И как будто провалился в сон или забытье…

Очнувшись, снова увидел над собой светлые глаза Анжелы.

— Ты так долго спал, что я уже хотела тебя будить, — весело сказала она.

Я ошарашенно обвел глазами просторное высокое и светлое округлое помещение. Освещалось оно странно: свет шел как будто сам по себе, из стен…

— Это освещение работает на энергии, получаемой из эфира, — как будто предвидя мой следующий вопрос, — сказала она. — А находимся мы на нашей космической базе.

— А как же мы попали сюда? —  у меня изнутри созрел очередной вопрос.

— Есть такие световые технологии… Ну или биологические, если тебе так понятнее. Мы используем что-то вроде телепорта, чтобы перемещаться в пространстве. И если психической энергии достаточно, она переходит в эфирную, и вот мы здесь! Я решила показать тебе свою родину живьем, чтобы в наших отношениях установилось полное доверие. Ведь, признайся, ты сначала было подумал, что я сказки тебе рассказываю, славянского фэнтези начиталась? — рассмеялась она.

— Ну почему, я тебе и так верю, — ответил я. — Просто было сложно вот так, без всякой подготовки, получить целый ушат новой информации.. .— Правильно, твоя психика уже не справлялась с этим. Вот я тебя немного и … отключила, — снова улыбнулась она.

— Бррр… — я потряс головой, окончательно приходя в себя. — Да уж, такого я точно не ожидал. Но необычность приключения мне нравилась. — И чем же мы будем тут заниматься?

— Отправимся на экскурсию, — весело ответила Анжела. Она взмахнула рукой, и в стене открылись раздвижные двери. В комнату хлынул еще более яркий, но другого оттенка радуги свет, и мы вышли “на улицу”. Если, конечно, её можно было так назвать. Широкие просторы утопали в зелени, перемежающейся с цветниками всех видов и размеров, из ручьев и фонтанов с журчанием лилась голубоватая вода, радостное пение множества птиц сливалось в бесконечную симфонию… Из-за куртин деревьев выглядывали небольшие домики странной формы — иные круглые, иные сферические, иные с башенками-бельведерами и балкончиками, резными карнизами и балясинами полукруглых балюстрад. Несмотря на разницу в архитектуре, они располагались гармоничными ансамблями по склонам, среди водопадов ручьев и речушек, в изобилии текущих оттуда… Я с любопытством рассматривал всё вокруг — хотя за годы работы агентом по недвижимости, конечно, навидался многих “шедевров архитектуры”, но таких строений никогда не видел; красота открывалась вокруг просто ошедомительная, что аж дух захватывало…

Мы постепенно поднялись вверх по «улице” к большому зданию, которое  я бы назвал собором, но тут не знал, что и подумать. Архитектура его более всего напоминала Исаакий в Санкт-Петербурге. Вместе с нами туда направлялось еще множество людей, одетых кто в светлые свободные одежды  — точь-в-точь как в советской фантастике 70-х годов 20 века, а кто и в яркие разноцветные длинные одеяния. Детей с ними было ещё больше, они весело шумели и то и дело перекликались друг с другом, видимо, встречая товарищей и знакомых.

— Это наш главный храм, — начала рассказывать Анжела. — Но там никому не молятся. Общаться с Богом как с высшей надмирной реальностью все наши дети умеют сразу, впитывая это вместе с молоком матери. Там детей, достигших лучшего для начала обучения возраста в восемь лет их учителя учат общаться с миром, природой; они изучают астрономию, естествознание и прочие науки, которые пригодятся им в жизни. Там же они проходят инициации, когда становятся взрослыми и выбирают себе дело по душе. И тогда начинается вторая ступень обучения: уже специализированная. А потом проходят практикум в реальных точках приложения уже полученного мастерства. И только после этого уже начинают свой самостоятельный творческий труд.

— И что же, весь труд у вас творческий? — удивился я. — А как же те, у кого нет никаких особых способностей для таких занятий?

— Все люди — творцы по свой природе. Нет таких, кто ничем не одарён. Дар есть у каждого. Задача наших учителей помочь детям это выявить. И поэтому довольно быстро, уже в первые годы обучения, каждый выясняет, к чему его душа лежит. И с дальнейшим обучением и выбором области приложения труда поэтому никаких проблем не возникает.

За этим разговором и мы зашли внутрь здания, прошлись по этажам, заглянули в залы, в которых ребятишки разного возраста стояли перед разноцветными переливающимися всеми цветами радуги голографическими экранами, то и дело водя в воздухе перед ними пальцами правой руки. Потом поднялись к верхнему куполу здания, крыша которого внезапно оказалась полна различных отверстий, в нишах перед ними сияли кристаллы разных цветов. Здесь тоже были ученики с учителями, они занимались астрономическими наблюдениями прямо средь бела дня — в крыше купола здания были установлены фильтры, обеспечивающие возможность обозрения открытого космоса — ведь всё освещение на станции было искусственным, так как оно осуществлялось от отраженного света ближайшей к станции звезды — Альфа Андромеды — с помощью специального реактора.

Мы вышли из храма и направились снова к садам и фонтанам. Я почувствовал, что проголодался — стрессы перемещения в пространстве давали о себе знать.

— Анжела, а как вы здесь готовите пищу и что едите? — таким образом я тактично решил намекнуть девушке на то, что неплохо было бы нам уже и перекусить. Она на ходу подхватила намёк и, взяв меня под руку, свернула к небольшому одноэтажному зданию. Внутри это оказалось чем-то вроде нашей столовой, где на конвейерной ленте располагались различные блюда привлекательного вида. Мы вымыли руки и подошли поближе к ленте. Блюда действительно выглядели заманчиво. Но все они были вегетарианскими. Не то чтобы меня это смущало, я и сам в основном питался вегетарианской пищей, позволяя себе что-то другое только на вечеринках друзей или дома у родителей.

— И что, вся пища у вас только вегетарианская? — спросил я?  

— А как иначе? — ответила она? Животных мы ради еды не выращиваем и не убиваем. Нет, конечно, ещё есть и комбинаты по изготовлению искусственного белка, типа сои, но эта пища не пользуется большой популярностью. Все-таки согласись, что свежие овощи, орехи, зелень и фрукты гораздо вкуснее. Я кивнул:

— Согласен, да и состав блюд у вас довольно интересен и разнообразен.

Мы выбрали себе несколько тарелок и уселись за небольшим круглым столиком у окна, выходившего в небольшой садик с фонтаном. Окно было открыто и снаружи увито листьями и синими цветами какого-то вьющегося растения, а на столике стоял небольшой красивый белый горшок с буйно цветущей лиловой мини-розой.

Пообедав и вдоволь налюбовавшись через открытое окно на красивый внутренний дворик-патио, мы вышли из здания.

— А теперь куда направимся? — спросил я у Анжелы.

— А теперь прокатимся по орбите! — весело ответила она. — Но для начала обзорная экскурсия! Мы свернули на какую-то боковую улицу и, дойдя до ближайшей остановки, сели в ярко-красный вагончик фуникулера, который медленно двигался по серпантину вокруг холмов. Там уже было несколько пассажиров и девушка-экскурсовод, которая называла остановки и всю дорогу до космопорта рассказывала об истории эвакуации с родной планеты и постройке станции. Я узнал много интересных подробностей этих событий.

— Всё это записано на наших носителях информации — кристаллах, — сказала Анжела и доступно всему населению станции. Поэтому историю своей родины у нас с детства знает каждый ребенок, не говоря уже о взрослых.

— Здорово! — кивнул я. — Завидую вам белой завистью. У нас на Земле всё наоборот. Настоящей истории наших стран и народов никто не знает, детям с детства вдалбливают в голову с помощью школьных учебников кем-то наскоро придуманные тупые и не выдерживающие никакой критики версии, которые ещё и постоянно меняются, в зависимости от того, кто стоит у руля этой так называемой истории…

— Не грусти! — ответила мне Анжела. Скоро и у вас начнутся перемены, ведь началась Эпоха Волка, которая прольет свет на всё, что было скрыто ранее. Это будет  своего рода информационный бум, Переход, после наступления которого доступ в архив Акаши начнет проявляться для некоторых людей (их число будет расти) в полном объеме. Тогда и узнаете историю Земли, и историю всех народов, и реальные законы физики и химии, а не то, чем сейчас вы пользуетесь в сильно искаженном виде.

— И поймём, кто мы на самом деле и откуда пришли! — радостно подхватил я её слова. — И что за космос вокруг нас!

Продолжение следует!

0
24.03.2019
avataravataravatar
Таня Днепровская

Я человек творческий) Работаю выпускающим редактором в издательстве. В свободное время пишу рассказы, статьи, зарисовки.
83

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Таня: посмотреть остальные.


Еще на тему: Фантастика


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



ТОП 10 лучших книг и книжных серий в жанре фэнтези для детей и подростков

avataravataravataravataravatar
Запятая перед хоть хотя

Когда нужна запятая перед «хоть» или «хотя»: интуитивные правила

avataravataravataravatar
Как создать свой мир фэнтези

Как создать свой мир фэнтези? Описываем первые шаги в его разработке

avataravataravataravataravataravatar

Что такое род, вид и жанр художественного произведения

avataravataravataravatar

Трехактная структура повествования: что это такое и как работает

avataravataravataravataravatar
Канцеляризмы что это такое

Канцеляризмы в речи: правда ли это проблема и как с ними бороться?

avataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть