3-5 Главы

3 глава

— Не нужно винить себя – успокаивала меня Линдси, передавая мне чашку с теплым ромашковым чаем.

Она говорила со мной уже целый час, не давая мне времени самой подумать о своем поступке. Она не хотела покидать меня, ведь знала, как сильно человек может сам себе навредить, только думая и прокручивая тяжелый сюжет своей жизни.

Я молчала, не произнося не слова. Слова мне сейчас не помогут. Я убила человека, и это сильно врезалось в мою память. Руки все еще дрожали, впрочем, как и все тело. Но мозг начал потихоньку остывать.

Я всё перелистывала те моменты от нажатия на курок до падения того парня на асфальт. Будто, короткий фильм из нескольких сцен всё играл и играл в моей голове. Я больше не слышала подругу, не чувствовала аромат ромашек, который заполнил всю комнату. А ведь раньше мне так было тяжело просто уйти в себя, не замечая все вокруг. Сейчас же я не могу выйти из этого состояния. Голос моей лучшей подруги не смог вытащить меня, но Дориан смог. Каким-то волшебным образом ему всегда удавалось найти правильные слова, что бы я согласилась с ним.

— Николь.

Его голос был тихим, но он громко звучал в моей голове. Он сел рядом со мной на кровать в моей комнате.

— Она ничего не отвечает – сказала ему Линдси, бросая на меня взгляд. Она тихо встала и вышла, зная, что сейчас Дориан начнет одну из своих речей, которые у него так хорошо получались.

— Спасибо – только сказал он и остановился.

Я обернулась и взглянула на него. Он отвел взгляд и уткнулся в пол.

— За что? – подала я голос. Он резко посмотрел на меня, и легкая улыбка коснулась его уст. Одна из тех улыбок, которые сразу же меня покоряли.

— Ты спасла мою жизнь, и не важно, каким способом.

— Важно, одна жизнь вместо другой – тихо прошептала я самой себе.

— Здесь совесть бесполезна. Она тебе не поможет – только ответил Дориан.

— Что ты сделал со вторым парнем? – резко спросила я. Он был угрозой, которую нужно было устранить.

— Отпустил.

-Что? – я быстро встала, не веря своим ушам. Этот парень хотел убить его и мою подругу, а он так просто отпустил его.

— Я убила его друга! Ты думаешь, он так просто нам это простит? У этого парня была пушка, он явно не из хороших, а такие парни не прощают обиды.

Он растерялся. Но быстро нашел ответ, он всегда найдет ответ.

— А что? Мне нужно было его пристрелить? – напал он в ответ.

Так всегда, он всегда нападает в ответ, вместо того что бы просто попытаться понять и объяснять. Я сделала шаг назад, подсознательно увеличивая расстояние между нами.

— Прости. Я не хотел. Но нельзя просто так убивать людей. У тебя была причина, поэтому ты это сделала… Я не виню тебя. Но я принял другое решение.

— То есть я приняла неверное? – спросила я, также защищаясь. Здесь мы с ним похожи. Он в один шаг сократил расстояние и положил свои руки мне на плечи.

— Ты спасла мой зад…

— Как всегда. Просто только сейчас ты это заметил – я отвернулась и села обратно на постель, тем самым заканчивая наш разговор.

Я опять завела нас в тупик. Тема, где я намекаю на чувства к нему, его пугает, и он просто замыкается и уходит. И сейчас было не исключение. Он ушел, именно тогда, когда мне он был больше всего нужен. 

Через несколько минут в комнату вошла Джаннет тоже с чаем.

— Вы что решили меня чаем отравить?  — было мое приветствие.

— А разве такое возможно? Я просто хотела тебя проведать – она поставила чашку на тумбочку, а сама присела на изголовье моей кровати.

— Ты думаешь, я поверю в то, что ты заботишься обо мне. Тебе не плевать только на свой собственный зад – бросила ей я. Мне надоело играть с ней. Надоело врать и фальшивить.

— Что я тебе сделала? Почему ты такого мнения обо мне? – притворно удивилась она.

— Ты со всеми играешь. Все видят в тебе ангела, но я вижу только одного демона. Ты мне ничего не сделала, но я ненавижу лицемерие и ложь, так что, пожалуйста, избавь меня от своей паршивой игры.

Может я была неправа, и слишком быстро сделала выводы. Ведь, действительно она ничего мне не сделала. Но что-то в глубине души подсказывало мне, что она не настоящая. И я не ошиблась.

— Пускай. Мне тоже порядком надоело улыбаться тебе, когда ты только меня оскорбляешь – она сделала паузу, видимо решая, продолжать ли ей говорить.

 — Ты вроде умная девочка, тогда должна понять. Я предупреждаю только один раз. Если еще раз сделаешь больно Дориану, или попытаешься как-то настроить его против меня, то тебе мало не покажется. Я исцарапаю твое лицо и вырву твои волосы. Будет то же самое, что и с Малышкой Мэнди – она улыбнулась ядовитой улыбкой.

Мэнди! Так значит, это была она. Год назад к нам в городок приехала девушка. Она сразу нашла общий язык с Дорианом, у них даже что-то было. Она мне нравилась, несмотря на легкую ревность к Дориану. Мэнди была хорошей парой ему. Но однажды на нее напали и тяжело избили. Она быстро порвала с Дорианом и уехала из города. Никто так и не смог понять, что же случилось на самом деле. Теперь все стало на свои места. Джаннет была еще более опасной, чем я думала.

— Вот котик и показал коготки – ответила я, с менее ядовитой улыбкой.

— Не пытайся стать между нами – зло сказала она, уже делая шаг, чтобы уйти, когда я ее остановила.

— Я только что пристрелила парня. Ты думаешь, я не смогу сделать это же с человеком, которого всю свою сознательную жизнь недолюбливала?

На ее лице промелькнул страх, но она быстро его скрыла.

— Ты сумасшедшая. Такой мир как раз тебе подходит.

Она ушла, но ее слова все еще звучали в моем сознании. Тогда я даже не подозревала, что они были пророчеством.

 

Это утро было пасмурным. Дождя не было, но тучи все чернели и чернели. Я лежала в постели, надеясь, что все происходящее было лишь дурацким сном, но, когда я вышла в гостиную, Джаннет пила на моем диване кофе и клацала телевизор, надеясь поймать хоть какой-то канал.

— Конец света на улице, а ты хочешь посмотреть Дом 2? – пошутила я над девушкой.

Она ехидно улыбнулась, но явно была недовольна моей открытой неприязни. Раз мы поставили все точки над и, так какой смысл продолжать играть в эту фальшивую игру?

— Я целое утро слушала радио, ожидая услышать хоть одно сообщение, но слышала лишь шипение – Джаннет говорила спокойно, на удивление.

Молодец, хорошо держится ради Дориана. Ну ничего, я ее взбешу, и она точно покажет себя.

И тут вошел Дориан. Сонный, но с мокрыми волосами, видимо, только что из душа. Он провел рукой по своим светлым волосам, поднимая их вверх так, что они выглядели неряшливо и сексуально. Мне всегда было интересно, он их гелем улаживает, или так получается случайно. Если бы был первый вариант, моя к нему симпатия быстро бы уменьшилась. Не люблю парней, которые думают о своей внешности больше чем я.

— Доброе утро, дамы – галантно поприветствовал он, сажаясь на диван рядом с Джаннет. Она сразу же придвинулась ближе к нему, и он приобнял ее рукой. Я тихо фыркнула, но девушка, видимо, заметила и ехидно улыбнулась мне вслед.

 Я зашла на кухню и начала готовить завтрак. Тут то и поджидала новая проблема. Продукты. Они кончились. Я быстро сделала пару тостов только себе и Линдси, а влюбленная парочка пусть сама думает, что им поесть. Моя подруга тоже встала и присоединилась ко мне.

— Как ты? – ее карие глаза смотрели мне прямо в душу. Я могла бы соврать, но Линдси слишком хорошо меня знает. Я подарила ей легкую улыбку, и мы поняли друг друга без слов.

— Тебя не тошнит от этих двоих? – спросила она меня, кивая головой в сторону гостиной и поедая тост.

— Тебя тоже? Я думала, только меня это жутко бесить.

— Ну, ты то понятно, а я здесь причем? Их ласки меня просто выводят из себя.

Мы еще долго шутили над этими голубками за завтраком, но потом мне пришлось рассказать о нашей новой проблеме. Когда Джаннет и Дориан присоединились к нам, мы вместе решили, что нужно отправиться в магазин и разведать обстановку. Дориан первый вызвался идти, Джаннет тоже хотела, но он был против, аргументируя это тем, что там может быть опасно. Я закатила глаза, когда она начала рассказывать ему, что с ним она готова идти хоть в огонь и в воду.

— Короче, с ним пойду я. А ты, Линдси, следи за обстановкой на улице и присматривай за Джаннет, а то она может и дом спалить и потоп устроить – прервала я их нежности.

— Ой, я же не маленький ребенок, не нужно за мной приглядывать – запротестовала Джаннет.

— Это мой дом, значит мои правила, милая. Я тебе не доверяю – быстро закрыла я ей рот. Я говорила достаточно властно, чтобы заставить ее замолчать. Прихватив с собой сумки и рюкзак, а также нож, с которым я не расставалась со вчерашнего дня, я вышла на улицу, не дожидаясь Дориана. Он выбежал следом.

— Зачем ты так с ней? – он шагал со мной в ногу, хотя это было сложно, так как ноги у него были в два раза длиннее.

— Почему же ты не защищаешь свою девушку? – спросила я в ответ.

— Вот так значит. Вопросом на вопрос. Она не заслужила такого отношения, так что, пожалуйста, будь с ней терпимей – в его голосе не было мягкости или ноток просьбы, нет, он говорил уверенно и прямо. Даже спорить не хотелось, но, увы, всё, что касается Джаннет, выводит меня из строя.

— Говоришь, прям как настоящий мужчина – подколола я его со злобной улыбкой. Он ничего не ответил и всю дорогу до магазина молчал. Это на него не похоже, обычно он бы так же съязвил или начал бы оправдываться. В любом случае он бы стал защищаться, но сейчас он просто промолчал. Почему?

На улице было пугающе тихо. Не было абсолютно никого. Ни людей, ни животных, даже насекомых, которых я так не любила, и то не было. Я почувствовала тоску за шумом людей и машин, который так утомлял и раздражал иногда, что я желала, чтобы все замолчали. Мы зашли в магазин, где обычно было полно людей, и стояли огромные очереди. Черт, мне даже очередей из спешащих, назойливых людей не хватает. Магазин был пустым и тихим. Полки стояли забитые всякой всячиной. Дориан подошел к первому прилавку и начал собирать вещи.

— Вот, что хорошее в апокалипсисе: можно брать всё, что хочешь и не платить за это – он радовался как маленький мальчик на утро Рождества. Он с азартом набивал свой рюкзак разными вещами, но потом, поняв, что все не унесет, начал выбирать самое лучшее, а точнее самое дорогое. Я невольно улыбнулась, наблюдая за его легкомысленным поведением.

— Черт – неожиданно услышала я.

— Что такое? – паника отразилась на моем лице, но она быстро сменилась раздражением.

— Надо зайти в автосалон – сказал он, не обращая внимания на мое беспокойство.

— Зачем?

— Как зачем? Я возьму себе Ягуар или Феррари. А может и Ламборджини – на его лице отразилось глубокое раздумье.

— И нахрена тебе крутые тачки, когда на улице конец света? – возмутилась я. 

— Ну ладно, не обижайся, я найду тебе в торговом центре те туфли, которые ты так умоляла подарить тебе на день рождение.

— Да, и я буду бегать искать свою семью на 10 см каблуках. Спасибо – я фыркнула и начала собирать дальше вещи.

«Я же не Джаннет» — хотела добавить я, но передумала, а то разобью его хрупкое сердечко.

— Зато на Ягуаре. Себе я так и быть оставлю Феррари и Ламборджини. Что не сделаешь ради лучшей подруги – улыбнулся Дориан озорной улыбкой.

— Это грабеж – продолжила спорить я.

— Нет, что ты? Я беру то, что валяется без дела, ведь обладателям автосалона всё ровно. Они сладко спят в своих кроватях, а их вещи будут приносить плоды, только не им.

— Знаешь, это последняя вещь, о которой я думала, когда все пошло к черту.

— Странно. Я в первую очередь об этом подумал. Ну конечно, еще сотни гениальных идей приходило мне в голову – он продолжил список своих желаний, но я его больше не слушала, так как услышала какой-то звук.

— Заткнись – рявкнула, я в сторону Дориана.

— Чем тебе не угодил новейший IPhone, о котором я мечтаю уже год? Я могу получить его прямо сейчас и абсолютно бесплатно. И тебе я также найду что-нибудь новенькое, а то твой телефон годен разве что для убийства – он имел в виду мою старенькую Nokia, над которым он стебался уже 4 года, потому что телефон был реально тяжелым.

— Ты можешь замолчать. Я слышу что-то.

— Это, наверное, мой новенький Феррари уже сигналит.

Я резко подошла и стукнула его палкой колбасы, которою хотела положить в портфель.

— Эй, не нужно быть меня продуктами. Я их есть собираюсь – начал возмущаться он, но я так на него посмотрела, что он заткнулся. Звук, звенящей посуды опять повторился. Тогда и Дориан забеспокоился. 

— Мы здесь не одни.

Я мгновенно среагировала и стала сзади прилавка. Звук доходил из-за моей спины, поэтому мы оба спрятались. Дориан начал выглядывать, чтобы увидеть хоть кого-то, но он также, как и я, понял, что доверять каждому нельзя. Через какое-то время до нас стали доходить голоса. Грубые мужские голоса, сначала не можно было разобрать слова, но потом мы всё лучше и лучше стали понимать, о чем они говорят.

— Я не доверяю, Рику. Он сам мог прикончить Сэма, а потом придумать историю про то, как его убила девчонка.

Дориан резко посмотрел на меня. Не нужно было много времени, чтобы понять, что они говорили обо мне. Нужно бежать. Мы стали отступать к выходу, прихватив наши рюкзаки с продуктами. Пройдя один отсек с молочными продуктами, мы спрятались за другой прилавок, так как мужчины подходили к нам все ближе.

— Что делать? Они увидят нас, если мы пойдем к двери – прошептал мне Дориан на ухо. Его теплое дыхание на моей шее немного сбило меня с толку, но, видимо, страх был сильнее.  Я обернулась и обратила внимание на дверь с табличкой «только для персонала». К ней бежать совсем недалеко и, если повезет, нас не заметят. Я кивнула в сторону двери, и Дориан быстро понял меня. Он начал тихо но уверенно приближаться к двери. За ним последовала я, но моя удача как обычно от меня отвернулась. Как только я вышла из-за прилавка, высокой бородатый мужчина увидел меня.

— Привет – сказала я, взяв себя и свой страх под контроль. Я мельком взглянула на Дориана, дав ему понять, что бы он не высовывался.

— Заблудилась? – у мужчины был грубый и низкий голос.

— Нет, просто ищу пищу – выпалила я полную правду. Мои ноги тряслись и, видимо, мужчина это заметил.

— Не переживай ты так, я могу помочь тебе. Я знаю место, где много людей, которые проснулись. Там также много еды и различных припасов. Поехали с нами, и мы вместе переживем это нелегкое время – он улыбнулся на последних словах. Он сделал шаг ближе, но не более, чтобы не спугнуть меня.

Я не знала, что ему отвечать. Если бы отказалась, то выдала бы, что у меня тоже есть компания. Этим я бы подвергла риску Дориана, Линдси и даже Джаннет. Но я также не собираюсь соглашаться.

— Спасибо, но я буду ждать пока, проснуться мои родные – это было правдой, так как я не собираюсь покидать свой дом в надеждах, что все это закончиться. На этом моменте вошел другой парень, тот, кого я уже знала. Именно его друга я и убила.

— Я вас везде искал. Где Миша? – и тут он увидел меня. Его выражение лица резко поменялось. Злость заполнила его глаза, и он крикнул:

— Эта сука убила Сэма!

4 глава

 Мужчина резко взглянул на меня, и от бывшего дружелюбия не осталось и следа.

— Тогда, я думаю, нам следует ее наказать – выпалил он с ядовитой ухмылкой.

Это не к добру. Я рванула с места и направилась к двери вместе с Дорианом. Мужчины побежали следом, крича оскорбительные слова в мой адрес. Мы ворвались в служебное помещение, где было огромное количество коробок и стеллажей.

— Куда теперь? – спросил Дориан, ища глазам выходы.

Я увидела дверь, которая вела на улицу, и побежала туда. Выбежав, я показала ему направление, куда бежать. Если побежим прямо, они сразу же нас увидят и последуют за нами, прямо к моему дому. Мы не можем подвергать опасности Джаннет и Линдси. Поэтому мы побежали в обход, прячась за деревьями. Мужчины выбежали через пару секунд. Я резко потянула Дориана вниз за куст, что бы они нас не увидели.

— Выходи, сучка, или будет плохо тебе и твоему дружку – крикнул парень, которого звали Рик. У него были личные счеты со мной. Меня заполнил страх не только за себя, но и за Дориана. Из-за меня он может пострадать. Пусть я его ненавижу, но никто кроме меня не смеет над ним издеваться.

— Нам нужно разделиться – прошептала я, настолько тихо как могла. Его глаза округлились, и он сразу же начал перечить.

-Нет, ни за что. Мы должны держаться вместе.

— Так у нас будет больше шансов убежать. Они разделятся, кто-то побежит за тобой, кто-то за мной. В любом случае один из нас сбежит.

— А если он тебя догонит? Ты же далеко не спортсменка. Он схватит тебя, и я не смогу помочь – его голос был тревожный, но уверенный. В нем росла злость, и это было сексуально.

Я схватила руками лицо Дориана и попыталась говорить настолько уверено, насколько могла:

— Ты должен сбежать. Ты нужен Линдси и Джаннет. Они без тебя пропадут. Прошу тебя, беги и не оборачивайся. Ты же знаешь, я могу о себе позаботиться.

Я понимала, что есть большие шансы, что меня схватят, и я не смогу дать отпор. Но в данный момент я думала не о своей жизни, а о жизнях моих друзей. Этим козлам нужна я, а не они.

— Пообещай, что приложишь усилия и попытаешься найти мою мать и сестру – сказала я умоляющим голосом.

Его лицо смягчилось, и он кивнул. Я увидела слезы в его глазах, но он не дал им волю, вместо этого он наклонился и прильнул к моим губам. Поцелуй был короткий, но настолько сильный, что я буквально почувствовала все его эмоции: страх, ярость, горечь и боль. Он не хотел меня отпускать, но пришлось его оттолкнуть.

— Увидимся – улыбнулась я грустно и побежала в сторону парка.

Я не стала оборачиваться, ведь если бы я это сделала, то засомневалась бы в своем решении. Но выхода уже не было, нужно было бежать со всех сил. Я слышала крики позади меня, и выругалась про себя, так как трое мужчин побежали за мной, а не за Дорианом. Мой план провалился с треском, и мне оставалось, надеется на то, что они оба споткнутся и переломают себе ноги. Но, увы, мне так не повезет.

— Некуда бежать, сучка! Твой щенок тебя бросил – их голоса становились все громче, а мои ноги все теряли скорость.

Я завернула на дорогу и побежала к первому дому. Видимо, я была сильнее или тяжелее, чем думала, так как одним толчком всего своего тела я выбила дверь. Забежав внутрь, я мгновенно заперла ее на замок, понимая, что она долго не выдержит.

 — Где же чертов нож? – я начала рыться в рюкзаке, заполненном едой из магазина. Хватая нож, я направилась на задний двор. Там была стеклянная дверь, и было ясно видно зеленую лужайку и старые детские качели. Я медленно подкралась к двери, пытаясь уловить хоть какие-то звуки. Услышав, что мужчины стояли возле главного входа и колотили в дверь, я уверенно шагнула на газон. С каждым шагом моя грудь наполнялась надеждой, что все обойдется, и я смогу от них сбежать, смогу вернутся в мой дом и лечь спать в мою кровать, но, видимо, судьба еще не наигралась.

— Хорошо бегаешь, стерва. Но недостаточно – это был голос того парня, что был на дороге и хотел украсть мою подругу. Тот, который бил Дориана. Тот, чьего друга я пристрелила.

Он стоял прямо за моей спиной, и я буквально могла чувствовать его пылкое дыхание. Я крепко сжала нож в руке, и развернувшись, пырнула его в живот. Я сделала пару шагов назад, оставив нож в его животе. Его лицо исказилось от боли и изумления. Потом он поднял взгляд на меня и посмотрел так, что у меня по спине пробежали мурашки. В его глазах было все: боль, страдание, страх, злость и …пустота в одно и тоже время. Парень положил руки на нож и вытянул его. Кровь хлыстнула из раны. Этим самым он убил свою последнюю надежду на жизнь, так как, если бы нож все еще был внутри него, он бы не потерял столько крови, и были бы шансы на спасение. Он пораженно смотрел на кровь, струями выливающейся из дырки его тела, будто не знал, что это такое, но чувствовал, что с ним что-то происходит. Смерть…

Он стоял неподвижно, часто моргая, пытаясь устоять на ногах, но тело уже переставало слушаться его. Сначала он опустился на колени, а потом упал на траву, которая вскоре стала красной от его крови. В последние мгновенья своей жизни он смотрел в мои глаза, но я не смогла прочитать там что-то кроме ужаса. Будто он видел подползающую к нему смерть в моем обличье. Его лицо начало бледнеть, а грудь перестала вздыматься при дыхании. Он лежал со страшным выражением лица и стеклянными глазами, смотрящими на меня. Это лицо будет еще долго преследовать меня во снах, если я вообще смогу заснуть.

Хватило всего минуты, чтобы отнять его жизнь. Это было так просто. Просто убить человека, забрать его жизнь навсегда. Всего лишь нож и несколько минут. Так мало.

Я стояла, не в силах отвести от бездыханного тела взгляд. Но услышав голоса за домом, я быстро пришла в себя. Когда они увидят тело, они будут в бешенстве и тогда точно захотят меня убить. Я молниеносно побежала в парк, чтобы скрыться за деревьями. Мне нужно бежать домой, пока они меня не увидели. Перебегая дорогу, я помчалась за дерево, когда сильные руки мертвой хваткой схватили меня и повалили на асфальт.

— Куда так спешишь, милая? – раздался грубый голос.

Я лежала прижатая лицом к земле, и на меня сверху навалился тот мужик, что предлагал мне помощь в магазине. Я начала брыкаться, но вес его тела не давал мне даже пошевелиться.

— Она убила Рика! Пырнула ножом – кричал другой мужчина.

— Да ты опасная баба. Замочила двух славных парней – прошипел мне на ухо тот мужик, что лежал на мне.

— Не такие они и славные, раз угрожали мне – проговорила я, еле шевеля губами.

— Что делать с этой тварью? – голос стал ближе, и я могла видеть тень высокого здорового мужчины.

— Отвезем к нам. Грэгори придумает, как с ней поступить. Тем более, ему нравятся бесовки.

Мужчины грубо толкали меня в спину, что бы я быстрее шла по коридору. Это был старый большой дом, с тремя этажами и большой территорией вокруг. Было достаточно много людей для того, чтобы спокойно поверить в то, что это всего лишь обычный выходной и никогда не было странного сна, который поглотил весь город. Люди ставили палатки, разбивали костры, готовили еду, общались.

Но краем глаза я уловила сзади дома еще одну группу людей. У них было различное оружие от ножей до пистолетов, они чистили его и разбирали. К чему они готовятся?

Больше я не смогла разглядеть, так как меня затолкали внутрь. Мы поднялись на последний этаж, где была всего лишь одна комната. Мужчины постучали в дверь и низкий голос пригласил нас войти.

— Мы привели девчонку, про которую рассказывал Рик. К сожалению, она убила и его.

Комната была в полном беспорядке. Куча коробок, каких-то вещей на полу. Там была также кровать и стол, стоявший посредине комнаты. Скорее всего, это чердак просто больше обычного. За столом спиной к нам сидел мужчина, который подавал смешки.

— И как же девчонка смогла прикончить двух самых лучших моих парней? – спросил парень (так как голос все же был не настолько грубый).

— Одного пристрелила, а второго зарезала – ответил мужчина справа. Его голос не дрожал, но он говорил, словно рядовой, что отчитывается командиру. Видимо, этот парень у них главный.

После его слов, стул стал медленно разворачиваться, и у меня перехватило дыхание от увиденного. На стуле сидел молодой парень, лет двадцати пяти от силы. Его чернявые волосы были очень коротко выбриты на одной стороне черепа, в то время как другая сторона и макушка были густо покрыты волосами небольшой длины. На выбритой стороне был длинный шрам, что переходил с черепа на половину щеки. В верхней части одного уха были три круглых серьги, что придавало ему еще больше образ плохого парня. В его буквально черных глазах играл злобный блеск, что в сочетании с сжатыми в тонкую линию губами, имел отталкивающий эффект. Но благодаря, высоким скулам, красивой формы носа, оливкового цвета кожи и сильной структуры тела парень завораживал таинственной красотой.

Он медленно встал, мышцы под его футболкой заиграли, что подтвердило его накаченную статуру. Он был достаточно высок как для мужчины, что я невольно залюбовалась его внешностью, пусть и не была большой ценительницей красоты.

Его темные как ночь глаза стали тщательно исследовать меня, будто выискивая что-то. Я пыталась держаться гордо, но что – то в нем меня настораживало и заставляло бояться с каждой минутой все больше. Его выражение лица ничего не говорило, а сдержанная поза кричала о закрытой натуре человека. Потом он начал подходить ближе.

— Вы принесли продукты? – спросил он, не подавая никаких эмоций по поводу смерти его парней.

— Да, но не много. Охотились за ней – ответил другой.

Парень резко перевел взгляд с меня на мужчин. Его прежде каменное лицо теперь стало искажаться от злости.

— И что нам теперь есть? Я посылал вас за едой, а не за бешеной девчонкой. Вы предлагаете есть ее? – он был спокоен, но что-то в его голосе заставило мужчин вздрогнуть.

— Еды еще достаточно, завтра мы пойдем еще раз – ответил один, вскоре добавил другой:

— Она убила Сэма и Рика. Нам нужно было оставить ее? – его голос был неуверенным. Он боялся его, но все-таки высказывал свое мнение.

— Вам нужно было привезти еду, а уже потом устраивать охоту – отрезал парень. Он кивнул им, и они развернулись и ушли, оставив нас наедине.

— Я — Грэгори. Как ты уже, наверное, заметила, здесь всем заправляю я, так что советую тебе меня не расстраивать.

Я сглотнула и решилась подать голос.

— Я не виновата в их смерти. Они угрожали мне и дорогим мне людям, так что я защищалась.

На мои слова он просто улыбнулся и вернулся к своему столу. Я ждала чего-то, но парень абсолютно ничего не делал, кроме как чтения каких-то бумаг.

— На улице Армагеддон, а ты решил письма почитать?

На самом деле, я хотела спросить другое. Например, что со мной будет, но он вряд ли скоро даст ответ. Грэгори поднял на меня взгляд, прикрытый густыми ресницами.

— Твой паренек тебя бросил. Ты разозлила моих парней, так как убила двух из них. Теперь ты здесь и ждешь приговора судьи в моем обличье, поэтому тебя сейчас все раздражает.  Но если ты хочешь спросить, что с тобой будет, то я отвечу одно – выбирай сама. Ты можешь отправиться обратно к тому парнише, что чуть в штаны себе не наложил и сбежал. Также ты можешь пытаться выжить в одиночку, либо ты можешь остаться здесь. Ты смогла постоять за себя и, можно сказать, уже добилась немного уважения. Мои парни злы на тебя, но в одно и то же время они тебя остерегаются. Ты уже вызвала у них злость и страх. Осталось заставить их тебя уважать, и ты станешь полноправным членом нашей группы. 

Он говорил завораживающе, что я даже на долю секунды поразмыслила над последним вариантом. Мое сердце сжималось от мысли, что Дориан так просто оставил меня, можно сказать, на смерть. Но это ведь мой выбор, я сама попросила его это сделать. Я попрощалась с ним, так что теперь я могу быть свободной. Я могу остаться с сильной группой, где больше шансов на выживание в новом мире. Но смогу ли я добиться уважения, или мне перережут горло первой же ночью? Вот в чем вопрос.

Грэгори предложил мне испытательный срок, что бы он смог понять следует мне доверять или нет. Он объяснил, почему решил дать мне шанс. Ему нужны сильные люди, которые умеют выживать. А раз я убила его двух парней, я доказала эту способность. К тому же он лишился двух людей, нужно их заменить.

Его парни все еще злы на меня и жутко жаждут моей смерти, но они молча соглашаются с решением своего лидера. Он ничего не говорил о том, чтобы меня не трогали, так же не уверял меня в безопасности, он просто вышел со мной из своего кабинета и начал рассказывать о том, как у них здесь все устроено. Люди пялились на меня как на пришельца, некоторые со злобой, некоторые с удивлением, некоторые с завистью, но вскоре все вернулись к своим делам и перестали обращать на меня внимание.

Настало время обеда, и Грэг направился к уже накрытому столу. Все люди начали рассаживаться в немаленькой столовой, а женщины стали накрывать столы. Я увидела маленькую девушку, которая пыталась взять три тарелки за раз, но у нее это не получалось. Никто не собирался ей помогать, а ведь милашка, так усердно старалась быстро расставить блюда на столы. Тогда я подскочила к ней и схватила тарелку, которая уже собиралась падать на пол.

— Спасибо – пробормотала она, заливаясь краской.

Она, стесняясь, подняла взгляд, но тут же его опустила. Девушка направилась к одному из столов и начала расставлять тарелки. Я также начала повторять за ней, пытаясь хоть как-то помочь этой милой девушке. Ее лицо было закрыто русыми кудряшками, а тоненькие ручки и маленькие ножки усердно выполняли свои обязанности. Она выглядела как ребенок, что вызывало во мне умиление.

— Может тебе помочь? – спросила я ее, после того как донесла тарелку одному мужчине.

Она быстро заморгала, уверяя себя, что я обращаюсь к ней.

— Да… Принеси, пожалуйста, поднос с напитками – она слегка замялась, но продолжила – он в той комнате.

Ее голос звучал как пение птиц, а лицо еще больше залилось красным.

Я развернулась и направилась в комнату, на которую указывала девушка, одновременно ловя легкий взгляд Грэгори на себе. Он небрежно, но пристально наблюдал за мной, пока я не скрылась за занавеской.

Я мгновенно нашла огромный поднос, взяла его и с большими усилиями сумела одолеть остаток пути к столу, как кто-то резко сбил поднос с моих рук. Стаканы с треском упали на землю, а жидкость облила меня и мужчину, который меня сбил. Это был тот мужик, что привез меня сюда и желал моей смерти из-за Рика.

— Что, тварь, решила стать частью нашей команды? Думаешь, убийство двух славных парней так просто сойдет тебе с рук? – его глаза яростно сверкали, а лицо искажалось от злости.

— Эти славные парни пытались меня убить, так что не смей меня винить за самооборону – прошипела я в ответ, глядя прямо ему в глаза. Не знаю почему, но страха перед мужиком, который вдвое больше меня, не было.

— Я заставлю тебя заплатить за это – рявкнул он, и сильно толкнул меня. Я потеряла равновесие, но удачно шлепнулась на скамью рядом со столом. Он начал надвигаться, а люди наоборот расходиться. Никто мне не поможет, это я поняла сразу.

Когда он был в шаге от меня, я резко схватила столовый прибор в руку и выставила перед собой.

На его лице появилась лишь лукавая ухмылка.

— Собираешься заколоть меня вилкой? – он начал громко смеяться.

— Не трогай меня – спокойно проговорила я.

Он явно недооценивал меня. Его руки были снизу, и у меня появилась жестокая идея. Я предупредила, но он все ровно надвигался все ближе и через секунду сделал рывок. Я ответила с молниеносной скоростью, которую сама от себя не ожидала. Адреналин дает свое.

Теперь он скрутился на полу с вилкой в глазу. Кровь лилась ручьем, а он орал как резаный.

— Я же, черт возьми, предупредила – вскрикнула я в ответ на его ругательства в мой адрес.

К мужчине подошел Грэгори. Он приказал ребятам, что бы они унесли его к какой-то Мэг, а потом обернулся ко мне. Его взгляд был пристален и не выражал ничего, но через мгновенье он обернулся к остальным столпившимся людям, которые в шоке наблюдали за событиями.

— Эту девушку привезли сюда в роли заложницы, которая убила Рика и Сэма. Теперь она выколола вилкой глаз Миши – он сделал небольшую паузу, наблюдая за растущей злостью людей. От его слов в данный момент зависит моя жизнь, ведь если он продолжит в том же русле, меня просто разорвет в клочья эта взбешенная толпа.

— Но можно ли ее винить? Как рассказывал сам Рик, то они пытались ограбить дом ее знакомой, а она с еще одним парнем решили перегородить им дорогу. Эта девушка хотела защитить своих друзей от опасности, которую она видела в обличье Рика и Сэма. Потом Рик сам хотел отомстить за смерть своего друга, и ей опять-таки пришлось защищаться. Теперь Миша напал на нее ни с того ни с сего. Вы видели своими глазами, что это была самозащита. Поставьте себя на её место и подумайте, как бы вы поступили?… Я не обвиняю ее в том, что она умеет за себя постоять, и отныне я сделал вывод, что эту девушку лучше не трогать.

Он медленно развернулся и сел за стол. Другие восприняли это как знак, что им тоже можно уже приняться за еду. Никто не набросился на меня, никто даже слово не сказал в мою сторону. Люди просто начали есть, как не в чем не бывало. Я стояла и хлопала ресницами как маленький ребенок, который не знает, куда себя деть.

Грэгори обратился ко мне:

— Ты помогла Кэрол и сумела защитить себя от Большого Миши. Думаю, ты заслужила место за моим столом – он похлопал рукой по месту рядом с ним.

Я колебалась, но приняла решение.

Линдси и Дориан думают, что я мертва. И я все еще немного зла на него, что он меня так просто бросил, пусть я его сама и попросила. Но я все еще беспокоюсь о них, поэтому мне нужно как можно скорее связаться с ними. Но если я просто вернусь к ним, долго мы не протянем. Наверняка, есть еще такие группы как эта, и некоторые будут опасны. Нам нужно будет защищаться и приспосабливаться к такой жизни. Но еще нам нужно общество.

Здесь я начала приживаться, гнев толпы понемногу спадает, да и обустроено здесь все для комфорта и выживания. Если я смогу влиться в эту группу, то также смогу привести сюда моих друзей, так как здесь все же есть люди. А мы тянемся к друг другу как ни крути. Я останусь здесь на короткое время, а потом попробую уговорить Грэгори принять нас всех. Надеюсь, он не так уж плох, как кажется.

 За столом все улыбались мне, видимо, убежденные словами Грэгори. Он убедил не только их, но и меня. Я в силах постоять за себя, а значит, смогу строить свою жизнь как я захочу, и никто меня в этом не остановит.

5 глава

Прошло уже несколько дней, и меня начали воспринимать как одну их своих. Люди стали обращать на меня внимание и даже разговаривали со мной. Я узнала, что Миша особо не пострадал только остался без одного глаза. Мне хотелось проведать его и извиниться, но Грэгори не пустил меня, уверяя, что это усугубит ситуацию.

Сначала мне не находилась робота, но я сама ее нашла. Стала помогать на кухне, стирала, помогала людям по пустякам. За это они щедро меня благодарили и стали впускать в свое общество. Я почти забыла о том, что наш мир изменился ведь я, как и раньше, чувствовала себя частью чего-то. Раньше, когда все было в порядке, я училась в школе и была всегда чем-то занята. То учебой, то общественными мероприятиями, то разными конкурсами. Без меня ничего не происходило. Нет, я никогда не была лидером, но все нуждались во мне: учителя, друзья, родные. Это заставляло меня двигаться и наслаждаться жизнью. Теперь робота помогает мне забыть о чертовом хаосе вокруг.

Как-то Грэгори не было на месте. Он уехал за продовольствием с еще несколькими ребятами. Мы не проводили много времени вместе, но он все ровно начал мне нравиться. Ведь именно он организовал все это. Собрал людей, нашел безопасный участок и обустроил его для жительства многих людей. Я мало знала о нем, но то, что он был отличным организатором, было понятно. Люди уважали его, а значит, что-то было в нем такого, что заставляло всех к нему прислушиваться и подчиняться. Поэтому, когда он уехал, в нашем обществе начал править беспорядок. Люди начали избегать своих обязанностей, чувствуя, что никто их не упрекнет. Алкоголь лился рекой, а извращение начало прибавлять оборотов.

Я спала в небольшой комнате с несколькими людьми. Постель была не совсем удобной, но уснуть все же удалось, правда, мой сон продлился не долго. Я проснулась от женского крика, который доходил из столовой. Я поднялась и огляделась. Моих соседей не было. Когда я дошла до столовой, то увидела четырех мужчин и двух девушек. Один заливал в свою глотку скотч, а два других держали в руках молодую девушку, которая брыкалась и пыталась кричать через зажатый рот. Четвертый мужчина уже раздевал другую девушку, которая оказывала меньше сопротивления, чем первая. Потом я заметила еще несколько людей, которые со страхом в глазах наблюдали за происходящим. 

Во мне закипела злость, то ли от человеческой похоти и жестокости, то ли от чужого безразличия. Я уж точно не собиралась стоять и спокойно наблюдать за этой отвратительной сценой. Но я также не могла уйти и оставить этих невинных девушек, поэтому, не успев все хорошенько обдумать, я вошла в комнату с глубоким возмущением.

— Что, черт подери, здесь происходит?

Удивленный Миша уставился на меня одним глазом. Все остальные также устремили на меня свои взгляды.

— Ты!! Долбаная сука!! Ты выколола мне глаз. Теперь Грэгори тебе не поможет – зарычал на меня Миша и бросился, как бешеный медведь.

Я увернулась, и он врезался в шкаф, создавая такой шум, что разбудил всех вокруг.  Люди повыбегали из своих комнат и устремились сюда посмотреть на очередное шоу, где главная роль моя.

Я всегда пыталась оставаться в стороне, не вмешиваясь никуда. Это же не было моим делом. Люди сами во всем разберутся. Но сейчас я просто не могла позволить себе такую роскошь. Этим девушкам нужна помощь, а другие, видимо, не стремятся помогать.

— Я выколю тебе второй, если понадобиться! – ответила я ему, ожидая его нападения.

Он бросился снова, но на этот раз он всем весом навалился на меня и начал душить своими ручищами, которые крепко сжимали мою шею, словно толстые веревки. Сначала я пыталась отбиваться, но поняв, что это бесполезно, мои руки начали судорожно искать любые предметы, которыми можно ударить. Я нашла кувшин и, не раздумывая, разбила его об голову великана, который желает мне смерти. От недостатка кислорода моя кровь забушевала с еще большей силой. Единственным моим желанием было прикончить этого сукина сына. Я схватила со стола кухонный нож и пробила им руку Миши, пока он мучился от головной боли.  Его вопль заглушил удивленные вздохи зрителей. Киношка блин!

— Отличное шоу, ребята, да? Мало того, что тут чуть не изнасиловали неповинных девушек, так здесь еще драка девушки и огромного парня. А вы как будто интересный фильм смотрите, не предпринимая ни каких действий – мой голос становился все жёстче, но я продолжила, – Только это вам не кино, а реальная жизнь, где людям можно причинить вред и убить. Мир сошел с ума, наблюдая за жалкими человеческими проступками, такими как безразличие, и вот он решил эту проблему. Только вот не ясно, почему вы не заснули этим жутким сном! – я перевела дыхание, но останавливаться не хотела.

Я обратилась к мужчинам, которые минуту назад хотели изнасиловать девушек.

— А вы? Думаете теперь, раз на улице черти что твориться, так можно позволять себе делать, что хочешь? Вся окружающая хрень не отменяет норм морали – теперь я стояла в центре толпы, которая клепая ресницами, смотрела на меня.

—  Сейчас все поменялось, но вот, что осталось неизменным. Мы были, есть и будем людьми. Так почему же вы ведете себя как животные? Человек — высшая форма жизни на этой планете, и если вы считаете себя людьми, то, пожалуйста, не позорьте это имя.

Я резко развернулась на пятках и зашагала к своей постели. Не знаю, услышали они мои слова или просто пропустили через уши, но моя совесть чиста. По крайней мере сегодня.

Утро было солнечным. Ни тучки на небе. Я проснулась одна в комнате, что странно, так как я жила с еще несколькими людьми. Приведя себя в порядок, я направилась на кухню помогать с готовкой. Посреди дверного проема стоял Грэгори. Он буквально загораживал весь проход своим крупным телом, стоя в строгой позе со скрещенными на груди руками. Он кивнул мне и рукой поманил за собой, направляясь по лестнице к себе на чердак. Оказавшись в комнате, он сразу же запер двери за мной и стал прямо напротив меня на маленьком расстоянии.

— Что ты делаешь? Собираешься забрать борозды правления себе? – его голос был груб, а глаза впивались в меня словно ножи.

— Что?  — моему удивлению не было конца. Как он смеет обвинять меня в этом?

— Мне рассказали, что ты сделала ночью – он запнулся, подбирая слова – Ты говорила, как настоящий оратор. Но здесь говорю я. Я заправляю этим местом.

Его густые брови нахмурились. Он изучал меня. Я подавила смешок. Почему он думает, что это как-то его касается? При чем здесь его лидерство? Но я промолчала, так как все-таки хочу прижиться здесь. И если для этого нужно позволить ему думать, что я преклоняюсь перед ним, то пусть так и будет.

— Я и не думала об этом. Но сложилась ситуация, и я не могла не вмешаться. Тебя не было, а ком- то надо было вправить мозги тем парням – я старалась говорить без вызова в голосе.

 У меня есть все права обвинять его. Он уехал, не оставив главного. Нельзя оставлять кучку людей без лидера, иначе они превратятся в животных, готовых перегрызть друг другу глотки, борясь за первенство. Настал хаос без правил, и пока все не дошло до крайней точки, кому-то нужно было взять на себя руль управления. Впрочем, я ведь даже не командовала, а просто стала на защиту невинных девушек и немного почитала лекции людям.

Он расслабился.

— Молодец. Ты явно произвела на всех впечатление. И в благодарность за то, что ты успокоила народ, я готов предоставить тебе услугу. Можешь поехать на следующую вылазку с нами.

— Куда?

— Туда, где тебя нашли мои ребята. Там еще целый супермаркет.

Я застыла как вкопанная. Я могу попасть домой. Мое сердце разрывается от мысли, что я снова смогу увидеть моих друзей. Может, мама с Соней уже вернулись. Но я не дала воле своей улыбке.

— Я согласна.

Прошло всего пару дней с нашего последнего разговора с Грэгори, когда я узнала, что еду домой. Я все еще в ступоре от этой новости. Меня переполняет ожидание встречи с моими друзьями. В моей душе поселилась надежда, что мама и папа вернулись вместе с Соней, и мы снова станем счастливой семьей, хоть я никогда не считала так.

Какой же глупой я была. В моих мечтах раньше я на красном Порше машу рукой родному дому и отправляюсь в неизвестность, покидая мою семью. А сейчас я хочу только одного – вернуться к своим близким. Мы не ценим, пока не теряем.

— Готова? – голос Грэгори вырвал меня из раздумий, и я быстро кивнула.

Он коротко проинструктировал меня по поводу вылазки. Мы должны обойти территорию за пол часа и встретиться на входе у магазина. Если кто-то опоздает, того ждут еще пять минут, а потом уезжают. Мне времени хватит, чтобы найти друзей и уговорить их пойти со мной. Грэгори снова прервал мои размышления вопросом, все ли я поняла.

Черт, я совсем забыла спросить у Грэгора разрешения. Ведь все-таки это его общество, и у меня нет прав приводить сюда всех, кого захочу. Я набралась смелости и решила спросить:

— Могу я привести сюда своих близких?

Его глаза округлились на мгновения, но вскоре он снова принял свой непоколебимый вид.

— Нам не нужны слабаки – только ответил он, явно с желанием уйти от разговора. Но это судьба моих друзей, и так легко я не сдамся.

— Они вовсе не слабы. Они мои друзья и нуждаются в моей помощи.

— Это все из-за того парня? Он бросил тебя на растерзания трем здоровым мужикам, а сам сбежал, спасая свою шкуру – его голос чуть повысился на последнем предложении.

Меня поразил укол разочарования, но я быстро прогнала его прочь, так как Дориан все ровно был моим другом.

— Я сама попросила его это сделать. Так ты не против?

Он не отвечал некоторое время.

— Ладно, только не опаздывайте. Мы вас ждать не будем – на его лице отразилась тень сомнения. В чем он сомневается?

— Хорошо.

Я уже готова была уходить, но он окликнул меня.

— Николь! Ты вошла в наше общество и даже немного поразила меня – он сделал паузу, подбирая слова:

– Я буду ждать твоего возвращения – на этих словах он обернулся и зашагал прочь.

Я была поражена. Это было проявлением чувств, что заставило меня ликовать. Было приятно осознавать, что я произвела впечатление на такого каменного парня.

Мы тихо ехали в машине. Грэгори сидел напротив меня в фургоне и не произносил ни слова. Он и раньше не был сильно красноречивым, но именно сейчас его молчание означало что-то большее. Но я не могла думать об этом, так как была занята мечтами о нашей встречи с друзьями. Но больше всех я хочу увидеть свою семью. Маму, Соню и Папу. Может, он тоже проснулся и вернулся к нам. Мне оставалось только надеяться.

Наш автомобиль уже подъезжал к парковке, и мы все по очереди стали вылезать из него. Перед тем как уйти, я подошла к Грэгори и попрощалась с обещанием еще встретиться. Я планирую вернуться к его группе, но что-то подсказывало мне, что не все будет так гладко, ведь Дориан вряд ли так спокойно отнесётся к этой мысли.

Я быстро зашагала к моему дому и с улыбкой на устах постукала в дверь. Странно, что я стукаю в свой собственный дом, но мне так почему-то хотелось. Я услышала шаги за дверью.

— Дориан, ты вернулся! – кричала в восторге Джаннет, открывая дверь. Как бы прискорбно это не звучало, но я была рада ее видеть в отличие от нее.

— Ты! Ты же вроде умерла – заявила девушка с кислой миной. Я даже засмеялась, ведь раньше она была так мила, и это даже больше раздражало, чем теперешнее ее поведение.

— Я тоже рада тебя видеть – я толкнула ее и вошла в дом. На кресле сидела Линдси, которая сразу же в шоковом состоянии бросилась меня обнимать.

— Мы думали, что ты мертва – вопила она в радостях.

— Я знаю – я немного отстранила подругу – мама не нашлась или Соня? – мое лицо просияло от одной только мысли, но все надежды развеялись как прах на ветру, когда она ответила «нет».

Я быстро отогнала плохие мысли от себя. Если мы поедим к Грэгори, я обязательно периодически буду возвращаться сюда и искать их.

— Слушайте, у меня к вам отличное предложение… — начала я и выложила свою историю девушкам. Они зачаровано слушали, но в конце грустно опустили головы.

— Что? Это же отличная идея. Там есть все для комфортной жизни. Вам нужно только сказать «да» – я светилась энтузиазмом, но их настроение портило все мои планы.

— Да, это чудесно, но есть одна проблема. Дориан ушел.

0
28.04.2020
avatar

Я обычная студентка, которая увлекается писательством. Я не профиссионал, я просто пишу от души. В моей голове возникают сюжеты, и я переношу все в письменный вид, создавая свои собественные романы и рассказы. Я начала писать уже очень давно еще с 14 лет. И вот занимаюсь этим уже более 6 лет. Изначально я никому не показывала, что я пишу. Держала все в секрете, стыдилась этого. Но повзрослев, поняла что нельзя держать все в себе, не показывая себя миру. Я осознала, что пора бы рискнуть и показать, что я пишу. Да, мои произведения не назвать шедевром, но я еще учусь, и поэтому буду рада любым комментариям, рекомендациям и замечаниям.
Внешняя ссылка на социальную сеть
114

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть