанье,
Зверь уж мечется в бреду,
Половой не в лебеду,
Розой победить страданье.
Холодком что освежала
И мизáджем дело знала.
375
Дождь и гром разрежут небо
Людям вдоль и пополам.
Зрелищами в мире хлеба,
В удивление словам.
Что стихами выплывали,
Стилем новым выражали
Истин старых весь устой
В этом мире под луной.
Если был кто над землёю, 
Очень многого достиг,
Где раската слышен рык,
Чтобы стать самим собою.
Уважение таким,
Литераций херувим.
376
Мыслью в цели потеряйся,
Что одна определит.
За другим уж не гоняйся,
Где такой и победит.
Концентрация решала
В деле, видимо, немало.
Чтобы её одной добить,
Вектор вновь определить.
Суть своё опять найдёт,
Как её ты не чурайся,
Убегай иль приближайся,
Хочешь задом-наперёд.
Как магнитом затянуло,
Приодело и обуло.
377
Жаром тело пропотело,
Чтоб окалиной сверкать,
Тело в мире преуспело,
Духом где пора летать…
Не медлительностью стало,
Небо снова где решало,
Чтобы с мыслями собраться,
Намереньями не сдаться.
Как сдаваться собирался?
Даст Аллах, поди, не я,
Самый старый из зверья,
Кто на свете оставался…
Можно думать, есть другой,
Кто с тобой – как ты, такой.

378
Ови, мир что разгоняет,
НХЛ давно трясёт,
В деле отдыха не знает
И погоню всё ведёт…
Все рекорды там побить,
Заграницу удивить.
В мире часто так бывало,
Где героем громыхало.
Поумней кто, понимал – 
Диалогов где кавычки,
Позабыты с непривычки,
Коих зверь не применял,
Чтобы речи упрощались,
Написаньем забывались.
379
Что счастливым пожелать,
Коим много не давалось, 
Прежде чем им достигать?
Время быстротой сжималось…
Чтобы сжаться под ногой
Мира бренного землёй.
Чтоб быстрее продвигаться
И от мира отдаляться,
Если – близок был к нему.
Если был далёк, мой враже,
Что ж от Света так далёк?
Ты какой игры игрок?
Или не игрок ты даже?
Я тебя не понимал,
Потому и вопрошал.
380
Станов – Семьдесят – за день,
Чтобы Тысячей не статься
Строчек, тенью на плетень,
Чтобы больше разгоняться.
Три хэт-трика чтоб опять
Друг за другом не гонять,
Всю округу сокрушая,
В деле отдыха не зная…
Пять по три нам сделать надо,
Следом взявши перерыв,
Избежав в игре надрыв,
Забывать чтоб до упада.
Потому не тороплюсь,
Мощью Бога к Вам вернусь…
381
Гъáзмуль коль Умýр найдётся
В жизни для тебя, мой друг, – 
Очень много достаётся,
Замыкался жизни круг…
Это в жизни получивший,
Бога в сердце вновь открывший,
С Дня Мисáкъа как забыл – 
Бог напомнил и открыл.
Он – Фаттáх. Даёт Победу,
Как Хафизом нам далось,
В век Газелей удалось,
Чтоб спровадить привереду.
Что с Хафизом всё тягался,
Симургом не умилялся…
382
Чтобы Симурга постичь,
Братец, жить для Света надо.
Всех достойных – возвеличь,
Сиддикъúи где награда.
Мало в мире их бывало,
За Сиддúкъом что шагало.
Меньше будет остальных,
Хоть и Святости весь стих.
Это малым удаётся, 
Малым в деле малый стал,
Камня малого навал,
Что с горой во мраке бьётся.
Голиаф тогда сломился
Камнем малым и убился.
383
Чтобы – далее идти.
Чтоб горой для мира статься
Настоящею в пути,
Миру чтоб не опасаться.
Полотно умело дело
Делало, чрезмерно смело?
Я не знаю, не знаток
Преподать такой урок.
Письмена нам помогали,
Как Аллах определил,
Зверя что писать учил
И читать, как мне сказали.
Не похож на знатока
Тот зверюга, не дока.
384
До Хафиза не добраться – 
Как до Неба не достать.
И не буду я стараться,
И не буду собирать
Жемчугов земли наряды,
Коим все поэты рады.
Что же делать, я – такой,
Для фарси хоть не родной
Языком, хотя по крови,
Может, будут варианты
Корнем выплеснуть таланты
Директорий в селяви.
Я не очень и старался,
Вновь Газелью зачитался…

Перед воинством румийским
щёк твоих бежит без боя

385
Где Хафиз познал любовь – 
Чепухой мы забавлялись,
Будоражит это кровь.
И немногие признались.
Я признался в милу душу,
Мироздание всё рушу.
Наплевать. Закон такой
В этом мире под луной.
Мироздание своё
В этом мире лишь бывает,
В точности что повторяет
Мирозданья бытиё.
Где запал такой найти
Шах-Набатом прорасти?

Я любому скажу, хоть Мани самому:
ты – бездарен…
386
Озарения пора
У кого-то не настала,
Начинается игра,
Почитай, уже с Начала…
Хáла сила сокрушает,
Что в макъáм перерастает.
Чтобы в жёлтое опять
Зеленью красы шагать.
Был очередной провал,
Дело что определявший,
По-другому не бывавший,
Хоть другого ожидал.
Память, видно, подводила,
Морем Чёрным отштормило.
[В стихах Хафизу равным
стать желание моё]?
387
Таких желаний – я не знал.
Чтоб сразу Свет пролить.
Им восхищаться лишь желал,
Не в битве победить.
Её исход известен был – 
Что Мастер всё давно сразил.
Для ямба открывая ход,
Чтоб вспомнил весь земли народ.
От ямба я отвык давно, – 
И если дело удалось,
И веткой сломленной срослось,
И цвета два опять в кино,
Чтоб истых в деле уважать – 
Газель пришла пора читать…
388
И банальные явленья
Можно правильно понять,
Если получить стремленья
И до Правды зашагать.
Зверем к ней давно шагал,
Никого с собой не звал,
Если не была в чести
У таких – зачем вести?
Да и впрямь – обета нету
Мрак до Света доводить,
Вместе коим уж не быть,
Хоть и невдомёк аскету
Зверь откуда в мир пришёл,
Чей к кому он был посол.
389
Где – страданья неуместны? 
Кто сказал – оно зачем?
Непременны, повсеместны
Из Божественности тем…
Всё-то ты об этом знал – 
С видом мастера сказал.
Знанье, было что из книг, –
Не для зверя сталь вериг.
Здесь вериги посерьёзней,
Чтобы дело подмечать,
Молча взглядом отвечать,
Не найти хотя и козней
Даже запаха уже
В этом мрачном типаже. 
390
Почему-то изначально
Вьётся путь такой струной,
Что не радостно-печально,
Видно, ход бывал такой.
Ход бывает разным, всё же,
Что заметить в деле гоже.
Чтобы речью упрощать
И детишек не стращать.
Я был милым посторонним,
Не участвовал в игре – 
И тогда, и в той поре 
Что считался веком поздним –
Бронзу сталью величали
Уж когда и записали.
391
Неизвестные событья – 
В неизвестные дела?
Ожидавшему прибытья
Паутину жизнь ткала.
Паучок я был исправный,
В этом деле полноправный,
Спайдерменом чтоб летать
По Нью-Йорку и стращать.
Не был я за океаном,
Хоть давно уже стремлюсь,
Страсть, воды хотя боюсь,
Неба милости же планом
Вновь «не замочил ареф
Здесь одежд», тщету презрев… 
392
Все дела потусторонни,
Полотно чтоб доплести.
Нафса где каменоломни,
Всю свободу обрести…
Нафс был враг особый в деле,
Разгоняться на пределе,
Чтобы битву ту вели,
Все Законы соблюли.
Исподлобья смотрит снова, 
Чтобы битву проиграть,
Будет снова начинать,
Нет, что ль, выхода иного?
Я не знаю, не спросил,
Эго коль давно убил. 
393
Чтобы сотенной пробиться,
Чтоб путей назад опять
Не искавши – утвердиться,
Где Пророчества Печать…
Ведь иного – не бывало.
Знает, поднял кто забрало,
Знаньем дела говорить,
Лицемерье отцедить.
Уцепившись за накидку
Повидавшего, всего
Не опишешь уж того,
Упростив опять навскидку,
Чтобы речи сократить,
Скуку тут не городить.
394
Где-то частью снаряженья
Может повторенье стать,
В мире знается презренья
Доля, чтоб заикой брать
Часть от мира, что знакомо,
Вольтами амперу ома.
Физику уважу вновь,
Хоть не в ней моя любовь.
С химией я буду, друже,
Чтоб алхимику не в бровь
Зверя тут пришлась любовь,
Мрачно-скрытым стал что дюже,
Удалиться чтоб от всех,
Да не хочет Боже грех.
395
Неприличные значенья,
Чтобы нацело делить
В мире псевдопритяженья,
Чтобы чёрным обелить…
Ноль им здесь не подходил – 
Математик не делил
На него, из школы знаю,
Хоть её я прогуляю.
Школа дело знала справно,
Двоек там я нахватал,
Трояками всё мечтал,
Хорошистом быть бы славно,
Чтоб отличником в пути
Мир подлунный обойти.
396
Почему-то все красоты,
Что земной имеют путь, 
Что Божественны Щедроты,
Коль понять от коих суть, –
Просто так воспринимались – 
Чуть не в долг уж полагались
Божеству. Велик Аллах,
Бог Единственный в мирах…
Бог подлунный мир прощает,
Хоть не виден интерес
Их к Нему, не тот прогресс,
Хоть технолог не смущает,
Правды дела что не знал,
Мир вай-фая разгонял. 
397
Естества своя забота,
Череды опять не знала,
Эга мрачного работа,
Что покоем не дремало.
С эгом – надо воевать,
Буду это утверждать,
Хоть сейчас другая мода
У подлунного народа.
Всё о том, где пел народ,
Злата Рейна так взалкавший,
Дважды в грабли попадавший,
Что всегда один и тот.
Тот же самый, те же беды
В жадность горе-непоседы.

398
Остановкой снова лихо
Можно дело закрутить.
Двигаться чтоб очень тихо,
Бога в сердце не забыть.
Бога помнить тихо надо
Не в угоду шоколада
С мармеладом в этом мире
Каждой точечке в пунктире.
Много ль я таких видал? – 
Не скажу, интригой дело,
Сердце чтоб к таким успело
На собранье. Опоздал? – 
Без тебя не начинали,
Коль невежды то не знали.
399
Изначальное Начало – 
Точкам всем давало ход,
Тёмным где вторым добрало
Ход теченья наперёд.
Техника имела дело
С тем, кто знал её умело,
Чтобы мир сей удивить,
Коему подлунным быть.
Я же, в древности застрявший,
Где сражался самурай, 
Пусть, катана или сай,
Что оценит битвы знавший – 
Мелочь малая решает,
Кто в той битве побеждает.
400 / Sulyusán
Что – Две Трети. Легче в счёт.
Чтобы счётом нам не сбиться.
Нелегко коль тут идёт,
Двойка где, где единица…
На сегменты разбивать,
Малым шагом прошагать,
Да удобней так, ребята,
Хоть работы многовато
Для ленивых, был как я.
Этим хоть я забавлялся,
Чтоб никто не обижался – 
Невоспитанность зверья,
Азиат что был к тому же,
Притчей во языцех, друже…

401
Есть свои у всех причины.
Многие ль из них пройдут,
Ну, хотя б, до середины,
Половину где найдут?
До конца идти бы надо,
Несомненьем где отрада,
Чтобы сердце разошлось
И покоем обрелось.
Где – намеренье давалось
Людям сразу наперёд,
Хоть забыл про то народ,
Большинство опять смеялось,
Чтоб по осени считать
Им цыплят. Не проиграть?
402
Появление иллюзий
Может дело затруднить
В многочисленность конфузий,
Коим много в мире быть,
Коли тело неумело
И не духом стало дело,
То пиши пропало всё
Потерявшим самоё…
Много раз терявший зверь
Все карманы зашивал,
В сердце был его подвал,
Тяжеленная где дверь.
Да никто туда не шёл,
Сокол где гнездо обрёл.
403
Та забава не забава,
Где для правды места нет. 
Нафсом духу где управа,
Чтобы каждый знал аскет.
Мне Газель дана в придачу,
Чтоб оформить эту сдачу,
На погост его снести,
Им Газель – не унести…
Я в Ширазе похоронен
Уж давно, хотя молчал,
Пилигримов не позвал,
Обязательством свободен.
Где витает зверя дух,
Услаждая Света слух…
404
Намерéнье важно. Зная это,
Путь-дорогу дальше продолжать
Тяготами лунного поэта,
Чтобы солнцем мира заблистать.
Стиха строй по новой здесь ломая – 
В полукружность бегом разгоняя,
Чтобы выйти первым на прямой,
Где коньками бег уже иной.
Круг всегда нам в деле удавался,
Хоть забыл про то уже давно
Дважды в Чёрно-Белое кино,
Пусть, вопрос другой нам задавался.
Снова «быть или не быть» вопрос,
Будь я снова трижды водонос.
405
Что ж, в Бустане – всё найдётся,
Всё, что Бог сюда прислал…
Как всё это удаётся,
Коли зверем Бог создал?
Я не знал и двигал тихо,
Где, стихом во славу стиха,
Вновь всех критиков смущаю,
Дескать, языка не знаю.
Я не знаю, как и ране,
Но, как знаю, говорю
В цвет любой календарю,
Красный хоть бывал в Фирмане.
Фиолетовый опять
Будет дело приближать.
406
Древний скажет, правду знал:
«Всё твоё – в карман не влезет».
Чтобы ясно представлял,
Чем глупец по миру грезит.
Коль твоё – в карман не суй,
На водицу вслед не дуй,
Молоко где не при чём,
Будь я трижды водоём.
Молоко опять при деле,
Чтоб закваской заменить, 
Не айран один попить,
Детки все за стол уж сели.
Буду деток развлекать,
Гъýдом песню обыграть.
407
Без границы с эталоном – 
Общество пришло в разлад.
Что от Бога нам Законом:
Книги – дело говорят.
Что за «целесообразность»?
Эга глупая «суразность»?
Энтропии на подмогу,
Чтоб покинул мрак берлогу?
Он и так давно не там,
Всё Дадджала ожидая,
Взглядом яростно сверкая.
Бог решил Всевышний Сам:
Снова зверя в мир послать,
Рядом в Бухаре лежать.

408
К одиночеству привыкшим
Это дело приживётся – 
Тоже трудно. Как отвыкшим
От всего – всё удаётся?
Отвязавшись – привязал
Сердце к Богу. Всё сказал
Знавший дело всё умело,
Повторить за ним посмело
Сердце бедного зверья.
Потому легко шагаю,
Корифеев уважаю,
Где Яхъя и Зекерья
Пред Иисуса будут в деле
Разгоняться, так велели.
409
«Жизнь тебя околдовала»?
Не один такой ты здесь.
Что «невестой общей стала»,
Из Газели будет весть.
Чтобы сердце не смутилось,
От дороги не отбилось,
Чтобы – следовать Пути,
Все ловушки обойти.
Коих Бог расставил много,
Чтоб чужой тут не прошёл,
Мира оба что обрёл,
Что не стоит дорогого.
Дорог здесь Один лишь был,
Коль аскет опять забыл.
410
Жизнь течёт себе повадно,
Так и сяк как ни крути,
Разрядивши бейты складно 
В Апологию прийти.
Хоть туда был путь далёк, –
Да поможет нам Пророк.
Как и раньше помогал,
Мáдад с Неба посылал.
Что ж, случилось. Так бывает,
Коль Аллах Велик решил,
Зверя Мощью снарядил,
Ас-Сафú всем посылает,
Чтоб Къаххáра люди знали,
За Пророком в Свет шагали.
411
Перерыв большой был в деле,
Коль работой подустал,
Раз, на Небе захотели,
Зверь ту технику сломал.
Ручкой пишет он опять,
Карандаш в музей отдать.
Флора-Винкс там фея, знаю,
Мультик детский почитаю.
Раз, добро всё побеждает,
В сердце есть такой посыл,
Мрак чтоб в деле поостыл,
До сих пор что остывает.
Полотно закончить надо,
Шоколадная отрада.
412
Есть всему своё теченье,
Мир подлунный удивлять,
Проще – предопределенье,
Кое надо уважать.
Хоть и выбор Боже дал,
Что в той Книге описал.
Запись эта ход имеет,
Мудрый что и разумеет.
Остальной ж в спор погряз,
Коего я избегаю,
Сединою отмеряю,
Да, Япония-Кавказ.
Годы были молодые,
В спорах глупых удалые.
413
Критик хоть не разумеет,
Нить какую-то найти
Хочет он, как он умеет,
Чтобы фабулой прийти.
Я же – писарь. Записал.
В сотый раз про то сказал.
Штаб Верховный всё решает,
Зверю бейты посылает.
Отдых в пользу здесь пошёл – 
Свежесть в деле замечаю
И по кругу не шагаю, 
Где знакомый частокол.
Дело долго разгонялось – 
Всё к Манасу устремлялось.
414
Лёгок стих, преграды нет,
Где хорей был запевалой,
Подустал, видать, аскет – 
Ищет ямб давно усталый.
Я же чёта избегал,
Уúтром рифмы разгонял,
Что нечётом у Арабик,
Вот такой у зверя график.
И Всевышний Сам любил
Уитр, что нечётом кличут,
Зверем взял свою добычу,
Что Аллах определил.
Раз, два, три, четыре, пять – 
Буду дело продолжать.

415
Полотно даётся разом?
Нет, на части мы делили.
Меж Японией, Кавказом
Много в деле учудили.
Жёсток снова ты без меры,
Отвергая полумеры,
Зверем новым в мир пришёл
Шаху вслед, Его посол.
Нет цепляний за мундиры,
Нет иных решений там,
Лишь Всевышний только Сам
Там решает. Чтоб задиры
Поутихли миром враз,
Где Япония-Кавказ.
416
Стих нам нужен для чего?
Чтобы Правду разъяснять?
Да. И – более того,
Чтобы Света светом стать…
Та претензия прекрасна,
Для вселенной громогласна,
Там и сям судачат вновь,
Зверя где прольётся кровь.
Просто очень очертила
Судьбоносные дела
Воля рока, всё дала,
Где Къаххáра только Сила,
Зверя в мир что снарядил
Силой высшей среди сил.
417
А претензия – ярка,
В том себе признался смело,
Авантюрой игрока,
Где джек-потом было дело… 
Я билет отдал народу,
Выиграл что, дабы свободу
Снова в мире сохранить,
Лишь Ему рабом чтоб быть.
Что-то много разводилось
Здесь владельцев для рабов,
Да Хозяин мой суров,
Правда разом отцедилась,
Чтобы люди дело знали,
На себя потом пеняли. 
418
Что ж, ты был всегда такой,
Это я легко признаю,
В этом мире под луной
Зверя-то давненько знаю…
Лучше бы его не знать,
Правду нужно тут сказать.
Выиграть всё. Но, знай, опасно – 
Можно намекнуть негласно.
Выше коли и упал,
То разбиться сразу можно,
Разъясняя односложно,
Потому и он не звал
Никого, народ жалея,
За людей душой болея.
419
Коль без совести живётся,
Знать, – бессовестным ты стал.
Ад по месту там придётся,
Что кривое выпрямлял.
Вечность просто выпрямляет,
Самым что кривым бывает – 
Чёрным был в Аду огонь,
Всех моих, огонь, не тронь.
Бог Всевышний так решил,
Извещеньем извещая,
Дважды дело повторяя,
Чтобы выбился из сил
Здесь надеждой лицемер,
Наихудший всем в пример.
420
Мир – убежище на время,
Мертвецами полон он.
Смертью будет мира бремя,
Что напомнит зверю сон.
Смерть и сон не различая
И впотьмах во мрак шагая – 
Как от Света отвернуться?
Смертью в смерть для смерти куцо?
Мне оно зачем, скажи?
Оживанием взлетевши,
Разом в Боге преуспевши,
Разгоняя миражи, 
Что так долго удавались,
Наваждением прозвались.
421
Жизни больше я взалкал,
От неверья убегая,
Хоть по кругу убегал,
Сам того досель не зная.
Кругом вкруг для круга вновь – 
Разгоняя всю Любовь,
Если капелька имелась,
Розой сердца что зарделась.
Почерк стал ужасен, что ж,
Это дело поправимо,
Вордом в старину любимо,
Технологий острый нож
Зверю в деле помогает,
Топором что всё рубает.

422
От Поэзии отставший,
Всё шагал своим путём.
В списках имя потерявший,
Водоноса водоём.
К Сулейману приходил,
Всех нарядом удивил.
Образы Востока – святы,
Всем невежам для расплаты.
Отдохнуть мне удалось
Хоть немного – да хватило,
Зверя мощь – Аллаха Сила,
Каплей в океан влилось.
Слышал я про то давно
В Чёрно-Белое Кино.
423
Я искателем был Странствий,
Сам того не понимал.
Мироздание в убранстве
Изначальном увидал.
Что-то стих опять мужает,
На глазах что поспевает,
Словно, тесто поднялось,
Вольнодумье удалось.
Есть свобода слова в силе
Сокрушать удары Неба,
Не во зрелище для хлеба,
Эго сдохло чтоб в могиле:
Много выкопать их смог,
Зверю повелел так Бог.
424
Рукопись опять чернеет,
Чтобы время разгонять.
Зверем суть уразумеет,
Где Пророчества Печать.
Где Хозяином единым 
Стал давно навек любимым,
Где завеса поднялась,
Что на славу удалась.
Если кто читаньем смог
В бейты Света добираться,
Много-долго где стараться,
Зверь от холода продрог, –
Кельвин, ноль здесь отступают,
Холода совсем не знают…
425
Если Мáдад вновь польётся – 
До Манаса мы дойдём,
Славно дело удаётся,
Будь я трижды водоём.
Веда Пятая – у цели,
Раз, на Небе мне велели,
Индостан чтоб обойти
И в Киргизию идти,
Что – знакома. Áсов земли,
С коих дело начинал,
Если кто Аўтáд читал,
Друже, делу только внемли:
Точность всё одна решала,
Видел хоть таких я мало.
426
Стих мужает мне по нраву,
Чтобы критиков разбить.
Не берёзой во дубраву – 
Воле Бога только Быть.
Я деревьев не рубал,
В мире плохо различал,
Но Къайын давно пришёлся
Ко двору, чтобы сошёлся.
Карачаевцев язык
То и дело потребляю,
Лучше русского что знаю,
И читатель, знать, привык
К тем размерам мира тюрка,
Не сигарами окурка.
427
Лицемерие народа,
Что жонглирует словами – 
Человечества природа,
Полагали где-то с Вами?
К миру бренному любовь
Разгоняет эту кровь,
Что неверием зовётся,
Отвечать за что придётся.
Потому-то лихолетье
В мире бренном началось,
Лицемерам удалось
Все отбросить междометья,
Кои снова зверь собрал, 
Лично следом выметал.
428
Суть свою определяя,
Автор фабулой пестрит,
Психологию читая,
Так выходит всё, пиит.
Зеркалом лишь отражал
Зверь, как Боже приказал.
Суть его понять несложно,
За пределом где «возможно».
Облегчая путь других – 
Почитал психоанализ,
Воду различать и смалец,
Кое-кто, да здесь утих.
Не меня – себя – он видел.
Зверь же мухи не обидел.

429
Так – История слагалась,
Свету что пришла в Конец.
Славно дело удавалось,
Где не каждый молодец,
Слушать хоть гораздым был,
К Богу сердцем не ходил.
Где «туда» чего не знаю,
Да в неведомо шагаю.
Хоть куда шагай – найдёшь,
В Небосвод Его упрись
Или дном нашедши высь,
К Богу Одному придёшь.
Люди Рай и мир ценили,
Потому не находили.
430
Светом проще удавалось
Закавыки обойти.
Хоть «дано» не мне давалось,
Все ответы чтоб найти.
Я ответы не искал,
Все решенья получал,
Чтобы дело облегчилось,
В тихой гавани прибилось.
Что-то путал рифмы строй
Я частенько без зазренья,
Что достойно удивленья,
Был обычен и простой
Стих у Стана уж давно
В чёрно-белое кино.
431
«Чтобы», «коль» поднадоели – 
Зверю критикой опять?
Кушали. А где-то – ели.
Не за классиком шагать.
Снова был бесцеремонный,
Словно, ты имел огромный 
Статус и авторитет,
Оставаться тет-а-тет
С Истиной. Народ забыл,
Я же помнить собираюсь,
Потому не озираюсь,
Одиночество любил,
Лишних в деле не бывает,
Одинокий это знает.
432
Если так и дальше будет – 
Будет трудно подыскать
Все ответы, так остудит
У поэтов псевдознать.
Псевдознати мы не знали,
В одиночестве шагали,
В тишине нашли покой
В этом мире под луной.
Тишина теперь не в деле,
В бой пошли стихов войска,
Приуныла тут каскá,
Хоть стройна в зелёном теле.
Богомолов я не звал
Ханом в деле, всё сказал.
433
Мнимым положеньем дел,
Друже мой, – не дорожи.
Много раз так пролетел,
Тьме вослед не ворожи.
Тьма своё давно забрала,
Потеряли где немало,
Шёл народ где за деньгой
В этом мире под луной.
Хан-каскá, что богомол,
Сильно в деле отличался,
Не кузнечиком он звался,
У него другой помол.
Мельница перемолола
Ересь где и где крамола.
434
Мы все покинем этот мир,
Готовый раствориться.
Пусть, точка здесь или пунктир – 
Не стоит дальше биться.
Был эфемерным он всегда – 
И в никуда его вода,
Чтоб бренным можно называть
И роль под рампой исполнять.
Ведь так задумал Режиссёр.
Зверь был статистом без прикрас,
Да-да, Япония-Кавказ,
Был честным снова разговор.
Но кто не понял – пролетел,
Пускай, в миру и преуспел. 
435
Без церемоний, как всегда,
Как генерал, что подустал,
Побед заветных провода
Аллах ему лишь в руки дал.
И потому он говорит,
Что мир Аллаха задрожит,
Ведь Бог Всевышний Сам велел,
Ведь Сам Къаххáр того хотел.
И потому Хафиз силён,
Что только речью сокрушать
Мог так легко, и мне ль не знать,
Отдать почтения поклон.
Зверь реверансом учудил,
Кумира здесь опять почтил.

436
Нет печали в час веселья?
Я веселья-то не знал,
Как не знал любви похмелья,
Всё о чём Хафиз сказал…
Есть любовь и есть начало,
Где баркаса гавань знала,
Потому пришёл баркас,
Где Япония-Кавказ.
Страх опять одолевает – 
Стих придётся как сложить,
Чтобы дело всё добить,
Ведь иначе не бывает.
Потерял опять вопрос,
Будь я трижды водонос.
437
Как-то раз и где-то в мире,
Чтобы легче мне жилось,
Чтоб не знать о том транжире,
Коих много развелось.
Нет печали удовольства,
Не того я ждал посольства,
Чтобы мир уж заключить,
Стариной придётся жить.
Был войной, скорей, обычен – 
Хоть и мира жаждал только.
Миротворцев видел сколько?
Стал вопрос такой привычен.
Люди гибли за металл,
Миру то не зверь сказал.
438
Где-то можно отыскаться,
Где-то можно обрести,
Бесполезно где бодаться – 
Можно вправо отойти.
Изменением манёвра,
Такова от яда кобра,
Хоть мала – да удала, 
Ядом в мире добрала.
Могикан давно не стало
И не виден делавар.
И охотник слишком стар?
Знает кто? Иль знанья мало?
Знающим всегда почёт,
Умный мудростью речёт.
439
Что-то надо делать, братцы,
Чтобы мир не одолел,
Чтоб в геенну не спускаться
Сердца, тем и поседел.
Сердца ад страшнее будет,
Чем на деле, знают люди,
Что познаньем занялись,
Устремившись духом ввысь.
Им ли дело то не знать – 
Ведь не раз уже горели,
Думы муки одолели,
Чтоб геенну различать.
Ад вселенной содрогнулся,
От такого увернулся.
440
Чтобы двигаться обычно,
Чтоб Манаса достигать,
Хлопать плечи закадычно,
В одиночестве шагать…
Пятой Ведой осторожно,
Не сказать чтоб многосложно,
Виден потолок второй,
До него подать рукой.
Бог Один всегда решает – 
Люди это забывали,
Им всегда напоминали,
Что иначе не бывает.
Лишь Познавший это знал,
Потому всегда молчал.
441
Верю я в сиянье Солнца
И в разгар большой Луны,
Блюдца есть и подоконца,
Люди выбирать вольны.
С солнцем я одним шагаю,
Хоть луны сиянье знаю,
Чтобы легче день прошёл,
Каждый вновь своё обрёл.
Верить можно, верить нужно – 
Мир неверья наступает,
Что Дадджала ожидает
И не в ромб сечёт окружно
Медианой в катет, строй
Там гипотенуз в убой.

442 
Что случилось, как пробиться?
Как воскреснуть из живых?
В океане чтобы сбыться,
Сокрушил чтоб сталью стих…
За жемчужиной ныряя,
Из Познанья Бога края,
Стал я знатный водолаз,
Что Арабики Гъаўуáс…
Я от цели отклонился?
Нет, нисколечко, поверь,
Знает это Бога зверь,
От своих хотя отбился
За Хозяином шагать,
Волей вечною решать.

443
Люди часто лицемерят,
Хоть лицо сияет в мир,
По себе одёжу мерят,
Что совсем не их, мой сир,
Так наряды примеряли,
Что для Сеньки шапкой стали,
Я же босиком ходил,
Многих в мире удивил.
Продолжается сиянье,
Весь народ ушёл в раздор,
Неудобен разговор,
Не моё сейчас собранье.
Одиноким кто прослыл – 
Кворум быстро находил.
444
Я устал от подытогов,
Бейты часто я считал,
Чтоб хватило мне уроков,
В школе детства хоть бывал…
До Манаса добираться,
С Ведой Пятой распрощаться
Три Наджúба нам идти,
Даст Аллах, – уже в Пути.
Просто очень и забавно,
Я забыл у дела счёт,
Писарь ведь дела ведёт,
Не бухгалтер. Вот и славно,
Бухгалтерия опять
Будет баллы набирать.
445
Надо двигаться мне, друже,
Чтобы враг мой ночь не спал – 
Для него дорога ýже
Много в мире, чем я знал.
Мне и тропки той хватало,
Никого где не бывало,
Нету траффика опять,
В одиночестве шагать. 
Продвигаться к цели смело, – 
Хоть усталость донимает,
Мир подлунный весь моргает – 
Нет, совсем не надоело.
Что ж, ты стал почти кумир?
Нет, зачем земли мне сыр?
446
Я обиды не питаю,
Надо ткать мне Полотно,
Паучком преуспеваю,
Тку где то-то и оно.
Бог со мной, Его Пророк – 
Так хотел Великий Бог,
Одиноким я не стану,
Не вдогонку каравану.
Надо двигаться в дорогу,
Долог путь туда ещё,
Отвергая самоё,
Отыскав в миру подмогу.
Нет опор в миру неверном,
Простотой во сыре скверном.
447
Был я к славе в сталь привычный,
Меди звуков не слыхал,
Рёв у зверя всё обычный,
Хоть давненько не рычал.
Есть же пенье птиц на небе,
Не единожды во хлебе,
Есть журчание ручья,
Рядом где-то песнь моя.
Подожди ещё чуть-чуть,
Ожиданье – крепче стали,
Все клинки так и ковали,
Одолеть чтоб Духа Путь.
Я устал, но стал обычен,
Всем невежам закадычен.
448
Надо двигаться до Счастья,
Что летит уже само,
Взяв часами у запястья
В Многогранное Кино.
Всё стандарт здесь повышался,
В качество что устремлялся,
Где количеством опять
Буду критиков стращать.
Почему-то легче стало
Мне стращать земли весь люд, –
Может, верные придут?
Создал их Аллах немало.
Я устал и спать хотел,
Чтоб неверный не успел. 
449
Четвертями дело стало, 
Как Вам ранее сказал,
Сделано уже немало,
Бог Великий Сам прислал.
Третья Четверть Полотна – 
Так приятна, холодна,
Как в пустыне лёд отменный,
Жар растопит что надменный.
Постепенностью в начале
Я хотел всех удивить
Или же к себе склонить?
Знать, Аўтáд не все читали.
Там сполна ответы есть,
Полотну сказать чтоб в честь.

450 / Part III
Три Четверти
Что ж, Три Четверти – тот срок,
Чтобы смыслом укрепляться,
Чтоб доволен был Пророк,
Чтобы к Богу устремляться
До конца и безначально,
Грубо-просто-тривиально,
Наконец, уже дойти
В аль-Усýль легко войти,
Хоть то лёгким не бывало,
Да Аллах был Царь Вселенной
Всеконстантой, переменной
Чтоб просить – и помогало:
Просящего Он любил,
Просьбы эти – не забыл…
451
Чтоб на месте мне учиться,
Перемен уже не ждать,
Где знакомые все лица,
Чтобы «ба» опять сказать.
Перемены наступали,
Их почти хотя не ждали,
Чтобы ветром освежить,
До пещеры путь добыть.
Надо биться и сражаться,
Надо двигаться вперёд,
Под луной всё тот народ,
Чтобы вновь не удивляться.
Ты один остался вновь,
Но удар не в глаз и в бровь.
452
Стих течёт рекой-дубравой,
Чтоб берёзой удивлять,
Бриллиантовой оправой,
Чтоб народу застонать.
Там царевна почивала,
В той пещере, сказка знала,
Елисей за нею шёл,
Ветерок его привёл. 
Быстро, что-то, я устал,
Отдых долгим хотя был,
Елисею подсобил,
Чтоб царевну отыскал.
Дальше двигаться придётся
До Манаса. Остаётся…
453
Чтобы-дабы-коли в деле,
Стародавны времена,
Модой люди все просели,
Видно нонче то весьма.
Новые опять теченья – 
Старины видны ученья
Новизною обыграть,
Чтоб велосипед собрать.
Мáдад, то ли, проседает
Или не был я готов,
Хоть к себе бывал суров,
Зверь один всю правду знает,
Что покоя уж давно
Был лишён в его кино.
454
Люди рифмой проседали,
Хоть за ними спор далёк,
Академий не кончали,
Жизни взяв земной урок.
Просто гений раскрывался,
Коль талантом удавался
В трудолюбия забой
В этом мире под луной.
Я, далёк от всяких прений,
Коих повидал сполна,
Даже в ходе Полотна,
Не кончавший академий,
Мог легко о том сказать,
Бейтов где собралась рать.
455
Еле-еле славным стало
Дело, оборот набрав,
Всё стремительностью взяло – 
Вот такой у Славы нрав.
Слава двинет стороной,
Коей зверь совсем чужой,
Слава Богу, чтоб остаться
Одному, не разменяться.
Подсобить бы делу надо,
Чтобы двигалось вперёд,
Набирая оборот,
Чистотой Бустана-сада,
Что уже нас поджидал,
Наперёд опять сказал.
456
Озарения пророка, 
Что в поэзии погряз?
Больно это всё далёко,
Где Япония-Кавказ…
За Хафизом я шагаю,
Крохи дела подбираю,
Для меня что – царский стол,
Будь я сокол иль орёл.
Подсоби ещё маленько,
Силушкой не дорожи,
Верой Правде услужи,
Служишь коей уж давненько,
Не в чести хотя дела
Те сейчас – всё тьма взяла.
457
Водный мир – любвеобилен,
Коли сушей всё считать,
Океан бывал всесилен,
Чтобы земли подтоплять.
Если дело этим стало – 
Словно, больше не бывало – 
Будем дальше мы грести,
Правила Игры блюсти.
Зверь давно уже привычен
Правила забыть Игры,
Всеспокойствием Поры
В поисках заблудшей дичи:
К мясу с кровью будет он
Равнодушен, тем силён.
458
В Зале Славы чтобы майкой
Мне под сводом не висеть,
Не считать себя зазнайкой,
Такова коль мира Плеть.
Поотвык я от поэзий
В мире псевдогеодезий,
Чтоб рутину отличать – 
Дай путём своим шагать.
Диссонансом добивая,
Терминов не зная строй,
Маршал общевойсковой,
Роды войск в кулак сжимая
За Победою идёт,
Устремляя Свет в поход.
459
Где стратегия для боя
Вновь на славу удалась – 
Тактика, пускай, другое,
Вновь за дело принялась.
Надо силушкой собраться,
В дебрях чащей пробираться,
Что уже нам не в первой,
Опыт в деле удалой.
Как же это получалось – 
Непонятно самому 
Водоёму моему,
Милость Бога вся собралась
Воедино и в кулак…
Неужель, бывает так?..
460
Если дело этим стало,
Чтобы речь свою толкать,
Словно, рифмы не бывало,
Чтобы старым повторять.
Повторенье – мать ученья,
Повторяя без зазренья,
Набираем оборот,
Отправляемся в полёт.
В Индостан идут гуриды,
Север с Югом позабыв,
Шлюзы славы приоткрыв,
Доходили тимуриды,
Чтоб история писалась,
На страницах расплескалась.
461
Паузу взять был зверь обязан,
Чтобы раны залечить,
Знать, был военнообязан
В Неба Службе, чтоб служить.
Почему-то он один
Поднебесной властелин,
Чтобы речи удивиться,
Размышлением забыться.
Вера с верой удалась – 
Если к Богу устремлялась
И от эга отвязалась,
Привязавшись к Богу. Ась?
Кто не слышал – проиграл:
Дважды зверь не повторял.
462
Как по зверю я скучаю,
Мой читатель, не понять,
Рифму делом коротаю,
До Манаса дошагать…
Как – до Веды дошагали,
Миром всем хотя не ждали,
Потолок уже второй
Видится, чуток постой.
Дело делалось исправно – 
Служба Неба всё сносила,
Ведь у ней Особа Сила,
Что раскрылась полноправно
В Ас-Сафú – Имам Шамиль
Устремляет в Небо шпиль.
463
Если следствие удачно,
Чтоб причиной помыкать, 
Утверждаясь равнозначно,
Чтобы Бейты записать – 
Значит, дело выгорало,
Оного уже немало,
Чтобы дальше расчертить,
Отстающих убедить.
Ведь со слабым шаг обязан
Коррелировать в Пути,
Где не сильным лишь идти,
Слабый немощью где связан,
Чтоб учётом дело было – 
Небо к ним благоволило…

464
Как бы в деле отличиться,
Дела чтоб не запороть?
Не об лёд где рыбой биться,
Не дрова опять колоть.
Не Емелей щучить землю,
Рыбкой в решето. Приемлю?
Не совсем. Не зная ход,
Всей земли народ идёт?
Не двузначностью значенья
Зверь привык тут управлять,
Правду дабы всем сказать.
Не для мира умиленья
Бой продлится день и ночь
С эгом. Духу как помочь?
465
Если б не было печали,
Чтобы радость потопить – 
Люди б вольно поживали,
Чтобы речью всех судить.
Да печаль тут выручала – 
Страсть подлунной отсекала
Топором, легко и враз,
Знал про то не всяк Гъаўуáс,
Силу чтобы набирать – 
Окунаюсь в океаны,
Где далёки-близки страны,
Чтобы снова начинать
Продолжения устой,
С эгом был где смертный бой.
466
Как досадно обижаться,
Глупость где своя взяла,
Чтоб чужою ей не зваться,
Всю округу что смела.
Глупость в кредо донимала,
Сыр земли, подчас, стяжала,
В Рейне хочет утонуть,
Злата подобрав на чуть.
Что до эга докопался
Зверь с лопатой вперевес, 
Углубив земли разрез,
Чтобы нафс не расслаблялся?
Бог Всевышний так велел,
Этой битвы что хотел.
467
Чтобы стать таким, как надо, –
Много приложить труда
Средь хребтов из шоколада,
Чтобы потекла вода…
Ворожить опять не стану,
Думать скоро перестану,
Зеркалами отражать,
Суть у мира чтоб понять.
Развестись, начать сначала,
Правдой в тьму чтоб наступая,
Поражения не зная,
Слаще чтоб струна звучала.
В мир шагать? Про то не знал
Зверь всего, как и сказал.
468
Оскорбившись замечаньем,
К месту ль, нет – не в этом суть – 
Мира бренного признаньем 
Бремя взяв, – теряешь Путь…
Бремя? Что ж, достойным было – 
Глубока моя могила,
Бременем её копал,
Никого не замечал.
В одиночестве прибытьем 
Был до Бога так силён,
Обретя земной поклон,
Неожиданным событьем.
Чтобы враг мой не стерпел,
Коего не он хотел.
469
Жёсток снова стал словами,
Чтобы Правду расчертить.
Хоть привыкли к делу с Вами,
Трудно старое забыть.
Смерть в том деле помогает,
Что духовною бывает,
Чтобы эго не видать – 
До погоста провожать.
Полость рта у человека,
Что подвалом языка,
Коего рука легка
У поэтов век от века,
Поминанием теперь
Занята – открыта дверь.
470
Если где-то становиться
Чем-то новым, суть забыв,
В зеркале чтоб отразиться 
В Самоё – пошёл прорыв…
То легко лишь удавалось
Искренним, одним давалось.
Где же искренности взять,
В закрома души набрать?
Электроном устремляться
В тайны квантовых полей,
Утонул где корифей,
Коим может не считаться
Он у зверя? – Был не тот
Он, не неуч и не брод.

471
В мире степень уваженья
Будет снова – где чета.
Братом старшим у прозренья,
Младшим сердцу маета.
Суета где с маетою,
Что сродни была припою,
Чтоб паять – забыть бы всё,
Мир лихой в войны цевьё.
Бейты выстроились в ряд,
Все обряды выполняя,
Строй парада в деле зная,
Ясно Правду говорят – 
Коль кому она по нраву,
Не берёзой во дубраву.
472
Если правильно сразиться
В мире сильном всём врагом,
Чтоб, в итоге, не убиться,
Будь я трижды водоём.
Сильный только враг бывал
Там, где зверь в миру летал.
Остальных не признаёт,
Рядом тихо обойдёт.
Всех врагов пора приходит,
Где Божественный тандем
Разрешеньем всех проблем
Зверя в новый сан выводит,
Тигр как о том спросил,
Чтобы дела не забыл.
473
Если делом заниматься,
Зная вдоль и поперёк,
Эталоном чтоб считаться,
Миру преподать урок.
До удачи нам стремиться,
Из источника напиться
Не в упой живой воды,
Чтоб назад все сжечь мосты – 
Коих сзади не бывало,
Сжёг давно Велик Аллах
И рассеял в мире прах, 
Чтобы Одного хватало
Зверю дальше наперёд,
Всё узнал зверюга тот.
474
Нет сомненьям места в мире,
Коли сердце прижилось,
Снова, словно масло в сыре,
Удивленье удалось.
Знаком равенства начало
Поднимает мне забрало,
Хоть его не опускал,
Выше Вам как рассказал.
И чернилами тетрадка
Вся расписана опять,
Жёлтым что листом назвать,
Бейтами давалось гладко
Описание Пути,
Чтобы суть свою найти.
475
Сразу можно, без начала,
В Апологию вступать.
Где программа всё скачала,
Научилась всё прощать.
В мир безумных технологий,
Что лишённый апологий,
Что прощать не привыкал – 
Зло не там опять искал.
Да, туда дойти мне надо,
Как вначале уговор,
Продолжая разговор
Откровеньем до упада.
Мир подлунный вновь присел,
Охнуть даже не успел.
476
Удивленью выше крыши
Нет конца, запал угас,
Как угасли в сыре мыши,
И случилось в первый раз.
Не сказать землетрясенье
Или умозаключенье – 
Озаренье началось,
Веткой сломанной срослось.
Стал Хафиз доволен очень,
Рядом он давно стоит,
Было так, младой пиит,
Подоспевший между прочим.
Без Хафиза – всё не то.
Нёс водицу в решето.
477
Если просто, без хитринки,
Жить с душой невпроворот,
Наподобие тростинки,
Что подлунный мир спасёт, 
Был камыш в Китае славном,
Флоры бейте полноправном,
Чтоб свирель увидеть смог,
Как велел зверюге Бог.
В решете носил я воду,
Чтоб подлунный мир сломить,
Всё неверье удивить,
Богу Одному в угоду,
Чтобы люди знали лад,
Как мне книги говорят.

478
Как же выгодно, ребяты,
Хитрость в мире позабыв,
Не войной коль аты-баты,
Дух для Света весь раскрыв – 
Устремиться нараспашку,
Позабывши промокашку,
Чтобы кляксы вытирать,
Безошибочно шагать.
На Мигърáдж чтоб выйти очень
Поздно, всё-таки, добрав
Силой духа, мира сослав,
Протерев у сердца очи,
Чтобы Истину узреть
И навек её воспеть.
479
Относительным началом
В относительный конец?
Не такое здесь забрало
И не так велел Творец.
Всё веленье ясным будет,
Коли дух к Нему прибудет,
Взяв усул в движенье тел
У вселенной в передел.
Процветая сутью дела,
Доступ к делу получив,
Все удары упредив,
Отступать не буду смело
Наступленьем в мир опять,
Дескать, нечего терять.
480
Дело делалось обычно,
Ожиданьем нанизать,
Звонким зовом мира зычно,
Не привыкши отступать.
Был гъаўуáсом не Творец,
Набиравший для колец
Из отборных жемчугов
Ряд особый в край оков.
Нет моим веригам счёта,
Уитром счёт обычен был,
Обыватель что забыл,
Такова его работа. 
Чтоб напомнить – мой удел,
Сам Всевышний так хотел.
481
Если так угодно Богу – 
Выписан карт-бланш опять,
Открывая путь-дорогу,
Чтобы легче нам шагать.
Продвигаться в степи, горы,
Где в поры приходят поры,
Ощущая аромат
Розы в мире, как обряд.
Потому легко и сразу,
Все обряды позабыв,
Был хотя в миру учтив,
Наклонив до края вазу,
Расписался в бытиё – 
Отхватив опять своё.
482
Если есть опять границы,
Где границам не бывать,
И не белые страницы,
Желтизною где печать – 
Снова сбился я, однако,
Не признавши в деле знака?
Не бывало знаков там,
Не таверна где бедлам.
Был аэропорт известен
И судам знакомый он,
Небо чей был отчий дом,
Разговор с таким уместен
О течении ветров
В небе Бога, зверь таков.
483
Просто дело в печи стали,
Сталевару где видней,
Что клинков уж наковали
День за днём из моря дней.
Стал клинком коль в мире ты – 
Позади сожги мосты,
Чтобы пользу приносить,
В поле ворога косить.
Чингисхановы войска
Снова степью наступают,
Всех противников кромсают,
Ватиканова тоска,
Что за миром всё смотрела,
И не в четверть дела смела.
484
Коль пред Богом мне смириться,
Как достоин зверя сан,
Эгу вмиг испепелиться
Украшеньем в этот Стан.
Эго видеть не пристало, 
Я забыл и забывало.
Что-то ты темнишь опять
В дважды два и в пятью пять.
Был суровым ты до боли
И стращал подлунный мир,
Не видать уже придир,
Было много их доколе,
Почитателям из стали – 
Киборгов Вы не видали…

485
Проще относиться к миру,
Что иллюзией простой,
Дополненьем мяса к жиру,
Зверь где в мире часовой.
Мать свою я почитал – 
В кабаки не зазывал,
Чтоб яичницей питаться
Рук её и зверем зваться.
Тем горжусь и тем спокоен,
Чтобы счастьем называть
И рабом Его считать
Самого, хоть не достоин
Самый худший из творений
На века и вне сомнений…
486
От усталости впоследок
Свежесть зверя бьёт струёй,
Был такой у зверя предок,
Шах подлунной, непростой…
Как его найти опять,
Адресок не подсказать.
Свет увидишь не в норе,
Азиатской Бухаре,
С Елисеем повстречаться, –
Всё-таки, её нашёл,
За берёзонькой пришёл,
Чтоб героем называться.
Так его я и назвал,
Лично хоть не повстречал. 
487
Без шикарнейших застолий
Хлеб с айраном можно есть.
И не Фракий, Анатолий
Пред Ширазом место сесть.
Персией благоухало
От Шираза, где немало,
Оценить Газелей строй,
Только в деле над луной.
Мастер так ему велел,
Потому и подчинялся,
Вслед Газелей начитался,
Сам Всевышний как хотел,
Чтоб ожить в последний раз, 
Прекращая этим сказ.
488
Разгоняя ход обычный
Напоследок и вперёд,
Где мой враже закадычный
Песню грусти допоёт:
Не Акелла промахнулся – 
Мир подлунный весь очнулся,
Не Шерхана чтоб встречать,
Не лягушкою скакать.
В мире есть историй много
Полных лживости, прикрас,
Да, Япония-Кавказ, –
Правда стоит дорогого,
Коей зверь одною свят,
Топать маршалом в парад. 
489
В мире много явных шуток,
Чтобы горечь затушить,
Эга глупых прибауток,
Вёсла людям подсушить.
Я за вёслами не плыл,
По воде одной ходил,
Чтоб от мира отбиваться
И банальным не считаться.
Что поделать, был удел
Непростым, и не хвораю,
Сути дела хоть не знаю,
Не тоскою поседел.
Поседел от пыли мира
В украшение мундира.
490
Если долго продвигаться,
Вектор правильный найдя,
Модулем чтоб разогнаться,
От иллюзий отойдя – 
Не по праву коли был,
Отошёл легко, забыл.
Не по праву коль лицо,
Не твоё не там кольцо.
Лишь своим и обретайся,
К своему всегда иди,
Что виднелось впереди,
Остальных – остерегайся.
Так святые говорят,
Книги это подтвердят.
491
Кто постройкой дома свят – 
Лишь фундамент заливает.
Всё – порядком в деле, сват.
И другого – не бывает.
Одиночество по делу,
Вспоможением помелу, 
Из Китая что летит,
Ждёт его младой пиит,
Чтоб от дела отвлекаться.
Отвлеченье ни к чему
Водоёму моему,
Малым чтобы называться.
Малым в самом деле был,
Обыватель вновь забыл.

492
Коль значения явленьям
Начисто не придавать
В пику Бога всем знаменьям,
Что в подлунную тетрадь – 
Очень быстро сбиться можно,
Отвечая односложно,
Фараоновым путём,
Чёрным вечности огнём:
Был огонь в Аду таким, –
Во вселенной больше нету,
В почитанье чёрно цвету,
Остановимся за сим,
Чтобы Бог Сам сохранил,
Кто с Аллаха Светом был. 
493
Очень просто, без зазренья
Совести, коль есть она,
В Тиффани-Богоявленья,
Что не Вечны Времена
Всем – кто в Рай Его прибился,
К Богу Одному стремился.
Речь давно о том ведём,
Будь я малый водоём.
Что ж, несносно я глаголю – 
Мышам сыра не видать
Не в подлунную тетрадь
И не в Рая уже долю.
Кто за сыром бренным шёл – 
В вечности огонь нашёл. 
494
Нет сомнениям в начале
Места долгого пути,
Где зазнайки всё кричали
Как проехать и пройти.
Делал я дела умело – 
Небо зверю так велело,
Хоть не мастером он был,
Бреши все собой закрыл.
Полегчало в этом мире,
Хоть и проклят Богом он
И не чтит Его Закон,
Разгрызая жиром в сыре
Все устои духа в мир –
Сочен, сладок сыра жир. 
495
Дело делалось умело,
Кто уменьем обладал,
Говорю про это смело
Тем – кто святости взалкал.
Писк у мышки был обычный,
Звуком миру закадычный,
Чтоб рутину посетить,
Сутью дела приоткрыть.
В век сегодний технологий,
Что, разгонами юнца,
Бьёт по верной, до конца,
И не признавал трилогий
Хоть доселе – изменился,
Свет уже укоренился.
496
Для начала дела снова
Песни славной старины
Буду петь – она основа,
Где в преемственности мы
Силы древние черпали,
Что невежды потеряли.
Силу так ценил народ,
Что давно в миру не тот.
Путать ты людей горазд,
В этом деле преуспевший,
Брюхо, почитай, отъевший,
Не нашёл Ахуромазд
Современности опять,
Чтобы старостью шагать.
497
Чем лиса не угодила
В сказках – я не понимал.
Хитрости тропой ходила?
Лис других я повстречал.
Что ж, геенну разжигали,
Сорт лисы второй где знали.
Я же – первым находил
В мире вечном, в меру сил.
Церемоний был не знавший
Право-лево отличить,
Новым в деле удивить,
Старину опять поправший?
Нет, совсем. Не в тот удел
Светом вечности летел.
498
Неспроста и не сначала
Фаза жизни нам дана.
Не скажи, что жизни мало,
Пусть, не в вечны времена.
Простотой не докучаю,
Всё загадками шагаю,
Чтобы критик поутих, 
Что понять не в силах стих.
Что хочу? Увы, не знавши,
Даже зная – не сказал.
Потому не докучал
На полях сражений павший,
Чтобы вечность обрести,
Розой статною цвести.

499
Путь к Манасу продолжая,
Чтобы второе умножать,
В прятки с миром не играя,
Иисуса ожидать – 
На подходе уж Гъисá,
Благосклонны Небеса
К обитателям земли,
Разгоняя корабли,
Что – наполнив океаны,
В гавань вечную идут,
Тишь с уютом тут найдут,
Позабыв далёки страны,
Чтобы с Богом оставаться,
В вечность тихо устремляться.
500
Сотней Пятой для порядка
Заполняется тетрадь,
Необычная тетрадка,
Возвращеньем века вспять.
Что-то делалось обычно,
Не сказать чтобы привычно,
Хоть привычка всё взяла,
Распахала добела.
Всё рейхана аромата,
Что с Востока прибывал,
Не самшит давно я ждал
Под канатом акробата,
Шёл в закрытые глаза,
Где дорогой Бирюза…

501
Сотни уж Шестой начало,
Полотно доткать прислал
Сам Аллах, дабы забрала
Впредь уж зверь не опускал…
Паучок опять по месту,
Разыскал свою невесту,
Теста что его была,
Стройностью во всём взяла.
Догоняя все препоны,
Коих много было в мире
Точкой каждою в пунктире,
Почитал земли законы,
По Небесным жил хотя
Много лет и до, спустя.
502 
Коли битва тяжкой кровью,
Целью в небо вознесла,
Что не в радость многословью,
Слов пустых не там дела – 
Многословье без прикрас
Утомит и Вас, и нас.
Избегаю это дело,
Небо вечное велело.
Хоть и Бейтов много очень,
Чтобы критику сломить,
Древних авторов добить,
Что не так за «между прочим»:
Бога Вечного не чтили – 
Тем и зверя получили…
503
Легче лёгкого даётся
Полотна лихой разгон,
Паучком считать придётся
Зверя – раз, так хочет Он…
Ткать земное Полотно,
Хоть Небесное оно,
Очень лихо удавалось,
И легко, поди, читалось.
Если – кто его читал,
Нет провинности тут в деле,
Те читали – кто хотели,
Остальных не принуждал,
Чтоб свободой слова стало,
Хоть её и не бывало.
504
Если быстро забываться,
Суть у дела распознав,
В мелочи не разменяться,
К Истине идя стремглав – 
Может чудо получиться
В Свете вечном раствориться.
До пределов всех дойдя,
Бесконечность обойдя – 
Полагает зверь-чудак,
В это дело углубившись,
От миров Его отбившись
Для чего-то просто так.
Многого он не сказал,
Речью зверь не баловал.
505
Для чего стараться снова,
Оступившись в сотый раз,
Где терпением основа,
Где Япония-Кавказ?
Чтобы – цели добиваться,
Чтоб упавши – подниматься.
Нет иного там в Пути,
Чтобы жаждущим дойти. 
Это понял дело сразу,
Потому и не стонал,
Много раз хотя упал,
Не разбивши ценну вазу,
В коей тайна всей души,
Что распустится в тиши.
506
Биться бы за счастье надо – 
Да само оно придёт
И веленьям Неба радо,
А не в мир наоборот.
Почему-то так несносно
Прямо в глаз, не переносно,
Речь про всё ведётся вновь,
Где зверюгина любовь?
Ахиллесова пята
Очень в деле уязвима,
Чтоб пройти туда и мимо,
Сладким вырезом торта.
Не шутил и говорил,
Критик хоть не оценил.
507
Нам идти ещё далече
До Киргизии степей,
Тюрков древних в мире вече,
Там остался корифей.
Что до Áсов добирался,
В Скандинавии остался,
Óдин где один глава,
Всех династий где права.
Постепенные явленья,
Чтобы норов усмирить,
Человечней дабы быть,
Не признавши примиренья
Там – где это не нужнó
В Чёрно-Белое кино.

508
До Манаса топать долго,
Эталоном что в пути,
Не туда впадала Волга,
Чтоб водицею дойти.
Да, Эдиль течёт и славно,
Незабытая подавно,
Чтобы Каспий заполнять,
Берега его поднять.
Жести столько ты намазал,
Чтоб страшилкой угодить,
Чингисханом бередить
Тайну страшного рассказа?
Делом старым не грущу,
Вражескому не спущу.
509
Дело делалось годами? 
Месяцами станет счёт:
Да, привыкли, видно, с Вами,
Не в первой где Новый год.
Что ж, любви нескоротечность,
Глупостью, порой, в беспечность,
Чтобы легче наблюдать,
С сердцем малым совладать – 
Может быть полезно очень.
То легко признать, скажу,
В отражение гляжу,
Где зима и где же осень,
Меж весной и летом вновь
Пробудить мою любовь.
510
Остановками работы
Разогнали эшелон
Не вай-фая автоботы,
Не дивизий эскадрон.
Крендель был ты в деле самый
Ни на есть что, страсть, упрямый,
Чтобы выпрямить опять,
Линзой лучик собирать.
Чтоб хотеть чего-то – надо
Знание хотя б иметь,
Этим знанием хотеть,
А не жаждой шоколада,
Чтобы дело объяснить,
Воду попусту не лить.
511
Остановки нет в печали,
Радости одной стезя,
Коей много повидали,
И печалиться нельзя.
В третий раз къалам меняю,
Ручку так я называю
На восточный здесь манер,
Сохранив стиха размер.
Биться надо, слышь, зверюга – 
Не рыча в подлунный мир,
Мышцами сжигая жир,
В сердце хоть метель и вьюга, – 
Холод с детства ты любил,
Потому давно остыл.
512
Складно ты стихи слагаешь,
Кои Бейтами прозвал,
За Арабикой шагаешь,
Славы вечной где был зал.
Майка там твоя висела,
Номерами что задела,
Абсолютен будет ноль,
Поднимая антресоль.
Правы люди бела света: 
Кровь, что в жилах – не вода,
Лишь любовь бывает та,
Где она не привереда.
Чтобы слабака смутить,
Проще в мире надо жить. 
513
Был ты лёгок на помине,
Чтобы речи понимать,
Полагалось так мужчине,
Чтобы мудрецом считать.
Мудрость ставкою сломила,
Что особенная сила.
Мало их я повстречал,
Бога чтоб такой познал.
Мир – пустая, что ль, затея?
Нет, не так. Там есть удел,
Бог желанием велел,
От желанья Бога млея,
Появился свет подлунный,
Не в гитару семиструнный.
514
Нет ошибок, нет стеснений – 
Только тяжкий музы труд?
Избегая самомнений,
Только глупые соврут.
Не боялся лишь маньяк,
Чтоб сказать меж дела так.
Лжец там тоже не боится,
Незнакомые где лица.
Просто дело ты разносишь,
Словно кирпичи кладёшь,
Вновь в «десятку» попадёшь
И победу не возносишь,
Коей Бог Один Творец
Был Податель. Знай, хитрец.

515
Надо двигаться к пределу,
Хоть его Аллах не дал.
Так лишь полагалось делу – 
Мудростью мудрец познал.
Разгоняться дальше надо,
Приседая до упада,
Чтобы ноги прокачать,
Мир подлунный раскачать.
Почитанья ты не знаешь – 
Чтобы дном до дна пробить,
В этом деле не щадить,
Устремленье продолжаешь,
Чтоб довольство Бога снова
Прорывалось мощью слова…
516
Не боялся ты печали,
Не боялся ты делов, 
Хоть плохое предрекали,
Хоть и жребий был суров.
Пятой Ведой похваляться
Не хотят, не стоит браться?
Бог тут взял и произвёл,
Будь я сокол иль орёл.
Я не ждал – но получаю,
Бог вершил Свои дела,
Лишь одна Его взяла,
Лучше многих это знаю.
Знал Хозяин лучше всех,
Не ребяческих утех. 
517
Уповая на Аллаха,
Все преграды посносил,
Сердце каплей новой страха – 
Выше к Богу возносил.
Индостановы страницы,
Собирали что крупицы
Всей истории опять,
Чтобы в мире им читать.
Я – в Киргизию стремился,
Знатна Áсова Страна,
Что на вечны времена,
Там и лепесток родился
Розы знатной в этот мир,
Украшая мой мундир.
518
Не видать тебе прощенья,
Коли Бога не признал,
Не узнаешь утешенья,
Вечности где был портал.
Я не к вечности стремился,
Не в нирвану углубился – 
Бог мне нужен, что Творец,
Бесконечности Конец.
Бейты складывать успешно
Сам Всевышний научил,
Ас-Сафú что поручил,
Что Бустаном вскоре спешно – 
Полуостров покидаешь?
До Киргизии шагаешь.
519
В мире нонче модным стало
Глупость глупостью вершить.
Повидал уже немало,
Продолжая дальше жить.
Разгоняю до предела,
Коли Небо так велело,
Центрифугою опять,
Чтобы разум отделять.
С модой незнаком я был,
Дружбы с телеком не знаю, 
В тишине, поди, шагаю,
Мир вокруг давно забыл
Облик мой. А я – его,
Силой Бога Одного.
520
Если двигать осторожно,
Все порядки упредив,
Не петляя односложно,
Мир подлунный позабыв – 
Можно, в принципе, добиться,
В Свет навек укорениться,
Чтобы светом новым стать,
Мир подлунный освещать.
Рифма звучная летела,
Чтобы струны всей души,
Хоть свежи и хороши, –
Отдохнули. В этом дело.
Чтобы далее идти,
Горизонтами пройти. 
521
Ход стиха зовётся вольным,
Чтобы критику поддать,
Видел всё что здесь крамольным
И не хочет впредь молчать.
Полегоньку, понемногу
Собирался зверь в дорогу,
До Сидрата чтоб дойти,
В вечну летопись войти.
Надо к Вышине стремиться,
Хочешь, пиком называй,
Запредельный будет край,
В коем честь укорениться
Даже знатным игрокам – 
Просто всё, скажу я Вам.

522
Видимо, опять сначала
Мне придётся заступать
Старшим в деле у штурвала
Океан переплывать.
Грозно очень изъясняясь,
Церемоний не стесняясь,
Шёл привычкой напролом,
Сохранивши бурелом.
Отдохнувши, взял ты скорость
Запредельную, поди,
Всё маячит впереди,
Заполняя духа полость,
Чтобы полнотой крушил,
Эго в битве Он добил.
523
Волк морской ты – никудышный,
Из пустыни и степей,
И в горах ты будешь лишний, 
К Богу устремись скорей.
Нет другого коль причала.
В первый раз тут «коль» мешало.
Ведь причала больше нет,
Застонал земли ответ.
За Хайдаром вслед Стрелою
Всё Хайдаровой лечу,
В радость чудо-калачу,
И детали дела скрою,
Чтоб интригою опять
Фабул строй мне ублажать.
524
Так, иллюзий не питая
И себя давно познав,
Нафса где перекладная,
Где беспечным станет нрав.
За Великими в отрыве,
Лёгким ходом, не в надрыве,
Вечность веком обойдя
И в себя уже придя,
За Персидскими делами
До Шираза я дошёл.
Здесь покой навек обрёл,
Что ниспослан Небесами,
Дабы зверя остудить
В кельвин полный, так и быть.
525
За Хафизом устремиться
В озарения души,
С океаном Света слиться
Побыстрее поспеши.
Был в Ширазе ты поболе,
Позабыв про соль юдоли
Мира бренного, поди,
Много тропок впереди.
Церемонии не зная,
Посетил уже дворец,
Как велел тебе отец,
Донесла перекладная,
Много раз что поминал – 
Там Сидрата достигал.
526
С корифеем вечным в ногу
Ты одну шагаешь вновь,
Одолев и путь-дорогу,
Позади забыв Любовь.
Как в любви мне раствориться,
От себя не в мир забыться,
Чтобы Главное найти,
Все капканы обойти?
Если Бога ты искавший – 
Много свидел, свидишь снова,
Такова Его основа, 
Знает что один взалкавший.
Остальному невдомёк,
Выше был хотя урок. 
527
За крамолою – крамола.
Был ты мастером в делах.
Был ты пряного посола,
Как велел тебе Аллах.
Мушкетёры славно бились,
Не мушкетами пробились,
Сталь другая там взяла,
Славой вечность обрела.
Просто сани разгоняя,
Ты летишь по мостовой
Сердцем, а не головой,
Разум верой почитая,
Чтоб намереньем добрать
Тот тандем и заблистать.
528
Добираться быстро надо,
Подзавяз тут зверь в песках,
Насмотревшись шоколада,
Мармелад забыв в мирах.
Сладким путь его бывает – 
Зверя Бог не забывает,
Создал что такое лихо,
Не сидится в мраке тихо.
Могиканами Америк 
Мы для плена не хотим,
Литераций херувим
Дабы избежал истерик.
Просто речи излагаем,
Что из Штаба получаем.

529
Поездами многословья
Стал уж что-то зверь грешить,
Среди мира средисловья
Чтоб о горе не тужить.
Не тужить не получалось,
Грусть-печаль откуда взялась,
Чтобы рифмою опять
Окружение смущать?
Надо биться и сражаться?
От сражения устал,
Свет Предвечный побеждал.
Чтобы в Свете растворяться.
Мрак отступит, ясно, вновь – 
Сердцем в печень, в глаз и в бровь.
530
Дело делалось забавно,
Чтоб полемик избегать,
В общем, проще достославно,
Чтоб от мира убежать. 
Надо ж, как легко даётся,
Полотно на славу ткётся,
Чтобы синтаксисом снова
Лексика нашла другого.
Распашонками событий
Детства нам не возвратить,
Этим посему и быть
Ожидавшему прибытий
Духа в ставку у Кагана,
Жемчугами Океана.
531
Триста Три и Десять с ними
Ожидают уж в пути,
Где лететь перекладными,
До Манаса нам дойти.
Бадриюны ожидали,
Здесь заранее сказали,
Люд земли особый весь,
Света чтоб набраться здесь.
Как легко сложилось всё,
Полотном чтоб удивляться,
До поэзии добраться,
Поломав войны цевьё.
Я и сам не понимал,
Выше только что сказал.
532
Кончились, поди, все зимы,
Чтобы вёсны ожидать,
Были зверем все любимы,
Чтобы мудрость восхвалять.
У погоды, у природы
Воды есть и будут воды,
Чтоб водить устой земли,
Где не ходят корабли.
Честность в деле пригодилась – 
Хитрости любой хитрей,
Побеждала без затей,
Хоть и миром позабылась.
Честным – верный лишь бывал,
Что неверия не знал.
533
Сказка в медленность зовётся,
Под поленьев тёплый треск,
Слушать миру тут придётся,
Где на карте был Черкесск.
С Карачаем где-то рядом,
Тюрка древнего обрядом,
Чтобы мир узнал о том,
Будь я трижды водоём.
Карачай из окталогий,
Прямиком где на Парнас,
Родиной седой Кавказ,
Избежавший аналогий. 
Аналогий избежал
Тот, кого я зверем звал.
534
Двигаться успешно надо – 
Этот мир ценил успех
Выше даже шоколада.
Да зверюга – не из тех.
Сутью стало сердце биться,
Чтобы ввек определиться,
Чтоб за сыром не бежать,
Аленький Цветок сорвать,
Чудище его хранило.
Да Хозяин уж пришёл,
Счастье так цветок обрёл,
Небо где благоволило.
Да и зверь здесь не в накладе,
Что при маршальском параде.
535
Сутью стало сердце вновь
Трепетать, как раньше было,
Разгоняя чудищ кровь,
Коих дом всегда – могила.
Надо крепостью разжиться,
К Богу сердцем устремиться,
Все сомненья одолеть,
Чтобы в Духе преуспеть.
Передышками здоровья,
Может, мне и не набрать,
Заполняя всю тетрадь
Паузами многочасовья.
Сам не понял, что сказал,
Ясно мысли записал.

536
Зверь своих всегда ценил,
Остальное отвергая,
Миру неугодным был,
Файлом справным не лагая.
Нет сомненьям силы в теле,
Не себя, не так жалели,
Чтобы слабостью опять
С поля битвы отступать.
Пишет чётко карандаш,
Хоть и ручкою в руке,
Необузданный в строке,
Без размена баш-на-баш.
Тюрки так и говорили,
«Головой» переводили.
537
Прост и зол, ещё силён,
Чтобы, слабых защищая,
Чтил подлунный мир закон,
Свет от мрака отличая.
Дух придётся впору, кстати, 
Эго призовёт к расплате – 
Чтобы сердце получить,
Битву славно завершить.
Не пристало мелочиться?
Я и мелочь, знай, ценил – 
Этим Богу угодил,
Незнакомые где лица.
Чтобы речью мне опять
Самого себя понять.
538
Странный ты, ещё седой,
Почему-то очень странный.
И на вид немолодой,
Голосом во тьму пространный.
Перстень есть, мизинца слава,
Что берёза, не дубрава,
Чтобы сердце ублажить,
Ход подлунный завершить.
Не пристало? Где-то встало
Дело задом наперёд
В никудышный анекдот,
Чтоб нокдауном добрало.
Можно сделать болевой
В этом мире под луной.
539
Чтобы славы не взалкать,
Про неё забыв вовеки,
Всё задаром получать,
Чтоб стонал Китай и греки.
Рукопись легко давалась,
Стариною почиталась,
Делу вслед придётся сжечь,
Чтоб гора не знала плеч.
Не случайно и без спешки
Я строчил строку строкой
Ручкой в деле удалой,
Где ладьи, ферзи и пешки.
Дьявол снова заскучал,
Битву эту проиграл.
540
Кто метафоры не знал – 
Очень долго изъяснялся,
В «молоко» опять попал,
Робин Гудом хоть считался.
Устремлением к отрадам,
Не привыкший здесь к наградам,
Бога милость получил,
Зверю дружбой услужил.
Почему-то лихо было
Славный начинать поход,
Что в Киргизию ведёт,
Мало в мире доходило,
Знай, до Áсовых Степей – 
Не был даже корифей.
541
Как же ленью я заплыл,
Ходом время отвергая,
Счёт которого забыл,
Целым где одна вторая.
Стих разбитым был на двое,
Содрогнулась снова Троя,
Что ахейцев уж забыла,
Душу раной бередила.
Снег идёт – зима вернулась,
Полотно нам завершать,
Белизною удивлять,
Чтобы темень пошатнулась.
Есть прохлада и любовь,
Будоражит тело вновь. 
542
Очень просто объяснял
Смыслом странный ход событий,
Наперёд где дело знал
Доколумбовских открытий.
Помыслов неясных миру,
Не до живу если жиру,
Зверем в сердце не имел,
Хоть на старость поседел.
Нет пройдохам передыху,
Чтоб нечестие нести,
Ввек геенну обрести,
Как и подобало жмыху
Отжиматься – отжим тот
Вечность всю в огне найдёт.

543
Ты на «классика» строчишь
Бейты скорою рукою?
Критика, опять молчишь?
Замыслов я не раскрою.
Иисуса ожидая,
Взгляд на Небо устремляя,
До Дамаска я дошёл – 
Иисуса там нашёл.
Глуп я стал тут выше меры,
Да Всевышний всё простил,
Хоть безмерно я грешил – 
Избежал геенны серы.
Так рабов Аллах прощал,
Как хотел и обещал.
544
Занавесом Полотно
Очень скоро завершится
В чёрно-белое кино,
Чтоб к Манасу устремиться.
Зевса старые ухватки
Не исправят неполадки – 
Азиат про то не знал,
Бога Одного признал.
Ковш Большой на Небе ладном
Путь укажет мне к тебе,
Легче так моей арбе
В разговоре том приватном
Рифмой дело подлатать – 
Миг-мгновение хватать.
545
Я же – многого не знал,
Каждый раз легко признаюсь,
Много школы прогулял
И теперь об этом каюсь.
Неслучайно-беспричинно,
Ясной целью, не картинно,
Кастинги все обошёл,
Хоть не сокол иль орёл.
Неужель – остепенился?
Или тот же молодой,
Что шагал самим собой
И от славы отдалился?
Всё Аллах всегда решает,
Что рабов и наделяет.
546
Надо делать выбор свой,
Чтобы зверем называться
В этом мире под луной,
Чтоб в Единственность умчаться.
Елисейские поля,
Енисейская земля
Тоже зверя ожидали,
Хоть про то пока не знали.
Непонятные стеченья
Слова с рифмой разнобоем
В Станы бейтом, не простоем,
Ход у нас в обозначенья
На – Востоке. Запад наш
Взял труды под карандаш.
547
Хоть нелёгок будет Путь,
Лёгкости там не бывало,
Кроме как совсем чуть-чуть,
Чтоб до жути в жуть пробрало.
Был костёр давать тепло,
Много речек утекло,
Чтоб добраться в Океан – 
Зверя главный самый план.
Почерк, что-то, стал мельчать,
Чтоб слова все уместились,
Рифмой новой в строки влились,
Старины где благодать.
Консерватором я был,
Если дело кто забыл. 
548
Был ты скорым на разгон,
Скоростей не признавая
И космических, где Он, – 
Первой третья и вторая.
Коль от зверя кто устал – 
Я названий не менял,
Якать еле отучился,
Мыкать всё не пристрастился.
Подчиняться – не умею.
Бог с Пророком – надо мной,
Одиночества страной
Дело зверя разумею.
Чтоб Великих почитать,
Коих много насчитать.
549
Чтоб следы все заметать,
Ты зимой тропою вышел,
Чтоб от дела не отстать,
Получивши выше крыши.
Как прекрасна пелена,
Виртуальная стена,
В мир подлунных технологий,
Оградив свои чертоги.
Что-то снова происходит – 
Разогнался паровоз,
Что быстрёхонько довёз,
Всё мельком до нас доходит,
Словно, рейтинги, подчас,
Информаций трубный глас.

550
Дело делалось с утра,
Хоть Австралии не зная,
Где резвилась кенгура,
Окончаньями блуждая.
Слов я русских что не знал – 
Очень много пропускал,
Речью в деле не плутать,
Где не стыдно мне не знать.
Если где-то учудил,
Мой читатель, уж прости.
Долго этим не грусти
Да и я почти забыл.
Легче мне просить прощенья
Бога, всем для вразумленья.
551
Был твой стих как – мёда сталь,
Критику опять смущая,
Коей стало и не жаль,
Сутью дело отдаляя.
Всех приличий отделенья,
Мира в мире отраженья,
В сердце коль любовь была – 
Мигом навсегда смела.
Крокодиловым бездельем
Можно речь мою считать,
Чтобы критику писать,
Вслед за новым новосельем,
Старому идёт вослед – 
В ожидании побед. 
552
Полотном – вересков мёд,
Что далёкий от отличий,
Не стихии там оплот,
Избежавший всех двуличий.
Мне добраться до Манаса
Быстротой булгара-аса
Надо, чтоб украсить плов
Бухаринский Светом слов.
Может быть, я – графоман?..
Сам вопросом задаюсь,
Может, больше удивлюсь
Тот догнавши караван? – 
Что ушёл уж тыщу лет,
Почитай, как его нет.
553
Не с начала, не с конца – 
С середины начиная,
Волей Вечного Творца
Понесла меня лихая.
Ты не думай и пиши
И на леность не греши,
Впереди лишь путь далёкий,
Ожиданьем черноокой.
Я осмелился о многом
С видом классика сказать,
По страницам расписать
В назидании пологом – 
Вверх тот полог выводил,
Зверь старался, в меру сил.
554
Отдохнуть бы мне опять,
Хоть и отдых лишь окончен,
Чтобы силами восстать,
Чтоб рывок предельно точен.
Хоть светлы твои глаза – 
В одних одна лишь Бирюза,
Я привычен был к Востоку,
Истеченьем горьким сроку.
Понесла перекладная,
Чтобы точным снова быть,
Но регалий не забыть,
Где всего одна святая
Есть святыня на века – 
Бога Длань, Его Рука… 
555
Ощущение в начале,
Восхищению в конце,
Славы вечности квартале,
На Божественном крыльце.
Наконец, свободен стал
И, не думая, писал.
Где там иль кто-то где-то,
Всё не там вся цель поэта.
Так о чём я говорил – 
Долго так и так протяжно,
Спесью кичась, очень важно,
Что давно всех утомил?
Утомлённые все спали – 
И разгадки не слыхали.
556
Просто всё и хаотично,
Чтобы верою объять?
Показали схематично,
Окруженье не смущать.
Доплер многое подскажет,
Пониманием обяжет – 
Красным в фиолет был ход,
Всё само собой придёт.
Юмором ты тот стервец,
Церемоний что не знает,
Деревенщиной шагает,
Мира этого хитрец.
Бог был Лучшим Хитрецом,
Говорили Вам о том.
557
Ты всегда лихой был воин
И врагов себе нашёл,
Битвы славной что достоин,
Справедливости посол.
Скачка продолжалась лихо,
Битвы лязг был слышен тихо – 
Что, решенье получил
Или выбился из сил?
Если реченька распелась,
Хлещет рифмою простой – 
На пути её не стой,
Не змея весной пригрелась,
Чтобы ядом растопить,
Жаля – зло, его убить.
558
Не спеша и поспешая,
Окруженье насмешить,
Налету вопрос решая,
Где не «быть или не быть».
Понимая понемногу,
Услуженьем духа Богу,
Разум снова выбирал, 
Что с намереньем шагал.
Я добраться так заждался
До степей сухих, морей – 
Из Шираза мне повей
Ветер, духом чтоб собрался,
Все сраженья превзойти,
Самого себя найти.
559
Долго спорил ты с собою,
Чтобы эго усмирить,
Предавался с жара бою,
Огонёк тот потушить.
Добираться, друже, надо
Дефицит поднять со склада,
Нынче что ненужным стал,
Люд подлунный забывал.
Как же, это продолжая,
Я собрался отступать,
До Киргизии шагать,
Индостан не признавая?
Есть – Шираз. И мне хватило,
Где Хафиза будет Сила…
560
Полотно течёт успешно,
Паучок был знатный ткач,
Жизнь течёт давно неспешно,
Где секундою палач.
Строчки клеятся умело,
Коли Бог вершил нам дело,
Чтобы Правду соблюсти,
Розой Персии цвести.
Да найти – не получилось.
Как же долго я искал,
Солнце уж с Луною звал,
Знанье тут не пригодилось,
Коим я не обладаю,
Всё невежею шагаю.
561
Нет метафор изобилья,
Чтобы критика стращать – 
Рифмы чудной нет засилья,
Классику де развивать.
Я не знаю всех сомнений
И далёк от чудных мнений, –
Знать, свободу получил,
Бог Всевышний ход открыл:
Просто очень стало дело,
Чтобы речи вспоминая,
Всю реальность отражая
Сердцем в зеркала умело.
Научил бы кто меня
Не огнём да в полымя.
562 
Неуёмно, неустанно
Бил голы голеадор,
Объясняя всё пространно,
Как и не был уговор.
Засиять звезда сумела,
До того душой сгорела,
Нет сиянию конца
Волей Вечного Творца.
Речи эти записавши,
В классики не попадал,
Всё шутил и не страдал,
Шёл не солоно хлебавши?
Роль у соли знал народ,
Химией что знанья чтёт.
563
Не забыл я мира чашу,
Что с Хафизом распивал,
Не мольбу мою и Вашу,
Как Всевышний приказал.
Станы строятся умело,
Записать осталось смело,
Ничего не изменив,
Суть у дела приоткрыв.
Снегопад, что ль, вдохновляет,
Ночью что пошёл в народ,
Вьюга нежная метёт,
Лирикою помогает,
Был коль в деле недобор,
Лебедь, дядька Черномор.

564
Полотна ограниченье
Нам заранье принесли,
Чтобы в деле различенье,
Освещеньем здесь плесни.
Речь, порой, не всё решала – 
Много прыти налетало,
Чтобы без толку уйти,
С поезда не там сойти.
Как же быстро управляться
Ты решился, наконец,
Поспеши уж в свой дворец,
Надо будет снаряжаться,
Кто же образов не знал – 
Просто так слова читал.
565
Долго ль сказке говориться,
Мне Принцессу где найти,
Не верёвкой в деле виться,
Много было впереди.
Поезд этот разгоняя
И до Сóда снаряжая,
Я в Аўтáдах преуспел,
Сам Аллах того хотел. 
Как Лейли была с Маджнуном,
Чтобы Къéйса я ценил,
Бейт арабов всех почтил,
Как Юнус когда-то с Нуном
Плавал по Семи Морям
Сорок дней и здесь, и там.
566
Всё кристаллами сомненье
Коли видится у нас – 
Избавляйся самомненья,
Да, Япония-Кавказ.
От пера я поотвык,
Слышен зверя тихий рык,
Позже набирать придётся,
Ворд компьютера найдётся.
Озаренье, что ль, находит,
Не пойму – так лёгок ход.
Или мудрость в этот Год
Мне от Бога уж нисходит,
Чтоб седины подтвердить,
Мудрым средь людей прослыть?
567
Мало Станов остаётся,
Полотно нам завершать,
До конца идти придётся,
Чтоб иншá Аллáх сказать.
Что ж, Винда, сказать тут к месту,
Технологиями тесту
Подниматься чтоб пришлось –
Сочиненье удалось.
Нет для отдыха минутки?
И секунды не найти?
Как же далее идти?
Коротки уж больно сутки?
Вечность ждёт своих пока,
Знал про то наверняка.
568
Было много хоть сражений,
Чтобы Правдой дорожить,
В силу Духа устремлений,
Дабы эго победить – 
По порядку нет стремленья,
Что достойно удивленья,
Восхищенья хоть и нет,
Подзавис, видать, аскет,
Чтоб – с поэтами тягаться.
Только – Правду говори.
А поэма, что внутри,
Будет плавно проявляться,
Чтоб добраться до конца
Жемчугами для ларца.
569
Ходом дела где стабильно 
Изъявление души,
Духом в Путь любвеобильно – 
Устремленья хороши.
Неприятные стеченья
Недостойны обольщенья
Время даром там терять,
Цель из виду упускать – 
Не пристало. Там займёмся,
Так и сяк как ни крути – 
Много дел где впереди,
От безделья отмахнёмся,
Чтоб трудягами прослыть:
Даст Аллах – тому и быть.
570
Изначальности понятья
Выстроившись снова в бой,
Где и друже мой, и сватья
В этом мире под луной,
Центрифугами историй,
Без аллюзий-аллегорий,
Ускореньем разнесём,
Будь я трижды водоём.
Прытко, шатко или валко
Бейтами водил я в битвы
Следом утренней молитвы,
Где врагов моих не жалко.
Нече темень городить,
Тьмой по миру проходить.

571
Описание причины
Может дело усложнить,
Не за тем идут мужчины – 
Чтобы эго победить.
Людям Правда не пристала?
Говорили и немало.
Люди разные бывают,
Кто с людским – не отвергают.
На уступки ты не падкий,
Неудачный дипломат?
Не цугцвангом шахом в мат?
Или был утёнок гадкий?
Я молчал. Не зная сам.
В зло врагам, на пользу Вам.
572
Мастер дело своё знает,
И ему за то хвала,
Ничего не упускает,
Справно делает дела.
Как же страх, порой, даётся,
Два в одном когда сойдётся,
Резонансом разрушать,
Чтобы – славу обретать.
Достижением предела 
Ты решил всех удивить?
Иль жар-птицей разрядить
Обстановку? В чём же дело?
Бейты с Неба я писал,
Много раз про то сказал.
573
Избежать чтоб многословья,
Что тоскою отдаёт,
В мире много поголовья – 
Что за кривдою пойдёт.
Славным стать ты был обязан.
Клятвой верности был связан,
Следом гурия ждала,
Что тоскою расцвела.
Нету зрелища и хлеба?
Я не Рима был вандал,
Град что древний разрушал,
Если кто забыл. Чтоб – тэба – 
Как корейцы тут сказать,
Переводом обязать.
574
Если Истина дороже,
Будь ты кто или Платон,
Относился к делу строже,
Покидая фаэтон – 
Румы с персами вначале
Очень долго воевали,
Был устроен этот мир
Встарь непросто очень, сир.
Я не ждал, не получалось – 
Бог вершил Свои Дела,
Канцелярия дала
Мне путёвку. Завязалось
Тут сражение опять,
Чтобы Спарту мне не звать.
575
Неслучайно изначально
Делу придан будет ход,
Нет, не скукой тривиально,
Ожидал чего народ.
Град и мэрия у нас
Делали дела, как раз,
Чтобы дальше устремиться,
До губернии прибиться.
Бог доткать мне Полотно
Явно в деле помогает,
Мало кто про это знает
В чёрно-белое кино.
Было всё здесь неказисто?
Солом перекрыть басиста?..
576
Полотна видна граница
Взору зверя наперёд, 
Незнакомы где лица,
Лицемерье где помрёт.
Груша с яблоком молчали,
Персик в деле ожидали
С манго – чтобы враз ожить,
Мёртвым более не быть.
Буквалистам – здесь не место,
Чтобы, «зная» всё опять,
Мир подлунный поучать,
Не того зверюга текста,
Чтоб за явным здесь гоняться,
Скрытым буду укрываться.
577
Жёсток был рассказ поныне,
Чтобы вещи различать,
Подобало так Картине,
Где – Пророчества Печать.
Не писал я, знай, от скуки,
Чтобы знали бяки-буки,
Изголовием не брал,
Писарем простым писал.
Надо «дальше развиваться»,
Чтоб «цивилизаций» знанья
Мне добавили признанья,
Чтобы «классиком» считаться?
Неучем я был. И, что ж, – 
Поострее этот нож…

578
Звалось дело – Панорама,
К ней привык я как-то раз,
Что не пикой встала дама
Из ненужности прикрас.
Был размер коль подходящий,
Англо-русско-говорящий,
Где фарси признает ход,
За арабикой идёт – 
Было, значит, не в подполе,
Чтобы лингве подивиться,
С нами миром примириться,
Был зверюга в чистом поле.
Выбора бывало много,
И у всякого – дорога.
579
Нафса козни – бесконечны,
Чтобы дело описать,
Где читатели беспечны
Будут всё подряд читать.
Мне – отсечками шагалось,
Дальше – ближе представлялось,
Чтоб облегчились дела,
Чтобы – роза расцвела…
Почему же без сомненья
Я шагаю напролом 
В самый мрачный бурелом,
Отсекая чьи-то мненья?
Интересно самому
Водоёму моему…
580
Описание картины
Мастера, холста, кистей
Хочет в мире и поныне,
В ожидании вестей,
Запах всех благоуханий
В мире первых ожиданий
Мэгги сердцу заменила,
Такова у Мэгги сила…
Речи эти чтоб толкать – 
Мэгги душу оживляет,
Ведь иначе не бывает,
Что приходится признать.
Без любви нам нет спасенья,
Каплей малого прозренья.
581
Если дело разгонялось
Богом в самокат, поди,
Просто в мире удавалось
Вновь проехать и пройти.
Что ж про Мэгги вспомнил здесь?
Видно, выдохся уж весь?
Может быть. Не замечал,
Хоть по Мэг своей скучал…
Крут ты, лёгок на помине,
Разогнался над луной,
Мир кричал тебе «постой»,
Что не слышишь и поныне.
Что же, снова удивил – 
Апперкотом упредил.
582
Почитание кумиров
Можно, в общем-то, принять
Точкой среди всех пунктиров,
Чтоб – достойных почитать.
Полотну же остаётся,
Коли посчитать придётся – 
Два десятка впереди,
Если Станами идти.
Я с сомненьем старым в ногу
Не хочу идти вперёд,
Начиная новый год,
Подводящий нас к итогу – 
Промежутками, пускай,
Перемирьем в стали край.
583
Дело двигалось неспешно,
Где святых подходит счёт,
Прожили сей мир успешно – 
А не дном наоборот.
Размораживать обычай
Соблюдением приличий
Я старался – сколько мог – 
Так велел Великий Бог.
Мне на радугу-дугу
Можно долго умиляться,
Спектром всей Весны равняться
Средь своих, в своём кругу.
Чтоб – чужих не допускать,
Ясно солнышко искать.
584
Накъшбандúя процветала,
Чтоб о ней нам говорить,
Сказано хотя немало – 
Надо столп опорный вбить.
Я не в «гениеву» планку,
Пробудившись спозаранку,
Ровно столько добавлял,
Чтобы критик застонал.
Неужель, не перебор?..
Так ты долго говорил,
Ничего не прояснил.
От медведя в косогор
Убегай всегда скорей,
Если хочешь жить. Вестей?..

585
Фикх до Сóда добирался
В Пятый Том, где был Наджúб,
Так Гъарúб уж постарался,
Постарался так Гъарúб.
Да, Гъарúб – прибился смело,
В одиночестве умело
Что прошёл пороги все
Бриллиантами в росе.
Надо двигаться привычно,
Как я ранее шагал,
Накъшбандúевых начал
Скоро голос слышен зычно
Будет, даст Аллах, поверь – 
Ожидал давно уж зверь…
586
Полотно дошло умело,
Как Всевышний повелел,
Делал что всегда всецело
То – что Сам Один хотел…
Закавыками забыться,
В Океане раствориться,
Чтоб отбиться от земли,
Где причалят корабли.
Рифма, что ли, обмельчала?
Иль слова я позабыл?
Хоть бы счётом кто почтил 
Лексики святой начало
Единицами на счёт,
Что работка из работ.
587
Достижение предела,
Коим был Великий Бог – 
Невозможно. В этом дело.
Лишь Муддáссир это смог
В бесконечность углубляясь
И от мира отдаляясь,
Как хотел Велик Аллах,
Бог Единственный в мирах.
Мало ходу остаётся
В Накъшбандúю нам прийти,
Критику опять найти,
Коли внешним всё живётся.
Что же, тело без души – 
Все красотки хороши?
588
Начинание полезно,
Коль намеренье носил
Чист, сказал про то любезно,
Лицемер чтоб поостыл.
Достижение уместно,
Что любимо повсеместно,
Где фанфары медный звук
Утомлял меня, мой друг.
Не пристало Океану
Загрязнение терпеть,
Можно в этом преуспеть.
Не обычному стакану
Наливали нечисть в край,
Тонкость дела подмечай.
589
Лицемерие – напрасно,
Знает всё Великий Бог,
В вечность Ада безопасно
Лицемеров Он обрёк.
Нет постыднее привычки, –
Ставить позабыть кавычки,
Что так вдоволь пропускал,
Написанье упрощал.
Чтоб от кривды удалиться,
Чтоб за Правдою опять
Разрешил Аллах шагать,
Даже если это снится.
Жизнь мирская – дивный сон,
Но конец имел и он. 
590
За двуличным не гоняйся,
Янус или кто иной,
Богом в вечность удаляйся
В этом мире под луной. 
Радугою был разбужен,
С людом добрым буду дружен,
Остальное обойти,
Чтоб на станции сойти,
Где меня и ожидали,
Хоть не ждал я сам, поверь,
Признавая это, зверь
Плачет сам, забыв печали, – 
Парень славный, вроде, был,
Бога в сердце не забыл.
591
Десятина остаётся
В Накъшбандúю нам прийти,
Волей Бога удаётся
Столп опорный здесь найти.
Деспотами в тирании
Из земной перипетии,
Мой Аллах, – нас сохрани,
Справедливость нам верни.
Так устали от монархий,
Демократии чумы,
Славят хоть её умы,
И от гнёта олигархий, –
Иисуса ждём давно
В справедливое кино.

592
Я устал от этой гонки,
Чтоб Gon Kú себя назвать,
Разбежались чтоб подонки,
В мире больше не видать.
Добираться, друже, надо
До Бустана, то бишь сада,
Что – Двенадцатый Наджúб,
Мудрости во славу гриб.
Непонятные стеченья
Удивляют без конца?
Не монголова пайцза?
Электрона отклоненья?
Нет? А что на этот раз?
Вновь Япония-Кавказ?
593
Нрава кто-то был крутого,
Кто-то – хúльмом сотрясал,
Стоит это дорогого,
Если кто таких встречал.
Если мы ещё пройдёмся,
В Ойкумену окунёмся,
Чтобы Правду отделить,
Мрак уж вовсе позабыть – 
Значит, чудо-то – свершилось,
Значит, Битва Духа нам
Дарит, в грусть моим врагам,
Всей Победы Славу. Снилось 
Это мне во всяку ночь,
Бог решил и здесь помочь…
594
Отвлекаясь от приличий,
Углубляясь в этикет,
Знанием всего отличий,
Был лишён чего аскет – 
Шёл тропою я звериной,
В Небесах что соколиной.
Зверь любой в почёте был,
Лишь бы Бога не забыл.
Что ж, почти дошли, мой друже,
Полотна конец видать,
Дошагала Божья Рать,
Темень подминая дюже.
Очень рад, коль не вспотел
Враг, что битвы так хотел.
595
Я стесненья был лишённый,
Чтобы Правду говорить,
Сердцем в Боге обделённый,
Чтоб других мог полюбить:
Бог с Пророком – мне хватало,
Поднял Бог моё забрало,
Чтоб остаться с ними мне
В недоступности стране.
Я же – к миру был привычен,
Незачем мне воевать,
Бейтов дописавши рать,
Коих строй давно обычен:
Легионом Стан идёт,
Это знай, земли народ.
596
Жёсткость станет апогеем
Лицемерье извести,
Заявить об этом смеем – 
Уж в преддверии Пути.
Неужель, почти свершилось?
Полотно, что ль, завершилось?
Не могу поверить сам,
Славой вечной Небесам.
Каравану удавалось,
Пилигримов довели,
Мекку снова обрели,
Много тысяч вёрст осталось
Позади, как не считай,
Много очень. Виден Рай…
597
Стана Три нам остаётся,
Полотно чтоб мог доткать
Паучок – и удаётся,
Где Пророчества Печать.
Яйца голубь отложил, 
Чтобы всяк его ценил,
Тем пещеру закрывает,
Что читавший Сúру знает.
Рай у суфиев был свой – 
На земле его нашли,
Вот такое C’est La Vie
В этом мире под луной.
Если кто не ожидал,
Книги мудрых не читал.

598
Если дело заплывало
Жиром всех иллюзий здесь
Мира под луной немало – 
Сердце ты отзанавесь.
Неспонтанные дела,
Нас дороженька вела,
В скором часе разрешались,
Чтобы критики смущались.
Что ж, – дойти приводит Боже
Нас до цели удалой
В этом мире под луной,
Восхвалить Его нам гоже
В выдох – Альхамду лиЛлях,
Бог Единственный в мирах.
599
Что ж – дойти нам удаётся,
Как Аллах нам повелел,
Сердце радостно смеётся,
Начиная передел…
Что ж, дошёл – и слышен бой
Всех часов уж под луной,
Чтобы зверем называться
Уж по праву, не смущаться,
Чтоб достичь высот заветных,
В книгах лишь о них читал,
В юности, порой, мечтал,
Не срывал цитат ответных,
Чтобы просто разрешить
Ход судьбы – собою быть…
600 / Part IV
Года Три и двум третям – 
Чтоб доселе добираться,
Поясненья снова Вам,
Бог велит мне разъясняться.
Так всё дело получилось,
Где турбинами включилось,
Хоть того не ожидали,
Бога Волю исполняли.
Он вершит Свои дела,
Ровни в деле не имея,
Совершенством всё умея,
Время быстро пролетело:
Девятнадцатый где год – 
Месяцем февраль придёт…
601
Четверть Пятая. Уж в деле.
Неожиданный расклад.
Разгонялся на пределе?
Не сказал бы. Нет, мой брат.
В математике был слабый
Не берёзой во дубравы,
Счёт у дела в деле знал,
Как Всевышний приказал.
Бухгалтерии начало?
Почему бы нет для дела,
Как уж Небо захотело,
Бога Воля лишь решала:
Будет Полотну конец
Здесь, как повелел Творец…

16.04.2023
Шукур Тебуев

Тебуев Шукур Шабатович (9 мая 1944 года / 17 Джумадаль-Уля 1363 года хиджры - 29 сентября 2021 года / 22 Сафар 1443 года хиджры) - актёр, поэт, прозаик, сценарист, кинорежиссёр, журналист. Выпускник Shota Rustaveli Theater and Film Georgia State University (1972). Актёр карачаевской труппы Карачаево-Черкесского драматического театра (1972-1985). Главный режиссёр, редактор и журналист ГТРК "Карачаево-Черкесия" (1993-2007). Член Союзов журналистов (1996) и писателей (2020) России. Заслуженный работник культуры КЧР (2012). Автор окталогии "Ас-Сафи" – эпической драмы с элементами лирики философско-дидактического содержания в 8 частях, 40 книгах, 124 тысячах бейтов – крупнейшего поэтического произведения мира одного автора (~343K/~920K, материалы готовятся к публикации). Литературный колосс карачаевского писателя уже обошёл по объёмам греческую "Илиаду-Одиссею" Гомера (29К), индийскую "Рамаяну" Вальмики (48К), персидское "Шах-намэ" Фирдоуси (120К) и индийскую "Махабхарату" Вьясы (180K), уступая лишь кыргызскому эпосу "Манас" (396-416~500К). Окталогия ни в печатном виде, ни в электронном варианте не продавалась и не продаётся – находясь в свободном доступе для всего человечества.
Внешняя ссылк на социальную сеть Мои работы на Author Today Стихи YaPishu.net Мой срвер на Discord


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть