6 — 10 Главы

6 глава

— Как это ушел? – я задала этот вопрос уже в третий раз, а девушки отвечали молчанием и потом протянули записку.

Почерк был небрежен но аккуратен, как и его носитель.

Простите, что я вот так ухожу, не сказав ни слова и оставив вас в трудную минуту. Я не могу смотреть вам в глаза и видеть там жалость, ведь это последнее, что я заслуживаю.

Я бросил Николь и убежал, как последний трус. Теперь она скорее всего мертва, а я должен заботиться о вас. Но как я смогу это сделать, если я и о себе никогда не мог позаботиться? Она всегда прекрасно справлялась и сама, но, когда я ей действительно был нужен, я всегда уходил.

Я уверен, вы сможете выжить, и я вам в этом не нужен, ведь я все ровно никого не могу спасти, даже себя…

                                                                    Дориан

Я тупо уставилась на записку, перечитывая ее несколько раз. Он ушел. Просто взял и ушел. Я рассчитывала на него не тогда, когда просила его оставить меня, а тогда, когда просила позаботиться о моей подруге и моей семье, а он просто ушел. Я найду его и зачитаю огромную лекцию под названием «Какой же ты мудак!».

— Он ушел позавчера – сказала Линдси, протягивая мне воды. Я села на диван и осушила стакан несколькими глотками.

— Ладно, оставайтесь здесь, а я его поищу потому, что без него мы никуда не пойдем – заявила я, направляясь к двери.

— Мы все просмотрели. Его нигде нет – отозвалась Джаннет.

Я начала вспоминать его любимые места, но девушки утверждали, что его там не было. Неожиданно мой взгляд упал на пивную кружку, которую выиграл мой отец в одном баре.

— Вы бар проверяли?

Девушки переглянулись и вместе покачали головами.

— Мы скоро будем – пробормотала я, закрывая за собой дверь.

— Дориан, я найду тебя и оторву тебе башку – со злостью проговорила я самой себе, направляясь в один из знакомых мне баров.

Я нашла Дориана в баре, в котором мы любили играть в бильярд. С возрастом мы перестали так хорошо общаться, но я все еще помню, как дружны мы были в детстве.

В баре почти ничего не изменилось, только посетителей поубавилось. И пиво больше не лилось рекой.

Он сидел за стойкой, полностью облокотившись на нее. Рядом на стойке стояло три пустых бутылки виски. Вот он допил четвертую и, отставив ее, плюхнулся лицом на стойку. Видимо, он даже не заметил моего прихода.

— Какого черта? – мой возмущенный голос заполнил все пространство. Дориан пошатнулся и упал со стула от неожиданности. Он стал присматриваться ко мне, моргая.

— Видимо, я слишком много выпил – промямлили парень еле еле.

— Ты бросил их! – крикнула я снова.

Он все еще не мог прийти в себя. Не мог поверить, даже когда минуту пролежал на полу в ожидании, что я испарюсь. Он медленно встал, хватаясь за стул и стойку.

— Ты… — он протянул руку ко мне, все еще шатаясь. Только, когда он дотронулся до меня, до него дошло, что я все-таки реальна. Он мгновенно сжал меня в объятьях, что-то всхлипывая мне на ухо.

— От тебя несет – возразила я, отталкивая его.

Он начал, что-то бормотать, но я ничего не могла разобрать. Жалкая была картина. Его грязные волосы торчали в разные стороны, теперь потеряли свою сексуальность, впрочем, как и его красное лицо с распухшими от слез глазами. Он еле мог ходить, поэтому мне пришлось тащить его до дома и уложить его на кровать. Парень что-то яро пытался сказать, он жестикулировал и кричал, но ни слова разобрать было нельзя. Джаннет была шокирована таким его видом и сразу удалилась. Вот и прошла ее любовь, но только радости я не чувствовала.

Я потеряла свой шанс. Точнее мы все потеряли его. Я хотела вернуться к группе Грэгора, но теперь мы опоздали, и вряд ли я смогу найти дорогу к их убежищу. Когда меня везли туда, мне на голову надели мешок, а дорогой обратно я была слишком занята своими мечтами, что не замечала дорогу.

Я присела на край своей кровати, где Дориан спокойно посапывал, укутавшись в одеяло. Он был так расслаблен. Никакой обороны, никаких язвительных шуток, никакой фальши. Я невольно улыбнулась, залюбовавшись на его мирное дыхание. Я злюсь, что мы все упустили хороший шанс жить более или менее нормально из-за него. Злюсь, что он бросил мою лучшую подругу в такой период, где все трещит по швам. Злюсь, что он не выполнил свое обещание найти мою семью.

Уже в который раз он делает какие-то поступки, которые вредят остальным, особенно мне. И я каждый раз осуждаю его, сержусь. Но есть ли в этом смысл? Он чертов эгоист и всегда им был. Он всегда думал о себе и поступал именно так. Так почему же я, все еще злюсь за то, что он таким является? Может, где-то внутри меня растет надежда, что когда-то я смогу исправить его, поменять его. Но пора уже признать, что он вряд ли станет другим. Так что мне остается, либо глупо надеяться на чудеса, либо принять его таким, какой он есть. Но есть еще один вариант, наверное, самый разумный – навсегда выгнать его из своего сердца и закрыть на замок дверь. Ведь он все ровно никогда даже не открывал ее, хотя ключик всегда был у него в руках.

— Похмелье – жалобно простонал Дориан, беря стакан воды.

Он жадно проглотил жидкость и потребовал еще. Джаннет как лёгонький ветерок полетела исполнять его желание. От прежнего отвращения к пьяному и сломленному Дориану не осталось и следа. Она умело крутила его вокруг пальца, а он как наивный щенок каждый раз попадался.

— Ты слишком хорошо меня знаешь – он говорил серьезно, хотя целое утро язвил на счет своей головной боли. Мы были одни в комнате, и он, наконец, решил поговорить серьезно.

— Да, но было нетрудно догадаться — прокомментировала я с менее веселым настроением.

Я целую ночь корила судьбу за то, что упустила шанс вернуться к группе Грэгори. И почему я так хочу туда вернуться? Понятия не имею.

— Я думал, ты мертва – продолжил он, не замечая моего настроя.

— Я в последнее время часто это слышу.

— Когда они все побежали за тобой, я не знал, что делать. Я просто бежал, не оглядываясь, а когда остановился, понял, что погони нет. Но было уже поздно… Я вернулся, чтобы найти тебя, но никого не было – он перевел дыхание, сомневаясь, стоит ли говорить, но когда опять посмотрел на меня продолжил – Я начал корить себя за все. За то, что вел себя как мудак, за то, что отвергал тебя так часто, за то, что оставил тебя… Черт, я и не думал, что ты так много для меня значишь.

Он провел своими руками по волосам с мучительным видом. Раньше я бы уже бросилась к нему, только что бы стереть эти страдания с его лица, но сейчас… У меня не было совершенно никакого желания его жалеть.

— Все в прошлом. Не стоить себя винить за то, каким ты был ранее. Прошлые действия теперь не имеют никакого значения. Но все же не стоило покидать Линдси и этот дом.

Он молчал, не в силах смотреть на меня. Я слышала шаги Джаннет, поэтому я встала и шла уже к двери, когда остановилась и взглянула на него. Он был столь раним сейчас. Его глаза бродили по комнате, ища ответы, подсказки на какие-то вопросы в его голове, но все было тщетно.

— Мир дал нам отличную возможность начать всё заново. Теперь все зависит от тебя, так действуй. Стань, наконец, тем человеком, которым ты хочешь быть – на этих словах я покинула свою комнату. Думаю, они были адресованы не только ему.

— Ты хочешь вернуться к тем парням, которые похитили Линдси и чуть не убили меня? — Дориан пришел в бешенство, когда я рассказала ему про группу Грэгори. Он всё метался по комнате, крича на меня за мою наивность.

— Как ты можешь им доверять? Они пытались тебя убить!

Мое терпение лопнуло, хотя я столько времени пыталась его переубедить.

— Я убила их. Тех, кто хотели нам зла, а одному глаз выколола. Так что теперь в той группе не осталось людей, которые хотели бы причинить мне вред. По крайней мере, теперь они меня бояться.

Дориан стоял шокированный, как и девушки. Джаннет прикрыла рот рукой от удивления. Я не хотела, чтобы так резко получилось, но по-другому никак.

— Нам нужно общество. Там люди, безопасное место и хороший лидер. Так почему бы не попытаться вернуться к нормальной жизни?

Парень еще долго и томно на меня смотрел, а потом резко развернулся и вышел из дома.

Что же мне делать? Как их убедить? Я села на диван в своей гостиной и оперла голову на руки. Ко мне подсела Линдси.

— Он образумиться, и мы попытаемся найти ту группу. Просто дай нам всем время – она нежно обняла меня за плечи.

Я прильнула к ней и еле сдержала слезы. Как мне ее не хватало. Черт, да мне всех не хватает. Мамы, постоянно бранившей меня за очередную неудачу, сестры, которая постоянно со мной дралась, назойливых одноклассников, которые так любили вывести меня из себя ради забавы. Не хватает нормальности и обыденности, пусть я раньше жутко хотела вылезти из этой рутины.

Я вздохнула и направилась к Дориану, чтобы еще раз с ним поговорить. Нужно было дать ему время, но я не хотела ждать. Терпение никогда не было моей сильной стороной.

Он направлялся к дому в конце улицы. Там, где мы впервые встретились после того, как проснулись от этого дурацкого сна. И вдруг, вспомнив про него, во мне заиграло любопытство. Что ему снилось? Раз сон был отражением наших мечтаний, то, о чем же мечтал он?

Дориан зашел в двери, а я рванула за ним. Я окликнула, но он не ответил.  Парень зашел в двери спальни и остановился в проеме. Я последовала за ним и также застыла на месте.

— Где она? – тихо прошептал парень сам себе.

На кровати, где раньше лежала пожилая бабушка, теперь было пустое место. Она исчезла. Прямо как моя мать.

7 глава

После короткого обыска всех ближайших домов мы выяснили, что люди, которые раньше спали, либо проснулись и ушли куда-то, либо таинственным способом исчезли. Вся сложившееся ситуация пугала меня и раньше, но сейчас мой страх перешел на новый уровень.

Мы сидели в моем доме и ели суп, который приготовила Джаннет. Тот факт, что мир вокруг сходит с ума, совсем не страшен, когда держишь ложку над этим странным супом и думаешь над тем, что же Джаннет подмешала туда. Но я переборола страх и попробовала. Вкус был необычен, но приятен.

— А ты все-таки на что-то способна – сказала я девушке, которая ответила мне испепеляющим взглядом. Она кружилась вокруг Дориана, будто пчелка, и все спрашивала нравиться ли ему ее блюдо. Ну конечно, нравиться, ведь она использовала суп из банки.

Дориан коротко ей отвечал, но его сознание было не здесь. Он раздумывал над чем-то, то расслабляясь, то опять напрягаясь. Я сглотнула и начала неприятную для нас тему:

— Думаю, нам следует убираться отсюда – проговорила я медленно, так что бы не спугнуть Дориана. Он взглянул на меня туманным взглядом.

— Мы можем попытаться найти группу Грэгори – продолжала я, не замечая его недовольства.

— А ты не боишься выходить туда? – спросила с тревогой Линдси.

— Оставаться здесь в одиночестве тоже небезопасно. Я понятия не имею, что происходит, но, думаю, в обществе нам будет намного комфортней.

Тишина опять поглотила комнату. Мне нужно их согласие. Без них я никуда не уйду, но оставаться здесь я тоже не намеренна. Всё напоминает здесь о нашей прошлой жизни. Но я чувствую нутром, что ее уже не вернуть, и всё не будет как раньше. Мое сердце разрывалось от одной только мысли, что я могу покинуть свой дом навсегда. Но оставаться здесь, привязанной к этому месту, когда все вокруг рушиться, тоже нельзя. Мне нужно двигаться вперед, нужно что-то делать, а не сидеть и ждать, когда настанет чудо. Я не знаю, где моя семья и, может, никогда и не узнаю, но вот, в чем я уверена. Моя мать, сестра и мой отец будут только рады, если я попытаюсь, что-то предпринять, чтобы выжить. Так как скоро, если мы останемся одни, нам будет несладко. Еда в магазинах рано или поздно закончиться, электричество отключиться, что говорить уже о болезнях, ведь никто из нас не силен в медицине. Если мы будем с людьми, всё будет намного проще. Всё будет походить на нормальную жизнь.

— Я согласна с тем, чтобы вступить в группу Грэгори. В команде нам будет проще пережить какие-то несчастья. Ведь всё возможно – после минуты молчанья подала голос Линдси.

Джаннет тоже кивнула, глядя на реакцию Дориана. Он молча посмотрел на меня и произнес лишь одно слово.

— Да.

Мы шли по абсолютно пустой трассе, где раньше было полно машин. Сейчас абсолютная тишина. Ни звуков двигателя, ни шума сирены, ни криков водителей. Тишина. Мы шли также молча, подстраиваясь под окружающую среду.

— Ты уверена, что вы ехали по асфальту всё время, не сворачивая на просёлочные дороги? – спросила Джаннет с умным видом. Я покосилась на нее тяжелым взглядом.

— Уверена, я бы задницей почувствовала в прямом и переносном смысле – рявкнула я на нее. И почему она не исчезла как другие?

Мы с Линдси болтали о том о сем, позабыв о неприятностях. Джаннет что-то рассказывала Дориану, который опустив голову вниз, молчал всю дорогу до мотеля.

— Давайте переночуем здесь. А завтра пойдем дальше – предложила я, обращаясь более к парню, так как девочки и так меня поддерживают. Он одобрительно кивнул.

Я вошла в пустой мотель. Нагло взяла ключи от двух номеров и бросила один Джаннет.

— Мы с Линдси будем в соседнем – сказала я и направилась в номер.

 Дориан ошарашенно глядел в мою спину, не ожидая того, что я сама подтолкну его к совместной ночевке с Джаннет.

— Ты понимаешь, что ты только что буквально бросила Дориана в лапы Джаннет! – вскрикнула Линдси, входя в комнату.

— Понимаю. Он взрослый мальчик, и сам в состоянии решать за себя. Если она ему нравится, то пусть будут счастливы – ответила я с большим безразличием, чем ожидала.

Подруга встревоженно посмотрела на меня. Но быстро отвела взгляд и направилась в душ.

— Я найду нам что-нибудь поесть – бросила я ей через дверь и вышла.

Когда я спускалась по лестнице в холл мотеля, я столкнулась с Дорианом. Он тупо смотрел на прилавок со спиртным за барной стойкой. Он даже не моргал, глотая глазами жидкость в бутылках.

— Может записать тебя в клуб анонимных алкоголиков?

Он развернулся и стал молча глядеть на меня.

— У меня всегда были проблемы с алкоголем – просто ответил он. Это правда, каждый раз, когда он употреблял что–то, ничего хорошего не происходило. Пару раз я даже тащила его на своих плечах домой из местного бара, так как он подрался с каким-то мужланом. Он всегда умудрялся убедить всех, что он совершеннолетний, чтобы ему продали алкоголь, а вот мне всегда с этим не везло.

— Ты переменилась – перевел он тему. Мои брови сошлись на переносице.

— Почему? – спросила я, сажаясь на стул рядом с ним.

— Когда вернулась от Грэгора. Ты стала более безразличной… ко мне – он полностью повернулся ко мне, глядя на меня своими светло голубыми глазами. Он не отводил взгляд, как делал раньше, когда дело доходила до наших с ним отношениях. Но я не выдержала и отвернулась первая.

— Может да, а может и нет. Сейчас время другое – только сказала я. Он нахмурился и придвинулся ближе.

— Николь, что с тобой случилось? Что они сделали с тобой? – его голос был умоляющим, что я повернулась и решилась на него посмотреть. Он тревожился, серьезно тревожился. Таким серьезным я его никогда не видела.

— Ничего. Просто мир вокруг перевернулся, а тем, кто живет в нем нужно подстраиваться. Перемены происходят всегда. Ледниковые периоды, Глобальное Потепление. Жизнь меняется, а существа всегда идут в ногу с ней. Так и мы сейчас. Настали перемены, значит, и мы должны меняться. Иначе мы просто вымрем как мамонты и динозавры. А я хочу выжить, – проговорила я медленно, вглядываясь в него.

— А что делать мне? – тихо прошептал он. Я отпрянула. Что-то в тоне его голове оборвалось и ударило меня словно током.

— Я не знаю – промямлила я, не зная, что и сказать, но позже я взяла его руку в свою и продолжила – Дориан, главное мы вместе. Мы справимся со всем. Но нам всем нужно быть сильными, чтобы пройти через это вместе, не отставая друг от друга.

Он улыбнулся тусклой улыбкой и больше не говорил ни слова. Я стала подыматься со стула, чувствуя неловкость между нами. Но он схватил мое запястье, когда я уже начала отходить от стойки.

— Ники – он резко встал и прильнул ко мне настолько быстро, что я даже не заметила, что его губы уже впились в мои. Это был жаркий и трепетный поцелуй, который с каждой секундой перерастал во что-то большее. Его руки крепко прижали меня к себе с неведомой силой. Он будто хотел притянуть меня и поглотить полностью. Я понятия не имею, как далеко мы бы зашли, если бы не Джаннет.

— Что это?! – кричала девушка не своим голосом. Мы отшатнулись друг от друга. Она стояла с открытым ртом в шоковом состоянии, метая взглядом то на меня, то на Дориана. Парень замялся на месте и стал что- то бормотать типа «Это не то, что ты думаешь». Будто он муж, застуканный женой с любовницей. Девушка развернулась на пятках и выбежала из мотеля.

— Стой! Куда ты? – крикнул ей Дориан.

Он стоял на месте еще пару секунд, раздумывая над следующим шагом. Я тихо ждала, когда же он примет решение. Он поднял глаза на меня и прошептал настолько тихо, что я еле могла слышать.

— Я должен.

Он сорвался с места и побежал за Джаннет, оставляя меня в одиночестве и в полном замешательстве с осколками моего сердца в руках.

Я твердо решила выкинуть его из своей души. Он столько времени играл моими чувствами, что сегодняшний вечер стал последней каплей. Он говорил мне такие вещи с жалобными глазами, целовал меня страстными губами, возродил надежду в моем сердце, а потом растоптал ее, кинувшись в погоню за ней.

Я сидела и лила скотч в свой бокал. Напиток был крепким, но именно это мне сейчас и нужно.

Пора оставить свои чувства к нему в прошлой жизни и начать новою. С чистого листа и с чистым сердцем. Я говорила ему это, но сама пока не принимала свои же собственных слов. Но теперь я решилась. Он больше не имеет какое-либо влияние на меня. Я стану сильнее, выкину его образ как парня из своей головы. Он просто друг, просто один из группы. Я больше не позволю ему смягчить меня. Не позволю бить мое сердце одиночными ударами. Время слабости прошло.

Мы снова в пути. Я и Линдси шли впереди, а Дориан с Джаннет позади. Парочка мило щебетала, а мы с подругой тихо разговаривали о своем, пусть мои мысли летали где-то в облаках. Но толком я ни о чем не думала. Я просто была в трансе без мыслей и без чувств. Но потом мы остановились.

Дорогу перекрывало огромное поваленное дерево. Без понятия, какой должен был быть ветер, чтобы вырвать с корнем такую громадину. Люди вокруг меня удивились шокированными возгласами. Но я была в смятение. Это снова не было нормальным, как и то, что почти все люди заснули летаргическим сном.

Я свернула и побрела по лесу. Все начали протестовать, но меня тянуло оказаться в центре обычной первозданной природы. Побыть первобытным человеком, когда тебя окружали одни деревья и животные, и встретить таких же людей, как и ты, было чудом. Мы отошли вглубь леса, но шли вдоль дороги. Хорошо, что в летнем лагере я училась, как быть, если ты потерялся в лесу. Я стала пробираться через заросли кустов, когда обнаружила старую хижину. Я подняла голову и осознала, что еще один день подошел к концу. Начало смеркаться.

— Можем остаться здесь. Джаннет устала, да и мы все тоже – подал голос Дориана.

Я пожала плечами и вошла в домик. Это была старая заброшенная хижина. Все покрылось пылью и паутиной. В средине комнаты стояли один большой диван уже дряблый от старости и стол со сломанными ножками. Также был камин, который не зажигали, наверное, лет сто и дверь, за которой скрывалась одна единственная кровать с матрасом в цветочек. Если здесь кто-то и жил, то он, наверняка, не бывал здесь лет так 30.

Дориан вошел в домик уже с обрубками дерева, которые нашел рядом с дверью. Он стал растапливать огонь, а Джаннет бегала вокруг него, подавая то бумагу, то спички для распалки. Линдси стряхнула старую пыль с девала и села, разгружая сумку с продуктами, которые мы набрали в мотеле.

— Я скоро вернусь – проговорила я и вышла за дверь, провожаемая встревоженными взглядами.

Но никто не окрикнул меня, никто не спросил, куда я иду и зачем. Либо всем плевать, либо никто не хочет показывать заинтересованность.

Я шла, оставляя за собой старые дремучие деревья, обвитые уже пожелтевшей листвой. Холодок пробежал по моей коже, напоминая, что наступает осень, а за ней идет дикая зима. А дикая она, потому что я понятия не имею, как мы переживем холодную зиму в одиночку. Было бы логичней двигаться в более теплые штаты Америки, но смысла я не видела. Тяжело будет везде. И уснувшие, потом пропавшие люди еще не конец несчастий.

Я брела по лесу, не осознавая, как далеко я зашла. Вокруг темнело, и я стала волноваться, что потерялась, пока не увидела огонек, пробивающейся через листву деревьев. Там был костер, на полянке, вокруг которого сидели два мужчины лет тридцати. Они жарили что-то и громко спорили. Я смело зашагала к ним, уже тогда осознавая, что совершаю ошибку.

Я шла к ним навстречу, и подо мной хрустели опавшие листья. Мужчины обернулись и стали разглядывать в полумраке. И тогда я узнала одного из них. Это был Миша. Он также узнал меня, и на его лице расплылась ликующая улыбка.

— Мир тесен – отозвался он с насмешкой. Мое сердце сжалось, когда он прищурился на меня одним своим глазом, так как один я ему выколола. Второй мужчина с густой бородкой спокойно сидел возле костра, пока Миша поднимался на ноги.

— Что ты здесь делаешь? – спросила я его, впервые подавая голос с нотками насторожённости.

— Наша группа распалась – коротко ответил он. Я отшатнулась.

— Почему? – мое любопытство было сильнее насторожённости и призывов мозга делать отсюда ноги.

— После твоего ухода мы еще раз делали вылазку на этот раз, чтобы оглядеть дальнейшие окрестности. А когда приехали, наша база горела пылким пламенем. Грэгори кинулся спасать выживших, но нигде никого не было. Будто все люди исчезли. Многие ребята захотели убраться оттуда, в том числе и я, но Грэгори решил остаться. Мы ушли, а он остался с еще двумя парнями в надежде выяснить, что же произошло – он помедлил а потом продолжил – ну и пусть. Все ровно он ничего не выяснить. Капитан хочет утонуть со своим кораблем.

Моя грудь подымалась и опускалась во время всего его рассказа. Группы Грэгора больше не было, в результате чего нам больше некуда идти. Я почувствовала печаль, что медленно окутывает мое сердце. Мне стало жаль себя и моих друзей, ведь мы потеряли надежду найти общество. Но еще больше мне стало жаль Грэгори. Он был их лидером, и я видела в его глазах, что это было важно для него. Теперь он потерял свою базу, своих людей.

— Но это к лучшему. Его здесь нет, что бы остановить меня. Что бы контролировать меня. Но есть ты. Одна, ночью, в лесу. Думаю, на этот раз шансов побороть меня намного меньше – прервал меня Миша.

Я засмеялась.

— Мы опять пришли к этому? Ты уже в который раз собираешься покончить со мной? Так и не выучил урок, да? – мой голос не дрогнул. Он звучал уверенно и твердо, и это придало уверенности мне.

Я уже побеждала его раньше и сейчас проигрывать не собираюсь. Но потом резко второй мужчина встал и вытянул из сумки ружье. Моя уверенность улетучилась с ветром, когда он направил дуло в мою сторону.

— Я извлек урок. Теперь я подготовился – хитро улыбнулся Миша, показывая звериный оскал.

Я стояла как вкопанная, смотря прямо на дуло ружья. Холодок побежал по моей коже, но не ушел, а остался, окутывая мое сердце. Миша начал двигаться, медленно без спешки. Он подошел ко мне все еще с улыбкой на лице и резко ударил в живот. Меня оттолкнуло назад с острой болью в животе. Я согнулась и решилась бежать, но выстрел и пуля рядом с моими ногами остановили меня.

— Мы еще не закончили, милочка – прошипел Миша и накинулся на меня, но я удачно увернулась от него.

Рой мыслей кружил в голове, но не единого выхода из этой ситуации я не нашла. Мужчина опять бросился и, схватив мою руку, начал валить меня на пол. Я пыталась высвободиться из его хватки, но сил не хватало даже на то, чтобы причинить ему вред. Он повалил меня на сырую землю и сел на меня сверху, давя всем своим немалым весом. Он сразу схватил мои руки и завел вверх, помня, что я могу схватить что-то с пола и бросить в него. Он жестоко обрушил на меня несколько ударов по лицу. Потом встал и окинул меня хищным взглядом. Мужчина с бородкой и с ружьем стоял над моей головой без каких-либо эмоций на лице.

— Что я тебе сделала? – крикнула я, глядя на мужчину. Он просто пожал плечами и навел ружье на меня.

— Нет, я хочу, чтобы она страдала – проговорил Миша сквозь зубы. Тогда откинув ружье назад, мужчина стал пинать меня ногами вместе с Мишей. Каждый новый удар был с новой силой. Я свернулась калачиком, защищая живот как могла. После пары минут Мише надоело это, и он поднял меня за шкирки.

— Ты поплатишься за смерть моих друзей и за мой глаз – процедил он и направил свой кулак в мой нос. Я услышала хруст, думая о том, что мой нос сломан, и упала, отползая назад. Мое тело ныло, а мозг отказывался искать выход. И когда Миша стал приближаться, я услышала голос.

— Не тронь ее!

Дориан стоял в лесу в полной темноте, и только свет от огня освещал его суровые черты. Он устремил свой взгляд на Мишу и нацелил ружье, найденное на полу. Мужчина сразу отошел от меня с поднятыми руками.

— Сбежавший трус, я помню тебя – медленно с ухмылкой сказал Миша.

Я стала ползти в сторону Дориана. И тогда он обратил на меня внимание. Его глаза округлились от ужаса, увидев меня.

— Николь, ты в порядке?

— Нет, она не в порядке – ответил за меня Миша. Я заметила, что он стоял уже ближе, чем прежде. Я начала подыматься, но тело не слушалось меня. Мне стоило больших усилий, чтобы разговаривать ведь каждый звук, вышедший из моего рта, отдавал пульсации в мой живот.

— Дориан, жми курок – я сглотнула, придавая своему голосу последние силы – они не отступят.

Я увидела в глазах Дориана сомнение, когда он смотрел на меня. Он отвлекся на меня, и Миша воспользовался этим, быстро двигаясь к нему. Но он не успел сделать и пары шагов, как меткая пуля пронзила его грудь. Мужчина с ужасом упал на спину, вдыхая последний воздух. Другой стал убегать, но Дориан перевел ружье и выстрел еще раз, попадая в спину второму мужчине. Тот упал замертво.

— Я больше не повторю своей ошибки – проговорил Дориан, опуская ружье и кидаясь ко мне.

— Ты как? – он опустился на сырую землю рядом со мной и сжал меня в объятьях.

— Меня пытались убить…снова – прошептала я, уткнувшись в его плечо. Я чувствовала, что слезы радости подступали к моим глазам. За такой короткий срок меня пытались убить уже более пяти раз. Я подавала короткие всхлипы и прижималась еще ближе к парню, который спас мою жизнь.

— Я больше не позволю этому случиться – твердил он более самому себе, чем мне.

Он отстранил меня от себя, что бы заглянуть в мое лицо и продолжил:

 – Николь, я совершал много ошибок, но самая большая эта та, когда ты попросила меня тебя оставить, и я ушел. Теперь я не намерен оставлять тебя. Я никогда не уйду, даже если ты будешь молить меня об этом – его глаза впивались острым взглядом в мои так, что я боялась пошевелиться.

Его тон никогда не был таким серьезным и решительным. Обычно он всегда разговаривал в своем легком шутливом стиле, но с тех пор как все рухнуло, он переменился. Его лицо теперь наполнилось силой и упорством, и я не смела ему противоречить. Я слабо кивнула и стала немного передвигаться, когда острая боль сжала мой живот. Я скрутилась и выдала заглушенный стон, но Дориан не опустил свои руки с моих плеч. Он поднялся и начал помогать мне встать, но от боли в животе и легкого сотрясения мозга от сильного удара Миши я не могла идти. Тогда он взял меня на руки и понес в лес, держа в зубах фонарик. Моя голова упала на его грудь, и я медленно погрузилась в сон.

Спустя день я уже немного пришла в себя, и боль потихоньку отходила. Дориан и Линдси позаботились обо мне, обработали раны и даже нашли мазь для моих ушибов и гематом. После такого отдыха и лечения мы все же решили все обсудить.

 — Куда же мы теперь направимся? – Линдси была встревожена моей историей о том, как я познакомилась с этими парнями и, о том, что Дориан сделал с ними. Все время моего рассказа он молча стоял в углу, кидая на меня беглые взгляды, а потом опять переводил взгляд в ночь.

— Я не знаю, но я все еще намерена найти Грэгори. Он хороший лидер, нам такой человек нужен. Так что завтра на рассвете предлагаю отправиться дальше – уверенно ответила я.

Линдси стала задавать кучу вопросов, которые меня быстро утомили.

— Я устала, давайте пойдем спать.

Я резко оборвала расспросы Линдси и пошла в комнату, чтобы лечь на кровать. Но спустя короткое время, когда девочки уже улеглись на диван в другой комнате, ко мне пришел Дориан. Он лег и ближе придвинулся ко мне так, что я почти упиралась в стенку.

— Я хочу знать, что ты сделала тому мужику, что он избил тебя – тихо прошептал Дориан мне на ухо. Его рука покоилась на моем берде, что сильно согревало меня и в тоже время тревожило.

— Я убила его друга, а потом дважды побеждала его в боях. Понятия не имею как, но я всегда выходила победителем, и он решил отомстить – так же тихо проговорила я.

— Николь, что произошло там? Почему ты так яро хочешь вернутся к тому Грэгори? Что ты не договариваешь?

Его тон заставил меня обернуться. Я легла к нему лицом и впилась прямым взглядом в его глаза, заставляя его поверить мне.

— Я ничего не скрываю. Мне понравилась та группа, не смотря на этих двоих. Мы все должны держаться вместе, поэтому я и хочу вернуться туда.

Он медленно кивнул в знак согласия и несмело положил свою руку на мою.

— Я верю тебе. Раз ты считаешь, что так будет лучше, то мы отправимся туда и найдем того загадочного вожака, который так сильно заинтересовал тебя.

После долгих поисков, мы все-таки нашли тот самый участок, где я жила некоторое время. Но дом был сам на себя не похож. Выгоревший газон, разваленные стены и выбитые окна – все это больше напоминало пустырь, а не убежище.

Но кто-то нашел это место раньше, чем мы. Из руин дома доносился крик, больше похожий на стон. Внезапно из дверного проема, где самой двери не было, выбежал молодой парень. Он бежал, держа в руках банки с едой. За парнем из дома выбежал Грэг. Он был в грязной одежде, исхудалый и уставший. Сзади на него набросились два мужика и повалили его на землю. От этой сцены мое дыхание остановилась, и я рванула с места. Хорошо, что Дориан прихватил с собой винтовку Миши, иначе бы я не справилась с этими мужчинами.

— Отстаньте от него! – крикнула я, направляя винтовку в одного из мужчин.

— Нам всего лишь нужна его еда. Мы не хотели проблем – промямлил один из них, поднимая трясущейся руки вверх.

— Бросьте сумки и проваливайте отсюда – я старалась сделать свой тон как можно тверже, и видимо, у меня это получилось. Мужчины бросили все пакеты и сбежали в лес. Как только они скрылись из поля моего зрения, я подбежала к лежащему на земле Грэгу.

Его глаза еле клипали, а дыхание было почти незаметным. Я перевернула его на спину и положила его голову себе на колени.

— Грэг. Ты как?

Его ответом был сильный кашель.

— Найдите в доме воду. Ну же! – я обратилась к моим друзьям, которые все время стояли в стороне. Но им не пришлось трудиться. Из дома выбежала та девушка, которой я помогла в первые дни. Это была Кэрол. Она бежала со стаканом воды и протянула его мне, не говоря не слова.

Я кивнула в знак приветствия и стала поить парня водой. Половина разлилась по его лицу, но ему все-таки стало лучше. Кашель прекратился, и Грэг спокойно закрыл глаза, погружаясь в сон.

— Что с ним? – спросила я у девушки.

— Он долгое время не ел и не спал, все пытался отстроить это место. Нужно отнести его на кровать в дом.

Я кивнула и начала подымать его. Но даже с помощью Кэрол я не смогла сдвинуть его с места.

-Хей, Дориан, может поможешь? – крикнула я ему злобно. Его заторможенность всегда меня бесила.

Парень нехотя подошел и помог нам отнести Грэга на кровать.  Дом полностью не сгорел, но повреждений было достаточно, чтобы убраться отсюда.

— Почему вы не ушли? – обратился Дориан к девушке.

— Грэг не мог оставить это место. Это его дом. А я не могла оставить его – Кэрол с грустью посмотрела на спящего Грэга. Я заметила, что-то в ее взгляде. Нежность и, может быть, даже любовь.

— Все остальные ушли? – это был мой вопрос. Я не верила, что все сбежали.

— Нет, остались еще пару людей, но сейчас они в городе ищут пищу.

— Хорошо, ну а сейчас давайте выйдем. Пусть он отдохнет.

Грэг впился губами в стакан и хлебал воду. Я сидела напротив на стуле и молча улыбалась.

— Ты вернулась – это было первые его слова, и почему-то его голос подбодрил меня.

— Да, я здесь.

— Почему?

— Ну, я же обещала вернуться, не так ли?

Он улыбнулся той редкой улыбкой, которая показывала его радость, а не оскал. Я кивнула в сторону мыски с водой и пары вещей на стуле.

— Тебе нужно привести себя в порядок. А то запустил себя, что страшно смотреть – я старалась его не разглядывать, но ему было лучше, чем вчера. Темные круги под глазами исчезли, и цвет кожи порозовел.

— Спасибо, что спасла меня – его глаза стали светлее, когда он говорил это. Наверняка, это стоило ему многих усилий. Такой гордый тип, как он, не всегда произносит благодарности.

— Ты принял меня в свою группу после того, как я убила двоих твоих парней. Ты помог мне, а теперь я возвращаю долг.

— Ты сама себя спасла, Николь. Я ничего не сделал.

— Переодевайся и выходи на улицу – сказала я после короткой паузы и уже хотела выходить из комнаты, когда парень позвал меня.

— Я рад, что ты здесь – только сказал он и стал умывать свое лицо.

Эти слова были не громкими, но они ясно застыли в моем разуме. Я невольно улыбнулась, осознавая, что я тоже рада вернуться.

8 глава

Он действительно красивый. Эта мысль вертелась в моей голове, когда Грэгори вышел из дома и присоединился к нам на спаленной лужайке. Он начал что-то обсуждать с нами, но все его слова проходили мимо моих ушей, так как я была сосредоточена на поглощении его образа.

Он где-то взял белую рубашку несмотря на то, что все вещи в доме были либо ссажены, либо далеко не чистые, но эта рубашка была снежно-белая, что четко подчеркивало его мускулистую статуру. На его лице красовалась щетина, что придавало ему еще больше сексуальности. Когда он посмотрел на меня, в его глазах заплясали отблески утопающего солнца, но пинок со стороны Линдси разрушил всю красоту момента.

— Ник, на что ты уставилась? – слишком громко сказала подруга, удивленно смотря на меня. Все обернулись и уставились на меня, что заставило меня покраснеть как маленького ребенка. Никогда не любила аудиторию, а особенно, когда все смотрели в мою сторону.

— Я думал, ты захочешь вставить свои пять копеек – вмешался Грэг.

— Эм…о чем вы говорили? – это было единственное, что я могла сказать, так как не услышала ни единого слова из всего разговора.

— Чем же ты была так занята? – это был голос Дориана. И он явно был чем-то недоволен. Парень сидел напротив меня и осуждающе глядел. Я проигнорировала его реплику и посмотрела на Грэга. Дориан часто игнорировал меня, пора мне отплатить.

— Мы говорили о том, куда дальше отправимся. Я предложил отправиться к ближайшей ферме и остаться там. Мы сможем обустроиться, выращивать овощи, завести скот. Я знаю даже одну ферму, где есть мельница и солнечные батареи – Грэг, видимо, также его проигнорировал.

— Это отличная идея. Пойдемте! – я резко вскочила.

— Куда ты так спешишь? Мы должны дождаться моих людей – с удивлением ответил Грэгори.

— Окей, тогда давайте ждать – и я так же резко села обратно.

Все опять посмотрели на меня удивлённые моим странным поведением. Не знаю почему, но меня снова бросило в жар, и я начала вытаскивать еду из своего рюкзака. Но все еще до сих пор смотрели на меня.

— Да что вы вылупились? Я есть хочу – тут мои зубы жадно схватили шоколадный батончик, а мой рот стал нервно заглатывать пищу.

Мне было как-то нехорошо. Но ничего не болело, я просто чувствовала какой-то дискомфорт особенно в компании Грэга и Дориана. Они опять стали обсуждать что-то, чего я опять-таки не услышала.

Весь вечер я глядела на Грэга, а точнее на его рот, который так искусно владел речью. Он что-то говорил, и только от одного звука его голоса меня завораживало. Теперь я поняла, почему меня так тянуло вернутся сюда. Я просто соскучилась за Грэгори. Пусть мы и мало знакомы и мало общались, но он сразу мне понравился, и я поняла, что таких людей как он терять не стоит. К тому же он реально красив.

Потихоньку все разошлись спать и остались только я и Грэг.

— Как ты создал все это? – подала голос я за долгое время, обводя всё взглядом.

Он загадочно улыбнулся и начал свой рассказ.

— Я рос одиночкой. Единственный человек, который растил меня — это был мой дед. Он был старой закалки с жесткими режимами и дисциплиной. Но именно он сделал меня мужчиной. Когда мне выполнилось 14, я устроился на свою первую работу, чтобы хоть как-то самостоятельно обеспечивать себя и помогать деду. Он умер, когда мне было 17. Тогда-то и началась моя взрослая жизнь, хотя до этого я был жутко проблемным ребенком. Но мои проблемы с законом не закончились. Я создал шайку и стал главным. Мы делали много плохих вещей, о которых я сожалею – он запнулся, но когда заметил, что я внимательно смотрю на него, как-то успокоился. Я не осуждала его. Без родных невероятно трудно, теперь я это понимаю.

— Ну, так к чему я веду. В моей жизни никогда не было чего-то стоящего. Не было того, чем бы я гордился. Когда произошел весь этот бред со сном, ко мне пришла моя группа. И тогда я решил создать всё это. Это то, что я сотворил своими руками, место, куда люди могут приходить за помощью и убежищем. Этот дом – единственное, что было важно в моей жизни, и что давало ей хоть какой-то смысл, ведь во мне нуждались люди – он глубоко вздохнул и посмотрел на меня.

Я не осуждала его. Все, что было раньше уже не важно. Он был так расстроен из-за того, что дом разрушен, что я не смогла сдержать свои порывы. Я встала и присела рядом с ним. Потом моя рука потянулась к его, и я крепко ее сжала.

— Ты считаешь себя не нужным, но ты не прав. Ты помог всем тем людям. Ты, грубо говоря, спас им жизнь. Всё, что ты делал в прошлой жизни, уже не важно, теперь ты другой. И ты нужен нам, ты нужен мне.

Его огромные темно-карие глаза смотрели на меня с такой благодарностью, которой я никогда не испытывала в своей жизни. Мои слова сильно повлияли на него, и я была счастлива, что смогла хоть как-то успокоить его уныние.

 Он сжал мою руку в ответ и придвинулся ближе. Я чувствовала его теплое дыхание на своей коже и жар от его руки. Он постепенно наклонялся все ближе ко мне, а я не смогла даже пошевелиться в ожидании того, что будет. Мы смотрели на губы друг друга, и оба явно желали одного и того же. Еще несколько сантиметром, и наши губы соприкоснулись бы, если бы нам не помешал Дориан.

— Твои люди вернулись – голос Дориан жестоко разбил нашу близость.

Грэг быстро отодвинулся от меня и встал.

— Спасибо, что сообщил – в его голосе была нотка раздраженности, но он сразу же ее скрыл – завтра утром отправимся на ферму.

На этих словах он обернулся ко мне и кивнул в знак прощания, направляясь к дому и людям, что стояли рядом.

— Так вот, почему ты так хотела его найти – тихо сказал Дориан, подлаживая ветки в костер и усаживаясь рядом со мной.

— Он хороший лидер, и он поможет нам найти безопасное место, что бы выжить – только ответила я.

— Ох, эту песенку я слышу давно. Может, ты, наконец, признаешься, что он просто тебе понравился, а не будешь рассказывать нам сказки – его слова были резкими.

— Даже если так, что тебя не устраивает?

— Ты просто гребанная эгоистка, которая потащила нас всех неизвестно куда только потому, что ты запала на какого-то мужлана.

— Что? Думаешь, мне было легко покидать свой дом? Нет, но я прекрасно понимаю, что люди должны держаться вместе в таких опасных и непонятных ситуациях, и именно этот мужлан сможет уберечь нас.

— Я тоже могу уберечь нас. Разве я не доказал тебе это?

Я рассмеялась, подавляя свою злость на него. С каких пор он стал таким ответственным?

— Ты спас меня всего лишь один раз, и я тебе очень благодарна за это. Но ты никогда не отличался лидерскими качествами, и ты, в конце концов, такой же эгоист, как и я. Нам нужен сильный человек, за которым мы можем пойти, и кто будет думать о ком-то кроме себя. Прошу прощения, но ты всегда думал только о себе.

Мои слова задели его. Его лицо исказилось не от злости, а от боли, что я ему причинила своими словами. Но я не жалела, потому что все мои слова были правдой.

Он быстро встал и ушел в темноту.

— Отлично.

Мне не хотелось задевать его, но он меня вынудил. К чему вообще было устраивать этот разговор?

Я встала и также направилась к дому, где нашла Линдси, и легла вместе с ней. Я видела, как Дориан пристроился к Джаннет, а та накинулась на него и заменила ему одеяло.

Вот так всегда. Как только у нас начинались трудности, он сразу убегал к ней. Видимо, некоторые вещи никогда не меняются.

На рассвете Грэгори объяснил всем, куда мы направляемся и показал на карте пункт назначения на случай, если что-то случиться. Мы все отлично себя чувствовали кроме Грэга, от которого буквально веяло тоской. Он покинул дом последним и еще долго оборачивался назад.

— Мы построим новый дом – пыталась утешить его я.

— Да, но это будет по-другому.

— Все меняется, Грэг. Нам нужно лишь только подстраиваться под эти перемены.

Его ответом была грустная улыбка, но я знала, что он справиться с этим. В его характере присутствовала та жесткость, которая не даст ему сломаться.

Он ускорил шаг и вырвался в самый перед, снова приходя в роль твердого лидера. В нем больше не чувствовалось тепла, того что было вчера. Он раскрылся мне, а теперь он снова выстроил эту глупую стену между нами. Но я поняла, что он просто меняется, когда начинает говорить с посторонними. Он не хочет показывать слабость, но тогда почему он показал ее мне. От мысли, что я стала ему ближе других, мне стало приятно.

Через пару миль все почувствовали усталость. Грэг пытался всех подбодрить, но всем было ясно, что надо сделать перерыв. К тому же голод тоже давал о себе знать. А еды почти не осталось.

— Грэг, думаю, нам следует найти немного пищи. Пусть все поотдыхают, а мы пойдем и добудем еду – предложила я, подходя ближе к парню.

— Ты права – он развернулся ко всем и громко объявил – Вы посидите на той лужайке, что на опушке леса, а мы с Николь найдем пищу. А потом отправимся дальше.

Никто не возражал кроме одного. И, конечно же, это был Дориан.

— Я пойду с вами. Двоим не очень безопасно.

— Поверь, мы сможем позаботиться друг о друге – стал перечить Грэг явно раздраженный.

Я поняла, что он хочет еще что-то добавить и догадалась, о чем. Грэга с самого начала взбесило то, что Дориан бросил меня тогда, у магазина. И я прекрасно осознавала, что если Грэг скажет свое замечание, то перепалки не миновать.

— Окей, пошли с нами – этим я оборвала их дальнейший разговор и пошла вперед по дороге к перекрестку.

Сейчас нужно свернуть направо, где находиться небольшой городок. Я знала это, так как была там много раз. В городе есть отличный винный магазин в доме, где жила и работала моя тетя, и она постоянно продавала мне самые старые и вкусные вина. Я хотела найти это место. Может, я кого-то найду. Может моя тетя и дядя все еще там.

А если нет, то я все-таки заберу юбилейную бутылку Джека, которая уже два года стояла на столешнице у тети, и не давала мне покоя, так как я всегда мечтала ее открыть. Но тетя не продавала ее никому, так как ее ей подарил муж в день их помолвки. Что сказать, моя тетка любитель хорошего виски. К тому же дата производства бутылки совпадала с датой их помолвки, поэтому она не открывала ее и хранила ее как сувенир. Но теперь я точно ее заберу.

— Ты хочешь зайти к тете? – Дориан знал, что я никогда не упускала шанса приобрести алкоголь, поэтому точно знал, что каждый раз, когда я еду куда-то, то это к тете.

— Да. Может встречу ее.

Но я ошиблась. Городок был абсолютно пуст. Не было ни одной живой души. Грэгори проверил дома и был явно встревожен тем, что нигде не было спящих.

— В нашем городе тоже такое было. Люди просто исчезли.

Парень нахмурился и пошел в сторону магазина, когда я увидела знакомую вывеску и дом.

— Я на минуту. Буду искать вас в супермаркете – я бросила парням и побежала в сторону магазинчика.

— Хей, погоди я с тобой. Прихвачу пару бутылок для себя – побежал за мной Дориан. Краем глаза я увидела, как фыркнул Грэг, что сильно меня позабавило.

Сначала я осмотрела дом, в надежде найти тетю, но дом был пуст. Тогда я с тоской в душе отправилась в магазин.

Когда я вошла в прилавок, все выглядело как прежде. Множество полок, забитых качественными напитками. Я сразу нашла стойку и ту самую бутылку Джека и улыбнулась.

— Я так и думал, что ты направилась сюда ради нее – Дориан улыбнулся мне той старой озорной улыбкой, которую я давно уже не видела.

— Ты хорошо меня знаешь.

Я схватила бутылку и обняла ее как старого друга. Это было мое воспоминание той жизни, которая блекла с каждым днем, проведенным в этой реальности.

— Эй, а помнишь, ты хотела попробовать ликер. Смотри, стоит последняя бутылка – Дориан указывал на самую высокую полку, где стояла одна единственная бутылка ежевичного ликера. На моем лице заиграла улыбка, и я полезла за ней.

— Может, мне достать? – сказал Дориан, намекая на мой небольшой рост.

— Да пошел ты! Это моя добыча.

— Ну, хорошо. А ты еще говорила, что у меня проблемы с алкоголем.

— Я хоть не отрицаю свои погрешности в отличие от тебя.

И на этой фразе третья полка под моими ногами треснула. Я жестко упала, и все содержимое бутылок полетело на меня. Я сидела в огромном озере из алкоголя, смешанного со стеклом.

Дориан стоял и тупо ржал с меня.

— Теперь ты буквально купаешься в вине – и еще один приступ смеха.

— Всегда мечтала об этом.

Но самое глупое в ситуации это то, что я действительно хотела принять ванну из вина. Вот такие были у меня дебильные мечты.

— Я думаю, твоя тетя бы тебя убила – Дориан все никак не мог успокоиться.

— Это да, хорошо, что ее здесь нет. Черт, эта гребанная бутылка ликера всё еще стоит там – вскрикнула я и начала подниматься, пока не почувствовала резкую боль в ноге.

Дориан подхватил меня, спасая от падения обратно в лужу.

— Блять – я подняла ногу и увидела огромный кусок стекла, что торчал из моей пятки. Я резко выдернула его, и кровь хлынула, как фонтан, будто в артерию попало. Но хоть я и не любила биологию, но точно знала, что никаких артерий в пятке нет.

— Ходить можешь? – смех Дориана прекратился, и его лицо сразу стало серьезным.

Я попробовала ступить на ногу, но резкая боль не позволила мне и пяти секунд простоять.

— Ясно – на этих словах парень подхватил меня на руки и вынес из магазина.

— Что за шум? Что произошло? – к нам навстречу бежал Грэг, а за ним еще какой- то парень.

Когда Грэг увидел меня, он будто побледнел, хотя, может, мне и показалось.

— Ее стремление напиться никогда ни к чему хорошему не приводило – пусть тон Дориана был шутливым, но тревога в его голосе была слышна.

— У нее сильное кровотечение. Нужно проверить рану и перевязать – это был парень, что шел за Грэгом.

— Это Винсент – представил его Грэг – я встретил его в магазине. Парень совсем один.

— Зовите меня Винс – он кивнул и сразу же направился ко мне.

— Можно я погляжу на рану. Я доктор. Правда, не совсем. Оканчивал последний курс, но теперь, видимо, так и не получу диплом.

Я кивнула в знак согласия, а потом коротко рассказала о происшествии.

— И кстати Дориан пойди, пожалуйста, забери все-таки ту долбанную бутылку ликера и бутылку Джека. Не зря же я ногу пробила – закончила я с улыбкой.

Он неодобрительно покачал головой, но все-таки выполнил мое поручение.  В итоге мы шли обратно с пакетами еды и алкоголя. Ну как шли. Парни шли, а я чувствовала себя королевой, которую несут на руках. Было конечно не очень комфортно, потому что моя гордость не позволяла мне показывать слабость, но все-таки было приятно. Видимо, моя лень и нахальство сильнее гордости. Я прижалась к Дориану и, должна заметить, мускулатура у него всегда была на уровне. Но через десять минут пути я почувствовала, что он немного запыхался. Это не удивительно, ведь я не особо худая, целых 60 кг.

— Ладно, Дориан, ты уже устал. Поставь меня, я постараюсь пойти сама.

— Нет — это был самый короткий ответ, что я когда-либо от него слышала.

— Ты мало разговариваешь, а это доказывает, что ты устал. Я не худышка, так что поставь меня.

— Давай ее мне – подал голос Грэг – ты все ровно ходить не сможешь, так что не сопротивляйся.

Дориан заколебался, но все-таки передал меня в руки Грэга. Это был, наверное, единственный случай, когда они не спорили.

— Через двадцать минут отдашь обратно – сказал напоследок Дориан.

— Я вам что — предмет какой-то, что вы так мною кидаетесь? – я стала возмущаться, но поняла, что это бесполезно. Грэг прав, идти было бы очень больно.

Но моя гордость быстро отступила, когда я оказалась в руках Грэга. Я прижалась как можно сильнее, делая вид, что устраиваюсь поудобней, но на самом деле я просто тайно трогала его сильную грудь.

Ох, черт, за последние двадцать минут меня носили на руках два самых горячих парня, которых я знаю за свою короткую жизнь. Видимо, рана на ноге того стоила, и день на самом деле удался.

Грэг был сильным и теплым, а его запах просто взбудоражил меня. От него пахло острыми индийскими специями, что возбуждало меня еще больше. У Дориана был сладкий запах корицы, что создало контраст с острым запахом Грэга.

Блин, эти парни сводят меня с ума. Раньше почему-то я не чувствовала такой притягательности в них, но сейчас, когда я унюхала их запахи, по известной мне причине я возбудилась. Запахи всегда много означали для меня. Это было моим, так называемым, фетишом.

Через двадцать минут я опять перешла в руки Дориана как продажная проститутка, которая бегает по руках.

Но скоро мы подошли к нашей группе, и Джаннет выбежала первая. Увидев меня на руках Дориана, в ее глазах заплясали чертики, что очень меня обрадовало. Никогда не устану бесить эту стерву, хотя это взаимно.

Ферма была намного больше, чем я представляла. Нашей группе из десяти человек было как раз достаточно, чтобы управляться с ней. Она была достаточно далеко от города, но на ней было все, что нужно для жизни. Электричество за счет солнечных батарей и мельницы, домашний скот, что состоял из шести свиней, пары десятков курей, двух коров и даже четырех лошадей. Плюс огромный огород, на котором уже росли овощи, также сад с различными деревьями и, конечно же, огромный дом и сарай. Это был определенно джек-пот.

Никогда бы не подумала, что буду так радоваться, что стану жить на ферме. Все сразу же рванули в дом и стали в очередь, чтобы принять душ. Вода качалась из колодцев, что были разбросаны по всей ферме, так что воды нам всем точно хватит.

Я же вприпрыжку пошла к сараю. Мне было трудновато ходить, но боль немного утихла, и я смогла хотя бы подпрыгивать на носочках, что выглядело, как будто я сошла с ума. Может так и есть. Я всегда ненавидела фермы и все остальные места кроме города. А теперь я собираюсь тут жить и очень этому рада.

Я вошла в сарай и осмотрелась. Здесь полно разных инструментов, которые нам пригодиться. Но, к сожалению, я плохо с ними управляюсь, так как никогда почти ими не пользовалась. Но хорошо, что у моей бабушки раньше был сад, и я хоть знаю, что такое лопата. Я сразу же потянулась к огромному топору. Мне он показался очень большим, и я решила его поднять. Проверить насколько я слаба.

— Вот черт, эта штука весит больше меня – выругалась я сама себе, еле держа топор в руках.

— Ты думаешь, что настолько худая? – это была фирменная шуточка Дориана. Он всегда любил подшучивать над моим весом, так как я всегда была очень критична к своей фигуре. Хотя, на самом деле, я совсем не пышечка, но и не идеал, конечно.

— Советую не говорить девушке о ее весе, когда в ее руках топор, которым она запросто снесёт тебе башку – злобно ответила я, но не смогла сдержать улыбки. Я соскучилась по нашим шутливым перепалкам.

— Ты сначала им замахнись и не урони его себе на ногу.

Дориан стоял в проеме, весь окруженный солнечным светом. Его светлые волосы буквально сияли на солнце, и это всегда меня завораживало и бесило одновременно. Его улыбка смогла бы посоревноваться с самим солнцем на лучезарность. Я улыбнулась от этого вида, когда он подходил ближе.

— Как нога? – проявление его заботы меня умиляет. Но теперь я не таю от него как раньше. Ох, проявляй он ее буквально недели две назад, я бы бросилась ему на шею, а потом сделала бы ему минет, но теперь я не настолько глупа. Наши отношения изменились, мы изменились, я изменилась.

— В порядке. Грэг помог мне ее перевязать.

От упоминания имени парня у Дориана исказилось лицо. Какого черта он его так не любит?

— Что у тебя с ним? Когда он нес тебя на руках, ты будто сияла – он старался скрыть раздражение, но его рука, которая постоянно дергалась, когда он был не в духе, его выдала.

— Ничего. Он добр ко мне, а я к нему.

— Я тоже к тебе добр, причем это было всегда, но ты все ровно по-другому ко мне относишься – его тон стал повышаться.

— Да что ты пристал? Ты вообще с Джаннет, так что засунь свою ревность себе в задницу! – мои нервы тоже не железные. Еще пару таких разговоров, и я просто ему врежу, как давно хотела. И у меня будет тысячу причин, которых я собрала за годы нашего знакомства.

Он отпрянул и начал оправдываться.

— Это не ревность, а любопытство.

— Ну, тогда засунь свое любопытство себе в зад – мне начинает надоедать его поведения. Я уже шла к выходу, когда он схватил меня за запястье и остановил.

— Будь осторожна. Не доверяй ему. Ты знаешь меня всю жизнь, и мне нечего скрывать, а вот его ты встретила недавно, и понятия не имеешь, какой он человек. Может, он вообще в тюрьме сидел за убийство – его лицо выражало полную искренность, что мне самой хотелось ему верить, но он был не прав.

Я хорошо разбираюсь в людях, и всегда была хороша в психологии. Тем более Грэг стал открываться мне, и я уже немного узнаю про него. Я верю ему. Может, я всегда была доверчива, но не наивна. Грэг пусть и не самый лучший собеседник и уж точно не пай мальчик, но внутри он хороший. Я чувствую это.

— Спасибо за заботу, но не беспокойся. Не имеет значения, кем он был раньше, главное, кто он сейчас. Теперь прошлое неважно. Я уже говорила это. Нужно начать все с чистого листа, и я не упущу свой шанс – с этими словами я сжала его руку и тепло улыбнулась.

Я действительно хотела начать все заново, поэтому мне нужно отпустить все чувства к нему. Я готова отпустить его, но этот его взгляд. Эти нежно голубые глаза все еще держат во мне ту старую надежду, которая поселилась в моем сердце с девятого класса, когда я впервые посмотрела на него как на парня, а не как на своего одноклассника. А теперь он дает еще один повод надеяться. С каждым днем, проведенным в этой реальности, он всё больше и больше начинает пробуждать во мне что-то своим поведением, своими поступками. Его взгляды, прикосновения, его забота обо мне – всё это дает пищу для размышления. Вся эта гребанная ситуация со сном раскрывает его с новой стороны, которую я никогда не видела и не надеялась увидеть. Он, оказывается, не такой кусок дерьма, как я думала.

Он приблизился ко мне и схватил за плечи, смотря прямо мне в глаза.

— Если ты даешь шанс ему, то, прошу, дай его мне тоже – его шепот заставил меня вздрогнуть.

Я так давно ждала этих слов, что забоялась, что расплачусь, но ничего не произошло. Слезы не накатились, а коленки не подкосились. Я все еще целая и не превратилась в вату. И здесь я испугалась. Почему я так легко воспринимаю перемены в себе?

Я убила двоих человек, из-за меня Дориан убил еще двоих человек. Черт, раньше пределом моих мечтаний было услышать эти слова из уст Дориана, и это только что произошло. Но почему же я сейчас воспринимаю все иначе. Я знаю ответ, я изменилась, но, черт возьми, к лучшему ли это. Раньше я чувствовала все на полную катушку, я либо истерически смеялась, либо истерически рыдала, но теперь я будто совсем ничего не чувствую. Я превратилась из эмоциональной девушки в ледяную глыбу. Что же будет дальше? Я что совсем потеряю способность чувствовать?

— У нас у всех есть шанс – только эти слова я подобрала.

Я вырвалась из его захвата и выбежала из сарая. Я рванула к лесу на окраине фермы. Приземлившись на холодную землю, я развязала повязку на ноге и начала давить на рану, вызывая жгучую боль. Это принесло мне облегчение. Мне нужно было что-то почувствовать, и боль мне помогла. Кто бы мог знать, что вскоре боль будет единственной вещью, которая будет напоминать мне о том, что я всё еще жива.

9 глава

Я тихо постучала в комнату Грэгори. Все уже уложились по кроватях, но он нашёл себе отдельную комнату на чердаке. Видимо, у него слабость к чердакам.  Я жутко хотела спать, но спать в одной комнате с Линдси, Дорианом и Джаннет мне не хотелось. Я хочу дождаться, пока все заснут, а только потом лечь. Нет желания смотреть, как она на нем виснет.

— Да? – парень открыл деревянную старую дверцу и сонно улыбнулся. Видимо, я слишком долго гуляла по ферме, так как большинство уже спало, и он в том числе.

— Я тебя разбудила?

— Да ничего, проходи – он пропустил меня, и я смогла окинуть взглядом комнату. Было уютно, пусть тут и не было кровати, а только старый матрас, покрытый одеялом.

— Не могу спать с кем-то. Поэтому и залез аж сюда – Грэг провёл меня к своей так называемой постели и пригласил меня присесть.

— Я тоже не могу уснуть, когда в комнате так много людей.

— Пришла скоротать время?

Я по-доброму улыбнулась ему. Чувствую дольку угрызения совести за то, что мешаю ему спать и использую, чтобы как-то себя развлечь общением с человеком, который не знал меня раньше. Не хочу строить из себя прежнего человека. Дориан, Линдси постоянно заставляют меня быть той, кем я уже не являюсь. Они напоминают мне о прошлой жизни, и это только усложняет мои попытки идти дальше.

— Просто мне с тобой спокойно, а спокойствия мне сейчас не хватает – только произнесла я, мягко ему улыбаясь.

— Ты напряжена со всем этим. На нас всех много всего навалилось, но на тебя больше всех. Ты слишком переживаешь за остальных, но сейчас тебе нужно перестать думать о них и просто расслабиться.

Я только кивнула в ответ. У меня всегда были проблемы с заботой. Люди, которые для меня что-то значат, страдают от моей постоянной заботы. Дориан постоянно злился, когда я в очередной раз на пикнике пыталась запихнуть в него сэндвич. Но сейчас, мне кажется, я немного почерствела особенно к нему, и он это заметил. Видимо, бесится, что больше мое внимание не сосредоточено на нем.

— Давай я сделаю тебе массаж. Я хорош в этом – он подмигнул мне и улыбнулся, но не коварной, а доброй улыбкой.

— Я не против.

На этих словах я развернулась к нему спиной и почувствовала его сильные тёплые руки на своей шее. Острый аромат специй накрыл меня с головой, и я была готова биться в экстазе только от одного его прикосновения. Он действовал на меня странно.

— Нравиться? – он прошептал это возле моего уха, и я вздрогнула.

Но он проигнорировал это и продолжил. Его руки стали нежно, но сильно массажировать сначала мои лопатки, а потом спину. Пальцы впивались в кожу даже через футболку. Мне хотелось ее снять и почувствовать все по голой коже, но все-таки здравый смысл мне запрещал.

— Я долгое время не мог понять, какая ты. Пустышка с высоким самомнением или бесстрашный боец. Но я ошибся в обоих соображениях. Ты не жестока, ведь делаешь зло только при необходимости, но ты и не мягкая, потому что не можешь себе этого позволить. У тебя есть страхи, но ты готова переступить через них ради спасения себя и своих друзей. Ты готова брать ответственность за других и вести их за собой, потому что у тебя есть свое личное мнение, которое ты отстаиваешь. Но ты также демократична, потому что тебя волнует мнение остальных людей. Пока ты этого не осознаешь, но ты хороший лидер.

Я резко обернулась. Эти слова испугали меня, может, потому что какая-та часть из них была правдой.

— Я не хочу этого. Я нашла тебя, чтобы примкнуть к твоим рядам, потому что ты хороший лидер, не я. У меня недостаточно сил для этого, Грэгори.

— Ох, детка, ты даже не представляешь, на сколько ты сильна – он сказал это тихо, но его сильный и настойчивый тон заставил меня вздрогнуть.

Он с самого начал нашего знакомства вселял в меня уверенность. Уверенность в безопасности, уверенность в нем и, наверное, уверенность в себя. Он заставлял меня чувствовать себя сильной, пусть раньше я этого не замечала, но сейчас, когда он сказал эти слова вслух, я немного в них поверила.

Но через секунду из моей головы ушли любые мысли, так как я заметила близость его губ к моим. Его лицо было слишком близко, настолько, что я смогла разглядеть его длинный шрам на лице, который пересекал его щеку и череп. Черт, этот шрам придавал ему такой опасный и сексуальный вид, что я не смогла устоять и не провести по нему пальцами. Он немного отстранился, но не полностью. Я ждала его реакции и, увидев твёрдость во взгляде, все же прикоснулась к нему. Он не отшатнулся и не забрал моей руки, но все же некую напряжённость я чувствовала. Я провела пальцем вдоль всего шрама и решилась спросить:

— Откуда он?

— Уличная драка — обычное дело. Этот шрам напоминает мне, ради чего я борюсь. Тогда я спасал своего друга, и сейчас я придерживаюсь тех же принципов, поэтому на самом деле для меня особо ничего не поменялось в этом мире.

В его голосе звучала грусть, видимо, потому что его дом и его община разрушена. С ними разрушилась и часть его души, и мне было жаль его. Я взяла его за руку, как тогда в первый раз нашего близкого разговора, но сейчас всё стало более интимным.

— Я надеюсь, теперь это станет нашим домом, и ты также яро будешь защищать и нас.

— Конечно, буду, особенно тебя – после последних слов он все-таки решился сделать то, что я ожидала уже долгое время.

 Он поцеловал меня. Настойчивым и сильным поцелуем он обрушился на меня, и я упала под его весом. Он продолжал упорно впиваться в меня руками и губами. Я чувствовала, что задыхаюсь, но это только еще больше меня возбуждало. Его сильные руки сжали мою талию, и он одним рывком переместил меня, так что он оказался между моих ног. Он был груб, но его руки все еще колебались.

 Он еще колебался стоит ли продолжать, но я быстро приняла решение. Мы каждый день находимся в опасности. Каждый день мы можем исчезнуть, как та бабулька в доме, где мы встретились с Дорианом. Я не хочу терять ни секунды. Я хочу его, и Грэг тоже, видимо, хочет меня, так к чему ждать? Может, у нас и нет большой и чистой любви, но желание определённо было с самой нашей первой встречи.

Я нащупала край его футболки и потянула вверх. Он легко поддался мне, и мы разорвали поцелуй, чтобы отдышаться и продолжить. Как только он оказался без футболки я томно вздохнула. Черт, его тело было идеально. Мускулы и идеальная бледная кожа. Никаких изъянов, чего не скажешь обо мне. Я стала водить пальцами по его крепкой груди и стала мокрой только от этого.

У меня еще никогда не было столь близкого контакта со столь красивым парнем. Еще с 9 класса я была влюблена в Дориана, и ни один другой парень не интересовал меня. До Грэга. С ним у меня сложилось все буквально за пару недель нашего общения, а не как с Дорианом. Я добивалась его дружбы ни один год, что уже говорить о любви. Ответ я получила только сегодня спустя три долбанных года. Видимо, мои чувства к нему были неправильны, раз все было так сложно. А с Грэгом пусть и для начала мы не нашли общий язык, но вскоре очень быстро поняли друг друга.

Парень заметил мои раздумья и остановился.

— Что-то не так? – в его глазах читалось волнение.

— Все именно так, как должно быть – ответила я без колебаний.

Раньше я всегда во всем сомневалась. Вечный параноик, но теперь я отбросила все свои сомнения. В новом мире нет места сомнениям. Для новой меня больше нет нерешительности.

Он улыбнулся и навалился снова на меня. Я уже была готова делать следующий шаг, но дверь открылась. Без стука или каких-то других предупреждающих сигналов. В комнату ворвался Дориан.

— Какого черта? – это был злобный голос Грэгори. В его глазах метались молнии. Теперь он еще больше его не любит.

— Убери от нее свои руки – только ответил, поражённый такой сценой Дориан.

Он никогда не заступался за меня, так почему же начал сейчас? И вообще, что он здесь делает? Я не думаю, что он ворвался сюда специально спасти меня.

Грэг подорвался с места и уже был готов кинуться на моего друга – идиота, если бы я не схватила его руку. Я успокаивающе посмотрела на него, а потом обернулась к Дориану.

— Что тебе надо? – мой тон был жёстким. Ведь я, как и Грэг, не очень желала, чтобы нас прерывали, да еще и так нахально.

— Я искал тебя по всему дому. Хотел поговорить с тобой, убедится, что ты в порядке после нашего разговора – парень будто бы не заметил явных порывов Грэга набить ему морду.

Он смотрел прямо на меня, и в его глазах была видна боль. Мне почти стало его жаль. Но я уже приняла решение и не собираюсь от него отступать. Я больше не хочу быть влюблённой в Дориана. Я больше не хочу быть слабой.

— Со мной всё в порядке. Спасибо за беспокойство, но не стоит – пусть мой голос был немного язвительным, и Дориан не заслуживал такого отношения, но мне было плевать.

— Николь, давай поговорим – он умоляюще смотрел на меня.

— Убирайся, щенок! Она дала ясный ответ – Грэг опять рванул к нему, но я снова его остановила.

— Я тебе не щенок, ублюдок. Не лезь не в свое дело! – теперь в Дориане заиграла агрессия.

Это бывает крайне редко, ведь он никогда не любил марать руки. У него со всеми были дружеские отношения, может, потому что он понимал, что в драке он не так силен, как в словах. Ему было легче запудрить мозги человеку, чем броситься в драку.  За всей напыщенностью и нахальством скрывался острый ум, и именно это привлекало меня. Пусть он был слабее в схватке, но он уж точно был умнее любого знакомого мне парня, пусть он и тщательно это скрывал.

— Хэй, парни, давайте без лишних движений – я попыталась их успокоить, но Грэг, видимо, был достаточно вспыльчив.

— А мне лишних и не надо – только процедил сквозь зубы Грэг.

И тут случилась неожиданность. Дориан сам бросился на парня. Сейчас, видимо, его ясный ум помутился, так как Грэг был больше и крепче его.

Я сорвалась с места и встала перед Дорианом. Схватив его за плечи, я монотонным голосом начала успокаивать его.

— Пожалуйста, не нужно этих разговоров. Все уже сказано, единственное, что я могу добавить так это то, что мне уже порядком надоело притворяться прежней. Я больше не чувствую к тебе тех чувств. Я больше не влюблена в тебя, Дориан, поэтому я прошу, отпусти меня.

— Ты врёшь. Все эти слова — ложь. Почему тебе сейчас так трудно признаться? Ведь раньше ты открыто говорила о своих чувствах.

— Раньше я была другой, сколько можно это говорить. Мы больше не в том мире живём. Хватит изображать, что все в порядке. Ничего не в порядке, черт возьми. Теперь нам нужно думать о выживании, а не о своих гребанных чувствах.

— Здесь ты права, но у тебя остались эти гребанные чувства – упорность слышалась и в его голосе и читалась в его взгляде.

Он не собирался отступать, а мне эти разговоры осточертели. Раньше я бы часами могла говорить с ним на такие темы, а он убегал от меня постоянно, как только я заводилась. Сейчас мы поменялись местами, он стал более ранимым и искренним, а я отчуждённой и безразличной.

— Уходи, Дориан. Прошу, просто оставь меня в покое.

На этих словах я отвернулась от него и направилась к Грэгори, который всё это время только и ждал, когда же я дам ему зелёный свет, и он хорошенько отметелит парня. Но я его сдержала.

Что странно так это то, что Дориан молча ушел. Обычно он всегда должен был сказать что-то напоследок. Но на этот раз он не проронил более ни слова. Нужно мне перестать сравнивать все с прошлым.

— Давай просто поспим. Я слишком устала.

Грэг коротко кивнул, немного разочарованно. Мне бы хотелось продолжить всё, но ни о каком желании не могло идти и речи. Дориан окончательно испортил мне всё настроение. Единственное мое желание было заснуть. Заснуть вдали от Дориана и всей прошлой жизни.

Я умостилась на старом матрасе на полу и ждала, пока Грэг ляжет рядом, но он этого не сделал.

— Я еще никогда ни с кем не спал – немного испуганно сказал он. Впервые вижу его таким. Я тихонько засмеялась.

— Не верю, что ты девственник.

— Нет, я имею в виду именно спать – теперь его волнение стало возрастать. Это поразило меня.

— Ну, это будет твой первый раз. Как и мой, впрочем. Я не хочу идти вниз, а мне больше некуда пойти.

— Я не выгоняю тебя, я просто лягу в том углу – он показал на противоположный угол.

— Ты не будешь спать просто на полу, я тебе не позволю. Раз так, то я там лягу — я начала подниматься, но он меня остановил.

— Черт, Николь. Ты спишь здесь. Я постелю себе одеяло – он достал из ящика грязное старое одеяло – не спорь.

Он развернулся и направился в тёмный угол. Я была слишком подавлена, чтобы спорить еще и с ним. Видимо, он еще не готов переступить эту черту нашей близости. Секс – это, конечно, близкий контакт, но вместе спать — это нечто более глубокое, и я его понимаю. Мы оба еще не готовы к таким переменам.

Проснувшись, сама того от себя не ожидая, я решила впервые после этого странного сна взглянуть на себя в зеркало и накраситься. Что-то внутри просто жаждало заняться хоть чем-то обычным. Я подошла к зеркалу и взглянула в отражение.

Передо мной больше не стояла та неуверенная в себе девочка с большими карими глазами и коротко обстриженными каштановыми волосами. Теперь некогда округленные черты лица стали острее, осанка уверенней и даже волосы, которые я раньше так старательно укладывала в аккуратное каре, теперь растрепались, но предали мне еще более уверенный вид.

Я оглядела себя всю. Раньше у меня были проблемы с фигурой. Я была недовольна своими не худенькими ляшками и не стройной талией, но теперь это проблема пропала из-за такой физической и моральной перемены жизни.  Впервые мне понравилось свое отражение, что я решила не утруждать себя украшением косметикой. Теперь она мне не нужна. Да, и глупо торчать перед зеркалом в такое тяжелое время.

Я улыбнулась сама себе и почувствовала прилив сил. Пора приступать к работе. Нужно сделать эту ферму своим домом.

— И почему вы сидите? У вас, что роботы мало? – я обращалась к парням на крыльце, которые спокойно сидели и курили.

Они вопросительно на меня посмотрели и пожали плечами. Я быстро рассказала, что нужно сделать и направилась к остальным. Пусть людей у нас и немного, но вот работы у нас было завались. Поэтому отдыхать никто не будет.

Многие возмущались, некоторые даже отказывались, но у меня всегда находился один достойный ответ: «Для того, чтобы выжить нужно жить, а для того, чтобы жить нам нужны условия для жизни. Но как же вы собираетесь получить хорошие условия для жизни, если вы не будете что-то для этого делать?». После этих слов все замолкали и шли работать.

Я написала список заданий: ремонтные работы, разведать территорию вокруг, собрать урожай от прошлых владельцев, найти запасы провизии. Ну и еще пару десятков пунктов. Этот список я повесила на двери в дом, и через несколько часов в этом списке начало появляться еще больше пунктов, а некоторые из них зачеркивались.

Вот так и началась наша совместная жизнь. Через два часа, когда я закончила убираться в доме и посмотрела на список, то увидела там новый пункт, который сильно меня встревожил. Починить солнечные батареи.

— Да, ты — молодец. Всех заставила работать – это был голос Грэгори, который стоял, опершись на деревянные брусья на крыльце. Я похлопала его по плечу и улыбнулась.

— Труд — это хорошо в любой ситуации. Ты, кстати, тоже чем-то займись, например, почини солнечные батареи.

— Я бы сделал это, если бы мог, но я совершенно в этом ничего не смыслю, как и все мои люди.

Я нахмурилась. Его люди не смогут починить батареи, но кто тогда сможет? И тут мне в голову пришло решение.

— Твои люди не смогут, а вот мои — да.

Я не стала дожидаться его ответа и побежала к Линдси и Джаннет. К моему великому удивлению, даже Джаннет была занята.

— Вы не видели Дориана?

Девушки удивлённо посмотрели на меня.

— Нет, я думала, ты была последняя, кто его видел – в голосе Линдси звучала тревога. Она переживала, что бы он опять куда-то не сбежал как в прошлый раз. Я обратилась к Джаннет.

— А ты? Ты же была с ним ночью? – этот вопрос заставил ее язвительно и нахально улыбнуться, как будто бы она выиграла у меня приз.

— Да, после того как ты его обидела, он пришёл ко мне в поисках утешения, и я дала ему это. Что хочешь просить у него прощения?

— Меня не интересует, чем вы занимались, меня волнует где он сейчас – я быстро ее оборвала, что бы она не продолжила описывать их ночные делишки.

— Он куда-то ушёл рано утром. Тебе бы следовало быть с ним повежливее, что бы он не хотел сбежать от тебя.

— А ему следует не быть таким идиотом. Он в одиночестве не выживет, так что ему нужно привыкать к новому обществу.

— Он справляется с этим, но ты ему мешаешь – в Джаннет снова вспыхнула та старая злоба на меня.

— Я ему не мешаю, он сам виноват. Хотя это не твоё дело, возвращайся к работе – я грубо бросила ей последние слова и хотела уходить, когда она начала кричать на меня. Истеричка!

— Кто тебя вообще главной поставил? Какого черта ты указываешь, что мне делать?

— Кто-то должен выполнять работу, что бы мы могли нормально жить. Что бы мы смогли пережить зиму. Как вы это понять не можете? Я не пытаюсь руководить вами, я пытаюсь помочь нам всем. Если ты не согласна с моими методами выживания, то, пожалуйста, предлагай свои.

Она молчала.

— Ну вот. А теперь я пойду и найду Дориана, что бы он починил эти чёртовы батареи, и у нас было электричество. Тебя что-то в этом не устраивает, Джаннет? – Я подошла к ней вплотную и сурово взглянула в ее стервозные, мелкие глаза.

Она отступила и пошатала головой.  Это была моя победа над ней, и я с довольной улыбкой пошла искать Дориана.

Он был в сарае, лежал на лавке среди кучи инструментов и грязи.

— И чем ты занимаешься?

— Ничем, но я слышал, что ты тут шефом устроилась.

— Ну, кто-то же должен был заставить их работать, потому что все сильно расслабились, как только увидели мягкие кровати и полки с консервами.

— Что тебе надо? – он нехотя посмотрел на меня, и что-то кольнуло в мое сердце.

Он обижен на меня. Я причинила ему боль и этим навредила сама себе.

— Я знаю, что ты сейчас скажешь, что не можешь этого сделать, но я знаю, что сможешь. Ты умный парень, и я также знаю, что ты увлекался техникой, так что сделать это сможешь только ты. Нужно починить солнечные батареи, чтобы у нас было электричество. Ты можешь злиться на меня, но я всегда верила и буду верить в твои способности.

— Что твой дорогой Грэгори не может сделать это? Он же такой умелый и незаменимый – в его голосе был яд. А глаза сверкали злостью, но я пыталась это игнорировать.

— Дориан, ты тоже незаменимый. И пусть все считают тебя легкомысленным болтуном, но я верю, что ты нечто большее. Ты умён, так примени свои способности. Помоги нам всем.

Через пару часов батареи были починены, и все дружно аплодировали Дориану. Джаннет стала крутиться вокруг него и восхвалять, будто он не батареи чинил, а мир спасал.

— А он умный малый – сказал Грэгори позади меня и сразу же удалился. Я рванулась к нему, чтобы спросить, что он будет делать, на что он ответил, что собирается поехать разведать территорию.

— Я с тобой.

— Нет, я и сам справлюсь – он явно хотел побыть в одиночестве, и я видела это по его лицу и отдалённости в общении, но я не могла позволить ему уйти одному.

— Это опасно. Я иду с тобой – я говорила слишком напористо, и он сразу же сдался.

 Мы пошли через лес, сообщив о нашем направлении остальным и прихватив ножи и пакеты для провианта. Сначала мы шли погруженные в молчание, что жутко меня нервировало, но я сама не знала с чего начать. Весь день мы были погружены в работу, и у нас не было много времени, чтобы обдумать вчерашнюю ночь. То, что мы оба были возбуждены и хотели продолжения, было и так ясно, что не совсем ясно так это то, насколько все серьёзно. Грэг – парень серьёзный, это было заметно с самого начала, но насколько серьёзно он относиться к отношениям, я не знала. И можно ли наши с ним связи вообще считать отношениями?

Когда молчание стало мне совсем невыносимо, я заговорила. Не хотела, чтобы между нами продолжалась эта неловкость, а он, видимо, начинать не собирался.

— Прости за вчерашнее. Я имею в виду Дориана, а не то, что произошло между нами. За это я извиняться не собираюсь и, надеюсь, ты тоже – мой голос немного дрогнул перед последними тремя словами, и я замолчала.

Он посмотрела на меня прямым взглядом впервые за этот день. Но улыбка не коснулась его лица, что меня встревожило. Он был слишком напряжённым, и я не уверена, что это из-за меня.

— Николь, этого больше не повториться. Но это не из-за того, что я этого не хочу, а из-за того, что у тебя всё ещё остались чувства к нему – он отвёл взгляд, так и не увидев мое шокированное выражение лица.

— Конечно, я что-то чувствую к нему, и эти чувства – беспокойство и забота. Я знаю его почти всю свою жизнь, и логично, что он будет важен для меня, даже если я буду на него зла. Но это не то, что я чувствую к тебе.

Он снова посмотрел на меня, и на этот раз он улыбнулся, вот только это была улыбка печали.

— Ты врёшь самой себе. Если бы это было так, ты бы не смотрела на него так, как смотрела сегодня. Ты вдохновила его, ты поверила в него, и ты в нем не сомневалась. Ты верна ему так, как никогда не будешь верна мне.

— Ты не прав. Я верна всем людям, которые мне дороги. Но он для меня значит не то, что значишь ты. Он мне дорог, и я никогда не перестану любить его, но только как родного. Раньше я думала, что мои чувства к нему имеют романтический характер, но сейчас я поняла, что я чувствую к нему дружескую привязанность. А к тебе… – я запнулась, не зная стоит ли продолжать. Но я должна сказать ему, чтобы все стало ясно – к тебе я испытываю не совсем дружеские чувства.

Он остановился, и я тоже. Что он будет делать? Что скажет?

Парень, после пары секунд размышлений, притянул меня к себе и наклонился так низко, что наши губы почти сомкнулись. Но он не поцеловал меня, он лишь держал меня в своих руках сильно и жёстко, что я не могла пошевелиться.

— Ты чувствуешь ко мне желание. Сексуальное желание, но это не настолько сильное чувство, которое ты испытываешь к нему. Меня бесит то, что он привязан к тебе сильнее, чем я. Бесит, что он умнее меня, бесит что именно он заполучил тебя первым, а не я – его голос был низким и тихим, но я отчётливо поняла каждое слово.

Соперничество. Вот что его гложет, чувство соревнования. И он хочет победить. Я рассмеялась прямо ему в лицо. Пусть это было немного грубо, но то, что он только что сказал, было намного грубее и глупее.

Он отстранился, как только почувствовал эту волну смеха во мне. Но за этим смехом было скрыта злость. Сильная злость, которую я попыталась скрыть. Он воспринимает меня как гребанный приз. Для него это игра.

— Всё это ребячество. Ты злишься из-за глупого чувства соперничества. Но при чем здесь Дориан, если я говорю о нас. О себе и тебе, а ты сводишь всё к нему – я всё продолжала смеяться, будто сумасшедшая. Ведь ничего смешного по сути не было, но как ещё не показать свое разочарование. Я действительно отнеслась к нему серьёзно. Я начала говорить о своих чувствах к нему, а он все перевёл в глупое соревнование с Дорианом.

После моего приступа смеха мы замолкли. Я больше не хотела разговаривать, а он, видимо, был обижен. Через несколько минут мы прошли лес и попали в маленький городок. Я сразу же направилась в магазин, так как чувствовала голод. Набрав целые карманы еды, я села на пол и стала поедать все свои запасы.

От нервов я не могла остановиться есть. Эта ситуация с Грэгом и Дорианом еще больше усложняло мое и так нервное состояние. Волна страха и паники снова накатила на меня, заставляя меня дрожать всем телом.

Эти сны, исчезнувшие люди, бодрствующие люди, которые очень опасны. Моя семья. Где все они? Что вообще происходит, и когда все это закончиться? От этих мыслей слезы стали наворачиваться на глазах, и я не пыталась их сдерживать. Я сидела на полу магазина, умываясь слезами и жуя чёрствый хлеб.

Эту жалкую картину увидел Грэгори и сразу же направился ко мне. Он просто сел рядом и обнял меня, пока я не выплакала всю жидкость, что была в моем организме. Тьма пыталась укутать меня, но парень, что сидел рядом, защищал меня от нее своими сильными руками. Он молчал, не задавая никаких вопросов, не пытаясь меня утешить, он просто держал меня в своих руках и не отпускал. Я была безумно благодарна ему за это.

Вскоре я успокоилась. Я пыталась скрыть свое красное от слез лицо, но он схватил его в свои ладони и посмотрел на меня. В его темно-карих глазах читалось сочувствие, но голос был твёрд.

— Ты справишься. Ты должна пройти через это. Счастья в этом мире ты не найдёшь, и порой горе и отчаянье будет окружать тебя, но запомни: ты в силах все преодолеть ради того, чтобы встретить новый день, который будет наполнен маленькими совсем небольшими радостями жизни. Именно ради таких маленьких, но значительных вещей как друзья, еда, природа, да что угодно! Ради такого стоит бороться.

Я кивнула, и он подарил мне самую тёплую улыбку, на которую был способен.

— А сейчас нам нужно собрать припасы – он быстро встал и подал мне руку. Он возвышался надо мной будто греческий бог, весь окутанный светом. Его рука помощи, в которой я так нуждалась в данный момент, была крепкой и сильной. Я ухватилась за него, ухватилась с такой силой, на которую я только способна, и поднялась. Поднялась благодаря его поддержке.

Мы быстро все собрали, постоянно поглядывая друг на друга. Он улыбался, а я улыбалась в ответ. И в эти минуты мы забыли целый мир, наполненный загадками и страхом. Были только мы вместе. Он что-то показывал всё время, а я смеялась, чувствуя такую лёгкость и радость от пребывания с ним, что совсем забыла о предыдущих моментах, где я сидела, захлёбываясь в слезах. Только теперь я осознала, как безумно счастлива, что все-таки нашла его, что вернулась к нему.

Мы вышли из магазина, все также глядя друг на друга, не хотели смотреть по сторонам и снова осознавать, что эта реальность не такая радужная, как наш с ним маленький мирок. Мы бы, наверное, еще долго молча посылали друг другу улыбки, если бы нас не прервали. Жестоко прервали ударами винтовками по головам.

10 глава

— Николь, ты в порядке? – Грэгори сидел на стуле рядом со мной так же привязанный, как и я.

После четных попыток себя освободить парень стал разглядывать помещение, пытаясь что-то придумать. Я читала тревогу по его лицу и как-то успокоилась. Странно, но я почувствовала облегчение. Если Грэг не знает, что делать, то я подавно. Теперь могу с чистой совестью сидеть и ждать, что же будет дальше.

— Нет, я не в порядке. Меня вырубили винтовкой, и теперь у меня жутко болит голова, не считая того, что я привязана.

— Все будет хорошо – он хотел меня успокоить, но на меня это не сработало.

— Не стоит. Ничего не выйдет, я на это не куплюсь. Нам просто нужно ждать.

Удивление Грэга было непередаваемым. Он посмотрел на меня, будто я сошла с ума.

— Чего ждать, Николь? Смерти?

Я засмеялась. Теперь я поняла, что смех — моя защитная реакция.

— Нет, дурень. Если бы они хотели нас убить, они бы уже это сделали. Они что-то хотят от нас, и скоро мы это выясним, так что успокойся и наслаждайся бездействием.

— Почему ты, черт возьми, так спокойна? – он буквально кричал на меня.

Он был в ярости от этой ситуации и всё пытался порвать веревки своей силой, на что я только улыбнулась. Зачем впустую тратить силы? Они нам пригодятся.

— Не знаю, просто я не шокирована как ты. Думаю, им придется очень постараться, чтобы удивить меня.

— Ох, мы удивим, не сомневайся – это был не голос Грэгори. Он принадлежал молодому мужчине, который только что вошел в темное помещение. Я не могла его разглядеть, пока он не вышел на свет фонаря, который освещал только нас.

Он был среднего роста, тощий, но с явно выраженными мускулами. У него была большая нижняя челюсть и длинный нос. Но внешность совсем не была отталкивающей. Светлые каштановые волосы и красивые светло голубые глаза спасли его внешность. На его лице была едва заметная улыбка, а походка была плавной и без суеты. Он явно никуда не спешил. Сначала он долго разглядывал меня, а потом бросил пару взглядов на Грэгори, который явно был недоволен, что нас перебили. Хотя, может, ему очень не нравилось быть связанным и беспомощным перед парнем, что вдвое мельче его.

— Прошу прощения, что так грубо обошёлся с вами, но сейчас трудные времена – у него был такой же плавный и глубокий голос. Он бы заворожил меня, если бы не такая обстановка.

Я улыбнулась в ответ холодной улыбкой и решила ответить вместо Грэга. Не стоит злить людей, пока ты связан.

— Сейчас не трудные времена, вовсе. Просто вы все усложняете.

Его улыбка стала шире, но взгляд оставался отстранённым, пусть он и пристально меня разглядывал.

—  Что вам, блять, надо? – Грэг разрушил нашу связь с молодым парнем, а я уже подумывала попросить его нас отпустить. Мне кажется, мы бы нашли общий язык.

Парень резко обернулся на Грэга и бросил на него недовольный взгляд. Но потом он снова посмотрел на меня и стал обращаться ко мне, явно давая понять Грэгу, что игнорирует его.

— Не думаю, юная леди, что в этой ситуации мы что-то усложнили. Если ты не заметила на улице полный бардак, а я просто защищаю себя и своих людей.

-Мы вас не трогали, поэтому защищать себя от нас не стоит – я старалась говорить мягко и убедительно.

Я видела разум в его глазах, поэтому старалась прибегнуть к его логике. Что-то в этом парне давало понять, что он был не из плохих, как бы не старался показать противоположное.

— Вы на нашей территории. Тем более вы основали новое поселение рядом. А нам соседи не очень нравятся.

— Простите, если потревожили вас, но разве у нас есть выбор? И разве вам не хочется увеличить вашу общину. Мы могли бы помочь друг другу.

Последняя фраза явно его заинтересовала. Я решила добавить.

— У нас тоже есть электричество и даже врач. Сейчас это редкость.

Он не стал возражать, но подтверждения я тоже не заметила. Внезапно мы услышали взрыв. Это сразу отвлекло нас всех друг от друга, и парень, стоявший впереди меня, резко направился к выходу. Через несколько минут мы услышали выстрели.

— Что, черт возьми, там происходит? – Грэг начал нервно дергаться, чтобы разорвать веревки.

Он стал медленно раскачиваться на стуле, на что я только улыбнулась. Даже если он сможет как-то сломать стул, то вряд ли мы выберемся отсюда. Железная дверь закрывается снаружи, и ничего, кроме голых бетонных стен, здесь нет.

— Есть – только вскрикнул Грэг и через секунду уже лежал на полу. Он с довольной ухмылкой выпутался из узла и поднялся.

— Я бы тебе поаплодировала, если бы у меня не были связаны руки.

— Ты бы тоже так смогла, если бы постаралась – недовольно заметил парень и стал в позу. Именно стал в позу. Я ожидала, что он поможет мне с моими веревками, но он просто стоял с довольным выражением лица.

— Я не настолько большая, чтобы сломать стул своим весом, так что давай помогай – в голосе звучала нотка возмущения, которую я старалась скрыть. Мало ли что. Может обидеться и не поможет мне.

Но Грэг не шевельнулся. Надеюсь, он не ждет моих просьб и мольбы мне помочь, потому что этого не будет. После нескольких минут он все-таки развязал веревки.

За дверью было шумно. Ясно, что там точилась борьба. Взрывы и выстрелы слышались каждые пять минут. Грэг попытался выбить дверь плечом, но достиг только ушиба.

-Перестань. Нужно ждать.

И мы прождали минут двадцать, пока дверь не отворилась. Стоял тот же парень, но уже без улыбки на лице.

— Думаю, вам нужно проваливать. Может, хоть вы сможете противостоять им – его тон был наполнен сомнением. Что-то, видимо, пошло совсем не так, как хотелось бы. Я пошла следом за ним, и он отвел нас к двери.

— Как только выйдете отсюда, сразу же бегите. Советую вам собрать все свои вещи в лагере и уходить, как можно дальше отсюда.

— Что происходит? – это единственный вопрос, который интересовал меня все время.

— Я сам не знаю, но, видимо, это люди. Те люди, которые спали. Но теперь они стали другими. Намного сильнее и будто в трансе. Они хотят захватить нашу базу и преуспевают в этом. А сейчас бегите – парень открыл дверь и указал нам на выход.

Грэг побежал первым, а я засомневалась. Я ничего не поняла из его слов, и совсем не хотела всё вот так просто покидать. Парень улыбнулся и вытолкнул меня наружу.

— Кстати, меня зовут Стил. Был бы рад с тобой поболтать, но мне нужно спасать своих людей. Надеюсь, еще увидимся – и на этой фразе он закрыл дверь, оставляя меня смотреть на серое огромное здание и слушать выстрелы.

— Николь, что ты стоишь? – это кричал Грэгори.

Я побежала к нему, но меня все еще терзали сомнения. Я хотела бы ему помочь, но как? И ах да, я понятия не имею, что происходит.

— Ты хоть что-то понял? – спросила я у Грэга.

— Нет, но это не важно. Нам нужно уходить отсюда подальше.

— Тебе что совсем наплевать на то, что здесь твориться? – я не могла поверить своим ушам.

Ему даже не интересно узнать правду. Может, именно в этом месте я смогу понять, что случилось с моей мамой и сестрой, да и еще с половиной населения планеты.

— Не интересно, если это небезопасно для наших жизней – он схватил меня за руку и толкнул вперед, что бы я быстрее бежала.

Я решила закончить разговор, потому что не смогла бы скрыть своего разочарования. Пробежав маленький городок и луг, мы добрались до фермы.

— Боюсь, нам нужно убираться отсюда – начал Грэг, как только Дориан увидел нас выбегающих из леса.

— Мы же только здесь обосновались — Дориан попытался спорить, но увидев тяжелый взгляд Грэгори остановился.

Как только мы быстро объяснили всем ситуацию, мы быстро начали собирать вещи. Всё, что было нужно, — это несколько инструментов, лекарства и еда. Пусть все были готовы через 10 минут, но мы все ровно не успели.

Из леса к ферме уже шли люди. Будто зомби, они шли медленно, но стремительно. Все были одеты в основном в простые пижамы. Это были точно те люди, что заснули и исчезли. Но что с ними случилось? Они шли не останавливаясь, не переговариваясь, а их взгляд был устремлен вперед и только вперед. Они шли на нас. Мы могли бы просто стоять и ждать, что случиться, когда они подойдут, но зрелище надвигающейся толпы зомби подобных людей было устрашающе. Пусть я и хотела узнать больше, но рисковать собой и своими друзьями я не собиралась.

— Нам нужно бежать – крикнула я и побежала в обратную сторону.

— Почему мы должны бежать? Если они не причинят нам вреда? – откликнулась Джаннет.

— Если хочешь проверить, что будет, то вперед, оставайся. Я не буду рисковать.

Видимо, мои слова испугали всех, и поэтому никто не остался. Мы побежали в противоположную сторону и вбежали в лес.

Я пыталась следить за каждым человеком, что бы никто не разбежался и не заблудился. Мы должны держаться вместе. Но через несколько минут бега в поле моего зрения не оказалась Линдси. Я замедлила бег и пыталась отыскать ее, но так и не нашла.

Толпа была все ближе и ближе, когда я услышала крик. Резко затормозив, я обернулась. Один из толпы вырвался вперед и пытался утащить Линдси.  Она брыкалась, но, видимо, человек был намного сильнее, он стремился утащить ее в толпу. Зачем? Конечно, меня интересовал этот вопрос, но ответа я ждать не хотела. Не раздумывая, я побежала в их сторону, прямо вперед на надвигающуюся толпу. Она была где-то в километре от Линдси и человека, что схватил ее, но ее быстрое движение сильно меня пугало. Еще несколько минут, и они будут совсем близко.

— Ник, что ты делаешь?  — мне в спину кричал Грэг. Но времени обернуться у меня не было.

— Николь – крикнула мне Линдси и сделала еще один рывок в мою сторону.

Я схватила палку и бросилась на мужчину, сжимающего мою подругу. Он выпустил ее из рук и защитился от палки голой рукой. Одним движение он схватил мою палку и сломал ее. А палка то была далеко не тоненькая.

— Линдси, беги – прошептала я, поняв, что теперь он надвигается на меня. Кровь застыла в венах, но я не отступила. Если я не остановлю его, то он заберет Линдси. Я не могу сбежать.

Я сделала рывок и плечом влетела ему в живот, валя его с ног. Он крепко схватил меня за талию и скинул с себя. Одним ударом кулака он оглушил меня, и я чуть ли не потеряла сознание. Видимо, оставляя меня надвигающейся толпе, он обратил свое внимание на Линдси, которая, к моему огромному разочарованию, так и не убежала.

Он направился к ней, а она шла назад, держа перед собой еще одну ветку, надеясь, что она хоть как-то ей поможет. Когда он был уже совсем близко она замахнулась, но он так же, как и со мной, схватил палку и просто выдернул ее из рук. Я попыталась встать, но боль в голове резко давала о себе знать. Я уже начала подниматься на колени, когда увидела, как мою подругу резко схватили за шею, подняли вверх и сильным ударом прижали к дереву. Всё, что я видела, —  это спину мужчины. Но через секунду он отступил, и я увидела, как Линдси висит на дереве с пробитым веткой животом. Из ее рта начала идти кровь, и от этого она начала дико дергать ногами. Она держала свое тело, упираясь об ветку руками.

— Николь! – от попытки говорить из ее рта пошла кровь еще больше.

Мужчина, который направлялся в мою сторону больше не имел значения, всё, о чем я могла думать, —  это о том, как умирает моя лучшая подруга. Я с болью в голове встала на ноги и зашагала к ней.

— Нет, только не это – я шептала эти слова и чувствовала, как слезы подступают к глазам. Грэгор подоспел, он сбил с ног мужчину и отвлек его от меня.

Я стянула с ветки Линдси и уложила ее на землю. Мои попытки остановить кровотечение были тщетными. Мои руки, вся трава вокруг были в крови Линдси.

— Ники, все хорошо – шептала она, наблюдая за мной.

От этих слов я еще больше заплакала. Она не боялась смерти, но я боялась. С недавних пор она все ближе и ближе ко мне, но теперь она забирает мою подругу. Девушку, которую я знаю почти всю свою жизнь. И вот она истекает кровью посреди леса, а я никак не могу ей помочь. Я положила свою голову ей на грудь и не смогла сдержать рыдания. Всё, что я чувствовала в этот момент, — это дикие слезы, которые образовались в моей груди. Я почувствовала, как ее грудь перестала подниматься, она замерла навеки. Я подняла голову, пытаясь найти в ее глазах хоть маленькую искорку жизни, но найти ее так и не смогла.

Грэг схватил меня за плечи в попытках поднять на ноги.

— Побежали, они уже близко.

— Я не оставлю ее – всё, что смогла я выговорить. Мне было плевать, что сейчас я могу погибнуть здесь рядом с ней, я не могла оставить ее здесь одну.

— Мы должны, иначе мы все погибнем. Николь, прошу, вставай – он крепко сжал мои плечи и поднял меня.

Мои ноги были будто ватными, но парень все-таки умудрился толкать их вперед. Я побежала, оглядываясь на тело моей подруги, которое неподвижно лежало на красно-зеленой траве. Это был первый и последний раз, когда я осознала насколько красивой она была. Она всегда была живой и энергичной. А теперь это просто красивое тело без ничего внутри. Смысл мне тащить ее труп, если Линдси там больше нет. Моей подруги больше нет.

После десяти минут яростного бега мы все же оторвались от толпы. Я пыталась перевести дыхание и хоть как-то успокоиться, но все попытки были напрасны. Я плакала и задыхалась, но бежала. Вскоре мы увидели городок и наших людей. Прямо у какого-то дома стоял Дориан и дико махал нам.

— Какого черта вы так долго? Мы нашли укрытие. Залезем в погреб этого дома и будем ждать – обратился к нам он, как только мы подбежали. Я промолчала, и поэтому ответил Грэг.

— Я согласен, еще больше мы бежать не сможем.

Позади нас я услышала шаги и резко развернулась. К нам бежала Джаннет. Что же затормозило ее?

Она кинулась в объятья Дориану и шептала ему так громко, что даже я могла слышать, стоя в метре от них.

— Они почти схватили меня, но я смогла сбежать.

Эти слова насторожили меня, но я решила оставить выяснения на потом.

Мы быстро зашли в подвал дома и поздоровались со всеми. Кэрол, Винсент и еще трое парней Грэгора уже сидели на полу и ели консервацию. Все живи, все здесь. Кроме Линдси.

Я почувствовала, как комок подступает к моему горлу. Быстро зашагав к дальнему углу, я села на холодный бетон и поджала ноги. Я пыталась причинить себе боль, впиваясь ногтями в кожу, чтобы отвлечься от слез, но Джаннет справилась с этим быстрее. Она заполучила внимание всех и рассказывала, как она сбежала от одного из толпы.

— Этот «восставший» схватил меня и уже хотел потащить меня к толпе, но я ударила его в ногу со всей силы и рванула так быстро, как смогла.

Она говорила еще что-то, но меня это не интересовало. Я резко встала и подошла к ней.

— Как ты смогла одним ударом выбраться с его захвата? Они слишком сильны, что бы я поверила, что ты смогла бы одним ударом их одолеть.

— Ну видимо, я сильнее, чем кажусь – проговорила она, смотря мне прямо в глаза.

— То есть, ты говоришь, что смогла в одиночку уйти живой от него, когда я с Линдси не смогли даже повредить ему? – я прямо чувствовала, как гнев воспламеняется во мне.

Эта сука осталась жить, а моя лучшая подруга умерла. Что за долбанная несправедливость?

— Где Линдси? – вмешался Дориан. Он подошел к нам, видимо, с желанием защитить свою подружку.

Я сделала глубокий вдох и сказала в слух то, что я так боялась.

— Она мертва.

Дориан отшатнулся. Конечно, он был шокирован, но то, что последовало дальше, я точно не ожидала. Он закрыл глаза, и по его щеке потекла слеза. Он отвернулся и оперся локтями об стену. Она была и его подругой. Я хотела утешить его, потому что чувствовала, что поддержка нужна не только ему, но и мне, но Джаннет опять меня отвлекла.

— Ну значит, я сильнее ее.

Этой фразой она убила весь мой самоконтроль. Я ударом кулака прямо в нос повала ее с ног. Сев на нее сверху, я ударила еще раз с такой силой, что услышала хруст. Но останавливаться я не желала. Во мне тлелась какая-то надежда в то, что, если я убью ее, то может вернётся Линдси. Но этой надежде не было суждено сбыться. Дориан и Грэг оттащили меня от нее.

— Больная на голову тварь! – кричала она вся в крови.

Я снова рванула к ней с бешеной жаждой прикончить ее, но парни буквально затолкали меня в крайний угол подальше от нее. Я снова села и поджала колени, бросая злые взгляды на парней, что стояли надо мной, будто охрана.

После того, как я причина ей боль, мне аж стало легче. Не знаю почему, но наблюдая, как она лежит не полу, плачет и стонет, я как-то успокоилась. Мне больше не хотелось плакать. Но через минуту эффект прошел, и в моей груди снова образовалась яма.

После часа нашего пребывания в подвале, я больше не могла сидеть на месте. Я должна была закопать тело Линдси, должна попрощаться с ней. Я резко встала и зашагала к выходу.

— Куда ты собралась? – Грэгори преградил мне путь.

— Уйди. Мне нужно вернуться к ней.

— Нет, я не позволю тебе. Это слишком опасно – Грэг не понимал мою боль, поэтому слушать его я не собиралась. Как только я собралась ответить ему, мне на помощь пришел Дориан.

— Мы просидели здесь достаточно долго. Нужно разведать территорию и похоронить Линдси. Она заслужила это – он встал рядом со мной. Плечо к плечу. В первый раз я ощутила его поддержку. Такую же мне давала Линдси.

Грэг отступил. Он хотел пойти с нами, но я не позволила. Он не знал ее так, как знали её мы с Дорианом. Это мы должны похоронить её. Мы осторожно вышли, огляделись и зашагали к лесу.

Дориан молчал, что было странно, ведь он не тот человек, который будет молчать. Но, видимо, он тоже начал меняться и подстраиваться под этот мир.

Мы дошли до тела Линдси. Она лежала прямо передо мной на сырой земле возле дерева. Кровь уже почти впиталась в грунт. Пока я сидела рядом с ней, Дориан тихо копал могилу. Я совершенно забыла про лопату, а он её прихватил из подвала.

Я притронулась к Линдси и почувствовала холод. Тот холод, что замораживает твою душу. Холод смерти. Я ощущала его не раз, но теперь я к нему прикоснулась. И на какую-то секунду я готова была поклясться, что он схватил меня, будто живой, и пронзил меня в самую грудь.

— Готово – Дориан стоял над неглубокой могилой и ждал меня.

Через несколько минут тело Линдси уже лежало внизу, и мы были готовы захоронить ее. Дориан взял лопату и бросил первую горсть грунта. Он делал это с болью на лице, а потом передал лопату мне. Я сделала тоже самое и осознала, что не могу остановиться. Я покачала головой Дориану, давая ему понять, что закончу я сама. Я с силой вставляла лопату в землю и все быстрее закапывала свою подругу. Когда я все же закончила ее хоронить, я ощутила, что похоронила свою душу вместе с ней.

0
28.04.2020
avatar

Я обычная студентка, которая увлекается писательством. Я не профиссионал, я просто пишу от души. В моей голове возникают сюжеты, и я переношу все в письменный вид, создавая свои собественные романы и рассказы. Я начала писать уже очень давно еще с 14 лет. И вот занимаюсь этим уже более 6 лет. Изначально я никому не показывала, что я пишу. Держала все в секрете, стыдилась этого. Но повзрослев, поняла что нельзя держать все в себе, не показывая себя миру. Я осознала, что пора бы рискнуть и показать, что я пишу. Да, мои произведения не назвать шедевром, но я еще учусь, и поэтому буду рада любым комментариям, рекомендациям и замечаниям.
Внешняя ссылка на социальную сеть
134

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть