Её волосы развевались на ветру. Синие, глубокие как Марианская впадина, глаза смотрели куда-то вдаль. Озерная гладь шла рябью всякий раз, когда легкое дыхание ветра ощущалось поблизости. Стоя на берегу озера, Элизабет всегда наслаждалась той красотой и эстетикой, которую показывала ей природа. На противоположном берегу поблескивал лес в лучах полуденного солнца. Маленький островок, полностью обставленный соснами и елями, казался ей таким близким и одновременно таким далеким. Так Элизабет простояла около получаса, пока ее муж Букер курил у автомобиля.

Они вдвоем навсегда отправлялись в другой город и Элизабет попросила мужа заехать в родные сердцу места. Туда, где она помнит настоящую себя. Букер был не в восторге от этого. Он считал, что они только зря теряют время и что вся эта затея с посещением родных мест не более чем чепуха. Он знал горькую правду про свою жену. Отчасти от того, что был ее невольным участником.

Несколько лет назад Элизабет сбежала из родного дома с парнем, которого любила всей душой и которого ее родители терпеть не могли за его чрезмерную настойчивость и, как им казалось, самовлюбленность. Парня этого звали Букер Тэйлор, он был весьма успешным частным детективом в городе Б. За свою не очень большую жизнь (Букеру было 31, когда Элизабет с ним познакомилась) Букер успел отучиться на юриста, побыть адвокатом, повоевать на северном фронте и там же стать военным врачом, переехать в город Б из-за пожара в родном доме, потерять в этом пожаре семью и, наконец, встретить любовь своей жизни. Именно он предложил Элизабет бежать из родного дома и тайно обвенчаться. Девушке на тот момент было всего 23. Она долго думала и, наконец, решилась. После побега родители ни разу с ней не связались, а полгода назад Элизабет узнала, что они погибли в автокатастрофе. Ей не оставили наследства или даже простой открытки, ее перестали любить и считать членом своей семьи. Зато, она завела себе новую.

***

Автостраду залило дождем. Дворники на лобовом стекле устало стряхивали капли льющегося дождя в разны стороны, пока Букер пытался разглядеть дорогу сквозь эту серую и мокрую стену. Лиззи лежала на заднем сиденье и то поглядывала на противоположное окно, то закрывала глаза и пыталась уснуть. Под шум дождя отлично спится! Это девушка знала еще с детства, когда в непогоду убегала на чердак родительского дома и засыпала там на просторной кровати. Ее не сразу находили, ведь кровать была действительно огромной и в ней можно было спокойно спрятать целый детский сад, во всяком случае, девочке так казалось.

Элизабет прекрасно запомнила своих родителей несмотря на то, что не видела их три года. Маму звали Агата. У нее были светло-русые волосы и голубые глаза. Мама была доктором и всегда лечила дочку от простуд. Папу звали Эдвард. Его волос цвета вороньего крыла всегда были гладко зачесаны на бок. Он, как правило, читал газету или слушал радио. Работал отец в сфере финансов. Как минимум раз в год его подолгу не бывало дома, мама говорила, что папу отправили по делам в другой город, а иногда даже в другую страну. В такие моменты Элизабет скучала по папе, но всегда знала, что он вернется. А сейчас все поменялось. Слезы подступили к ее глазам, дыхание в груди участилось и Лиззи заплакала, уткнувшись в мягкую обивку автомобиля.

За шумом дождя, который усиливался с каждым новым километром, Букер не слышал, как его жена рыдает. Он прекрасно знал, что поступил подло по отношению к ней. Забрал из дома, ни разу не приехал с ней к родителям, да он даже не удосужился им сообщить о свадьбе, хотя как никто другой знал, что родители Элизабет самые прекрасные люди на свете, а ему просто не повезло с характером.

Букер с детства учился самостоятельности. Мать он не знал, она бросила его с отцом, когда Букеру едва исполнилось 3. Отец некогда был успешным чиновником, но после громкого развода, запил и осел в загородном доме, подаренным ему самим президентом. Вскоре, когда мальчик пошел в школу, в дом приехали на постоянной основе родные дед и бабка — родители отца, которых Букер ненавидел всю свою жизнь. Дед — Алистер Тейлор — был ветераном ни одной войны, он плохо слышал, плохо видел, да и в целом был не очень-то хорошим. Его методы воспитания оставляли желать лучшего. Бабушка — Амалия Смит — в прошлом экономка какого-то бизнесмена, подвергшаяся сексуальному насилию в 14 лет и с тех пор пристально следящая, чтобы ее сыну, а впоследствии внуку ничего не угрожала. Бабушка, как правило не выпускала внука за ворота, всех, кто собирался познакомиться с ним отгоняла палкой и всем, что попадалось ей под руку. Один раз он чуть было не прострелила голову одной знакомой девочке Букера, которую он позвал на свидание. Отцу же просто было плевать на жизнь сына, а потому, как только он научился сам зарабатывать, Букер съехал из отцовского дома, чем довел бабку до истерики, отца до бутылки, а деда до дивана, на который тот сел, так как ничего толком не понял. Так Букер дожил до 29 лет, успев освоить несколько профессий и заработав достаточно денег на покупку дома и машины. Все бы и дальше бы продолжалось хорошо, если бы не рождественский пожар в их семейном доме, разгоревшийся из-за того, что бабка имела неосторожность обронить свечу рядом с гардиной, отделявшей гостиную от кухни. Дом, как говорят очевидцы, сгорел за пару часов. Букеру доложили об этом только спустя сутки после трагедии. Он был вне себя от злости, бросив работу он тут же выехал на место трагедии и оказалось, что обуглившееся трупы уже закопали рядом с останками дома. Букер, не долго думая, взял лопату у соседского могильщика и, выкопав все трупы, повез их туда, где посчитал нужным их похоронить — на Малиновом утесе. В этом месте закатное солнце приобретало малиновый оттенок, так как именно здесь оно опускалось за горизонт. Он, как и вся его родня любили закаты.

***

Остановившись у придорожного мотеля, Букер взял спящую Элизабет на руки, закрыл машину и побрел к свободному номеру. Его супруга была особенно прекрасна во время сна. Её черные волосы обдувал ветер, а, почти детские черты лица, буквально пели о том, что это еще совсем юное создание, которое раньше времени столкнулось с проблемами и трагедиями. Она сладко спала на кровати в потухшей комнате, в которой так сладко пахло мандаринами и мятой. На автостраде время от времени неслись машины: то семейные купе, то элегантные кабриолеты, то огромные фуры. Букер стоял на балкончике и курил, смотря в даль, где догорали последние лучи закатного солнца. Такого далекого и такого близкого. Бог знает, о чем он сейчас думал. Легкий ветер шуршал в его волосах, а в светло-карие глазах отражалась вывеска мотеля “Легкий сон”, которым забылась его молодая супруга.

Завтрашний день должен был стать важным событием в их совместной жизни. Они оба должны были отказаться от прошлого в пользу будущего, но, возможно ли отказаться от того, что всю жизнь так тщательно лелеешь и оберегаешь, даже если не все воспоминания приятные? За этими мыслями Букер бросил сигарету, прошел в спальню, поцеловал жену и поставил будильник на 6:30 утра. Именно в это время, как он считал должно начаться будущее, которое когда-нибудь превратиться в прошлое.

0
12.01.2021

"Свой Ад ты изобразил с такой точностью, что тут и речи быть не может о метафорах - ни о поэтических, ни о каких-либо еще!" Август Стриндберг
Внешняя ссылка на социальную сеть
83

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть